Ева Танина.

«Поздравь Танюшку!»



скачать книгу бесплатно

– Подождите, а вы можете видео камеры с пляжа на весь экран поставить? – спросила у меня за спиной Ольга. – С того момента, как вот этот мальчик в окно выглянул? И в нормальном режиме, не быстром?

– Один момент! – ответил охранник и защелкал мышкой. Изобраражение увеличилось на весь экран, в окне первого этажа появилась голова Вадима и макушка Мити. А в окне второго этажа приподнялась штора, немного повисела в одном положении и упала, неравномерно разбрасывая нити кисеи, которые еще долго колыхались. Никакого мужчины на экране не было, как и его силуэта! Ничего!

– Что за чёрт?! – пробормотал охранник, перематывая назад. – Еще дети в доме были, на тот момент?

– Нет, – ответила Ольга, выразительно глядя на меня, – мы из-за этого и перепугались, увидели, что шторы ходуном ходят.

– Угу! – кивнул охранник. – Разберемся!

– А давайте, я вас в другой блок переселю? – защебетала администратор Марина.– В вашем таун-хаусе четыре блока, один сегодня освободился, там уже прогенералили. Следующие постояльцы, только через два дня приедут, к тому моменту мальчики разберутся с вашим блоком....

– Нет, Мариночка! – остановила я ее, чувствуя себя безнадежно скандальной бабой. – Спасибо. Мы тут останемся. Извините нас! Мы пойдем.


Глава 4.


– Что у нас произошло? – озадаченно спросил Данила, входя в столовую, где мы с Ольгой кормили детей. Вадим с Андреем убежали в аквапарк, где предлагался парасейлинг – любимый атракцион наших мальчишек. – Администратор встретила нас с Мишей на воротах и настоятельно просила переехать в другой блок.

– Что натворили, девчонки? Признавайтесь! – спросил с улыбкой Миша, занося пакеты с продуктами.

– У нас очередной пришелец! – торжественно объявила Ольга, пытаясь удержать жующего сына от побега к отцу.

– Пьишеец! Пьишеец! – хохотал, уже на руках у Дани, Митя.

– Пи. Пи.– подражал ему Артем, закидывая голову назад и хохоча, от чего крошки из его рта посыпались в разные стороны.

– Свин ты, Артем Михалыч! – сказала Ольга, вытирая ему лицо и передавая мужу. – И когда ты уже говорить начнешь?! А то все пи, да ми!

– Начнёт, когда посчитает нужным. Да, сын? Так что за пришелец? – спросил Миша.

Ольга, в красках, рассказала о дневном происшествии, не упустив таких нюансов, как мой забег к администратору, как я при этом выглядела и даже, как гневно надувались мои щеки, когда я хлебала горячий кофе, в ожидании отчета, курирующих территорию, охранников. Чума, одним словом! О чем я ей и сказала после ее душещипательного рассказа.

– Ты его тоже видела? – удивился Миша, пытаясь напоить Тему морковным соком. Тот, отчаянно, кривился, сжимая губы, в то время как Митя пил его, с огромным удовольствием.

– Да, представляешь, я его первая увидела, – с восторгом, отозвалась Ольга, – у меня, наверное, тоже дар открывается!

– Миш, оставь ребенка в покое, зачем вы его заставляете пить этот сок!? – возмутилась я и язвительно спросила у сестры. – Так может, теперь ты у нас будешь просьбы пришельцев выполнять, а я буду жить спокойно?

– Пусть пьет! Вон, Митя пьет его и говорит хорошо! – строго сказала Ольга и растроено произнесла. – Я бы с радостью, но сомневаюсь! Это так, отголоски твоего дара до меня долетают!

– Слушай, что ты все выдумываешь!? – обиделась я на сестру, забирая Артёма у Миши. – Отголоски дара… Морковный сок для речи… Да Митя с пяти месяцев суп и морковный сок пьет, потому что от молока совсем отказался.

Думаешь, из-за этого рано говорить начал? Это все индивидуально, понимаешь ты или нет! Сил моих нет смотреть, как вы над ребёнком издеваетесь! Доиграетесь, что он у вас вообще есть перстанет! Это я вам без всякого дара и его отголосков, говорю!

– Ладно, девочки! Не ругайтесь! – погладив меня по плечу, сказал Даня. – Запись с камер возьмём и рассмотрим потом вместе. Будем решать проблемы с вашими дарами или отголосками постепенно, а сейчас идите на пляж – поваляйтесь, пока мы с мужиками ужин приготовим. Армянский салат из печеных овощей будем делать! И шашлык!

– Ммммм, – облизнулась я, – салатик мой любимый.

– Ну-ка, сделай-ка ещё разок так, – лукаво произнес муж, передразнивая меня.

– Да ни за что! – строго ответила я, поднимаясь под дружный смех остальных, и предложила. – Так неудобно перед администрацией, у них так все чудесно устроенно. Надо им, хотя бы, тортик купить.

База и правда была замечательная, на огороженной территории находились несколько симпатичных домиков, отделанные стилизованным под старину светлым камнем, огромные от потолка до пола, панорамные окна из тёмного дерева, деревянные крылечки и миниатюрные фонтанчики. Некоторые домики обвивала живая зелёная изгородь, вокруг них стелились множество дизайнерских клумб в виде различных персонажей и подстриженные под зверят, кусты. Огромные керамические горшки с цветущей гортензией возле каждого стоящего фонаря, прям на булыжной мостовой. Большая игровая детская площадка с настоящим домиком для гномиков, который почему-то назывался “Букарака”.

Там было все, как в настоящем жилом доме, несколько комнат с кухней, всевозможные предметы обихода, начиная от посудки до высоких деревянных стульев и деревянных зубных щеток в деревянной раковине, не хватало только поющей Белоснежки для полного сходства с детской сказкой. Да и внутренний интерьер жилых блоков был продуман до мелочей, на кухне, в стиле хай-тек, разместили даже стульчики для кормления малышей. Я, не говорю уже, о специальном стерилизаторе детских бутылочек, которого у нас даже дома не было. А чего стоит отдельный пляж, где стояли беседки с соломенными крышами, внутри которых развевались на ветру полотна светлого шифона! Красота! И чистота вокруг! А я так напугала ни в чем не повинных людей. Стыдобища! Мне правда было очень стыдно, хорошо хоть еще не разоралась там, как истеричка, а то пришлось бы собирать вещички и переезжать на другую бухту.

– Не переживай, – приобнимая меня, сказал муж,– мы мяса побольше нажарим и их угостим, а потом и тортик купим. Я, думаю, у них бывали казусы, куда похлеще нашего, поэтому не волнуйся.

– Думаешь? – спросила я.

– Знаю, – ответил Данила, щелкнув мне по носу, – все, бегите на пляж!


Глава 5.


И опять я иду по улочке из белых блочных домов, с букетом цветов в руках, а сзади меня, уже привычный бубнеш:

– Поздравь Танюшку! Поздравь! Поздравь!

И так до самого ее дома, сколько не пыталась я обернуться, чтобы увидеть незнакомца, так и не смогла. Хотя продумывала стратегию, резко притормаживая и даже подпрыгивала, но все бесполезно. Поздравь и все тут! Я пыталась взять его молчанием, не реагируя на его просьбы, но и тут тщетно! Мне удавалось засечь только тень и то боковым зрением. Он шел ровно за мной, бубня всю дорогу одно и то же! Уже возле квартиры Татьяны, я не выдержала и крикнула, повернув голову:

– Вот же ее квартира! Ты со мной пришел! Так поздравь же сам!

– Я не могу, – услышала я за спиной, – поэтому и прошу тебя! Поздравь!

– Как так, не могу? – злилась я. – А если не поздравлю, ты так и будешь пугать меня и детей своим появлением?

– Я не пугал! – крикнул он, в отчаянии. – Я не хочу никого пугать! А поздравить не могу, она меня не услышит! Прошу тебя поздравь, это очень важно!

– Скажи, хоть от кого поздравлять? – обреченно спросила я.

– Не могу, – ответил он, – поздравь и только тогда, я смогу тебе все рассказать.

– Здорово! – буркнула я и постучала в дверь квартиры.

Дверь открыла незнакомая бабушка в цветастом платочке и, с милой улыбкой, пригласила войти:

– Заходи, Евлалушка ( производное от имени Евлалия, имя Евы по крещению), заходи, родная! Мы вот тут все собрались Танюшку нашу поздравить!

Я вошла и поразилась: в трёхкомнатной хрущёвке было столько народу, что оставалось только удивляться, как они тут все поместились. Очень много было пожилых, дедушек и бабушек в разномастных нарядах, один дедулечка был обут в странные лапти с тряпичной обмоткой, подобные таким я видела в музее крестьянского быта. Возле стены стоял грубо сколоченный из серого постаревшего дерева стол, уставленный множеством тарелок, и, если мне не показалось, чугунными котелками.

Тут же, бегали, перепрыгивая через ноги стариков, дети разных возрастов. Стоял невобразимый гомон голосов, со всех сторон до меня долетало имя – Евлалия, но разобрать, что говорят, я так и не смогла.

Я протискивалась через эту толпу людей, растерянно улыбаясь, не желая никого обидеть, в желании побыстрее найти Татьяну, думая: “Куда я попала?!”. И вдруг, передо мной, как не откуда, вырос огромный деревянный стул, на котором сидела сухонькая старушка с распущенными седыми волосами, больше похожими на паклю.

Она посмотрела своим грозным взглядом, как будто, внутрь меня и нараспев произнесла, на удивление сильным голосом:

– Помоги ему, Евлалия! Помоги нашему роду!

Слова эхом прокатились по квартире, и со всех сторон прозвучал стройный хор из множества голосов:

– Помоги! Помоги! Помоги!

И одновременно громкий голос незнакомца мне на ухо:

– Поздравь Танюшку!

Я вздрогнула от неожиданности и проснулась. «Господи! Да поздравлю я твою Танюшку! Если бы еще знать от кого поздравлять!» – в раздражении подумала я и потихоньку вылезла из кровати. Спустилась на кухню, сварила кофе и вышла на террасу, навстречу новому дню. Солнышко только вставало, окрашивая небо, как романтичный художник, очаровательной палитрой смешанных цветов, от светло розового до фиолетового, оставляя позади себя остатки ночи, в виде тонкой рваной полосы серо-синего цвета, которая все глубже и глубже уходила за горизонт. Ветерок игрался с моими волосами, донося тихий шелест моря и запах белой гортензии с ближайшей клумбы.

Эх, как хорошо! Я потянулась, размышляя. Вот как передать поздравление Татьяне? Вот это, действительно, вопрос! Тут же не только ему помочь, но и целому роду! Жуть, какая то! Сегодня целый род, а завтра меня целый девизион просить будет о помощи?! Надо что-нибудь придумать! В смс, что ли, написать?

– Доброе утречко, солнышко! – схватив меня в охапку, прошептал, неожиданно вышедший на террасу муж. – Опять что то снилось?

– Да, – ответила я, растворяясь в его объятьях, – серия восемь, дубль стосорокпервый, фильм “Поздравь Танюшку!”

– И что? Придумала, как поздравить? – пытаясь отхлебнуть из моей кружки уже остывающий кофе, спросил он.

– Давай, налью тебе горячий, посидим на качеле и я тебе расскажу, пока Митя спит? – предложила я.

– Для этого мне надо будет тебя выпустить?! – усаживаясь на качелю-миниатюрный диванчик, со мной на руках, спросил Данила. – Нет, рассказывай так.

Я рассказала свой сон, любуясь светло-зелеными глазами своего мужа.

– Род-это уже серьёзно! – ответил он. – Ты знаешь, что у каждого человека должна быть поддержка рода? И чем благополучней и ровней жизнь у каждого члена семьи, тем благополучней, будут жить его дети. И наоборот. Знала?

– Слышала что то, – ответила я, – но не придавала этому значение, сказать честно! Это же только одна из теорий!

– Да, одна из теорий, – согласился муж, допивая мой кофе, – но не безосновательная теория, скажу тебе. Сегодняшний сон тому потверждение! Не знаю, в чем заключается твоя помощь этому человеку, но если за него просит весь род, то значит по его вине, точнее из-за его проступка произошла какая-то дисгармония и от этого страдают живущие ныне родственники! И проступок достаточно серьезный, я думаю.

– Почему? – спросила я.

– Потому что, с обычными родовыми наслоениями, которые складываются из бытовых проблем, человек может справиться и при жизни. Например, молодая, симпатичная женщина, имеет высшее образование и хорошую работу, очень хочет создать полноценную семью, с самодостаточным здоровым мужчиной, но.. Но, как назло, ей встречаются только асоциальные элементы – алкоголики и наркоманы. Другой пример, мужчина-трудяга имеет аналитический ум и коммерческую жилку, работает на трёх работах плюс подрабатывает разными способами, но… Он вечно без денег, хотя стабильно получает три зарплаты и деньги за колым, но, самым непостижимым образом, еще и умудряется копить долги. Как думаешь, в чем может быть причина?

– Не знаю, даже. Может быть, эта женщина не правильно себя ведет? А мужчина имеет какие-либо вредные привычки? – размышляла я.

– У мужчины нет вредных привычек, он, действительно, хорошо зарабатывает, но постоянно появляются непредвиденные расходы, деньги утекают сквозь пальцы. И его преследует постоянный страх, как выжить. У женщины и правда неправильное поведение, оно заключается в чрезмерной опеке над мужчиной. Самодостаточному мужчине, как ты понимаешь, опека не нужна. И идёт это, скорее всего, из рода, память рода.

– Да почему же сразу память рода?! – воскликнула я. – Мужчине надо, просто, избавляться от страха, а женщине повышать самооценку и менять модель поведения с мужчинами. Я думаю, род тут ни при чем!

– А откуда у мужчины, по-твоему, появился этот страх? – усмехнулся, лениво потягиваясь, муж. – И у женщины, откуда такая модель поведения?

– Да много может причин на самом деле, – ответила я, наблюдая за, летавшими над море, чайками, – может у женщины мать опекала отца, а мужчина жил в очень бедной семье, и оттуда страх бедности.

– Ладно, – рассмеялся Даня, кусая меня за ухо, – может и от этого. Да вот только мужчина жил в обычной семье со средним доходом, он не был раньше ни бедным, ни богатым, а вот в начале прошлого века, его прадед по материнской линии был раскулачен, так называемым “комитетом бедноты” и умер в страшных мучениях. Мать его тоже страдала страхом нищеты, но она не была добытчиком в семье. Вот тебе память рода!

– Ну, вот мать и передала ему этот страх, – сказала я, – не на каком-то там ментальном уровне, а вполне вербально, если в семье этого мужчины постоянно были разговоры о возможной бедности. Обычная установка с детства!

– Да, отчасти, – подтвердил муж, – а у женщины мать и бабушка тоже жили с асоциальными элементами, одна с алголиком, другая с игроманом.

– Вот ещё одна установка с детства,– усмехнулась я, – она просто не видела другого отношения к мужчинам кроме, как опёка. И поэтому она, непроизвольно, притягивает к себе таких мужчин!

– Видишь ли, все не совсем так просто, как кажется на первый взгляд, – сказал муж, – мы привыкли списывать многие проблемы взрослой жизни на установки детства, а это не правильно. По праву рождения, в определенной семье, мы уже получаем определённые модели поведения ценности и страхи, и развиваемся в определённой колее заложенной нашими предками. Ты же не станешь, утверждать, что новорожденные все одинаковы и не имеют своих отличительных черт характера? Да? И поэтому так важно принимать и понимать, что ты являешься частью целого рода. Знать его сильные и слабые стороны, достижения и преступления предков. Ведь программа не может быть только положительной! И, к счастью, со многими из них, если они не несут за собой смертельную угрозу другим людям, можно справиться при жизни, не прибегая к помощи свыше.

– Не стану, конечно, – улыбнулась я, – эти кулечки с самых первых дней уже показывают свой характер! Ты считаешь…

Но договорить я не успела, в дверях показалась растрёпанная головка Митюши, и прозвучал его торжественный голос:

– Я выспайся!

– Он выспался и все! Пляшите скоморохи – играйте на дуду! – расмеялся Данила. – Да, сын? Иди к нам!

– Что за скомоохи? – удивился сын, потирая глазки.

– Я, мама и Вадим! – смеялся муж. – Мы твои скоморохи!

– А, вадно! – снисходительно согласился сын, махнув рукой, и пошлёпал босыми ножками к нам.

– Видишь, какой малыш, а уже со своими привычками, – смеялся муж, – откуда взялась эта буква “А” в начале каждого предложения?

– По роду пришла, однозначно, – воскликнула я в ответ, сквозь смех и строго добавила, – по твоему роду! Купеческому!

– Что за ирония, мадам? – наигранно нахмурил брови профессор Гамов.


Глава 6.


– Да просто скажи, как есть, – убеждала меня Ольга, таща прогулочную коляску, полную игрушек, по песку, которая ежеминутно застревала маленькими колесами в песке, – да что ж ты будешь делать то с ней?!

– Зачем ты вообще ее поволокла? – удивилась я, глядя на психующую сестру. – Давай перенесем? Да и зачем ты нажимаешь на нее посильней? Она от этого ещё больше закапывается!

– Думала, так проще будет, свалю все игрушки и довезу, – ответила Ольга и, что есть силы, навалилась на коляску.

– Аааа! С ума сошли что ли?! – донесся до нас гневный голос из-под панамки, одиноко лежащей на пустынном, с утра, пляже.

– Господи, это что ещё такое?! – ошарашенно отпрыгивая, воскликнула сестра.

Мы уставились на шевелящуюся панамку, из-под которой доносилась брань.

– Шляпу то поправьте! – услышали мы бухтение. – Закопался с утра, как нормальный человек, пока народу нет. Суставчики полечить! Но не тут-то было! Прут, как на бронестранспортере! Шляпу поправьте, говорю! Чуть без ног не оставили…

Мы с Ольгой удивленно переглянулись, еле сдерживая смех, и вместе подошли к панаме.

– Вы бы, уважаемый, сказали бы спасибо, что шляпу вашу ножкой еще никто не поддел! – усмехнулась сестра, поднимая панамку, под которой показалась физиономия лысого мужчины лет шестидесяти. – А то ходили бы с макияжем остаток отпуска! Караул, хотя бы, выставили! Или периметр флажками отметили!

– Да попросил внука посидеть рядом часок, так он закопал меня и ускакал, торопыга, – возмущенно ответил мужчина, – шляпой прикрыл, чтобы не напекло макушку, и сказал, что через час откопает, а тут вы со своей телегой! И чего с утра то претеся?!

– Так время уже одинадцатый час, уважаемый, – усмехнулась Ольга, – дело к обеду уже!

– Как одинадцатый?! – удивленно проворчал мужчина. – Я с восьми утра тут лежу!

– О! Так суставчики то конкретно оздоровились, можете откапываться! – рассмеялась Ольга, надевая шляпу. – Внучок то на радостях, теперь только вечерком за вами прибежит! Не раньше!

– Помогите мне! – потребовала панама.

– Давай, дядя, сам, – ответила Ольга, предупредительно схватив меня за руку, – заодно и потренируешь суставчики свои.

– Нахалка… – буркнул мужик, интенсивно шевеля песком.

– Пойдем, – сказала мне сестра,– не переживай, вылезет этот хам.

– Может, все-таки, поможем? – предложила я, глядя на бурливший над мужчиной песок.

– Пойдем, – повторила она, кивнув на детей, старших и младших, которые бегали за надувным мячиком в метрах десяти от нас, – если минут через пять не вылезет, Андрюшу с Вадимом отправим на раскопки.

Когда мы подошли к детям, мужчина стоял уже во весь рост, отряхивая песок с необъятного пуза, бросая на нас гневные взгляды.

– Я же говорила, вылезет, – рассмеялась Ольга, – тоже мне песчаный лекарь! Ты телефон взяла?

– Взяла, – ответила я, уссаживаясь на деревянный шезлонг.

– Пошли тогда на пирс, позвонишь Татьяне, – предложила Ольга, – пока пацаны играют.

– Может смс хватит? – с надеждой возразила я. Пирс тоненькой чертой виднелся не менее чем в киллометре от нас, идти в такую даль совсем не хотелось. – Сейчас смс напишу, если не уйдет, тогда пойдем на пирс.

– Пошли, заодно и пофоткаемся там! – настаивала сестра, вываливая игрушки из коляски, и строго сказала старшему сыну. – Так! Андрей! За детьми смотрим! Мы отойдем ненадолго, Миша с Даней придут скоро.

– А вы куда? – спросили хором Вадим с Андреем.

– Куда, мам? – поддерждал их Митюша.

– Ка ми? – пробормотал Тема, потряхивая ручками на руках у старшего брата.

– Нет, ну во всем отчитаться надо, – закатывая глаза, сказала Ольга.

– На пристань мама хочет сходить, – показывая вдаль, ответила я Артемке.

– И я хочу! – требовательно сказал Митюша.

– И я! – приготовился захныкать Тема.

И тут непонятно откуда поднялся ветер, подхватил надувной мяч, которым играли дети, и понёс по берегу в сторону пристани. Сыновья побежали, с ликующим криком, за ним, мы, естественно, за ними. Мяч, докатившись до камней у пристани, остановился и замер.

– Мужики нас потеряют, – тяжело дыша от быстрого бега, сказала Ольга, – иди, звони быстрей.

– Зато домчались за пять минут, – улыбаясь, ответила я и оглянулась вокруг,– смотри, а тут берег совсем другой!

Берег и правда здесь был каменистый, в отличии от нашего песчаного, на дне виднелись ежи и звездочки, покрывавшие сплошным ковром скользкие камни дна. Большой металлический пирс был обложен огромными темными валунам, покрытыми тонким слоем мха. Пока дети увлеклись разглядыванием и собиранием звезд и ракушек, я аккуратно полезла на камни повыше, чтобы позвонить, раз уж оказались в зоне доступа. Набрала номер Татьяны, глядя на деления в телефоне, которые показывали всего одну маленькую чёрточку, не переставая удивляться, тому, что у нас еще есть, забытые сотовыми операторами, уголки без связи и интернета (речь идёт о бухте “Триозёрье”, Приморского края, Дальнего Востока). В принципе, то, что нужно для отдыха от пыльного и суетливого города.

Дозвонившись, я поздравила бывшую коллегу и, услышав, что она пребывает в прекрасном настроении, решилась и сказала:

– Татьян, ты только не смейся, но меня тут несколько ночей подряд, во сне, какой-то мужчина просит тебя с днем рождения поздравить и говорит, что любит, и чтобы ты не переживала за него. Ухажер какой-то тайный, что ли?

– Ухажер?! – рассмеялась она и сказала. – Да вроде все ухажеры остались в далеком прошлом! Но все равно, спасибо! Будем считать, что это папа мой так меня поздравляет! Очень приятно!

– Почему папа? – удивилась я.

– Так мои, вроде бы все, меня наяву поздравили! – воскликнула Татьяна и печально добавила. – А папочка мой умер несколько лет назад!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное