Ева Танина.

А помнишь…



скачать книгу бесплатно

– Конечно, не было бы! – возмущённо воскликнул Ерёмин. – Димки нет, зато мы есть! Ей стоило только позвонить! Я ей самый лучший сад бы организовал!

– Ну, она не могла решиться! Не любит человек просить, говорю же!

– Да блин, Мороз! Ей Богу, да ей просить бы не пришлось, только рассказала бы!

– Знаю, Дюх, знаю! Я ей тоже самое сказал, но она не успела попросить! Через неделю Макс ей позвонил.

– Через неделю? – возмутился Андрей. – Да он сразу должен был ей позвонить, как узнал!

– Так он и не узнал бы, – усмехнулся Митя, – Димка ему стал во сне сниться и говорил что-то, возмущался. Макс говорит, ничего не понял, кроме имени “Неля”. Вот он и позвонил ей!

– Здорово! – повеселел Андрей. – И что устроили сына в сад?

– Устроили, конечно. Ходит уже!

– Здорово! – воскликнул Ерёмин, вскакивая с места и подходя к памятнику. – Блин, Димыч, ну как так-то?! Я все никак не могу поверить… Ведь ты получается рядом! Но блин, как бы мне хотелось тебя обнять…

По памятнику, вдруг, раздался глухой стук и Андрей, опустив голову, затих. Постоял так минут пять, и тяжело вздохнув, возвращаясь к столу, сказал:

– Ты знаешь, Митяй, ты на Негра не злись! Мы с ним тогда встретились, посидели в гостинке, поболтали… Молодец он! Служит он добросовестно, в Чечне был, в Абхазии вот недавно службу нёс. В Москву его зовут, но пока не хочет… У него жена и двое деток в Магадане, тут, говорит, тихо и спокойно… А про ту ночь… Про ту ночь мне рассказал…

– Да что он тебе рассказал? – перебил его Мороз, нетерпеливо взмахнув рукой. – Что под забором валялся? Типа в обмороке?

– Так ты знал, паршивец?! – взревел Андрей. – Знал! И никому не сказал?

– Не ори, Дюх! – поморщился Митя. – Ну, знал. И Димка знал! Я же на следующее утро к нему прибежал пораньше. А он с температурой лежит, бредит, какую-то ересь несёт, про то, что на кладбище всю ночь пролежал в полуобморочном состоянии. Ну, я ему сказал, что он козёл, хотел навставлять, да плюнул. А потом буча с Ивановым поднялась… Мы же его тогда в кочегарке уже мёртвого обнаружили, со шприцем в руках. Менты всех трясли, подозревали, что смерть его не случайна… Родители его полгорода на уши поставили, искали, кто сыночку их угробил. Ну, помнишь же? Негра в Саратов к тётке увезли, там он и институт закончил. Да и бред это все, что он говорит! Мажется и все дела!

– Нет, Митрич! Нет! Послушай, что он рассказывает!

– Ну, валяй! Послушаю! – снисходительно разрешил Мороз, играя браслетом часов на запястье.

– Спасибо, что разрешил, – усмехнулся Андрей и продолжил рассказ, – оказывается он на тот момент, когда нам в мастерской сказал о том, что хочет попробовать, уже Ивашке деньги слил на дурь. И выбежав от нас, помчался в притон за деньгами, решив, что не будет пробовать.

– Да ну? – насмешливо перебил его Митя. – Прям так и решил?

– Да не ёрничай ты! – огрызнулся Ерёмин. – Да, так и решил. Понятное дело, что не сдержался бы, да и Ивашка не отдал бы.

Видать, ангел-хранитель его также рассудил…

– Какой ещё ангел? – напрягся Мороз. После смерти Димки, много мистического произошло с ребятами, поэтому в ангелов и магию Митька верил, без сомнений.

– А вот такой! Его ангел-хранитель! По-другому никак я это объяснить не могу!

– Рассказывай, давай, – поторопил Митя.

– Ну вот и слушай, значит, не перебивай, – воскликнул Андрей, – пошёл он к Ивашке, решил с того же угла, как и мы залезть. Стал забираться на забор, поскользнулся на грязи и со всей дури стукнулся об арматуру. Помнишь, там комком валялась снизу? Говорит, помнит, как падал, как звезды из глаз посыпались и все! Темнота! Очнулся на рассвете!

– Подожди! – возразил Мороз. – Но там его не было точно! Мы же втроём залезали, кто-нибудь из нас на него бы точно наткнулся! Говорю же, брешет!

– Нет, Митрич, нет, – горячился Андрюха, – в том-то и прикол! Он очнулся в сарае рядом! Говорит, сквозь сон слышал наши голоса, крик Баранова, стрельбу и ещё голос бабушки своей! Она как будто тащила его куда-то и постоянно приговаривала: “Спи, внучек, спи!” А бабушка-то умерла, когда Сашка ещё маленький был

– А может он того? – с сомнением проговорил Митя. – Торканулся все-таки?

– Нет, говорит! – ответил Ерёмин. – И знаешь, я ему почему-то верю! Да и Ивашка не просто так отъехал, от жадности двойную дозу вкатил.

– То есть, ангел-хранитель Негра – его бабушка? – задумчиво произнёс Митька.

– Получается, так. Говорит, частенько после этого её голос слышал, когда в Чечне, в том ущелье четыре дня бои были. И ведь выжил! А там бойня кровавая была! Чалого, помнишь? Он там погиб.

– Да, помню. Не знал, что Негр там тоже был.

– Был, был. Слава Богу, живой оттуда выбрался! – воскликнул Андрей и тихонько добавил. – Димка ему тоже, кстати, снился…

– Ему?! – удивился Мороз. – Но ему зачем?

– Саня говорит, дочку советовал Анастасией не называть, – улыбнулся он.

– Что за ерунда? Почему не называть?

– Да кто его знает, сказал ему, что дочь у него скоро родится и что жена захочет Настей назвать, но нельзя! Любое другое имя выбирайте, сказал, но не Настя. Показал ему, как живёт – салун, ковбои и все такое! Ну, ты знаешь!

– Дела! – пробормотал Митя и, посмотрев, на памятник, откуда задорно улыбался Димка, спросил. – Значит и правда салун-ковбои-виски? Ну, ты Димыч даёшь! И откуда в тебе это пижонство?!

Опять ухнула птица, громко взмахнув крыльями, расшатывая при этом ветки берёзы, откуда тот час осыпались мелкие красноватые серёжки.

–Да что там за птичник, ёлки-палки? – воскликнул Андрей, вглядываясь в заросли позади памятника.

– Мальчики, привет! – услышали они голос с другой стороны. – Не думала, что кто-то здесь будет…

– Нелька! – заорал Ерёмин и подбежал к ней, выхватывая объёмистый пакет и обнимая женщину. – Нелька! А мы только что о тебе вспоминали! Богатой будешь!

– Да я, итак богата, Андрюш, – улыбнулась она, показывая на рыжего мальчугана, стоявшего позади неё, – вот богатство моё!

И счастливо рассмеявшись, подхватила своё сокровище на руки и потёрлась носиком об его конопатую щёчку.

– Вот пришли, дядю Диму поздравить с днём рождения! Да, Мироша?

– Да, мамулечка! – быстро затараторил Мирон, коверкая слова. – Я бы его дома поздвавил, но он больше не пвиходит! А он любит! Нас с мамой любит! И мы его тоже любим! Надо поздвавить, я ему самолёт нависовал…

– Вот это сокровище, самородок золотой, – рассмеялся Ерёмин и, протянув руки, предложил, – ну иди ко мне, пойдём поздравлять! Дядя Дима очень детей любил!

– Мам, дай висунок! – попросил мальчик и показал лавочку возле Мити. – Я здесь сяду, поближе к нему.

Неля, тихо переговариваясь с Морозом, достала рисунок и поправила сына:

– Мироша, это же дядя Митя. Помнишь его? А поздравлять надо дядю Диму.

Она показала сыну на памятник и поймала в ответ удивлённый взгляд сына. Тот перевёл взгляд на неё, потом на лавочку и нетерпящим возражений голосом, произнёс, показывая в пустоту, рядом с Митей

– Ты путаешь, мама! Вот он дядя Дима. Нельзя быть такой глупой, мама!

Налетевший неизвестно откуда лёгкий ветерок, в очередной раз, перевернул стаканчик с виски для Димки.

– Он что, правда, его видит? – через пару минут ошеломлённо спросил Андрей у Нели, украдкой поглядывая на хихикающего Мирона.

– Думаю, правда, – хохотнула Нелька, умиляясь сыну, – ты боишься что ли?

– Я? Да ну прям! – мотнул головой Андрей и, настороженно посмотрев на мальчика, спросил. – Мирон, спроси у дяди Димы, может он хочет что-нибудь дяде Андрею сказать?

Мальчик задумчиво посмотрел перед собой, а потом рассмеявшись, заявил:

– Он смеётся и гововит: “Певедай пвивет Вике и я пвидумал новую тему!”

– Вике? Тему? – прошептал Андрей и тут же вскрикнул, хватаясь за голову. – Тему!? Боже, Димыч!


Август, 2000 г.


– Димыч! Братан! – кричал Андрей, заливисто смеясь и пробиваясь к другу, сквозь толпу людей в здании аэропорта, попутно извиняясь за неосторожные тычки прохожим. – Извините! Извините! Димка, блин! Наконец-то!

Толпа, словно таинственным образом все напирала и напирала.

– Извините! Блин, да откуда вас столько!? – возмущённо расталкивая толпу, двигался Ерёмин, не сводя глаз с высоченного, крепкого парня в светлой спортивной куртке, который махал ему руками, выписывая непонятные пируэты. – Димыч, что? Я не понимаю! Щас, подожди ещё чуть-чуть…

Минут через пять ему удалось прорваться через толпу и обнять Димку.

– Андрюха, какой ты солидный, ёшкин кот! – смеялся Шиленко, то отдвигая и рассматривая друга, то обнимая вновь. – Ты на Окинаве тоже в костюме по пляжу будешь рассекать?

– Зато ты у нас спортсмен, – смеялся в ответ Андрей, – что там, на родине, так до сих пор в трикушках самый модный образ?

– Да кто его знает, Дюх!? – воскликнул Димка, тряся руку друга. – Это ты у нас модник, а мы так по-серенькому…

– Да ладно, не прибедняйся.

– Димья, Димья, – раздался крик, бегущего навстречу друзьям Мики.

– Дубль два! Проход следующего сквозь толпу! Прям аттракцион какой-то! – рассмеялся Андрей. – Что ты мне там маяковал? Может, будем выбираться отсюда?

– Давай уже здесь подождём! Митькин самолёт уже прилетел, сейчас дождёмся и все вместе пойдём!

– Митька всё-таки вырвался? – обрадовался Андрей, потирая руки. – Обалдеть, вот это отдых замутим!

– Ну, это вряд ли! Он с Валей, – вздохнул Димка и подхватил в объятия подбежавшего Мики.

Андрей моментально сник и всеобщего веселья не разделил. Валентину, девушку Мити, с которой тот начал встречаться ещё два года назад, он не взлюбил сразу. Может своеобразная ревность, что, вдруг какая-то “вечно ноющая”, девица заняла всё жизненное пространство друга. То ли и правда, постоянно угрюмый взгляд девушки коим она щедро одаривала друзей возлюбленного, был тому виной. Но слишком живых и эмоциональных Андрея с Димкой, она удручала. “Эмоционально бедная”, как вздыхая, охарактеризовал её однажды Шиленко.

Она была очень красивая – идеально правильные черты лица, белокурые длинные волосы, стройное изящное тело и одевалась она с утончённым вкусом, вроде просто, но смотрелось дорого. Андрею только это в ней и нравилось. Он любил красивые вещи, красивых женщин и даже красивую еду. Но, простите, взгляд этой красавицы был ужасен! Димка как-то ответил на вопрос Митьки, красива ли его Валя, одной точной фразой: “ Она, безусловно, красива, когда у неё закрыты глаза и рот!”

Она никогда не улыбалась, слова цедила сквозь зубы и повелительно взмахивала указательным пальчиком с ярким маникюром каждый раз, когда ей что-то было нужно. Она не понимала шуток, не шутила сама и вообще предпочитала недовольно бурчать, делая каждую встречу друзей в её присутствии невыносимой. Митька с ней тоже замкнулся, оживая только во время очередного рейса за машинами и на редких, теперь, встречах с друзьями.

– Дюх, чего задумался? – хлопнул его по плечу Димка. – Мики предлагает к терминалу бизнес-класса пройти, в кафе Митьку дождаться. Пойдём?

– Пойдём, – вздохнул Андрей, – и зачем нам их ждать, скажи, пожалуйста!? Митька все равно ни бе, ни ме, ни кукареку, с этой дамочкой…

– А что поделать, милый друг? – улыбнулся Дима. – Там Света нас ждёт, с ней ты порцию женского внимания и получишь, это я тебе обещаю!

– Да что мне с её внимания? – изобразил расстройство Ерёмин. – Я её итак вижу три дня в неделю, на занятиях по японской речи. Коннитива, о-хаири кудасаи, пасупо то-о хаикэн симас. (Добрый день; проходите, пожалуйста; предъявите свой паспорт – разг. японский). Тем более она вон того иностранца выбрала!

Он кивнул на улыбающегося Мики и рассмеялся, показывая большой палец.

– Так кто тебе мешает себе какую-нибудь девушку подыскать? – усмехнулся Димка.

– Не-а, какую-нибудь не хочу, их итак хватает! Да и вообще, лет до 30, ни-ни! Никаких жён, детей и тому подобного! Да, кстати, а что там у тебя с твоей кралей?

– Какой? – усмехнулся Димка.

– Какой именно, ты хотел сказать? – рассмеялся Андрей, зная, что вокруг добряка-весельчака Дмитрия всегда крутились девчонки.


***


– Мамочки, какие ананасики! – передразнил неизвестную девицу Андрей, запрыгивая на кровать в их с Димкой номере, смешно встряхивая руками и тут же насупив брови, сложив губы бантиком, сквозь зубы, взмахивая указательным пальцем, изображая Валентину, произнёс. – Дмитрий, я чувствую, что хочу вон тот ананас! Сорви сейчас же!

– Дюха, завязывай, – сквозь смех попросил Димка, – сил нет смеяться уже.

Друзья отдыхали на Окинаве уже почти неделю, наслаждаясь солнцем, морем и высококлассным дайвингом. Небольшой островок Камияма, где они провели целый день, исключительно в мужской компании, ошеломил друзей своим многообразием подводного мира. Тела их покрылись ровным загаром, и светлые волосы выгорели почти до белого, на зависть многим блондинкам. И вот надо же было Светлане, предложить съездить на ананасовую плантацию в ближайший парк! Андрей был категорически против! Целый день провести рядом с потухшим взглядом Мити и ненавидящим его спутницы, было выше его сил. Поэтому он сейчас высказывал свои возражения в своеобразной форме друзьям, прыгая, как кузнечик по кроватям в номере.

– Д’юса, – позвал его Мики, – ю мен’я дрюгое возможность!

– Предложение, Мики? – поправил его по привычке Димка.

– Да, да, – поморщился тот в ответ, русский без акцента выучить ему пока не удавалось, и он заговорил по-английски, – там есть дегустационный бар. Вина из ананасов, апельсинов. Предлагаю вам отдохнуть там, пока мы будем экскурсировать Митю с Валей. Ок?

– Ок, ок! – согласно закивал головой Андрей, продолжая паясничать. – Ещё какой Ок, друг ты мой японский. Ананасы, апельсины, мандарины, что угодно, токма не Валя!

– Ну, вот и решили, едем завтра в Наго, – хлопнул в ладоши Димка и засмеялся, – там и попрыгаешь! У тебя здорово получается!


***

– Бай-бай! – помахал Андрей рукой вслед удаляющему по ананасовой плантации смешному маленькому жёлтому автомобильчику, в котором находились Митя с Валей и Света с Мики, убедительно изображая крайнее расстройство, даже для порядка смахнув невидимую слезу. – Бай-бай, крошки!

Димка, наблюдая со стороны, еле сдерживал смех. Когда ананасовый автомобильчик скрылся с глаз, Ерёмин с шумом выдохнул и вскрикнул:

– Пойдём, друг мой, пойдём! Налакаемся их ананасового саке.

– Андрюха, ты совсем паяц стал, – рассмеялся Дима, – этому тебя в твоём банке учат?

– Да какой там, Димыч! – воскликнул он в ответ. – На работе никаких эмоций, по 8 часов в день, 5 дней в неделю. Но интересно и польза несомненная, скажу тебе!

– Я тут такую тему придумал, Андрюх, – улыбнулся Шиленко, – долго тебе ещё стажироваться здесь?

– Тему? Димка! Откуда ты их берёшь? Темы эти!

– А сама тема тебя не интересует? – рассмеялся он, открывая дверь в “Солнечную слезу”. Так называется винодельня в ананасовом парке.

– Конечно, интересует! Я через полгода на Родину приеду, и замутим и твою тему, и мою, – рассмеялся Андрей, оглядывая зал, где сновали девочки с ярким макияжем, в лимонно – жёлтых кимоно, предлагая гостям разнообразные угощения и выпивку.

– Интересненнько, – прошептал Димка и, кивнув на дальний столик, где сидели две девушки, – Дюх, посмотри, знакомые лица!

– А? Где? – крикнул от неожиданности Андрей и зашептал. – Димыч, я их уже не различаю в этом маскараде. Они все жёлтые и на одно лицо.

– Да нет же! Вон смотри! – указал он на кудрявую красивую девушку за дальним столиком, в руках которой был высокий стакан наполненный кусочками фруктов и белой жидкостью. Она весело смеялась, что-то разглядывая на стоящем рядом огромном блюде.

– Так это же Вика! – воскликнул Андрей и галопом поскакал к девушке, выкрикивая на ходу. – Какие люди! Викерия! Ты ли это?

– Шут гороховый, – рассмеялся Димка и пошёл следом за ним.

До конца отпуска Вика с Андреем не расставались, без конца шутя о том, что они в родном городе виделись-то раз в полгода на местных “танцах”, в клубе “Пеликано”, а тут на чужбине… И надо же встретились…

“Судьба!”– глубокомысленно заявлял Андрей. И, действительно, судьба! Вика так же, как и Ерёмин находилась в Японии на стажировке, только не в банке, а в туристической фирме, попутно прокладывая новые интересные маршруты для реализации их в России. Была она девушкой хрупкой, очень маленькой, с аккуратненькой точёной фигуркой, огромными голубыми глазами и великолепной копной кучерявых русых волос. Волосы эти доставляли ей немало страданий, закручиваясь от попадания на них даже пару капель в воды, в тугие колечки и она, шутя, ругалась на них, словно они были живыми, грозясь выправить их новомодной японской процедурой.

Димка весело провёл время с подружкой Вики, Оксаной и домой они улетели вместе.


Май, 2017 г.


– Смышлёный малый у Нельки! – похвалил Мирона Митька, когда они ушли, посидев немного с друзьями. – Жалко только, что безотцовщина…

– Странно это, – рассуждал Андрей, закуривая сигарету, – Нелька девка видная, спокойная, образование есть, не дура далеко, а замуж не вышла. Скажи?

– Скажу. Сам в непонятках, – согласился Мороз, разгоняя дым сигарет, – ты бы хоть вышел что ли…

– Куда? На соседнюю могилку? – усмехнулся он. – Потерпи уж, нервы что-то…

– Ладно, куда деваться?! Я знаешь, что, Дюх, думаю… – произнёс Митя и недолго помолчав, продолжил. – А в чем смысл тогда? Понимаешь? Да? В чем смысл наших душевных метаний, переживаний?

– В смысле? – переспросил Андрей.

– Ну, что в смысле?! Смысл в чем, скажи? Мы же все торопимся успеть. Успеть куда? И зачем?

– Не стоит, Митяй, – стряхнув пепел, произнёс Андрей, – не стоит так глобально мыслить.

– Нет, ответь! – потребовал Мороз, наполняя рюмки и Димкин стакан.

– Да что тут отвечать!? У меня Вика и трое детей. Понимаешь? Я тороплюсь, возможно. Тороплюсь потому, что хочу, чтобы у них все было, я хочу, чтобы они были счастливы здесь и сейчас. Что же тут непонятного?

– А они счастливы?

– Да ну тебя, Митька! – поморщился Андрей. – Торкнуло что ли? Философию тут развёл!

– Нет, ответь, Дюх, – потребовал Митя, – мы же просто базарим. Что ты, ну?

– Ну, хорошо, хорошо! – подняв руки к верху, сказал Ерёмин. – Я надеюсь, что они счастливы уже сейчас! Но ты же знаешь молодость?! Они могут не понимать сейчас своего счастья… Что? – спросил Андрей, поймав осуждающий взгляд друга. – Ну, ладно, ладно! Нет, Митька, ну тебя совсем не в ту степь поволокло! Ну, да! Я это делаю больше для себя! Доволен? Я несу за них ответственность – раз! Я обязан им дать достойное образование – два! И я должен им обеспечить по максимуму полноценную жизнь – три!

– Ничего ты не должен, дурак! – перебил его Митька. – И они тебе не должны!

– Ты хочешь сказать, что это все лишнее? – возмутился Андрей. – Ты гонишь, Митрич! Но зачем ты тогда выстроил свою автомобильную империю? Не для Ксюши с детьми?

– Нет, не для Ксюши с детьми! – уверенно заявил он. – Только для себя! Не ври себе, Андрюха! Ты тоже все это делаешь для себя. Это твой эгоизм заставляет тебя зарабатывать бабки, открывать один бизнес за другим, ты реализуешь себя и поэтому в твоей семье все хорошо. Одно вытекает из другого. И дети твои, конечно, счастливы! Но пока! Пока, Дюх! Ванечка твой, старшенький, куда думает поступать?

– Не сыпь мне соль на рану! – скривился Андрей, поднимая рюмку. – В ГИТИС он собрался! Знаешь же! С камерой своей не расстаётся! Режиссёр доморощенный! Задурили парню голову со своим театральным кружком! А я сразу говорил!

– Вот! – усмехнулся Мороз. – О чем я и хотел сказать! Твой эгоизм! Не смей, Андрюха! Сразу столько тумаков получишь от жизни, мама не горюй! И пацану жизнь испоганишь!

– Да иди ты в баню, Митрич! Ей богу! Однозначно, Ванька тебя настропалил на этот разговор!

– Да, Ванька! Ну и что? Если ты упёрся со своим государственным управлением! Что совсем уже? А у парня талант! – заявил Митя и усмехнулся. – Да и посмотрел бы я на тебя, если бы ты был поваром! Хорошо было бы?

– Поваром? Почему поваром? – Андрей от удивления аж рот открыл.

– Да потому что тёть Зоя в кулинарное училище тебя уговаривала пойти! Помнишь? При кормушке, говорила, всегда будешь! Что, не помнишь?

– Помню, – протянул Ерёмин и засмеялся, – слушай, точно! Поваром же! Столько слёз было, что мамке придётся мне нарукавники тёмные шить, чтобы обшлага рубашек не пылились. Жуть!

– Во-во! А ты сейчас чем от матери отличаешься? – засмеялся в ответ Митя.

– Мить, но это же блажь! Понимаешь? Нельзя же только в своё удовольствие жить!

– Но ты же жил! И даже если это блажь, пускай! У него вся жизнь впереди! И у него есть ты. Ты поможешь ему пройти его путь, а не тот, что ты выбрал для него.

Андрей не нашёлся, что ответить. Жил ли он в своё удовольствие всегда? Можно сказать, да! Мать плакала и уговаривала, но у него тогда уже был приличный заработок, благодаря Димкиным нескончаемым темам. Да и не видел он себя поваром, хотя готовить любил. Как и его сын не видит себя госслужащим? Получается, так! Смириться с этим было непросто. Андрей поднял глаза к небу, голубому небу, по которому пробегали редкие, белые, пузатые облака. Режиссёр? Его сын – режиссёр? Нет, он гордился им, гордился его умению снимать. Гордился, тем, что у них всегда есть альбомы с живыми фотографиями и прикольные короткие семейные фильмы. Не просто видео с дрожащим изображением, а настоящие фильмы. С заставками, музыкой, озвучкой и даже с титрами. Конечно, он этим гордился! Но образование… Режиссура, как-то несерьёзно это… Он посмотрел на памятник с изображением друга и задумчиво, спросил:

– Так Димке получается, надо было идти на художника? Он же рисовать очень любил!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4