Ева Танина.

«Помоги моему сыну!»



скачать книгу бесплатно

***

На пороге комнаты мелькнул чей-то силуэт, с глубины квартиры раздался громкий хлопок, закрываемой двери в детскую, а буквально через секунду и стук двух створок дверей в гостиную. Я испуганно посмотрела на свою дверь и увидела мужчину, который стоял на пороге, а за ним медленно закрывалась дверь. Вместо крика, изо рта донёсся тихий стон, а в голове прошелестел тихий мягкий голос: “Не бойся меня! Не бойся!”. Странным образом страх, как волшебной волной, сменило спокойствие и тепло. Я во все глаза смотрела на мужчину, пытаясь понять, сон это или явь! “Не бойся, не бойся!” – повторял он, и я почувствовала, что медленно погружаюсь в сон. “Да уж! Конечно! Чего тут бояться!? Подумаешь гость с того света! Ерунда! – хихикнула я про себя и с раздражением подумала о сестре с Мишей, которые находились в соседней комнате. – Спят они, что ли?! Тоже мне охранники нашлись! От такого грохота даже мёртвый проснётся! Ой! Мёртвый…”


За два месяца до этого....


Глава 1


– Ева! Ев! Беги быстрей сюда! – услышала я возбуждённый крик мужа и бросив недомытую посуду, поспешила в комнату. Димка, показывая на экран ноутбука, где была открыта страница с объявлениями о продаже недвижимости, быстро заговорил:

– Смотри, что я нашёл! Как же мы могли его пропустить?! Смотри, трёшка на Московской, около ста квадратов, восьмой этаж, без ремонта!!! И цена почти в два раза ниже! Опубликовали семь дней назад, как раз когда мы начали поиски! Невероятно!!! Это наш вариант, я чувствую!

– Ну как такое может быть? – удивлённо спросила я. – Мы же все возможные квартиры уже просмотрели! Может какая-то афера?

– Вот давай, прямо сейчас позвоним и узнаем. Может мы его пропустили, потому что объявление без фотографий? – сказал муж и взял телефон.

Давайте знакомится, меня зовут Ева. Димка это мой муж, моя первая любовь, вскружившая нам голову в пятнадцать лет. В двадцать лет мы поженились, ещё через два года родился наш любимый сын – Вадим. Димка, у нас весельчак, за 13 лет брака с ним, мы от силы раз пять разговаривали серьёзно, остальные разговоры сводились к шуткам-прибауткам. Не скажу, что это меня раздражало, даже, наоборот, тем более все семейные проблемы решались, в основном, без моего участия, Димка справлялся сам и на мои вопросы обычно отвечал: “Не парься! Я всё решу!”. Совсем недавно в нашей семье произошло очень печальное событие – умерла моя двоюродная тётя, оставив мне двухкомнатную квартиру в центре Москвы и продав её, мы, наконец, смогли осуществить свою мечту и купить трёхкомнатную квартиру в нашем городе. Вариантов было много, но все как-то либо не нравились мне, либо мужу, либо документы были не в порядке. В общем, к концу недели поисков, мы, расстроенные и уставшие, решили взять тайм аут на пару дней, в надежде, что за это время появятся новые предложения, и мы наконец-то найдём ту самую – самую, нашу квартиру. И тут такое шикарное предложение, которое, невероятным образом, мы пропустили!

Уже через час мы с мужем и моей сестрой Ольгой подъехали к нужному дому, где нас встретил риелтор.

Крупный дядечка, метра под два высотой и почти столько же шириной, причём весь такой крепкий, гора мышц одним словом. Посмотрев на нас сверху вниз, оценивающим взглядом, он предупредил:

– Хозяйка приехать не успевает, в квартире сейчас её мать, вы особо внимания не обращайте, так как женщина пожилая и чуток не в себе…

– Вот тебе и причина, почему мы это объявление пропустили, – перебила я этого великана, – а она дееспособна? Проблем с оформлением не будет?

– Нет, нет! Что вы!? – зачастил риелтор. – Собственница её дочь, бабуля два года назад оформила дарственную на неё. Все чисто и прозрачно, не переживайте! Квартиру ей, просто, продавать жалко, но после смерти мужа, одной тяжело и дочь забирает её к себе в другой город. Тут у них родственников не осталось совсем. Вы со всеми вопросами обращайтесь лучше ко мне, а то она нам уже нескольких покупателей спугнула, чуть ли не с порога, начинает причитать: “ Нет, не отдам вам, уходите, окаянные!” и все в таком духе, хотя по документам она давно не хозяйка, но народ пугается. Ну что? Посмотрим?

– Так может народ совсем не бабулю пугается? – выразительно посмотрела на риелтора сестра.

– Да ну что вы! – расплылся в наивной улыбке он, поняв её намёк. – Я спокойней самого трусливого зайчика, сам пугаюсь при виде, вот таких странных, старушек.

– Слышала, трусливый зайчик, он? – прошептала мне на ухо сестра. – Бабуся там, поди, от страха причитать начинает, лишь бы зайчика этого не видеть!

Встретила нас бабулечка, на взгляд самая обычная, три кофточки на ней, два платочка на голове, валеночки. Май-месяц на дворе! Её пронизывающий взгляд был устремлён на меня, других она, как будто не замечала и на приветствие ответила только мне, схватив за руку и проскрипев старческим голосом:

– Ну вот, нашлась, дочка! Принимай владения! Теперь могу уйти спокойно! – и неприятно захихикала. Душу царапнула неясная тревога, призывая обратить внимание на её слова, но мозг уже радовался шикарной находке и рисовал различные варианты ремонта и обстановки. А радоваться было чему! Квартира действительно оказалась большая, очень светлая, а лоджия больше напоминала отдельную комнату, чем стандартный для России метровый балкончик. Единственный и немаленький минус, который должен был, по идее, немного остудить мой пыл – квартира была очень запущенная. Везде паутина, какие-то коробочки, баночки, скляночки, бутылочки, ваточки, ниточки, бумажки – всё свалено беспорядочными кучами. Создавалось впечатление, что в этой квартире не живут уже давно, а просто используют, как своеобразный склад для хлама. Несмотря на её захламлённый вид, рассохшиеся окна и двери, вытертый линолеум и лохмотья бумажных обоев на стенах, я желала эту квартиру, как маленькая девочка длинноволосую куклу. Представляете, да? Хотелось немедленно расчистить моё пространство от присутствия посторонней неряшливой женщины.

Но стоило нам только выйти из квартиры и отойти от риелтора – современного Антея, на совещание, как Ольга накинулась на меня:

– Ну, и что ты там ещё рассматривала-то?! Неужели ты не почувствовала, что в квартире тяжело находиться, аж тошнит?

–Да ну тебя, я счастлива!!!– ответила я, улыбаясь и отмахиваясь от неё. – Что за занудство?! Где мы ещё такие хоромы найдём за такие деньги? Ремонт сделаем, и не будет тошнить!

Димка задумчиво посмотрел на меня и пробормотал:

– Ну что ж, если нравится, тогда берём! – от былой радости, которую он излучал до приезда на просмотр, не осталось и следа.

– Ну, Димка, ну не расстраивайся! Сделаем мы ремонт, пусть дольше и дороже, но ведь и квартира очень дешёвая!– стала я успокаивать мужа.

– Да нет, нет! Нормально все! Просто устал сильно, спать хочу, поехали домой уже! – потрепав меня по щеке, сказал Димка.

– Боюсь, ремонтом вы не отделаетесь, – недовольно бурчала сестра, – впарит вам эта парочка избушку на курьих ножках. Замучаетесь разгребать.

– Прекрати, нормальная квартира, не хуже некоторых из тех, что мы смотрели, – отдёрнула я её и, подхватив под руку, повела за Димкой, который уже договаривался с риелтором о встрече в офисе на следующий день.

Сделка прошла без проблем и даже без, традиционно большой, очереди в Росреестре. Хозяйка с матерью через три дня выехали, оставив нам захламлённую квартиру. И уже на следующий день, мы с бригадой рабочих приступили к ремонту. Было решено, выносить весь хлам без разбору, и мебель, и тряпки, оставили только большое зеркало в коридоре в красивой позолоченной раме. Уж откуда взялся такой раритет у бабули – неизвестно, но смотрелось это зеркало, на фоне старой истёршейся полировки советского производства, довольно нелепо, как бриллиант на фоне щебня.

Ближе к обеду, Миша – главный рабочей бригады, которую мы наняли по рекомендации очень хороших знакомых, показал мне коробку, в которую собирал весь мелкий хлам и сказал:

– Хозяйка, посмотрите эти вещи. Уверены, что это можно выкидывать?

В коробке оказались баночки с резиновыми крышками и спичечные коробки, в которых были какие– то мелкие косточки, травки, семена, мелки, камушки. Тряпочки, в которые завёрнуты перья, холщовый мешочек с землёй, связка с ржавыми ключами, чехол от бинокля полный ржавых копеек, и советских, и современных. Пожелтевшие листочки, исписанные непонятным почерком, огарки свечей всех возможных конфигураций и цветов. И маленькие пластиковые пупсики, перемотанные цветными нитками и воткнутыми в них иголками.

– Я как-то увлекался неизведанным, это что-то очень похоже на атрибуты чёрной магии. Непростая бабулька тут жила, – сообщил Михаил, – по-хорошему это все надо сжечь.

– Так! Ерунда все это! Бабуля просто маялась от тоски, а может внуки игрались, собирали “сокровища”. Выносите вниз, только коробку замотайте скотчем, чтобы не раскидали всё, пока машина не приехала, – сказала я, стараясь отогнать от себя неприятные предчувствия. Я не скептик, отрицать ничего не могу, всякое в жизни может быть, но рабочим об этом знать совсем необязательно.

– Нет, нельзя! Я вам точно говорю! – не унимался Миша. – А можно я себе это заберу?

– Ой, да забирайте ради Бога! – успокоила я его. Дальше день прошёл без сюрпризов, мы успели разобрать все три комнаты и кухню, осталась только ниша в коридоре, которую планировали убрать полностью и освободить место для большого шкафа-купе.

Вечером, уже дома, я рассказала мужу о странных находках в новой квартире.

– Как ты думаешь, в наше время такое возможно? Колдунья в многоквартирном доме, на восьмом этаже тихонько обстряпывает свои ведьмовские ритуалы? – спросила я у него.

Димка серьёзно посмотрел на меня и ответил:

– Думаю, возможно! Я, например, знаю сейчас одну ведьму, которая живёт на четвёртом этаже, вьёт из меня свои ведьминские верёвки, и я даже её люблю!

Димка рассмеялся и обнял меня.

– Ведь не зря она из всех покупателей выбрала именно тебя! Ведьма ведьму видит издалека! Ууууу! Ооооо! Крибли-грибли-крабли! Так что зря ты отдала Мише бабкино наследство! – дурачился муж. – Метлу она тебе не оставила, случайно?

– Нет, не оставила, – подыграла я ему, – но может быть в современном мире необязательно использовать метлу? Может, сойдёт маленькая красненькая машинка?

– Ну, нет уж, милая! Большая, беленькая тебе больше идёт! – намекнул Димка на мою машину и усмехнулся. – А на метле тебе было бы намного удобней! И безопасней для окружающих! Ха-ха! Давай, карга, отстёгивай свою костяную ногу, вынимай челюсти и в кроватку!

– Хооорооошооо, Кощеюшка! Идууу! – смеясь, подыграла я мужу.

А ночью мне приснился странный сон: мы в новой квартире, разбираем нишу в коридоре, из комнаты вдруг выходит бабулечка и говорит: “ Наверху обои лежат, я специально для коридора покупала, наклей их. Семь рулонов. И ингредиенты мои верни назад!” Я возмущённо ответила: “ Простите, но это уже наша квартира и мы сами будем решать, что и куда клеить, и куда девать ваш хлам, который вы здесь оставили”. Бабка пристально посмотрела на меня и сказала: “ Лучше делай, что я говорю, а то он будет недоволен!” И исчезла.

Проснувшись утром и отправив мужа на работу, а сына в школу, поняла, что возмущаюсь до сих пор, как будто это было не во сне, а в реальности. Ну и бабуся! Она от чего-то решила, что теперь во снах будет «командовать парадом»! И что мне с ней делать!? Пришлось выпить две чашки кофе с тремя бутербродами, чтобы успокоиться. “Если так и дальше пойдёт, – подумала я, – придётся тратиться ещё и на новый гардероб!” И засмеялась, вспомнив недавно прочитанный статус в соцсетях: “В любой непонятной ситуации успокойся, обними себя, погладь по плечику, пойди, покушай. Береги нервишки”. Вот точно про меня!


Глава 2


– Миша, здравствуй. Откуда это добро? – спросила я, входя в квартиру и глядя на рулоны старых бумажных обоев, голубеньких в мелкий цветочек, с коричневой разметкой по краю, которые лежали возле двери. Ровно семь рулонов!

– Здравствуйте, Ева! Да вот, разобрали нишу, там обои и нашли. Хлам остальной вынесли уже, а их оставили. Клеить их, конечно, не стоит, но как укрывной материал пригодится, – ответил Миша.

– Хммм! Эээ…– только и смогла сказать я.

– Что такое? Что-то вы побледнели! – удивлённо спросил он.

– Да нет, нет! Миша, всё выносите, ничего оставлять не надо. Для укрытия купим плёнку или ещё что-нибудь, – пробормотала я, мучительно пытаясь провести взаимосвязь между этими обоями и моим сном, – если вам что-то нужно из этого хлама, включая обои, можете забрать себе, но из квартиры уносите всё!

– Хорошо, как скажете! Точно ничего не случилось? – удивлялся Миша.

– Нет, все нормально,– твёрдо сказала я и, обсудив объем работ на сегодня, поехала к сестре – поболтать.

Моя двоюродная сестра Ольга старше меня всего на три месяца, с самого раннего детства мы, можно сказать, росли вместе. И так получилось, что, несмотря на то, что у меня есть муж, серьёзно рассказать о своих переживаниях и не быть высмеянной, я могу только ей. А мне просто необходимо было обсудить эти странные совпадения. С Димкой же серьёзно разговаривать просто невозможно! С Ольгой же, под хруст пирожных Павловой, можно решить даже самые глобальные проблемы, не прибегая к услугам, новомодных нынче, лайф – коучей и конферов.

В зале кондитерской я невольно стала свидетелем разговора между продавцом – женщиной, лет пятидесяти, наряженной в белый передник с логотипом “ Кэнди Тати” и пожилой женщины с трёхлетней внучкой. Девочка спала в коляске, а её бабушка жаловалась продавцу:

– Вы не представляете, как сын с невесткой вымотались с малышкой! Три года уже, а она спит, как попало. На улице, в машине, у меня, но только не дома. Прям, докука какая-то! И не знаем, что делать с ней! Раньше, когда говорить не могла, просто хныкала и с рук не слазила. Сейчас придумывает какую-то девочку, разговаривает с ней, веселится, а периодами закатывается от плача. Уж и не знаю чем помочь им, вот гуляю с ней, хоть три часика в день. Иногда беру к себе с ночёвкой, так спим с ней всю ночь, не просыпаясь.

– Может бабку какую-нибудь найти, чтобы от испуга заговорила?– спросила продавец.

– Да предлагала я! Сын против, говорит: “Мать, оставь эти пережитки прошлого! Ещё в церковь сходи!”. Невестка с внучкой по врачам ходят, а толку нет, – кручинилась женщина.

– А что врачи говорят? – полюбопытствовала я.

– Да ничего конкретного, якобы внутричерепное давление. Она у нас одна из близняшек, вторая малышка умерла на второй месяц после рождения, а Лилечка-слава Богу!-здоровенькая родилась. Я вот уже думаю, может и не придумывает она? Может и правда сестрёнку свою, Милечку видит?

Кондитер красноречиво посмотрела на меня и сказала:

– Ну, это вряд-ли! Но в церковь сходите, с батюшкой поговорите, может он что посоветует.

– Может, перерастёт, все-таки маленькая ещё! – попыталась я успокоить бабушку.

Девочка захныкала во сне, и женщина поспешила к выходу, качая коляску.

– Тише, тише, зайка! Хорошо бы, – пробормотала женщина, – ладно, пойдём мы. Спасибо!

– Вам спасибо за покупку, заходите ещё! – ответила кондитер.

– Слышали? Трое взрослых с одной малышкой справиться не могут, – возмущалась кондитер после ухода бабушки с внучкой, упаковывая мой заказ, – готовы придумать что угодно, даже черта лысого! Только ребёнок же не кукла и плакать тоже должен!

Слышать это было неприятно, хотя, отчасти, я была с ней согласна, но слишком уж категорично она высказывалась и совсем некорректно для обслуживающего персонала обсуждать одного покупателя с другим. Согласитесь? Но видать, потому мы и не относимся к высокоразвитым странам, что у нас, повсеместно, процветает “синдром базара”, со мной обсудили предыдущего покупателя, со следующим меня и так далее. Поблагодарив её, я поспешила попрощаться.

Ольга встретила меня со словами:

– Ну что, как там ваша “избушка на курьих ножках”? Ведьма все свои причиндалы вывезла?

– О, Боже! И ты туда же?!– засмеялась я. – Обычная квартира после очень неаккуратной старушки.

– А кто ещё?! Давай, давай, пошевеливайся, заходи и рассказывай быстрей, – поторопила Ольга.

Пока заваривали чай и накрывали на стол, я рассказала ей о коробке, которую забрал мастер Миша, сне и об обоях, найденных в нише.

– Слушай, дурдом! А я сразу тебе говорила, что что-то в ней не так, поэтому и отдавали так дёшево! – сказала сестра. – Ещё и хлам свой не вывезли!

– Ты, правда, думаешь, что это все не случайность?– спросила я.

– Нет, а ты что думаешь?! Думаешь, это никак не отразилось на квартире? Пусть даже она просто сумасшедшая, но вспомни, что мы читали про энергетику жилья? Помнишь, пьяные, плачущие?– тарахтела Ольга.

– Помню, конечно. Но там же и писали, кстати, что энергетику можно почистить, по-моему, капитальный ремонт тоже своеобразный способ очистки, а у нас все будет новое, и потолки, и стены, и полы. А там может, и батюшку пригласим, – говорила я, – кстати, сейчас в кондитерской женщина с ребёнком странную историю рассказывала.

– Ну, расскажи! Ты знаешь же, как я люблю все эти мистические истории, – умоляла Оля.

Пришлось передать услышанное, сестра сгрызла целую Павлова и выдала:

– Слушай, а почему бы и нет!? Вполне возможно, дети часто видят, то, что не видим мы.

– О, Боже! Оля! Дети много фантазируют! А не видят!

– Ну да, ну да! А вспомни, как твой Вадим в четыре года на поминках бабы Ксении всех перепугал? Что тоже выдумал?

Я вспомнила тот случай, у моей мамы была соседка, баба Ксения, как мы её называли. Её единственная дочь с внуком жили в далёком городе Петропавловске-Камчатском, и она нянчила всех детей в нашем доме, включая меня и мою младшую сестру Лену. К ней обращались за советом или помощью практически все женщины нашего дома, она не отказывала ни кому и по мере своих сил помогала всем, как родным. Без преувеличения, могу сказать, что её любили все. Когда баба Ксения умерла, не помню, по каким причинам, но дочь её – Катерина приехать не смогла и хоронили её всем домом, поминки организовали у неё же в квартире в три захода. Уже поздно вечером остались самые близкие соседи, взрослые сидели за столом в одной комнате, а дети играли в соседней, проходной комнате. Когда все уже уставшие, а кто то и изрядно выпивший, стали вспоминать смешные случаи, происходившие с бабой Ксенией и громко смеяться, мой Вадим отошёл от детей и подошёл к креслу, где любила сидеть усопшая, постоял немного и подойдя к столу, громко сказал:

– Баба Ксения просит сказать всем большое спасибо, что вы все собрались проводить её!

За столом возникла звенящая тишина, замокли все даже сильно пьяные – слишком по-взрослому он это произнёс, а Вадим продолжил:

– И ещё она просит не смеяться так громко сейчас, ей это неприятно! И не думать про Катюшку плохо, она её очень любит.

Тут уже не по себе стало нам с мамой. Чтобы успокоить поминающих, я спросила:

– Сынок, а когда баба Ксения тебе такое сказала?

Вадим показал на кресло и произнёс:

– Да вот же она! Улыбается и смотрит на вас!

Жутко стало всем, многие, попрощавшись, ушли, самые отчаянные стали громогласно произносить поминальные речи. Нет, не скажу, что я отчаянный скептик, но Ольге лучше думать так, а то стоит мне признаться, что я тоже верю в мистику, мы тогда только о ней и будем говорить.

– Что задумалась? – вывела меня из воспоминаний сестра.

– Ой, не знаю даже, вряд ли он мог такое придумать, но может он просто не мог понять, своим детским умом, почему люди смеются, когда кто то умер. Дети же такие категоричные! Мне тяжело в это верить! Ну, понимаешь же, с медицинским образованием, это очень сложно, – оправдывалась я.

– А, знаешь, что я вспомнила? Как-то девочка, на работе, рассказывала, у неё племянник один из близнецов, второй умер в родах. И вот, этот мальчик с самого рождения тянул ручки к кому то не видимому, а когда немного подрос, стал играть с кем то, разговаривать. Он тоже, по-моему, плохо спал, плохо ел и его без конца лечили. А как-то раз, когда он зачем-то полез в розетку бабушкиной шпилькой, потому что якобы какой-то друг попросил, они пошли к бабке – ведунье. Она им и сказала, что это брат близнец тянет мальчика за собой, потому что его не похоронили, а оставили в роддомовском морге. Они делали, специальные обряды, в церковь ходили, и вроде бы помогло, – рассказала сестра.

– Оля! Ну, прекрати! Ты же понимаешь, что вряд ли второй близнец умер просто так! Значит, была какая то причина. Может инфекция, может гипоксия, а если учесть, что многие близнецы рождаются раньше времени и маловесные, то вполне возможно, что там, действительно, есть какая то неврология. Может лечение помогло, а может просто перерос ребёнок, и все совпало с этими ритуалами, – убеждала я сестру.

Но она не успокаивалась:

– Ага! Возможно. А как же, ещё с давних времён, была замечена ментальная связь между близнецами? Если одному плохо, то и другому нехорошо!

– Живыми близнецами, милочка, живыми! – уже смеялась я.

– Да ну тебя! – Ольга тоже рассмеялась. – Слушай, а что это за пупсики у этой бабки были? Куклы Вуду что ли?! Ну, слишком круто тогда для такой бабульки! А с соседями ты не разговаривала?

– Нет. Когда!? Я их даже не видела ни разу. Да и что я у них спрошу? “ Скажите, пожалуйста, а что ваша соседка, бабка Нина, с пупсиками игралась? Одёжки им шила?”– шутила я.

Ольга смеясь, сказала:

– Ладно, посмотрю в инете про пупсиков в нитках, может кто-то с ними сталкивался раньше. Давай лучше про ремонт поговорим. Что ты на кухне планируешь делать? Я такой потрясный дизайн нашла! Сейчас покажу!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное