Ева Никольская.

Магическая академия. Достать василиска!



скачать книгу бесплатно

– Ух ты, ведьмочки! Новенькие! – расплылся в счастливой улыбке при виде нас обкуренный леший. – Чай, самогонка, дурман-трава? – предложил он, похлопав себя по карманам, в которых все это явно хранилось.

– Воды ей! – сказала я, понимая, что без боя утащить отсюда разгулявшуюся родственницу, помолодевшую не только телом, но и душой, мне вряд ли удастся. – Желательно ведро. На голову! И это… – Я многозначительно помахала рукой перед носом лесного мальчика, глаза которого, наблюдая за моими пальцами, съехались в кучу. – Без добавок, понял?

– А что это ты тут раскомандовалась, ведьма? – подняв голову от карточного стола, спросила всклокоченная гарпия с самокруткой в зубах. – Это моя хата, поняла? И общага наша, острошляпые цыпы тут гости нежеланные, – щуря желтые глаза, выплюнула она вместе с облачком сизого дыма.

– А мы не гости, мы новые соседи, – парировала я, стараясь вести себя миролюбиво. Врагов наживать, еще не начав обучение, не хотелось.

– Ой, картишки! – радостно взвизгнула ба и, рванув к столу, двинула бедром какого-то парня, заявив: – Ребят, я в игре! Ставки высокие? У меня амулетик есть, дорогущий. – Она помахала кулоном, подаренным ей черной королевой. Вот же яблочки!..

– Да твою ж маковку, – взвыла я, хватая родственницу за руку. – Простите, народ, она перебрала малость…

– Й-а малость? – возмутилась бабушка.

– Ладно, много, – охотно согласилась я. – Ее бы вниз проводить, в комнату номер шесть, не поможете? Всем же спокойней будет. – И мило улыбнулась взиравшему на нас квартету, состоявшему из одной гарпии, одного оборотня и двух лепреконов, если я верно определила расу по острым ушам, маленькому росту и характерным костюмам цвета свежей травы.

– Зачем провожать? – потер маленькие ладошки один из «зеленых». – Амулетик хорош. Ставка принята, ведьма! Сыграем? – И радостно оскалился, демонстрируя заостренные мелкие зубки в якобы дружелюбной улыбке.

– И ты присоединяйся, – шустро подтащив к столу еще два стула, сказал мне собрат хитроумного ушастика, позарившегося на бабушкин кулон. – У тебя тоже есть, что в общий котел бросить. – И он выразительно посмотрел на плетеный браслет, украшавший мое запястье.

– Не продается, не проигрывается, и не приведи боги кому-то попробовать это украсть! – указав на вожделенный амулет, сказала я лепреконам. Хотела еще добавить то же самое и про бабушкин, но она перебила, заявив:

– Ничего, у нас целая сумка редких зелий, ставь любое, Элька, я разрешаю! – И, усевшись на стул, спросила: – Чего сидим, кого ждем? Карты кто сдавать будет?

– Шустра-а-а девка, – одобрительно протянул оборотень, тасовавший колоду.

– Палата номер шесть, говоришь? – глянув на меня, уточнила гарпия.

– Комната, – поправила ее я.

– Одна хрень! – отмахнулась когтистой лапой пернатая дама. – Проводят вас Филька с Йориком, – она кивнула на ушастых, – когда сыграем.

Мысленно попрощавшись с бабушкиным амулетом, я тяжело вздохнула и нашарила в сумке, куда мы после купания Арины сгрузили все запасы, флакон с каким-то зельем.

Затем выставила его на стол рядом с браслетом, зачарованной брошкой, пером гарпии, обладавшим сильными магическими свойствами, и еще парой вещиц, чью ценность с ходу распознать не смогла.

– Это что у нас? – спросил лепрекон, схватив пузырек. – Так, угу… «Супермарт». А что делает? Весну вызывает?

– Ага, – хохотнула Арина. – В кошачьих сердцах! Хотя погодь, рукастый! – Она вырвала у него зелье и бросила обратно в сумку. – Этот образец еще на тестировании. Сейчас другой найду. – Вытащив очередной флакон, она радостно заявила: – О! Антистресс!

– Депресняк лечит? – на этот раз новинкой заинтересовалась мрачная гарпия, у которой на физиономии было написано – ее тема.

– Ага. Пара капель в напиток тому, кто депресняк спровоцировал, и цирк на ближайшую пару часов гарантирован. Веселит, – со знанием дела поведала бабушка.

– Ставки приняты, – вынесла вердикт крылатая, пыхнув самокруткой, и скомандовала оборотню сдавать карты.

Играли в покер, знакомились, общались, даже похихикали, обсуждая не питающийся человечиной рыбрарий, в котором искупалась Арина. Бабушкой я ее старалась не называть, не желая портить родственнице развлечение, так как остальные приняли нас за сестричек Страховых, волей судьбы и ректора оказавшихся на втором курсе АРиС и поселившихся в цокольном этаже башни отщепенцев. К концу первой партии мы остались без зелья, прибранного к рукам явно мухлевавшей хозяйкой. Зато отбили амулет у грустно вздыхающего лепрекона, а заодно выиграли и перо, на которое положила глаз моя бабушка, оказавшаяся лучшим шулером, чем все присутствующие, так как ее трюки с картами никто не заметил.

А потом, выпив притащенной лешим воды и закусив бутербродами, приготовленными раскрашенной под боевой камуфляж феечкой, тоже приглашенной на вечеринку у гарпии, мы сели за вторую партию, так как бабушка заявила, что пойдет спать только после третьей игры. Боевая фея с укуренным лешим вновь занялись музыкальным сопровождением немноголюдной (если наш мини-зоопарк из представителей разных видов можно было так назвать) вечеринки. Играли они на удивление слаженно, несмотря на витавший аромат дурмана. Или именно благодаря ему?

А на кресле, щуря хитрые глазищи, сидел треххвостый кот, которого раньше в комнате не было, и, что вполне нормально для мелкой нечисти, ухмылялся. В сумке же дрых зачарованный бабушкой домовенок, которого она отправила в вынужденную спячку, чтобы не мешал ей вспоминать молодость. Ох, будет дуться утром Веня, как пить дать, будет! Все самое интересное ведь пропустил!


Катарина

– Помогите… – Я запнулась, увидев их. Красивых, молодых, нарядных студенток с разного вида травмами, сидящих на скамьях просторного белого помещения и с нехорошим таким интересом изучающих меня. И это поздним вечером! Время повышенного травматизма, что ли?

– О! Еще одна явилась, – фыркнула седая ведьма, расположившаяся за полукруглым столом, на котором стояло овальное зеркало. – И что у тебя болит, голубка? – насмешливо спросила она, глядя на мое платье.

– Она у меня болит! – указала я на медленно вплывающую следом Клару. Та уже вовсю изображала умирающего лебедя, и перебирающая теневыми пальцами рука на ее горле тому активно способствовала. – Она потеряла контроль над собственным проклятием! Пожалуйста, сделайте что-нибудь, – глядя на женщину, по-прежнему ехидно улыбающуюся, взмолилась я. – Да что же вы сидите-то! Рука же ее задушит!

– Да-а-а, – протянула ведьма, сложив под подбородком руки. – Чего только девки не придумывали, чтобы к Сигурду попасть. Но это что-то новенькое. Вы как мужика делить-то собираетесь, изобретательные мои?

Я ошарашенно уставилась на нее, она с иронией – на меня, а больше десятка потенциальных пациенток начали тихо перешептываться. Так «тихо», чтобы все обязательно услышали, как они расправляются с наглыми конкурентками. И, не выдержав, я воскликнула:

– Черт знает что! Это целительский корпус или конкурс красоты? Ей помощь нужна! – Клара очень кстати захрипела, как по команде придушенная своим творением. – А мне валерьянка! – И, оглядев присутствующих, зло рыкнула: – И подавитесь вы своими мужиками! Позовите уже кто-нибудь лекаря… женщину!

Вот тут всепонимающий взор ведьмы сменился на озадаченный. Девки на скамьях заткнулись, и в воцарившейся тишине раздался спокойный мужской голос, прозвучавший из зеркала на столе:

– Ко мне обеих, Раиса! Ехтиндру тоже вызови. Немедленно!

Под завистливые вздохи сидящих в приемной девиц нас с Кларой препроводили за дверь одного из кабинетов. Там тоже была дверь, а за ней очередной кабинет. И еще одна дверь, и… Да что за ерунда?! Когда пожилая ведьма направилась к шестой двери, я не выдержала и возмутилась:

– Может, сразу в морг? А то, пока дойдем, тело уже остынет.



На что мне спокойненько так порекомендовали заткнуться и топать дальше. Ну а когда мы наконец пришли, я подумала, что с удовольствием прошла бы еще столько же, лишь бы оказаться подальше отсюда. Потому что целитель, стоящий возле кушетки, был мне знаком.

– Сигурд, принимай пациентку. То есть обеих! – пряча улыбку в уголках губ, отрапортовала наша сопровождающая. – Ехтиндра сейчас поднимется.

– Ты свободна, Раиса.

Подхватив потерявшую сознание Клару на руки, мужчина переложил ее на кушетку и, не глядя на меня, принялся осматривать шею, в которую вцепилась ожившая страшилка. Я же, пользуясь его занятостью, начала осторожно пятиться к выходу, намереваясь отправиться вслед за ведьмой, как вдруг услышала язвительное:

– Что-то мне это напоминает, госпожа Ирмин. Я, вы… и пациент без сознания. – Блондин медленно обернулся и потянулся рукой к своим очкам, на что я испуганно выкрикнула:

– Не смейте!

– Что не сметь? – не понял он.

– То, что вы хотите сделать, – севшим голосом пробормотала я.

– Поправить очки? – уточнил мужчина и чуть тронул черную дужку, убирая с нее серебристую прядь, выбившуюся из короткого хвоста.

– Поправить? – Я окончательно растерялась и поэтому, наверное, сморозила то, что говорить не следовало: – А снять?

– А надо снять? – Краешек его губ дрогнул в полуулыбке.

– Меня спасать кто-нибудь будет? – раздался возмущенный хрип с кушетки, и Сигурд, обернувшись к Кларе, ровным голосом сказал:

– Проклятия – не моя специализация. А физические повреждения у вас не критичны. – И сквозь зубы добавил: – Так что подождите своей очереди, Клара.

Ведьмочка задохнулась. То ли от обиды, то ли от нового сжатия черной пятерни. Потом захрипела, закашлялась, пытаясь уцепиться наманикюренными пальчиками за ворот мужской рубашки, но лекарь легко уклонился от ее рук, и брюнетка, закатив глаза, рухнула обратно.

– Вы, вы… Да как вы можете с ней так! – Я не находила слов. Их нашел василиск.

– Вода на столе, – спокойно проговорил он. – Выпейте и успокойтесь, Катарина. Только постарайтесь ничего мне там не разбить. – И таким тоном он это все сказал, что я тут же подчинилась.

Пальцы дрожали, зубы стучали, стакан трясся. Пила я медленными глотками, полностью сосредоточенная на том, чтобы, как и просили, сохранить посуду в целости. Видимо, из-за этой сосредоточенности и не заметила, как сзади подошел хозяин кабинета. Когда его рука коснулась моего плеча, я вздрогнула, выронила стакан, расплескав содержимое по полу, развернулась и, сложив на груди руки, открыла рот, чтобы проговорить…

– Скажешь сейчас «дяденька, отпустите!», и я запру тебя в лазарете на месяц, – без тени улыбки пообещал блондин. Затем взял с подноса чистый стакан, налил туда воды, уронил в нее несколько черных капель из миниатюрного флакона и, протянув потемневшую жидкость мне, велел выпить.

– А это… – с сомнением покосилась я на лишенную запаха жидкость.

– Приворотное зелье, – съязвил лекарь, но, видя, как вытягивается мое лицо, скрипнув зубами, проговорил: – Успокоительное! Пей.

– Точно не приворотное? – на всякий случай переспросила я.

– По-твоему, мне для подобных целей нужно зелье? – криво усмехнулся он, окончательно перейдя на «ты».

Я подумала, что не нужно, поэтому взяла лекарство. И все повторилось заново: пальцы задрожали, зубы застучали, стакан затрясся. И если бы мужчина не придержал очередной стеклянный сосуд, он наверняка упал бы вслед за своим предшественником. Зелье оказалось не только без запаха, но и без вкуса. Я как раз сделала последний глоток и собиралась уже ответить на вопрос Сигурда, что случилось с Кларой, как в кабинет вошла покрытая змеиной чешуей женщина, которая, с хрустом разминая непропорционально длинные пальцы, с порога заявила:

– Ну? И где тут труп?

«Труп», услышав эти слова, распахнул черные как ночь глаза и зло выдал:

– Сейчас как встану, и будут тут трупы!

Теневая конечность, шарфиком обвившая длинную шею Клары, выпрямила указательный палец, вывернула его вертикально и помахала из стороны в сторону, грозя «ящерице». Однако похожая на рептилию особа была не робкого десятка, поэтому лишь фыркнула в ответ на возмущение пациентов.

– Лежачая пациентка твоя, Ехтиндра, – сказал блондин, даже не посмотрев на брюнетку и ее нашейное проклятие. – А у меня случай нервного срыва с переходом в истерику, – добавил он.

– И что тут у нас? – Чешуйчатая женщина потерла руки, демонстрируя в широкой улыбке два острых змеиных клыка, и, облизнувшись раздвоенным языком, двинулась к Кларе. – Какой прелестный ошейничек! – Ведьмочка заерзала, напряженно глядя на решительно настроенную целительницу. – Как раз такого мне в коллекции и не хватает.

Черная рука, отпустив шею девушки, скрутила из трех пальцев фигу. Освобожденная ведьмочка откинулась назад, «ящерица» бросилась вперед, но успела ухватить призрачную кисть только за мизинец – все прочие пальцы снова вцепились в горло жертвы. Процесс лечения напоминал детскую забаву «примирение», когда детишки цепляются мизинчиками и повторяют хором «мирись-мирись-мирись и больше не дерись». Только вот Ехтиндра за оттопыренный палец тянула всей своей когтистой пятерней, упираясь при этом ногой в край привинченной к полу кушетки. Клара, хватаясь обеими руками за края оной, придушенно хрипела. Целительница же в процессе перетягивания руки еще и умудрялась бормотать нараспев какое-то заклинание.

Я нервно хихикнула, наблюдая за ними.

– А вот и истерика! – почему-то обрадовался Сигурд, отвлекая меня тем самым от занятного зрелища.

– Неправда! – возмутилась я, когда он, продолжая удерживать меня на месте, начал заглядывать в глаза. – Я не истеричка!

– Так, зрачки нормальные, – констатировал василиск и добавил: – Как же не истеричка, если пьешь успокоительное?

– Так вы же сами… – И запнулась, когда мужчина коснулся пальцами жилки на моей шее.

– Красивое платье, Кати. Новое? – спросил он тихо и как-то слишком проникновенно, проведя при этом кончиками пальцев от подбородка до моего плеча.

Я замерла, боясь пошевелиться. Это что еще за осмотр такой с элементами ощупывания? Странный и совершенно ненужный! Да с чего он вообще взял, что мне требуется его помощь? И что за намеки на платье? Сразу вспомнился выписанный им чек, и, подумав, что самое время прояснить ситуацию, я сказала:

– Нет. Старое! И кстати, спасибо, конечно, за компенсацию, но вы там слишком большую сумму написали. На нее не один наряд, а все двадцать купить можно.

– Ну так купи двадцать, – убрав от меня руки, с некоторым раздражением заявил василиск.

– Или десять дорогих, – не слушая его, продолжала рассуждать я, но, заметив, как сжались в линию губы мужчины, замолчала. С одной стороны, не видя за стеклами очков глаз собеседника, сложно было общаться. С другой – век бы этих глаз не видеть!

И что девки в нем находят? Себя калечат, надеясь к нему на лечение попасть. Или это из-за многократного воздействия его дара? Последняя мысль не радовала. Близость блондина – тоже. Отступив от него на шаг, я нарочито вежливо произнесла:

– Благодарю за помощь, господин лекарь, но мне пора.

Чуть приподняв подол длинной юбки, попыталась резко рвануть к выходу, но меня так же резко рванули обратно за рукав.

– Куда? – Раздраженный окрик блондина дополнил характерный треск ткани.

Я, вынужденно развернувшись, посмотрела сначала на свою обнаженную руку, потом на полупрозрачный кусок ткани, зажатый в ладони целителя, и, заторможенно моргнув, предельно ровным голосом (спасибо лекарству) поинтересовалась:

– И сколько еще платьев вы намерены на мне разорвать?

В комнате повисла странная тишина, и в ней особенно отчетливо прозвучал голос Сигурда:

– Ну, если учесть, что я оплатил тебе девятнадцать лишних… – невозмутимо проговорил этот чертов василиск, нагло улыбнувшись.

– Не нужны мне ваши деньги! – опрометчиво воскликнула уязвленная я, так как деньги как раз были нужны, и очень, ибо одолженные у Каина монеты ушли на билет и еду. – Верните то, что украли! Свою же подачку заберите обратно.

Ехтиндра выронила из рук какой-то металлический инструмент, а с шеи Клары мешком свалилась черная рука. И обе, пациентка и ее целительница, с жадным интересом уставились на нас.

– Украл? – ледяным тоном переспросил Сигурд. – Это что же?

И снова тишина. Хоть убейте, но опять странная.

– Девичью честь? – предположила чешуйчатая целительница, опередив меня с ответом.

– Что-о-о?! – в один голос протянули блондин и Клара. А я, чувствуя, как начинает гореть лицо, выпалила:

– Чек на мое имя! – И уже тише добавила: – Тот, который не ваш.

– А, те жалкие гроши, – снисходительно проговорил мужчина. – Что ж, придешь после десяти вот по этому адресу. – Взяв со стола аккуратный бумажный квадратик, мужчина быстро нацарапал на нем пару строк и сунул записку мне в руку. – Охрана тебя пропустит на жилой этаж, я договорюсь.

В районе кушетки кто-то сдавленно пискнул, но я туда не смотрела. Все мое внимание было приковано к каменной физиономии одного очкастого господина. Интересно, он правда считает, что я буду по ночам к нему бегать?

– После десяти к неженатым мужчинам не хожу! – заявила раздраженно.

– А кто тебе сказал, что я не женат? – делано удивился он.

– К женатым тем более не хожу! – уперлась я.

Сигурд чуть склонил набок голову, потер висок, а потом вздохнул и ласково так, словно с душевнобольной разговаривает, поинтересовался:

– Милая моя Кати, ты ведь понимаешь, что мы сейчас не о свидании говорим, правда?

И почему-то так обидно вдруг стало. Будто я блоха какая-то назойливая, а не девушка, которую можно пригласить в гости. Поправив пока еще целый рукав, я гордо вздернула подбородок и сказала:

– Завтра после занятий зайду сюда. Будьте добры, господин лекарь, оставьте мой чек в приемной. И я обменяю его на ваш.

Мужчина молчал секунд двадцать, молчали и все присутствующие в кабинете. А потом он абсолютно бесстрастным тоном выдвинул мне ультиматум:

– Или сегодня после десяти ты придешь ко мне в комнату, ведьма, и получишь свой чек, или купи уже себе эти несчастные двадцать платьев и хотя бы одну пару обуви. – На последних словах его бесстрастность дала брешь, пропустив иронические интонации.

Я собралась уже возмутиться, как вдруг почувствовала, что по ноге кто-то ползет. Невесомо, немного щекотно… будто паук! Мгновенно забыв о лекаре, резко дернула вверх подол и увидела сотканную из теней пятерню, которая, сливаясь с моей кожей, добралась уже до колена и, судя по напору, на достигнутом останавливаться не собиралась.

– Ты решила меня собла… – Сигурд оборвал пропитанную сарказмом фразу и метнулся ко мне. – Клар-р-ра, отзови сейчас же эту дрянь! – потребовал мужчина, разрывая подол многострадального платья по мере продвижения «страшилки» вверх. От его ладони шло мягкое свечение, но впитавшееся в мое тело проклятие не желало сдавать позиции. Разве что двигалось оно из-за усилий лекаря не так стремительно, как поначалу.

– Ничего не могу поделать, «черная рука» мне не подчиняется, – фальшиво всхлипнула черноволосая ведьмочка.

– Ехтиндра! – крикнул блондин, но женщина-ящерица и так уже стояла возле меня, сплетая сеть защитного заклинания.

Дальше все происходило словно не со мной. Помню, как рвалась голубая ткань, оставляя меня в нижнем белье. Как потела от страха спина, когда черные пальцы «ласкали» горло. Как яркая вспышка слепила глаза, а тепло целебной магии разлилось по телу, отгоняя прочь страхи и боль от удушья. Проваливаясь в спасительный обморок, я упала в чьи-то объятия и, прежде чем отключиться, услышала тихое:

– Спи, чудовище.


Эллис

Слово ведьмы – закон. Отыграв три партии, Арина Ильинична, которую новые знакомые уже звали Аришкой и дружно упрашивали сделать скидку на редкие зелья, поднялась из-за стола, сгребла в карманы широких штанов выигрыш и, заявив: «До скорой встречи, народ!», направилась к выходу.

– Проводить? – спросили лепреконы.

– Не надо! – гордо вскинув голову, отказалась ведьма. – Я немощная, что ли? Сама дойду. Какая комната, говорите?

– Шестая, – шагая за ней со звякающей сумкой на плече, отозвалась я и поудобней перехватила наши метлы. Ступа, так и провисевшая под окном, пока мы находились в гостях, начала плавно снижаться, чуя, как хозяйка спускается по лестнице, так что за нее я не переживала. А вот за пошатывающуюся бабушку – да. – Может, все-таки позвать кого? – спросила тихо, боясь неосторожным словом задеть самолюбие родственницы.

– Не мели ерунду, Элька! – отмахнулась ба.

– Но ты пьяна в стельку! – возмутилась я, повысив голос.

– Йа-а-а? – Ведьма обернулась, взглянув на меня зелеными глазами, ярко мерцающими в приглушенном свете настенных ламп. – Да что б ты понимала в пьянстве!

– Так ты ее, Ариш, скоро и этому научишь, – мурлыкнули сверху. Посмотрев на площадку, я увидела сидящего там треххвостого кота, которого заприметила еще в комнате гарпии.

– Учандр! – воскликнула бабушка, расплываясь в радостной улыбке. – Ты до сих пор в академии, что ли?

– Куда ж мне, старому, еще податься? – мягко ступая по каменным плитам, вздохнул говорящий зверь, которого бабушка, судя по реакции, на вечеринке не видела.

– У-у-у ты, моя кис-с-са, – протягивая к нему руки, зашептала Арина, а я закатила глаза, предчувствуя очередную заминку на пути к вожделенной кровати.

– Хорош дурочку валять, Ариш, – отозвался «кот», хлестнув ее по ногам одним из своих пушистых хвостов. – Девчонка совсем умаялась, а ты комедию ломаешь.

– Йа-а-а? – снова взвыла ведьма, стрельнув на меня подозрительно хитрыми глазами.

– Ба? – удивилась я.

– Вовсе и не комедию, – перестав шататься, заявила родственница. – Я ввожу в действие стратегический план, вот.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40