Ева Андреа.

Когда погаснут звезды. Жить или рисковать?



скачать книгу бесплатно

«Что-то такое знакомое, из юности», – подумал он.

В тесном коридорчике нашлось место для высокого детины с закатанными по локоть рукавами белой рубашки. Он тщательно обыскал Валерия и его спутницу при помощи металлоискателя. Только после этого они смогли пройти через турникет. В гардеробе они скинули куртки. Лиза осталась в своем невесомом платье. Валерий скинул пиджак и остался в одной рубашке. Он с удивлением осматривался. Лиза вела себя, как ни в чем не бывало.

Невысокие потолки этого места были отделаны мозаикой в восточном стиле. Вокруг клубился туман. Запахи восточных благовоний странным образом закружили голову Валерия. К ним подошла девушка маленького роста с восточной внешностью в ярко расписанном халате. Удивительно, но следующим помещением, где они оказались, снова была раздевалка. Это была теплая просторная комната с удобными кожаными диванами около стен.

Восточная девушка заставила снять с себя остальную одежду и выдала им уютные хлопковые халаты. Они были подобраны по размеру и пришлись по фигуре спутнице Валерия и ему самому. Когда Валерий снял ботинки, ноги его утонули в мягком персидском ковре, застилавшем пол этой «гостиной» для переодеваний.

«Что это за место?», – спросил Валерий свою спутницу. Он был измучен своим вынужденным ожиданием. Чувства накалились до предела. Елизавета загадочно улыбалась.

«Что за таинственную игру ты затеяла?» – думал он.

Внезапно мужчина понял: невооруженным глазом видно, насколько он возбужден.

Они прошли в зал. Приглушенное синее освещение придавало ему загадочность. В неоновом свете все казалось неестественным и ярким. Валерий обратил внимание, как преобразилась его спутница в этом свечении. Черты лица стали мягче и, будто, нежнее, а светлые синие глаза приобрели особенную глубину.

В зале все было застелено мягкими коврами, а по периметру лежали большие подушки. Вдоль стен стояли маленькие прозрачные столики. На один из них, свободный, восточная девушка поставила кальян. Лиза опустилась на колени рядом. Валерий примостился рядом, и стал разглядывать другие парочки, расположившиеся за соседними столиками. Там они уютно устроились в мягких подушках.

Их было непросто разглядеть из-за широких навесов, прикрывавших столики. Освещение было установлено таким образом, что лиц сидящих гостей не было видно. На них непроницаемой вуалью ложилась тень от балдахинов, висящих над столами. Можно было различить, что, это были представительные мужчины в возрасте, а их спутницами были молодые девушки. Кто-то курил кальян, некоторые потягивали напитки из бокалов.

Только за одним столиком сидели мужчина и женщина примерно одного возраста.

И еще парочка, справа от Валерия, тоже привлекала внимание. Это была пышная женщина в годах. Рядом с ней сидел молодой мускулистый парень с длинными черными волнистыми волосами. Он постоянно проводил по ним рукой, будто любуясь собой. Кажется, он даже смотрел на свое отражение в стеклянном столике.

Когда он дотрагивался до своих волос, становилось видно, как на его мизинце сверкал перстень с ярко-зеленым камнем. Таким же неестественным зеленым цветом сверкали его кошачьи глаза. На нем почти ничего не было надето, кроме широкой кожаной набедренной повязки, наподобие той, что Валерий уже сегодня видел у парней из шоу «Экстаз». Тело его было растерто маслом с блестками, и весь он выглядел как яркий драгоценный камень, магнит, притягивающий взгляды.

На мгновенье Валерий забеспокоился, что тоже привлечет внимание к себе, и будет узнанным в этом странном месте. Не хотелось бы именно сейчас нелестных упоминаний в прессе. Однако знакомых лиц в зале не было видно. И все, казалось, были заняты только сами собой. Наличие какой– то фототехники у этих людей было исключено, так как на входе забирали все, в том числе и одежду. Валерий спокойно вздохнул.

Официант, подошедший к ним, тоже оказался облаченным исключительно в набедренную повязку, которая, ничуть не прикрывала мест, требующих сокрытия в приличном обществе. Это был длинноволосый молодой человек с магнетическим взглядом и мускулистыми руками. Лиза заказала еще один кальян и два кофе.

Кальян, который они курили, обладал интересным и странноватым, пряным вкусом. Такого Валерий никогда раньше не пробовал. Он вообще чувствовал себя необыкновенно в этот вечер. Такие ощущения были для него новыми.

Внезапно, освещение в зале изменилось. Прожектор осветил небольшую сцену в форме рояля посередине этого восточного зала. Над сценой свисали белые покрывала. От искусственных потоков воздуха эти сказочные простыни развевались, то превращаясь в гигантские белые крылья, а то, напоминая диковинные паруса.

Заиграла медленная музыка, и на сцене показалась девушка в прозрачном хитоне, который ярко светился в неоновом свете. Не оставалось никаких сомнений, что больше на ней ничего нет. В этом освещении тело ее казалось бронзовым. Она выглядела, как ожившая статуя, наполненная лунным серебристым сиянием. Девушка невообразимо пластично и грациозно двигалась. Валерий залюбовался гипнотизирующим танцем.

Внезапно, его спутница поднялась с места, скинула с себя легкий халат и присоединилась к девушке на сцене. Казалось, никого из присутствующих это ничуть не удивило. Они, как ни в чем не бывало, наблюдали за представлением. Девушка на сцене скинула с себя последнее одеяние. От невероятно чувственного танца девушки перешли к откровенным ласкам друг друга. Валерий во все глаза смотрел на невообразимое действо. В один момент его взгляд встретился с взглядом Елизаветы. Она призывно улыбнулась, и, не в силах более держаться, Валерий тоже скинул свой халат и отправился на сцену.

Он не сразу сообразил, что дальше, с ним произошло. Может быть, кальян ударил в голову, и он потерял над собой контроль, или девушки вытворяли с ним что-то невообразимое? Но, освещенный прожекторами, находясь на сцене, изучаемый десятком глаз, он дошел до такой вершины блаженства, что, как ему потом показалось, потерял на несколько минут сознание.

Лучи прожекторов слепили его глаза, он ничего не видел вокруг и лишь, кажется, утопал в какой-то одной большой разноцветно – пурпурной радуге. Только на мгновение его взгляд выхватывал образы то одной, то другой девушки, которые по очереди брали на себя инициативу. Ритмичные удары музыки сливались воедино с глухими ударами его сердца. Сколько это продолжалось, он не мог определить. Только когда он пришел в себя и, покачиваясь, отправился на свое место, увидел, что все «зрители» уже не смотрят на сцену, а заняты своими партнерами. Переплетающиеся тела наполнили пространство звенящими возбуждающими эфирами.

Внезапно Валерий вспомнил тот запах, что озадачил его на входе. Это был запах гашиша! Так вот откуда такие интенсивные ощущения. Он вспомнил, Бодлера, который утверждал, что «для чувств и мыслей гашиш будет лишь зеркалом, – зеркалом увеличивающим, но совершенно гладким, в нем нет ничего чудесного, ничего, кроме чрезвычайно яркой действительности».

После удивительного «представления», участником которого оказался Валерий, женщина с восточной внешностью отвела его с Лизой в соседнее помещение, где им сделали расслабляющий массаж и растерли тела ароматическими маслами. Валерий почувствовал, что засыпает прямо тут на массажном столе.

«Надо возвращаться, наверное, ребята уже заволновались», – подумал он.

***

И оказался прав. Анатолий и водитель уже были готовы ворваться внутрь. Они даже сорвали с места других ребят. Они бросили домашние дела и ехали спасать своего начальника.

В машине Валерий и Елизавета, полностью обессиленные, уже не разговаривали.

В эту ночь Карпин спал, как убитый.

***

Проспав двенадцать часов, он проснулся. Валерий не помнил, когда еще чувствовал себя таким бодрым и отдохнувшим. Первым делом он набрал номер Елизаветы.

– Как ты, после вчерашнего вечера?

– Немного устала, милый. Ты забыл, что я твой ответственный секретарь, и в десять часов уже должна быть на рабочем месте, решать вопросы. Не все могут позволить себе роскошь поспать до обеда, – обиженно заметила она.

– В таком случае, у меня для тебя хорошая новость, я хочу немного отдохнуть за городом на выходные. Ты составишь мне компанию, – утвердительно объявил он

– С нетерпением жду выходных. Но это ведь можно обсудить и тут. Во сколько ты будешь?

– Жди меня через час.

– Пока, целую.

Елизавета выключила диктофон на своем мобильном телефоне и приступила к скачиванию звукового файла. Ей еще нужно было успеть его отправить, также как и отчет об их вчерашнем приключении.

В этот момент Валерий с наслаждением пригубил стакан свежевыжатого апельсинового сока у себя в гостиной. Он мечтательно вздохнул. Скоро его планы воплотятся в жизнь.


***

Интересно, что будет чувствовать человек, который уже добился всего, о чем только мечтал? Может, он будет испытывать желание отойти от дел и просто наслаждаться жизнью? А может быть желание поставить себе следующую цель?

Валерию Карпину безоговорочно соответствовал второй вариант. Ничто не могло остановить его в стремлении двигаться вперед. Сейчас, когда он уже был обладателем многомиллионной корпорации, огненный дракон новых желаний терзал его душу.

Власти! Он жаждал власти. Ничто не могло утолить его неуемную страсть. Страсть, которая питалась его неистощимой энергией, влекущей к поставленной цели. К цели, к которой он стремился с фанатичным упорством, сметая все на своем пути.

***

В управлении Валерий Карпин всегда проявлял себя как жесткий, иногда жестокий организатор. Никто не мог сравниться в беспринципности и неумении соблюдать правила. Когда Валерий Карпин стал директором Свердловского алюминиевого завода, он сделал следующее.

В первую очередь, уволил половину рабочих, а объем выплавки алюминия резко увеличил. Оставшийся персонал работал на износ. В графике рабочего могло стоять три трудовых смены подряд. Изможденные рабочие падали от усталости. При этом их зарплата не увеличилась.

Валерий решил перевести завод на контрактную систему найма. Условия контракта были кабальными. Многие рабочие отказывались подписывать такие условия, на что по закону имели полное право. Но Валерий не оставлял выбора непокорным. Работникам, не подписавшим контракты, стали урезать зарплату.

Местное отделение Профсоюза рабочих в Свердловске оказало поддержку работникам, которые подверглись такой дискриминации. Валерия подвергли штрафу. Но он, оказалось, не принадлежит к людям, которых это могло испугать. Валерий никак не отреагировал на санкции, и попросту не оплатил штраф. Тогда рабочих, поддержал республиканский прокурор.

Тогда недовольным работникам была объявлена настоящая война. Их стали увольнять под разными предлогами. Самые активные из них продолжали везде жаловаться и судиться. Суд принял решение восстановить их на работе.

Дело закончилось тем, что областной прокурор почему-то резко ушел на пенсию, а принципиального начальника профсоюза понизили в должности. Вопрос закрылся.

Рабочих, разумеется, никто в должности не восстановил. Таким жестким и беспринципным бы Валерий Карпин. Но это было неудивительно. Он жил по законам улицы. Как в детстве. Его характер рано начал закаляться

***

Валерий Карпин родился в частном доме, в маленьком поселке, вблизи города Асбест, на востоке Свердловской области. Основная деятельность предприятий города заключалась в добыче Асбеста карьерным способом.

Асбест, особенный материал, имеющий волокнистое строение, использовался заводами для изготовления шифера, шпаклевок, оконных замазок, автомобильных прокладок и другой продукции.

С годами, в процессе добычи этого материала и производства изделий из него воздух и атмосфера загрязнялись невидимой глазом мельчайшей пылью. Каждое лето город погружался в желтый туман. Это была буквально дымовая завеса. Даже в домах и квартирах было нечем дышать. Жители часто болели. Туберкулез, бронхит, силикоз легких были в порядке вещей. Продолжительность жизни с каждым поколением уменьшалась.

Мать Валерия Карпина умерла на следующий день после родов. Ее здоровье было уже давно подорвано. Отец страшно пил. Пьяным, Геннадий становился буйным, хватался за топор. Все соседи жили в страхе. Когда мальчику было шесть лет, его отец отправился на работы в карьер, да так и не вернулся.

Что с ним случилось, никто не знал. Кроме Валерия.

В тот день он отправился вместе с отцом, которого любил больше всего на свете. С большим трудом непоседливому мальчишке удалось уговорить взять его с собой. Когда отец был трезвым, это было лучшее время для мальчика. Папа показывал ему, как мастерить разные штуки из дерева, делать поделки из бересты, верхней части коры березы. Они шли по узкой лесной дорожке, и Геннадий отправил мальчика найти красивый кусок коры для очередной поделки.

Мальчик радостно бежал, стараясь быстрее показать свою находку. Но в ужасе остановился. Сквозь заросли деревьев он увидел, как отцу дорогу перегородил сосед Иван. В его руках блестел нож. Солнце бликами отражалось от стального лезвия. Мальчик слышал обрывки фраз.

– Еще раз увижу рядом с моей женой, прирежу обоих.

– Пошел ты, – мужчина пытался оттолкнуть его с дороги.

– Ну, Генка, ты сам, напросился, – с этими словами Иван замахнулся ножом на безоружного человека. Геннадий попробовал увернуться от удара, но не удачно. Его сын видел, как он медленно опустился на колени, неловко завалился на бок и замер.

Потом Валерий, затаив дыхание, наблюдал, как сосед нанес еще несколько ударов ножом, взвалил на плечи тело его отца и пошел прочь.

Когда бабушка спросила Валерия, где отец, он промолчал.

«Опять где-то набрался, чертеняка! – ворчала она. – Теперь жди беды».

***

Валерий остался жить с бабушкой. Без отца жизнь стала спокойной, но обеспеченной ее трудно было назвать. Бабушка тогда еще была работающей женщиной, но ее зарплаты регулировщицы на заводе с трудом хватало, чтобы прокормить и одеть внука.

С ранних лет мальчик проявлял своеволие и стремление идти наперекор общему мнению. Он уже тогда понимал, что не такой как все. Даже простое задание в классе он умудрялся выполнить нестандартно. Учителя не знали, что делать с агрессивным, непослушным, но таким сообразительным и смекалистым ребенком.

«Либо пойдет по кривой дорожке, либо станет великим человеком», – говорила о нем классная руководительница.

Валерий интуитивно ощущал, что жизнь в этом городе далека от идеала. Он знал, что можно жить иначе. Но как?

«Как этого достичь и что нужно сделать для этого?» – думал он.

Он отличался от своих ровесников высоким ростом. Также одноклассники обращали внимание на его старую, ветхую и залатанную одежонку. В детстве у Валерия была только одна телогрейка и одна пара обуви. Он ненавидел эти ботинки. Огромные уродцы из толстой свиной кожи с деревянной подошвой! Она громко стучала, когда он шел по улице или по школьному коридору. К сожалению, выбора у него не было. Он не мог их снять и надеть другие.

«Каланча, Каланча, Колодочник, вон Колодочник идет!» – дразнила его детвора. – «Эй, долговязый, кто тебя подковал? Каланчище!»

Тогда он часто приходил домой с разбитым носом. Он не спускал обиды никому. С удовольствием пользовался своим преимуществом в весовой категории с противниками. К сожалению, их было много, и он часто терпел поражение.

Когда бабушка умерла от рака легких, Валерий собрал свои скромные пожитки, и решил отправиться на поиски лучшей жизни. Но у него было еще одно дело.

Наточив старый отцовский нож шлифовальным бруском, мальчик аккуратно завернул его в газету. Небольшую канистру Валерий наполнил керосином. Дом Ивана находился точно через дорогу. Мужчина выскочил в кальсонах во двор, когда услышал заливистый лай Полкана, цепного пса.

– Какого черта ты тут делаешь? – крикнул он, увидев Валерия во дворе своего дома.

– Я пришел отдать должок, – ответил он.

Остро отточенное лезвие показалось в руках юноши.

Спустя некоторое время молодой человек безучастно наблюдал, как огонь жадно охватывал ветхое деревянное строение.

После этого Валерий зашел домой за вещами и отправился на автовокзал.

***

В зрелом возрасте Валерий по-прежнему возвышался на пол – головы над всеми своими партнерами и конкурентами. Это часто помогало ему в переговорах. Как только он выпрямлялся в полный рост, и смотрел на своего собеседника сверху вниз, оппоненту трудно было отстоять свои позиции. Седые волосы обрамляли его надменное, с жесткими чертами, лицо.

Теперь, спустя годы, Валерий Карпин мог позволить себе покупать самую дорогую обувь в изысканных бутиках Парижа, Милана, Лондона. Столько пар, сколько это вообще возможно. Он любил элегантно одеваться. Вспоминалось, с каким пренебрежением смотрели на него сверстники, когда ему приходилось ходить в школу в одном и том же свитере с заплатками на локтях.

Теперь он отдавал предпочтение самым дорогим костюмам. Brioni, Kiton, Ermenegildo Zegna. Он отдавал предпочтение пиджакам на двух или трех пуговицах. К нему любил надевать широкие брюки, подчеркивающие его высокий стройный силуэт. Предпочитаемыми рубашками были классические решения: тонкие полоски или ненавязчивые клетки.

«В этом сезоне будут актуальны запонки. Днем – из недорогих материалов, вечером – из благородного металла и драгоценных камней», – прочитал он однажды в мужском журнале. С тех пор запонки стали его любимым аксессуаром.

Площадь дома, в котором он родился, составляла полных тридцать пять квадратных метров. Это был тот скудноватый метраж, который он делил с бабушкой. Об отдельной комнате речи даже не шло. Валерий делал уроки там же, где они и обедали. Просто бабушка освобождала для него стол, и он мог разложиться с учебниками. Низкие потолки, маленькие окна создавали ощущение какой-то тесной коморки.

Валерий сравнивал себя с царем Гвидоном, заточенным в бочку и представлял, что в один прекрасный день, как герой детской сказки, упрется плечами в потолок, сломает свою темницу и сможет вырваться на свободу, где станет признанным царем если не во всем мире, то уж точно в своей стране.

В детстве Валерий постоянно испытывал необходимость выйти на улицу для того, чтобы вдохнуть свежего воздуха, снова и снова. Ему не хватало пространства. Для дыхания, для жизни. Когда он стал старше, из-за своего роста, он постоянно стукался головой, о низкий проем входной двери.

Но уж, получив возможность покупать недвижимость, он дал волю своим чувствам и фантазии. Кроме трехсотметровой двухуровневой пятикомнатной квартиры в центре Москвы на Чистых Прудах, он самостоятельно построил дом по своему проекту. Это было владение во французском стиле, в трех километрах от Москвы по Рижскому шоссе. Участок земли простирался более чем на сто гектаров. Валерий покупал ее, как бывшую усадьбу князей Вяземских. Так это было или не так, но Карпин постарался не уступать в роскоши своих построек русским князьям. Название, «усадьба Вяземских», так и закрепилось за его участком.

Отдельным зданием анфиладного типа стояла галерея для прислуги. На нескольких гектарах земли располагался его личный сад, аллеи для прогулок, искусственное озеро с плавающими там рыбами, теннисный корт и несколько теплиц. Валерий сам организовал выращивание органических овощей. Специальные люди, занимались поставкой натуральных семян и выращиванием в условиях максимально приближенных естественным. Все-таки он заботился о своем здоровье. А такая мини – плантация еще и приносила прибыль. Мало кто из его знакомых отказался бы отведать плодов, выращенных им для себя. Все знали, что у Валерий для себя любимого отводится только лучшее. Обеспеченные люди были готовы за большие деньги покупать урожай у Валерия. Однако не плантация была самой яркой достопримечательностью перестроенной усадьбы Вяземских.

Озеро, располагавшееся в центре огромного участка, требовало особенного описания. В центре ландшафтные дизайнеры сделали искусственный островок, к которому вел широкий перекидной каменный мост с перилами. Валерий любил вечером бродить по этому мостику и наблюдать сверху за любимыми рыбами: осетрами, форелью, щуками, которые там специально разводились, прикармливались и не знали отказа ни в чем.

К слову, в озере стояла система, поддерживающая идеальную для рыб температуру круглый год. На дне была вмонтирована подсветка, так что, включив ее, можно было спокойно, даже ночью, наблюдать за всем, что происходит на дне. И как рыбы находят общий язык друг с другом, и как весело снуют в разные стороны, не понимая, откуда, вдруг, такой яркий свет. Но любимым занятием для Валерия было даже не это. Он любил взять в руки ведерко с кормом для рыб и бросать им с этого мостика их лакомство. Тогда обитатели пруда в радостном возбуждении, отталкивая друг друга, наперегонки неслись к предлагаемому кушанью. Некоторые даже радостно выпрыгивали из воды, и как казалось Валерию, приветливо виляли своими плавниками. Это зрелище никогда не утомляло его, всегда веселило и поднимало настроение. Очень часто он отправлялся из Москвы в загородный дом, чтобы прогуляться по аллеям, покормить рыб и подумать над мучающим его вопросом. После созерцания рыбного царства решение проблемы находилось само собой. Любая сложная задача в бизнесе пробуждала в Карпине двойной азарт. Сложную деловую задачу он воспринимал, как личный вызов. Карпин сравнивал бизнес с партией в шахматы, которая не имела конца. Объявить сопернику шах и мат, было для него делом чести.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное