Ева Танина.

«Поздравь Танюшку!»



скачать книгу бесплатно

***


– Мам, мам, смотли! – коверкая букву р, прошептал Митюша, показывая на потолок. В комнате было темно, лишь светился экран планшета, на котором мы читали сказку перед сном. Подняв глаза в направлении, котором указывал сын, я увидела белую странную дымку, мелькавшую на потолке. Это был силует мужчины, словно изваяние из плотного тумана, который висел параллельно потолку и извивался в странных, только ему понятных, движениях. При этом на лице его блуждала рассеянная улыбка, от чего становилось еще страшней. В ужасе, я нащупала выключатель светильника на прикроватной тумбе, надеясь, что это всего-навсего блики у меня в глазах, но видение не исчезло при ярком свете.

– Боже мой! – прошептала я, прижимая к себе сына и зажмурив глаза. – Что это?

– Какой-то чеовек-комай, – прошептал Митя.

Я открыла глаза. Человек-комар, как назвал его Митюшка, все так же улыбался на потолке, становясь все бледнее и бледнее. Когда он совсем исчез, я, подхватив сына, побежала в кабинет к мужу.


Глава 1.


– Данила, ты здесь? – крикнула я, поднимаясь на второй этаж, по широкой винтовой лестнице, нашего нового дома. Я старалась, чтобы мой голос звучал, как можно спокойней, чтобы не напугать сына, но предательская дрожь, все-таки, выдавала мое волнение.

– Ева? – услышала я встревоженный голос мужа, вышедшего нам на встречу. – Я здесь! Что случилось?

Он появился в просвете лестницы, которая мне совсем не нравилась и я была категорически против этой конструкции. Вот зачем, спрашивается, вместо прямого лестничного пролёта из десяти ступенек, было громоздить этакую деревянную трубу?! Заходишь в неё и чувствуешь себя, как котёнок Гав из мультика, который со страхом смотрит на высокие ступени и не знает с какого бока к ним подойти. Это мало того, а самое что препротивное в такой лестнице, что из этой трубы ты резко оказываешься на площадке второго этажа и пока не дойдёшь до верхних ступеней, можешь только догадываться, что там увидишь. Хоть бы галерею перед ней устроили, что ли!

Но нет, приходится мне испытывать “эффект неожиданности”, как говорит мой муж-психиатр, каждый раз, как поднимаюсь на второй этаж, где расположен кабинет мужа и спальня Вадима. “Ну, спасибо, Любашенька! Удружила!” – каждый раз, поднимаясь по ней, думала я. Хотя она тут, конечно же, не при чем, лестница была своеобразным элементом декора моей новенькой кухни из дерева и металла. Данила был против большой кухонной зоны с мойкой и варочной панелью, которая разместилась посередине сорокаметровой столовой, а я против такой вот лестницы. Любовь и дружба победила и теперь я, в раздражении, задирая ноги, чуть ли не до ушей, поднимаюсь по винтовой лестнице, а муж сшибает, мизинцами ног, углы на кухонной зоне, и, думаю, раздражается не меньше моего. Но при виде, прыгающего на одной ноге, мужа, я не могу сдержать улыбки. Хороший он у меня! Самый лучший!

Напомню, меня зовут Ева, чуть больше трёх лет назад со мной стали происходить странные, даже труднообъяснимые события, благодаря которым в моей жизни появились – Данила, мой любимый муж, моя судьба, сопровождающая меня уже не одну жизнь, и Митя, наш младший сынишка.

Впрочем, историю рождения, как и встречу с мужем, полными мистических составляющих, я описала вам в прошлой книге “Помоги моему сыну!”. Любаша же – это наш добрый гений дизайнерского искусства, помогающий нам в ремонте квартиры, а сейчас и в проекте дома. А сейчас, не успев дойти до последней ступени, я увидела моего профессора.

– Папа, папа! – потянув свои ручки к отцу, залепетал сынок. – Мама боится. Там чеовек-камай! Вот такой чеовек-камай!

– А чего это мы не спим до сих пор?! А, разбойник? – подхватывая сына, рассмеялся Даня. – Чеовек-камай ты, мой!

– Там, павда, чеовек-камай,– насупился Митюша.

– Да, там правда, что то странное, – поддержала я сына и, увидев заинтересованный взгляд мужа, предложила, – бери свою ловушку для человеков-комаров, пойдём, посмотрим.

– Ловушку? Сию минуту! – передавая мне сына, обрадовался Даня и пошёл в кабинет за оборудованием. – Сейчас посмотрим, что там за человек-комар нас посетил!

Вооружившись своим загадочным пультом, под безостановочный лепет сына, мы спустились в нашу спальню. Там было тихо и уютно, никаких летающих человеков-комаров, мягкий свет прикроватной лампы освещал серо-белые с серебристым узором стены, отбрасывая большую овальную тень на потолок и большая кровать с откинутым одеялом манила лечь отдыхать. Данила прошёл по всей комнате с мигающим и попискивающим пультом, поднял руки к потолку, потом попросил нас выйти и опять обошёл всю комнату, потом забрал сына и попросил выйти только меня, и опять обошёл комнату. Потом заставил сесть, потом встать… В общем, профессор в работе! Мне оставалось только, закатывая глаза к потолку, послушно выполнять его команды. Ну, а что? Наука же требует жертв, как говорится! Тем более прошлые исследования, которые Данила проводил, исчезли самым непостижимым образом, просто испарились, как в электронном, так и в печатном виде. Минут через двадцать он вынес вердикт:

– Пульт зашкаливает, как и тогда, когда ты с Виктором Сергеевичем (Рудак Виктор Сергеевич, один из героев книги “Помоги моему сыну!” – здесь и далее прим. автора) беседовала. И опять только при тебе! Как только ты выходишь, все успокаивается.

– Он у мамы на гоове? – удивлённо воскликнул сын.

– Нет, малыш! – с улыбкой, ответил муж и громко зашептал ему на ушко. – Но сейчас, для чистоты эксперимента, нам нужно, просто необходимо, лечь и притвориться, что мы спим. Договорились?

– Договоиись! – воскликнул сын и залез под одеяло.

– Солнышко, сейчас за шапочкой сбегаю, – заискивающе посмотрев на меня, проговорил муж, – поспишь с датчиками? Они совсем маленькие, ты их не почувствуешь даже. Да?

– Давай свои датчики уже, – шёпотом рявкнула я, – только ты тоже спишь, а не вошкаешься рядом, с ноутбуком!

– Хорошо! Хорошо! – кивая, как китайский болванчик, попятился к порогу комнаты профессор.

Я рассмеялась, глядя на, притворяющего раболепным, мужа и легла в кровать, где уже сладко посапывал Митюша. А, буквально, через полчаса, в шапочке с электродами и тянувшимися от них проводами, спала и я.


Глава 2.


Пустынная улица – серые блочные дома, старый, кое-где разбитый асфальт дорог, пустынные дворы. Листья на деревьях вокруг уже постепенно желтели, клумбы с бархатцами приобрели буро-зелёный цвет, доживая свой короткий век. Воздух был наполнен еле уловимым запахом дыма и приторным ароматом цветов. Я спешила, опаздывала на день рождение к бывшей коллеге по роддому. Татьяна была старше меня на добрые двадцать лет, и отмечала своё пятидесятипятилетие. Юбилей! А как же разница в возрасте? Ой, да какая там разница в возрасте может быть на работе, когда работаешь в авральном режиме, принимая по двенадцать малышей за ночь?! Никакой! Все равны! Такая работа стирает все возрастные и социальные грани! Вот и у нас, в нашем коллективе, где возраст сотрудников варьировался от 25-60, странным образом все были одного возраста, и реальное количество лет упоминалось только разве при очередном юбилее.

Так, стоп! Какой юбилей? День рождения Татьяны только 5 сентября, сегодня 30 августа! Через два дня мы улетаем на отдых и на юбилей я никак не смогу пойти! И Таня об этом знает! Что за шутки?

“Поздравь от меня Танюшку!” – вздрогнула я от мужского голоса за спиной.

Оборачиваюсь и вижу, что человек отходит, как будто специально прячется за меня, чтобы я его не видела. Жуть какая-то!

"А сам что не можешь поздравить?" – удивлёно спросила я, продолжая свой путь по совсем безлюдной улице.

"Нет, не могу, поэтому тебя и прошу, поздравь!"– услышала я в ответ, замечая боковым зрением силуэт за спиной. Я опять оглянулась, он отошёл. Так и дошли с ним до Татьяниного дома. Подошли к квартире, он опять говорит: "Поздравь от меня, скажи, что очень сильно её люблю и помню!"

"Ну, ты же пришёл, поздравь сам!" – воскликнула я, чувствуя раздражение.

"Не могу я, говорю же, не услышит она меня!"– с грустью в голосе, ответил незнакомец.


***


– Ева! Солнышко! Проснись! – сквозь сон, услышала я голос мужа и проснулась.

– Что такое? – ощущая, как на руке стягивается манжет тонометра, спросила я.

– Сердцебиение опять под стопятьдесят, – прошептал Даня, – на-ка аратин (вымышленное название, такого лекарства не существует) под язык возьми. Не нравятся мне эти эксперименты! Что-то страшное снилось?

– Нет, ничего страшного, – ответила я, приподнимаясь в кровати, – бред какой то.

– Ничего себе бред?! – возмутился муж. – Пульс, как будто ты кросс бежишь. Рассказывай, давай.

– Да, говорю же, ничего интересного, – попыталась успокоить я мужа и рассказала свой сон.

– Значит надо поздравить, раз просит, – выслушав меня, сказал Данила.

– Да? И как ты себе это представляешь?! – громким шепотом возмутилась я. – Таня, поздравляю тебя с днем рождения! И какой-то незнакомый мужик тоже очень просит тебя поздравить! Так что ли?!

– Ну, зачем так? Просто расскажи ей свой сон и все,– предложил муж, нажимая кнопку на тонометре, – ты его просьбу выполнишь, а поверит она или нет, это уже дело пятое.

– Если бы это было на смене, когда за чаем мы болтали обо всем, то может я бы так и сделала, – прошептала я, – а по телефону не смогу. Тем более на берегу связи нет. Забыл? Смс по два часа уходят. Я хотела смс поздравительных выслать и все.

– На пирс если выйти, там ловит телефон, – ответил Данила.

– Да!? – возмутилась я. – А я, все равно не хочу ей такое говорить! Вспомни, я про Рыжую (приведение женщины в роддоме, персонаж рассказа “Рыжая”, доступен для бесплатного чтения, @eva_tanina) нашу тебе рассказывала? Так вот Татьяна иначе, как выдумкой, это не называла, хотя сама слышала пение, ночью в пустой палате. А тут рассказать ей этот сон! Если, хотя бы, знать от кого поздравлять. А так, нет и всё!

– Нет, так нет! Успокойся! – прошептал мне на ухо муж. – Иди лучше ко мне, пока Митя не проснулся!

– А я поснуйся! – услышали мы звонкий голос сына и замерли в тех позах, которых были, в надежде, что увидев нас спящих, сын опять заснет. – Поймаи чеовека-комая? Пап? Мамааааааа!

– Ну вот! Спугнул человека-комара! – огорченно сказал Данила, повернувшись к сыну, который в ужасе зажмурив глаза, показывал пальчиком на меня. Мы с мужем переглянулись и я, поймав смешинки в его глазах, почувствовала, что голову до сих пор сжимает шапочка с датчиками и провода струятся по плечам. Тут, не к месту, зажжужал тонометр и крик сына стал ещё на пару десятков децибел громче, ему вторил смех мужа.

– Митюша, не бойся, – срывая с себя злополучную шапочку, ласково проговорила я, сдерживая смех, – открой глазки! Это обмундирование такое специальное, чтобы человека-комара поймать!

Сын открыл глаза, прижимаясь к отцу, внимательно посмотрел на меня и резко прекратив кричать, всхлипывая, сказал:

– Я думай он тебя поймай!

– Да кто же ему позволит!? – выпячивая грудь колесом и размахивая руками, как заправский фехтовальщик, воскликнул Данила. – Да мы этих комайов раньше, знаешь, как ловили. Вот так! Раз! Два! И нет комайя!

– Да? – расширив глаза от удивления, спросил Митюша и повторяя махи руками за отцом, сказал. – Вот так? Так?

– Так, так! – ответила я и подхватила сынишку на руки. – Иди лучше обниматься будем!

– А давай! – ответил он, прижимаясь ко мне. Что – что, а обниматься мы любим!

– А я? – возмутился Даня.

– А ты иди обмундирование убирай, боец! – грозно ответила я. – А то получишь сейчас.… Два наряда вне очереди! И на море с нами не поедешь!


Глава 3.


– Море! Море! – пропела Ольга, подражая песне из, любимого нами, фильма “Любовь и Голуби” и закидывая руки за голову и подставляя лицо ярким лучам солнца. – Слушай, как хорошо то! Если бы ещё все сборы проходили, как в кино, открыл дверь и плюх! Море! Море! Ну, нет же! Бегаешь по всему дому, как перепуганный. Чемоданы собери на всю семью, все перепроверь, разбери и, вынув лишнее, собери ещё раз. Этому подай, тому подай, этого покорми и в итоге все собраны, одна я, как мартышка из мультика, растрепанная и несобранная.

– Точно! – рассмеялась я. – Не зря ведь в соцсетях гуляет картинка из того мультика с надписью: “И только став мамой двоих детей, я поняла, что советский мультик про обезьянок совсем не смешной!”

– Кошмар! И не говори! Я прям, сочувствую этой обезьянке! У нее-то семеро детей! – с чувством произнесла сестра. – Так самое интересное, если на нас троих взрослых приходится всего один чемодан, то на одного маленького целых два и ещё рюкзак, в придачу. А как по-другому? Если только маечек штук десять на один день приходится!

– Ну и ладно, забудь, это уже позади! – успокоила я её, пропуская песок между пальцами. – А впереди три недели отдыха на лазурном море с белым теплым песочком. Давай, позагараем? Время у меня целых два часа, пока Митюша спит под присмотром Вадима. Тому только в радость! Когда еще позволят играть в игры на ноутбуке!? Все-таки здорово, когда такая разница большая между детьми. Скажи?

– Не знаю, у нас Тема-мамсик, – ответила она, поправляя пеленку, которой была накрыта коляска со спящим в ней Артемкой, – и спит только рядом со мной. И вот как чувствует? Только я на три шага от него отхожу, сразу в рев!

– Чувствует! Ментальная связь, как ты любишь говорить, – рассмеялась я, – от груди отучай, и будет спать без тебя.

– Да ну! Как его отучить?! – воскликнула Ольга. – Если он аж дрожит, если к соске своей подобраться не может. Скажи лучше, тебе еще тот тайный поклонник снился?

– Татьянин? – лениво спросила я, наслаждаясь теплыми лучами солнышка и мягким ветерком, который доносил восхитетельный запах Японского моря, и сразу же ответила. – Снился, но не сам он, а его голос. Он так и повторяет одно и то же, поздравь и всё тут!

– Значит надо поздравить! – сказала Ольга, укладываясь возле меня и расправляя модный, с высокими плавками, коралового цвета купальник. – Значит это очень важно, понимаешь?

– Понимаешь! – передразнила я её. – А ты понимаешь, как это будет выглядеть? Не настолько мы с ней близки, чтобы я могла ей свои сны рассказывать!

– Ладно, придумаем что-нибудь! – задумчиво ответила Ольга. – Но поздравить, как-нибудь, надо обязательно.

– Слушай, Оль, а ты не думаешь, что это может быть просто сон? – спросила я у сестры. – Ну, мало ли, может у меня в подсознании сидит, не забыть бы поздравить, и оттуда такие сны.

– Нет! – воскликнула сестра. – Уверена, что нет! А призрак на потолке? Тоже чтобы не забыть поздравить?

– А ты думаешь, тут есть взаимосвязь? – удивилась я.

– Есть, думаю, – размышляла Ольга, – а с чем еще это может быть связано? Помнишь, Виктор Сергеевич говорил тебе, что есть определенная схема, которую им нужно соблюдать, иначе ничего не получится?

Мне было лень отвечать, и я только угукнула в ответ. Конечно, я помнила, вряд ли такое возможно забыть и вам описала в романе “Помоги моему сыну!”, но под неторопливый шелест волн, думать совершенно не хотелось.

– Так вот, – продолжила неутомимая моя сестрица, – я так понимаю, что изначально он должен тебе показаться наяву, а только потом просить о чем-то во сне! Наверное, для того чтобы ты не сомневалась, что это реальная просьба, а не просто сон. Ну, то есть, не совсем реальная, конечно, но все же. Ну, ты поняла, о чем я! Слушай, просьба! Это же просьба! Понимаешь?

Я подняла шляпу, которой закрывала лицо от загара и, приподнявшись, посмотрела на возбуждённую сестру, а та, вскочив, на колени надо мной, продолжала тарахтеть, тряся своими наимоднешими воланами на лифе купальника.

– Как же я сразу не догадалась?! – с чувством тарахтела она. – Это просьба, которую ты должна выполнить, чтобы перейти на следующий этап. И, значит, ты должна передать поздравления Татьяне.

– А если не выполню? – спросила я. – Может, я не хочу никаких больше этапов? Зачем мне это? Я, вообще, не хочу больше никакой связи с потусторонним! Тем более, я не планирую больше рожать! А ты помнишь, чем закончилась моя помощь Виктору Сергеевичу и Славику! Помнишь же?!

– Да не надо тебе никого рожать, – поморщилась сестра, – что за примитивное мышление!? И тут, дорогая, никто твоего желания не учитывает. У тебя есть предназначение в этой жизни и если ты будешь ему сопротивляться, ничего хорошего из этого не выйдет. Ты же знаешь!

– Хорошее предназначение, – буркнукла я, – чувствовать себя клиентом психиатрички!

– А ты не чувствуй! – закатила глаза к небу сестра. – Пусть все идет своим чередом. Зато получишь новые знания и блага!

– А, если честно, чем грозит мне отказ? Как думаешь? – спросила я.

– Да, что тут думать! Я знаю! – воскликнула Ольга. – Во-первых, это дар, который пришел с опытом прошлых жизней и он, если верить знающим людям, начинает открываться после тридцати лет. У кого-то раньше, у кого-то позже, но обычно после тридцати. И открывается он не сразу. Чик и готово! А пос-те-пен-но! Понимаешь?

– Почти, – ответила я, переворачиваясь на спину и глядя на стоящий, впереди, наш уютненький таун-хаус.

– Почти! – передразнила она меня и продолжила. – Так вот, если ты его сама развивать не хочешь, то тебе придется проходить определенные этапы, чтобы получать новые знания. Об этом тебе Рудак говорил, между прочим! Это твой второй этап, и отказавшись от этой просьбы, придет другой проситель. И еще! И еще! До тех пор пока ты его не пройдешь! А если ты будешь отказываться еще и от дара, то получишь такого пинка в жизни, мама не горюй! Хочешь?

– А откуда тебе, Леопольдочка, это все известно? – усмехнулась я. – На совет вылетаешь периодически? Инструкции, свыше, получаешь?

– А оттуда, Матильдочка! – усмехнулась, в ответ, Ольга. – Об этом сейчас, по-моему, даже младенец знает! И пинки эти, поверь, несладкие. Ох, какие несладкие! И болезни, и смерти дорогих людей! Один выход уйти в монастырь! Хочешь в монастырь?

– Неа, не хочу! Мне и здесь неплохо! – ответила я.

– Ну, тогда затолкай это свое “не хочу-не буду” куда-нибудь глубоко-глубоко, – грозно сказала сестра, – и думай, как передать поздравление незнакомца.

– Мама, мам! – услышала я голос Вадима и, подняв голову, увидела его в огромном окне таун-хауса. – Твой младший проснулся.

– Мам! Поснуйся мадший, – вторил ему голос Мити, проговаривая по слогам, – пос-нуй-ся!

Я, смеясь, поднялась, отряхнула песок, повернулась к Ольге, удивляясь молчанию, и увидела её испуганный застывший взгляд.

– Ты чего, Оль? – удивленно спросила я.

– Посмотри на окно второго этажа, – тихо сказала она, – видишь?

Я посмотрела в том направлении и увидела светлый силуэт в проеме окна. Силуэт, в полный человеческий рост, не дымчатый, а, вполне, реальный силуэт бледнолицего мужчины в светлой одежде. Но вот что этот бледнолицый делает в спальне, арендованного нами, таун-хауса? Мужчина повернулся и отошел вглубь комнаты, оставив качаться нитяные шторы.

– Я сейчас, – сказала я и побежала к дому, ставя рекорд по стометровому забегу. Страх за детей, злость в душе на недобросовестных арендодателей, досада на себя, что оставила детей одних в чужом, по сути, доме, мчали меня вперед с небывалой скоростью. Подхватив, вышедшего мне на встречу, Митюшу и кивнув головой Вадиму, призывая идти за мной, я двинулась к домику администрации. Вид у меня, видать, был настолько свирепый, что администратор, невысокая стройная девушка в форменной одежде, выскочив из-за стойки, подбежала к сидевшему неподалеку охраннику.

– В нашем доме ходит посторонний мужчина! – рявкнула я. Больше ничего говорить не пришлось, охранник развил бурную деятельность, вызывая по рации остальных охранников, администратор уговаривала меня присесть и выпить кофе. Митя, на удивление, сидел у меня на руках молча, а Вадим, пристально посмотрев на меня, тихонько сказал:

– Ты чего, мать?

С некоторых пор, мой старший сын посчитал себя слишком взрослым, в свои четырнадцать лет, и, периодически, называет меня мать. Меня это, конечно, задевает и в отместку ему, я зову его зайчиком. Окружающие смеются, а некоторые недоумевают, слыша такое обращение к парню, выше меня на две головы, но, по мне так, лучше бы меня называли милым зайчиком, чем так сухо – мать!

Тут влетела запыхавшая Ольга, подбежав ко мне, на ухо прошептала:

– Ты чего, мать?!

Я подняла глаза к потолку, призывая все высшие силы дать мне терпения, чтобы не рявкнуть ещё разок. Сговорились они что ли?! Мать я им!

– Это же не настоящий мужик, – прошептала она, – а там чуть ли не группа ОМОН вокруг дома скачет.

Я удивлённо посмотрела на неё. Настоящий? Ненастоящий? Чёрт, и откуда она всё знает! Я встала, повела плечом, отодвигая сестру и подошла к администратору с охранником, которые перешептываясь, разглядывали что-то на мониторе.

– Что-нибудь обнаружили? – выдавила я из себя, понимая всю абсурдность ситуации.

– Нет, – ответил охранник и показал на монитор, на котором картинка была разделена на две половины, – вот смотрите, камеры наблюдения на фасаде дома. Вот камера на пляже, с которой виден ваш вход. Видите? Включаю быстрый посмотр, с самого утра, как вы приехали.

Картинки замигали, вот приехали мы, разгрузили чемоданы, некоторое время мелькают только наши силуэты в проемах окон, вот уезжают Миша с Даней, через некоторое время выхожу я со своего блока, и выходит Ольга с коляской с другого блока таун-хауса. Некоторое время покой, затем показалась голова Вадима и тут же я несусь с взлохмаченной головой, точно та обезьянка из мультика. Мне стало смешно от своего вида! Разъяренная всклоченная мамаша, корпус вперед под наклоном, широко размахивая руками, несётся в бой. Не удивительно, что Митя сидит молчком! Первый раз такой мамашу увидел!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное