Ева Дымкова.

Заветный дар



скачать книгу бесплатно

© Ева Дымкова, 2017


ISBN 978-5-4485-7498-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая

Пролог

Туман. Плотный, густой, не видно не зги. Белый? Серый? Неизвестно. Где она? В какое время, в каком месте? Нет ответа. Вокруг только туман, и в самом его эпицентре она – Мара. Страха нет, как ни странно. Есть только предчувствие чего-то, что вот-вот произойдет и изменит её жизнь.

И тут возникло странное ощущение, что она уже не одна. Нет, её окружала все та же густая завеса тумана, но чувство, что кто-то за ней наблюдает, не проходило.

– Где я? – безмолвно спросила Мара, почему то уверенная, что ей ответят.

– Ты на перекрестке миров.

– И что я здесь делаю?

– Ты должна узнать о своем предназначении.

– Что это значит?

– У тебя есть необычный дар, ты особенная, не такая, как все. Тебе дано больше, чем другим. Из-за этого ты столкнёшься с непониманием, тебя будут отталкивать, обходить стороной, но ты должна быть сильной. Любой дар это власть, и только от тебя зависит, станет он благом или наказанием.

– И что это за дар?

– Узнаешь в своё время. Будь готова ко всему. А теперь тебе пора возвращаться.


Сколько Мара себя помнит, она периодически видела этот сон. После него она вставала разбитая, словно вся энергия ушла из неё. Поначалу она боялась, но потом страх ушёл. Став старше, Мара стала искать расшифровку своего странного сновидения в многочисленных сонниках, но не находила более менее подходящего значения. Через какое-то время она привыкла и повторяла себе, что над снами мы не властны, приснилось, значит, приснилось.

От природы у неё была особенность или аномалия: глаза разного цвета: один светлый бледно голубой, практически бесцветный, а другой темный жгуче карий, почти черный. И при этом настолько светлая кожа, что она казалась белой, ресницы и брови были тоже такими светлыми, что казались незаметными. Волосы Мары отличались необычным цветом: совершенно лишённого красок. Небольшого роста, излишне худая Мара не была красивой или некрасивой, она родилась совершенно непохожей на других. Девочка напоминала не человека, а тень, но ровно до тех пор, пока не поднимала глаз. Стоило ей посмотреть на кого-то в упор, насмешки по поводу её внешнего вида тут же замирали. Её взгляд, казалось, проникал до самых глубин человеческой сущности.

Глаза Мары, спрятавшись за большими стёклами, словно вглядывались не в лица и предметы, а куда-то дальше, будто Мара видела то, что не дано познать окружающим.

Отца у Мары не было, зато была мама, любившая свою дочь без памяти и словно незамечающая её непохожести на окружающих. Но Мара знала как переживает мама из-за её внешности, как часто плачет по ночам, думая, что Мара её не слышит. Имя Мара она дала ей по странному наитию, даже самой себе не в силах объяснить, откуда такой необычный выбор. В младенчестве Мара не осознавала своей непохожести на других, а став старше начала стесняться своего дефекта, да и окружающие считали своим долгом лишний раз напомнить ей, что она от них отличается.

Она хотела носить линзы, но врачи офтальмологи запретили ей это из-за низкой чувствительности роговицы. Поэтому Маре купили очки с матовыми стёклами, которые хоть немного скрывали необычность её глаз.

В детском саду девочку дразнили, обижали и забирали игрушки, пользуясь тем, что она не может постоять за себя. В школе история повторилась. Только её уже не обижали и дразнили, а просто игнорировали. Никто не захотел сидеть вместе с Марой, и она одиноко занимала первую парту, под самым носом учительницы. Чересчур тихая, не похожая на других девочка, была никому не интересна. Дети часто жестоки к тем, кто выделяется своей непохожестью. Ведь родиться не такой как все своего рода наказание или испытание.

Подруг у Мары не было. Единственной наперсницей все годы оставалась мама, но и с ней она делилась не всем. Даже учителя избегали её, стараясь как можно реже вызывать к доске, да и просто обращать на неё внимание, хотя училась Мара хорошо. Это было нетрудно. От природы у девочки была прекрасная память, она всё схватывала на лету. Временами ей казалось, что всё, что проходили в школе, она уже знает, но откуда? Мара также умела разговаривать с деревьями, могла предсказать погоду, чувствовала заранее настроение того или иного человека, видела предстоящие в жизни события во сне. Чем старше она становилась, тем больше необычных способностей, у неё открывалось; она даже научилась одним лишь движением рук снимать головную боль, а голова у её мамы болела часто.

Больше всего переживаний Маре доставляла странная внешность, если бы она знала как её исправить и стать похожей на других, не задумываясь сделала бы это. Но увы, при всех её способностях, в этом она была бессильна. Стесняясь самой себя, девочка стала нелюдимкой и большую часть времени проводила дома, за книгами, читая всё подряд, так Мара все больше уходила в свой личный, отделённый от всех мир.

Оканчивая школу, Мара вдруг решила пойти в медицину, хотя всегда мечтала работать в библиотеке, с любимыми книгами. С ними гораздо легче, чем с людьми.

Но когда странный сон повторился в очередной раз, Мара объявила, что будет поступать в медицинский. Это решение казалось неожиданным даже ей самой. Поступила Мара легко, словно какая-то неведомая сила направляла её, помогая вытащить самый нетрудный билет, заставляя память вспомнить то, что казалось давно забытым. Даже физика, ненавистная Марой физика, вдруг сдалась и, раскрыв свои секреты, стала простой и понятной. Во время сдачи экзаменов, перед глазами Мары мысленно будто раскрывались нужные страницы учебников и конспектов, и она без труда читала по ним правильные ответы, приводя экзаменаторов в восторг. Она же в это время как бы не присутствовала, пока кто-то невидимый, но сильный управлял её судьбой. Этот таинственный покровитель словно руководил её волей, и этому «кто-то» было очень важно, чтобы она поступила.

И вот все треволнения позади, Мара зачислена на первый курс. Радость мамы, поздравления немногочисленных родственников. Сама же Мара приняла этот факт, как данность.

Сны изменились. Теперь Мара слышала лишь одну фразу: «Готовься». Но к чему, ей не объясняли. Сама же она ничего необычного не замечала. Первый год пролетел быстро: общеобразовательные предметы, анатомия, физиология. Она старательно училась, не понимая, зачем это делает, но прилежно заучивала сложные латинские названия систем и органов человека, вникала в симптоматику болезней, и при этом понимала, что она никогда не хотела быть врачом, всегда побаивалась людей в белых халатах, так что же она здесь делает? Ответить на этот вопрос Мара не могла даже самой себе. Училась, подчиняясь, будто робот, словно в неё заложили нужную программу. Значит, в этом есть какой-то смысл, нужно ждать. И Мара ждала, не понимая чего. Может разгадки своих снов, которые с пугающей периодичностью продолжали ей сниться, повторяя всё тот же сюжет.

Всё изменилось на втором курсе, когда началась практика в больнице. Будущих интернов распределили по палатам, но Марин вид пугал больных, и поэтому её прикрепили к реанимации. Находящимся без сознания людям её внешность была безразлична. Сама же Мара каким-то шестым чувством ощущала, что всё так, как надо и именно здесь её место.

Однажды Мара осталась одна, дежурившая сестра куда-то ненадолго вышла, и в этот момент она вдруг увидела вместо живых, хоть и без сознания людей из плоти и крови, не то тени не то оболочки со слабым свечением. У одних свечение было ярче, у других почти угасало. И тут она явственно почувствовала, что одна из таких угасающих теней, просит её подойти. Она повиновалась. Приблизившись к кровати мужчины, лежавшего в коме, Мара, повинуясь неосознанному порыву, протянула руки, и коснулась оболочки, чьё свечение она так хорошо различала. Оболочка была леденяще холодной, но вот Мара ощутила, что от её рук словно идут импульсы, которые, касаясь оболочки, нагревают её. Свечение становилось всё сильнее, или может Маре так казалось. Закрыв глаза, она ощупывала оболочку, которая становилась всё теплее. Свечение разгоралось, оболочка стремительно нагревалась, рукам Мары стало слишком горячо, она почти обжигалась, и в этот момент вошла медсестра.

– Что ты делаешь? – спросила она. Ей показалось, что девушка что-то поправляет на постели больного.

– Мне показалось, что он пошевелился, – ответила Мара.

– Это невозможно, он в глубокой коме. Сходи в лабораторию, захвати результаты последних анализов.

Мара послушно вышла, и, глядя ей вслед медсестра покачала головой: «Странная девушка, очень странная. Когда она рядом, даже мурашки по коже. И даже имя у неё странное, никогда такого не слышала. Скорей бы её практика закончилась».

И тут вдруг запищал один из приборов над кроватью больного, и когда Мара вернулась, она застала в палате целый консилиум, все возбуждённо что-то обсуждали. Мару никто не заметил, и она незаметно вышла. Она ощущала, что тот больной вышел из комы, и благодаря ей, Маре. Как и почему это произошло, она не понимала, но чувствовала, что это так. Мужчина был молодой, лет на восемь-девять старше неё самой. Несчастный случай. Травма. Кома. А теперь он будет жить. Сознание этого факта наполнило её радостью от собственной значимости, хотя девушка подумала, что лучше этого никому не рассказывать, решат, что она перезанималась или тронулась головой. Она ощущала непонятный упадок сил, будто свою энергию она передала тому больному для восстановления, но, если так, ей не жалко, главное, что она сумела помочь.

– Доченька, ты словно светишься, – воскликнула мама, увидев её, – наверное, влюбилась?

Ничего не ответив, Мара подбежала к зеркалу, в надежде увидеть какие-то изменения, но, увы, на неё смотрело всё то же знакомое, с детства всех пугающее своей необычностью, лицо. Правда в глазах действительно появился какой-то свет, от чего они выглядели почти красивыми. Но нет, это мечта, иллюзия принять желаемое за действительное.

– Ну что ты, мамочка, – ласково улыбнувшись, ответила Мара, – я такая же, как и всегда. И ни в кого я не влюбилась. Просто настроение хорошее. Представляешь, один человек у нас в реанимации вышел из комы, его считали безнадёжным, а он пришёл в себя. Разве не чудо?

Мама обняла Мару, подумав, какая её дочь впечатлительная. На следующий день Мара узнала, что того больного перевели в обычную палату. Она даже сходила посмотреть на него. Ей казалось, что спасённый её непременно узнает, но он, скользнув по ней равнодушным взглядом, отвернулся к стене.

Какое-то время ничего необычного не происходило, хотя тяжёлых больных хватало. Мара недоумевала: если она может помочь, почему они её ни о чём не просят, или тот случай не имеет к ней никакого отношения, и произошло стечение обстоятельств или чудо. Прежние сны перестали ей сниться, зато им на смену пришли другие. Мара видела две сущности, тёмную и светлую, они словно боролись между собой, но она всегда просыпалась до того, как узнавала кто победил. И почему то исход этого поединка был для неё важен.

Вскоре Мара смогла помочь девушке привезённой после тяжёлого ДТП. У девушки наблюдались большие внутренние повреждения, тяжёлое сотрясение мозга, а лицо и руки были сильно изрезаны осколками. Также произошла остановка сердца, девушку реанимировали, но она оставалась между жизнью и смертью. Её считали безнадёжной, даже родные уже почти смирились с неизбежной потерей близкого человека. Всё повторилось. Тень просила о помощи. Сложный случай. Оболочка была такой тонкой, что чуть ли не обрывалась под руками Мары, свечение начинало разгораться, потом практически угасало, энергии у Мары почти не оставалось, а девушка всё не приходила в себя. Оболочка казалась совсем замёрзшей, и не было такой силы, которая способна была отогреть её. Но неожиданно, когда Мара уже едва стояла на ногах от страшной энергетической усталости, свечение начало набирать силу и оболочка нагреваться. Приборы возле кровати пришли в движение, оповещая, что девушка оживает. Пациентка пришла в себя. Несмотря на то, что она оставалась очень слабой, её в спешном порядке перевезли в столичную частную клинику. Вновь Мара несколько дней ходила совершенно разбитая, но главное, что она сумела еще кого-то спасти.

Подобную миссию за время своей практики Мара выполняла ещё несколько раз, она уже привыкла к этому, привыкла и к нескольким дням полного энергетического упадка после своего вмешательства.

Практика закончилась. И после очередной сессии в их группе появился новенький. Почему он перевёлся в их институт, никто не знал, сам новенький тоже никаких разъяснений по этому поводу не давал. Мара долго вспоминала их первую встречу. У входа в аудиторию стоял незнакомый темноволосый парень рядом с общепризнанной красоткой их курса Лоркой. Мару словно обжёг потерянно-грустный взгляд тёмно-синих глаз незнакомца. Глаза загнанного зверя. Поспешно проходя в открытые двери, за своей спиной она услышала:

– И что это за чудо природы?

И хохот Лорки.

– Точно подмечено, Эрик. И в самом деле, чудо природы. Еще и имечко подходящее – Мара. Вроде означает демон смерти или что-то в этом роде. Представляешь?

Что ответил Эрик, Мара не слышала.

Глотая слёзы, она села за свободный стол. «Что я им всем сделала? – думала девушка, – за что они так со мной? Но несмотря ни на что, парень не оставил её равнодушной. «Он такой красивый. У него необыкновенные глаза» Мара таких ни у кого не встречала. И имя у него тоже необычное. Мара и Эрик, Эрик и Мара. И почему то с первого взгляда ей показалось, что они чем-то связаны. «О чём я только думаю? Такой как он на меня и не взглянет. И к тому же рядом с ним Лорка, а уж в здравом уме никто не променяет красавицу Лорку на такое «чудо природы», как я»

«У тебя есть сила. Ты спасала одним движением рук с того света, так может эту силу можно использовать…» неожиданно шепнул ей внутренний голос, вернее Мара решила, что это именно он.

«Не смей растрачивать свой заветный дар, сила нужна тебе для другого» – это уже иной голос.

Что с ней? Может у неё раздвоение личности или деперсонализация, как раз недавно проходили по психиатрии. И почему она не может быть, как все, иметь парня, радоваться жизни. Не желает она никого спасать, она хочет быть с Эриком. Или вернее, она не отказывается помогать, спасать, и в тоже время хочет, чтобы рядом был Эрик.

«Ты должна решить, что для тебя важнее», – опять она слышит голос. Что за напасть. Не красавица, да ещё и с головой проблемы. То сны, то голоса, то тени, то оболочки. Определённо с ней не всё в порядке. Все эти мысли проносились в сознании Мары, когда она усиленно конспектировала лекцию.

Прошло несколько месяцев, ничего необычного не происходило. Эрик словно не замечал Мару, она продолжала думать о нём, не надеясь на взаимность. Во снах по-прежнему повторялся поединок тёмного и светлого. И всегда она просыпалась раньше, чем узнавала, кто победил.

И вот однажды Мара получила приглашение на частную вечеринку в честь пятницы 13 в одном из клубов. Клуб принадлежал Лоркиному отцу. Такое приглашение получили все однокурсники.

Мара неожиданно даже для себя решила пойти. « Не ходи, – попросил её голос, ты пожалеешь», – но Мара его уже не слушала. Она хочет видеть Эрика, хочет быть там, где он, и только это важно. Но приснившийся ей в эту ночь сон чуть не поколебал её решимость. От увиденных ужасов Мара неожиданно проснулась. А когда вновь заснула, приснился Эрик, и ей вдруг стало холодно, очень холодно. А позади Эрика незнакомая и очень красивая девушка. Девушка положила руки ему на плечи. Маре кажется, что она её знает, более того, они с нею неразрывно связаны, но кто эта незнакомка, вспомнить не в силах. Сердце бешено колотилось. Её не покидало предчувствие чего-то страшного. Но всё – таки пойти на вечеринку не передумала.

К выходу в свет Мара готовилась как никогда тщательно. Она, особо никогда не уделявшая себе внимания, вот уже третий час перед зеркалом старалась превратить себя в королеву красоты и изящества. Но, все её усилия казались тщетными. Никакое новое платье не добавляло её нескладной сутулой фигуре грациозности, никакая косметика не могла придать очарования её необычным глазам. Да ещё от макияжа сверхчувствительные глаза Мары покраснели, почти налились кровью. Итак не красавица, а тут, вдвойне. Печально вздохнув, Мара закончила сборы и, попрощавшись с мамой, вышла из дома.

«Зачем я пришла?» – грустно вздыхала девушка Она всегда избегавшая ещё со школы вечеринок, дискотек, всё – таки в этот раз изменила своим привычкам, надеясь стать частью всеобщего веселья. Но нет, Эрик и не взглянул на неё. Мара одиноко сидела в уголке, от нечего делать, рассматривая обстановку роскошного клуба, попивая апельсиновый сок и наблюдая за окружающими. Танцевать ей не хотелось. Не умела она танцевать, да и к чему лишний раз привлекать к себе внимание и вызывать насмешки в свой адрес. Однокурсникам было нескучно, они тусовались напропалую, только Мара чувствовала себя лишней на этом празднике жизни.

– Мара, тут кое-кто ждёт тебя в комнате отдыха – сказала подошедшая к ней Лорка.

– Кто? – спросила Мара.

– Один парень попросил привести тебя.

– Зачем?

– Сюрприз. Тебе понравится.

Мара окинула взглядом толпу веселящихся и танцующих однокурсников, Эрика среди них она не заметила, и её сердце забилось от радостного предчувствия: неужели это он?!

– А почему он сам не подошёл? – подозрительно спросила она.

– Я же сказала сюрприз, – нетерпеливо ответила Лорка. – Ну же, иди. Или не иди, мне всё равно. Меня просто попросили тебя позвать.

– Скажи, кто это? Это Эрик? – неожиданно для себя спросила Мара, и покраснела.

Лорка зло усмехнулась, но находящаяся в смятении Мара этого не заметила.

– Ну, конечно, Эрик. Ты разве не замечала, как он на тебя смотрит?

– Нет.

– Счастливая, мы тебе все завидуем, по доброму, конечно. Такой парень! Знаешь, мы тебя недооценивали. Да и вообще ты классная девчонка. Может, будем дружить?

У Мары от слов Лорки голова пошла кругом. Она чувствовала скрытый подвох, но постаралась отогнать все негативные мысли, так хотелось верить, что всё, что говорит Лорка, правда.

– Я не против.

– Ну ладно, хватит болтать, тебе пора спешить навстречу своему счастью. Принц ждёт. Потом расскажешь? И Лорка доверительно улыбнулась Маре и даже подмигнула. – Только ты очки здесь оставь.

– Зачем?

– Тебе без них лучше.

– Но я без них ничего не вижу.

– Ну, любимого увидишь, обязательно, а не увидишь, так почувствуешь. Лорка похотливо усмехнулась. – Идём, я тебя провожу, чтобы ты не заблудилась.

– А где это? – сдаваясь, спросила Мара.

– По ступенькам вниз, там комнаты отдыха.

– Ну пошли. Спасибо тебе.

«Оказывается Лорка не такая плохая, спускаясь под руку с той по лестнице, думала Мара. – Задаётся немного, а так обыкновенная девчонка. Может, и зря я от всех шарахаюсь. Наверное, у нас учатся неплохие ребята. И Эрик! Лора сказала, что я ему нравлюсь, он назначил мне свидание! Хорошо, что я сюда приехала!» Голова Мары кружилась от счастья.

«Любопытство сгубило кошку» – почему то промелькнуло у неё в голове, когда девушка вошла в незнакомую комнату, в надежде встретиться там с Эриком. Но дверь за ней захлопнулась, ключ в замке повернулся, и она оказалась в кромешной темноте.

– Тут есть кто – ни будь? – слабым голосом спросила она. Ответа не последовало. В её сердце закралась тревога. Глаза не различали предметов, очки она по совету Лорки оставила на столике. Окна в комнате отсутствовали, было очень душно, и девушка почувствовала, что от страха неизвестности и духоты начинает задыхаться.

– Что за шутки?! Выпустите меня! Пожалуйста! Её голос дрожал, в нём послышались слёзы, но ответа она так и не получила. Она пробовала кричать, звать на помощь, колотила руками и ногами по двери в надежде, что её услышат и отпустят, но никто не спешил к ней на помощь.

Мара потеряла счёт времени и не знала, сколько ей ещё предстоит пребывать в заточении. Девушка не слышала никаких звуков: ни музыки, ни голосов. Полное безмолвие. Только какое-то странное шуршание. Мара со страхом подумала, уж не крысы ли здесь водятся. Она испугалась, что все ушли и бросили её одну, и тут неожиданно услышала за дверью шёпот.

Невольно Мара навострила слух. Почему-то её страх усилился, инстинктивно она почувствовала, что ничего хорошего от своих однокурсников ей ждать не приходится, и главные испытания сегодняшнего вечера для неё ещё впереди.

– Ну что, – голос Лорки, – проверим чёрная ли кровь у нашего демона.

– Да! – раздался возбуждённый гул голосов.

– Интересно-интересно каково это! С нечистой силой я ещё дела не имел.

– Вот ты Ромочка и будешь первым, – узнала Мара голос Динки, Лоркиной лучшей подружки. – А ты, Эрик, хочешь быть следующим?

Мара затаилась, прислушиваясь, что ответит на это Эрик.

– Не хочу я в этом принимать участие, – Мара с облегчением услышала его ответ. – Да и вы оставьте девочку в покое.

– Ну уж нет, не хочешь участвовать, иди. – А мы хотим.

– Да я тоже не против. Чур, я второй. – Голос ещё одного парня. От ужаса услышанного волосы зашевелились у Мары на голове, она уже не различала, кто говорит такие страшные для неё вещи. А за дверью царил нездоровый ажиотаж, подогреваемый выпитым в течение вечера горячительным. Некоторые однокурсники находились под кайфом, и всё происходящее казалось им весёлой игрой. В предвкушении ожидаемой забавы, все были возбуждены до предела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное