Ёся Ран.

8-ой пассажир



скачать книгу бесплатно

–Бежать мы с тобой договорились, что будем в обратную сторону. Ну, кто бежать, а кто ковылять, – с ухмылкой добавил Костя, – хватаем всех и бежим. Что тут думать?

–Я думаю, где мы нашего мента найдём? Дошёл ли он до вагона? А если нет, то у нас времени не хватит на его поиски.

–Сам позаботится.

–Дочка, ты не думай о нём, оно конечно важно, чтобы всех спасти, но поверь, важно хоть кого-то спасти. Вот дойдёте до вагона, там и рассудите. Только время зря теряете. Тем более лейтенантик не ваш сейчас, а наш – сказала баба Тамара.

–Ну да, – вздохнула Настя, – Спасибо вам, – сказала она, вставая,– за одежду, за Костю, за завтрак, всё было очень вкусно.

–Да не за что доченька, хочется сказать: «Заходите ещё». Да как видно не к месту, – сказала, улыбаясь, бабуся, провожая их к порогу.

–Это лучше вы к нам. Хотя нет, не стоит, – смутился Костя.

–Все когда-нибудь увидимся, – завершил дед, – скатертью дорожка!

Дверь распахнулась, и гости шагнули в белую пелену. Повернувшись в левую сторону, они двинулись вдоль дороги.

Глава 12

–Где же ты спряталась? – по вагону были слышны шаги. Лейтенант Иннокентий продолжал искать девочку, открывая купе за купе. – Девочка, ты меня совсем не жалеешь, тебе не жалко дядю? – открыв дверь очередную дверь, и оглядев купе, он прислушался – тихо, – Ты понимаешь, что мне сейчас нестерпимо больно? Заткнись, заткнись, – пару раз он ударил себя по голове прикладом Макарова, – Ты даже не представляешь девочка как это больно, когда в твоей голове сотни голосов! Слышишь меня! А? – в безумии у него покатились слёзы по щекам. Утерев их рукавом потрёпанного кителя, он двинулся к соседнему купе. Открыв его на секунду, он задержал дыхание, прислушался – снова тишина.

– Ты только мне больно делаешь! Ты понимаешь? Я всё равно тебя найду! Не усложняй себе жизнь! – прокричал он в коридор, – Слышишь? Они требуют! Они вопят в моей голове! Думаешь я остановлюсь? Да нет! Выходи бегом! – он улыбнулся, – Твой папа жив. Он тебя зовёт! Давай скорее! Ему нужна твоя помощь! Слышишь? Я один не справлюсь.

Даже если бы он знал, что это не тот вагон, он бы всё равно продолжал говорить. Он пытался тем самым успокоить себя, да и приглушить голоса. Боль становилась нестерпимой, огромные невидимые тиски сжимали его череп и ему казалось, что ещё немного и он треснет, как скорлупа ореха. Проклиная себя и проклиная всех, он двигался дальше. Голосам не нужен результат, им нужны страдание, как блюдо с правильным соусом – так вкуснее.

Вася же сидела в другом вагоне. Благо их было много. Она сидела и тихо молилась. Она молила, чтобы папа маму встретил, и чтобы у них там всё было хорошо. Она мысленно говорила им, что у неё всё тоже будет хорошо. Её купе было пустым, но оно привлекло её своей чистотой, даже чрезмерной. Да и весь вагон был на удивление целёхонький, никаких зияющих дыр в обшивке, никаких следов борьбы, лишь одно смущало – не было одной двери, как будто кто-то просто взял и удалил её из поезда как файл на компьютере.

Переждав ночь, Вася немного успокоилась и огляделась. Вещей в её спасительной темнице не было, кроме выцветшего конверта на столике. На нём было написано – «Моей жене, Вере Крюковой». Открыв его, она увидела письмо с витиеватым красивым почерком: «Милая, нам не суждено встретиться с тобою, и я пишу тебе в тяжёлые минуты. Мне тяжело справится с мыслью, что я больше не увижу тебя. Я решил взглянуть на твой портрет в последний и раз и оставить его здесь. Мне будет страшно смотреть в твои глаза. В глаза, которые, я смотрел, обещая вернуться. Прости. Люблю тебя. Твой Сёма». Оно показалось ей очень трогательным, оно было написано в духе рыцарей, но вложенная в письмо старая фотография с приятной дамой в шляпе, ей понравилась больше. Дама смотрела отвлечённо в сторону. В овале фотографии вырисовывался её силуэт и, кажется, на ней была белая рубашка и женский пиджак. «Она очень красивая» – подумала Вася. И ей казалось, что она была не одна. С ней была эта красивая дама и рыцарь Семён в этом страшном месте. И с новыми силами она продолжила молиться и верить в чудо.

Глава 13

Тропинка вела сквозь густую траву. Было тихо. Туман постепенно поглощал деревню, пока она и вовсе не растворилась в белой массе. Костя, опираясь на плечо Насти, старался идти в шаг с ней, хотя это и не всегда удавалось – старомодное платье ниже колен сковывало её движения.

–Повезло, что дорога прямая, – сказала Настя.

–Ага, и ещё что я не жирный, – заулыбался Костя, – Может перекур?

–Перекур, – Настя выдохнула и присела прямо на землю. Деревенские вкусности бабушки выходили потом и болью в ногах, руках и спине.

–Давай найдём, может палку, какую, а то ты напрягаешься сильно из-за меня, меня это очень беспокоит.

–Не стоит, я смогу…

–Да что ты паришься? Чем мобильнее будем, тем быстрее доберёмся, правильно? А хрен ли ты тогда сильную из себя строишь?

–Ничего я не строю, просто время сейчас тратить на пустое не хочу, и вообще что ещё за разговоры? Как ты себя ведёшь? – она насупилась, капелька пота неприятно попала в глаз, заставив Настю зажмуриться.

–Прости. Если что не так, ты сразу говори. А то я могу нагрубить. Привычка такая, – смутился Костя, – слушай вон там, чуть дальше вроде забор сколочен. Может там, что углядишь, а?

–Сейчас посмотрю, – Настя нехотя встала и поковыляла в сторону «забора».

Подойдя поближе, она обратила внимание, что ничего за ним не было. Это был кусок изгороди метров шести в длину из толстых поперечин чуть более метра длиною и вертикальных кольев около полу метра. «Самое оно» – с радостью пронеслось у неё в голове.

–Ну что там? – закуривая, спросил Костя.

–Нашла. Вроде подойдут. Сейчас попытаюсь, – взгляд её остолбенел – словно набегающей волной чёрная трава начала приближаться к ней, будто зелёного цвета и никогда и не было. Отшатнувшись назад, она успела схватить одну палку и, пятясь назад, побрела в сторону Кости.

–Костя вставай! – продолжая идти спиной к Косте, она периодически поглядывала за надвигающейся тьмой.

–Что? Я же только подкурил?

Кинув взгляд через плечо на Костю, она продолжала держать палку перед собой: – Быстрее вставай, дебил! Быстрей!

Вскочив, Костя опёрся на её плечо. Она покосилась на чернь со стороны изгороди и ускорила шаг. Костя вприпрыжку еле поспевал за ней. Но тьма была быстрее – она уже наступала им на пятки. Настя старалась ускориться, но подбирая платье она могла сделать лишь три широких шага, после чего оно сползало вниз и приходилось семенить. Пройдя всего около триста метров от изгороди, ребята были уже совсем измождены. Вскоре тьма обступила их плотным кольцом, протягивая, словно пламя свои языки, едва различимые подобия рук в их сторону. Костя почувствовал леденящий холод в кроссовке, что он аж подпрыгнул. Но Настя не чувствовала ничего. Она остановилась, наблюдая, как тёмное пламя обступало её, и вовсе как бы без интереса переключалось на Костю.

–Тебе часом не холодно? – спросил он с удивлением, – ты в курсе, что у нас проблемы? Ау?

–Прыгай на меня! – и она повернулась к нему спиной.

–В смысле?

–Давай! Быстрее! Или без второй ноги хочешь остаться?

Костя, запрыгнув, почувствовал облегчение.

–Возьми это, мне полегче будет, – она отдала ему палку, которую на автомате несла в другой руке всю дорогу.

–Как? Почему? – Костя продолжал смотреть, недоумевая, как тьма рассеивалась вокруг Насти. Она будто оплотом света стояла среди этой темноты.

–Эта дрянь своих не тронет, – заметила студентка.

–Бабкины вещи! – воскликнул Костя.

–Точно, но нам нужно поспешить, – сказала она, тяжёло выдохнув, – долго я тебя не пронесу, а когда она от нас отстанет, одному Богу известно.

Делая неуверенно первый шаг, она наступила на обычную землю, как будто невидимое поле от бабкиных сапог раздвигало черноту, прокладывая перед ними дорогу. Костя, периодически поглядывая по сторонам, видел ужасные лица с жадными глазами. Тьма знала, что они живые, но ничего сделать не могла.

Шаг за шагом они двигались вперёд, они не знали наверняка в нужном ли направлении идут и сколько на это уйдёт времени, а Настя была далеко не атлетом. Натыкаясь на траву, растущую по краям тропинки, они старались вернуться обратно, но каждый раз они теряли драгоценные минуты. Вокруг царило безмолвие. Силы Насти были на исходе, как и у Кости. Всеми клеточками своего тела он хотел, как можно крепче ухватиться за неё, чтобы не сгинуть в тёмной пучине и безызвестности. Настя замедляла ход, каждый сантиметр ей давался с большим трудом. Усилия возрастали в геометрической прогрессии. Она остановилась. Костя замер. Сил ей оставалось только на то, чтобы просто стоять, и держать Костю на своей спине ещё каких-то пару минут, но не более. Костя готовился к худшему, он уже мысленно простился со всеми и настраивал себя на смерть здесь в «непонятном ничто».

Вдруг послышался звук воды.

– Река! – что есть сил прокричала Настя, на выдохе с улыбкой она добавила, – Ещё совсем немного. Я смогу!

У неё открылось второе дыхание, и она устремилась широкими, насколько это было возможно шагами, на звук бурлящего потока. Тьма редела.

–Давай ты сможешь! Ты супер! Ты молодец! – подбадривал её Костя, которого переполняло счастье и по щекам его крупными градинами струились слёзы боли и счастья.

Показался мост.

–Ещё чуть – чуть, давай же!

–А-а-ааах, – выдохнув, Настя вместе с Костей упали на деревянные поперечины.

Тьма буквально щекотала их за пятки – обступив чёрной стеной самый край берега. Но ребятам было уже всё равно. Тяжёлая отдышка вибрацией шла по мосту, и уже не так громко журчала вода, хотя они были всего в двух метрах от бурлящего потока. Уткнувшись в небо, они продолжали набираться сил. Настя решила на секунду закрыть глаза, всего на секунду…

Глава 14

– Так по порядку Анастасия, то есть Вы остановились на мосту, где вас якобы чуть не захватила тёмная материя, правильно я понял? – тучный мужчина сидел за столом напротив Насти, которая была в смирительной рубашке. Помещение было достаточно просторным, из-за чего там было небольшое эхо. С «тучным» доктором был ещё один – худощавый лет тридцати, высокий и с вытянутым лицом – яйцом.

–Да, мы бежали от неё, и она остановилась как раз перед мостом.

–Простите если задам вам ещё вопрос, – начал тучный, записав что-то в медицинской карте, – эта материя принимала ли какие-либо формы, или, может, в ней вы видели какие либо образы? И ещё один вопрос. Вы точно знали, что эта темнота враждебная или она только вам казалась таковой? – доктор взглянул на пациентку из-под своих очков с толстой оправой. «Худощавый», чуть наклонившись вперёд, так же с нетерпением ждал ответа.

–Вы издеваетесь? Конечно, она была враждебна! Она меня чуть до смерти не заморозила, а вы такие тупые вопросы задаёте! Образы я не видела, то есть, не помню, чтобы видела. Если честно, мне было не до этого.

–А до чего же тогда?

–До чего? Вы меня спрашиваете, до чего? Я же только что вам рассказала, что мы бежали от неё, я только и думала, чтобы этого дурака Костю, не уронить в эту чёрную хреновину! Что за тупые вопросы? Я не понимаю! Я здоровый человек, учусь в институте, мне диплом ещё защищать.

–Кто вы и куда вы хотите попасть, мы знаем.Вы меня простите, если я вас чем-то обидел, просто мы вас нашли на трассе совсем потерянную и в полном бреду. Вы тоже должны понимать, что мы не просто так задаём вопросы. Прежде всего, мы хотим вам помочь.

–Позвоните моей бабушке! Она в курсе, что я поехала! Она знает, что я отправилась на этом долбанном поезде!

–Мы уже её известили, и скоро она прибудет, я думаю, может даже завтра, – сказал тучный, параллельно записывая что-то в историю болезни нового «постояльца».

–Что вы имели ввиду под словом «долбанном», вам не нравятся поезда? Или конкретно этот поезд вам не нравился? – вмешался долговязый, – Простите, если вас перебил, Павел Семёнович, – обратился он к «тучному».

–Ни сколько, очень уместный вопрос,– согласился «тучный», – Ответьте, пожалуйста, – обратился он к Насте.

–Да вы что?! Может это вы с ума сошли? Конечно именно этот поезд, – попыталась она поправить свои руки, которые уже порядком затекли, но ничего из этого не вышло – тугие ремни не давали нормально вздохнуть, и она, безнадёжно вздохнув, взглянула на них усталым взглядом, – эта долбанная ветка, которую открыли после стольких лет, это она во всём виновата, я бы назвала это место – сумеречной зоной или что-то типа того. Оплотом всей этой ереси, что мы читаем только в сказках. Она реально существует там. Понимаете? Там…

–Мы поняли вас, – приподняв очки, «тучный» почесал пальцами усталые глаза и переносицу, после чего, поправив их, продолжил,– Но давайте всё-таки вы продолжите свой рассказ. Если вы не помните, вы закончили…

–Всё я помню, вы меня прервали на месте, где я рассказывала про то, как мы попали на мост.

–Вот с этого и продолжим, – сложив руки перед собой, сказал «тучный»

Глава 15

–Настя! Настя вставай! Что с тобой? – Костя хлестал её по щеками со всей силы, до боли в ладонях.

–Отдыхаю я, – не открывая глаз, сказала она, – тебя коня такого, попробуй, дотащи. Сама кони чуть не двинула.

–Отдыхает она, храп стоял на всю округу. Я уже целый час тебя бужу! У нас времени мало, ты в курсе? Вечереет уже!

– Час? Да как?

–Дай угадаю, на секундочку закрыла глаза, верно? Я тоже, правда, глаза закрыл, но в любом случае ты косячница больше, чем я! Стопудово!

–Давай стрелки переводить не будем, встаём, – она открыла глаза и резко встала. Всё тело ныло. Больше всего спина и ноги. Голова гудела. Тьма отступила, и перед ними был мост длиной в метров триста, за которым в отдалении на другом берегу за невысоким кустарником виднелся кусочек вагона.

–Вперёд, – скомандовал Костя, который уже стоял на ноге в нескольких метрах от неё, опёршись на рогатину, выдернутую из той злосчастной изгородки. Он был невероятно бодр – ему не пришлось тащить кого-то на плечах, хоть и руки его неприятно ныли.

Шаг за шагом они были всё ближе к другому берегу, который был уже не так недостижим, как прежде.

–Смотри! – Настя указала на правую сторону от моста.

Костя повернулся и увидел слияние двух рек. Неподалёку от того места, где они переходили одну из них вброд, виднелась и другая. Она была чернильного цвета, и уже ближе к мосту реки полностью сливались в одну.

–Чернушка, – сказал Костя.

–Что?– переспросила Настя.

–Ну, типа в деревне её так прозвали из-за цвета.

–Так, а почему я её не видела?

–Так она в километрах пятнадцати от деревни находится. Купаться туда не ходят. Говорят много воронок и всякой другой дряни.

–Чуть не убила нас, сука – с ухмылкой сказала Настя.

–Девушки разве матерятся? – спросил Костя, продолжив движение.

–А у вас будто не матерятся? – спросила Настя, которая поспешила за ним.

–Ну как бы да, но не те, что с города. Деревенские-то да, – улыбнулся он.

–Да городские точно так же. Иногда просто по-другому то и не скажешь. Вот какое бы ты слово вставил? – спросила она, поравнявшись с ним.

–Я, конечно, не знаю, но батюшка бы сказал «окаянная», – и они улыбнулись, – царство ему небесное.

–Да, – согласилась Настя.

Достигнув другого берега, они огляделись, пытаясь понять, где их вагон.

–Судя по камышам справа, там мне отхватили ногу. Я думаю, наш вагон должен быть дальше.

–Ну, тогда. Вперёд.

Они двинулись по похрустывающему щебню. Кругом стояла тишина. Только их шаги раздавались в этом безмолвии. Они прошли, порядка, двадцати вагонов, и о шуме реки уже не могло быть и речи.

–Это наш, – сказал Костя.

–Ты уверен?

–Я – безбилетник и почти всегда нарывался на старую проводницу, которая меня всегда нормально пропускала за домашний самогон и широкую улыбку. Ни разу вопросов лишних не задавала, а в этот раз всё с самого начала не заладилось, – он улыбнулся, – и проводница не та, да и маршрут не тот.

Запрыгнув на откидную ступеньку и забравшись в тамбур, Настя помогла взобраться Косте, подав ему руку и втянув его с силой.

Тихими, насколько это было возможно шагами, Настя пошла вдоль вагона, Костя же остался сторожить выход.

Дойдя до купе, где они в последний раз оставили своих соседей, она открыла дверь. В купе никого не было.

– Никого, – сказала она, повернувшись к Косте.

–Может они в другом купе? – сказал Костя.

– Вениамин? Мария? – она пошла дальше по вагону, окликая попутчиков, – Вася? Вы где?

Попутно открывая двери, она двигалась всё дальше, но безрезультатно. Осталась последняя.

– Кеша? – с ужасом Настя отпрянула от двери.

– Для тебя Иннокентий. Ты что забыла? – выпрыгнув из купе, он приставил к её виску пистолет, прижав левой рукою её к себе со спины на манер «живого щита», – А где же все остальные? Ты одна милая? – спросил он, оглядев коридор, – Такая хрупкая и вернулась одна – что-то мне не верится. Где твои дружки попрятались? А? – он надавил «Макаровым» ей на висок, – Ты что, язык проглотила? Сука отвечай!

–Я одна, совсем одна!

«Сбежал слабак, – подумала она, – ну да, шансы против пистолета не велики».

–Хорошо, тем лучше. Слушай, одно дело для тебя есть, ты же не торопишься? Конечно, ты не торопишься, куда тебе торопиться? Я девчушку ищу одну, ты её помнишь, маленькая такая, смышленая, она ещё с этим долбанным учителем была. Заткнитесь уже, заткнитесь, – пару раз он врезал себя прикладом по голове.

–Что ты с ними сделал, – спросила Настя, – и где Мария?

–Мы с ними погулять вышли и как ты видишь неудачно… для них, – его лицо скривила улыбка.

–Что?

–Сдохли они дура и ты тоже здесь сдохнешь! Только ты мне сначала поможешь.

–Сейчас меня пристрели, что тянуть-то, – расхрабрилась студентка.

–Да нет уж. Дорогое это удовольствие. Особенно для меня, пойдём, пойдём милая, – он потащил её к выходу из вагона, – я так и знал, что кто-то вернётся, они говорили, они всё знают.

Сильный удар опрокинул Настю и старлея. Удар палки хорошо пришёлся по голове одержимого.

–Вставай. Ну же! Скорее! – крикнул Костя, подавая Насте руку, опёршись на косяк приоткрытой двери предпоследнего купе.

–Как ты? Я думала…

–Своих не бросаю, – улыбнулся Костя, – тем более с ним у меня свои рамсы, – Настя встала – Ты иди, ищи Васю, других смысла нет искать, как я понял. А я пока придержу эту сволочь.

–Ты это кого «сволочью» обозвал, щенок? – Иннокентий оказался крепче, чем можно было предположить, согнув ногу в колене, он вытер кровавый ручеёк, растекающийся по лбу, и принялся вставать.

–Беги! – крикнул Костя, навалившись всем телом на зомбированного.

Прыгнув три шага и порвав окончательно платье, она уже летела прочь от вагона.

–Вася! Вася! Это Настя! Отзовись! – Настя бежала вдоль вагонов и кричала что есть мочи, – Я знаю, что батюшка говорил, но времени мало, это точно я! Отзовись, прошу!

–Я здесь! – раздался крик Васи.

Настя устремилась к крайним вагонам, которые были ближе к мосту.

–Вот ты где, милая. Прости, что так всё случилось, – из открытого окна торчало маленькое зарёванное личико.

–Я знала, что вы вернётесь. Заходи.

–Нет времени Васька. Давай выходи! Надо бежать.

–А вдруг ты не та. А вдруг ты, как и тот плохой полицейский.

–Да нормальная я. Настя прыгай.

–Нет, тётя Настя не пойду, пока порог не перешагнёте.

Настя услышала выстрелы, посмотрев в сторону вагона, она немного замешкалась, но вариантов не было.

– Хорошо, будь по-твоему.

Влетев в вагон, она открыла дверь купе, но там не было Васьки.

–Ты где? – с ужасом спросила Настя.

–Здесь. Я в соседнем.

Настя открыла дверь и шагнула внутрь. Васька тут же крепко её обняла.

–Я знала, я верила, что кто-то придёт. Я пряталась от того дяди, – по её щекам струились слёзы.

–Я знаю Васька. Знаю. Пошли скорее. Боюсь твой папа…

–Отправился к маме. Я видела.

–Боже… Ладно давай скорее выбираться отсюда. Где ты взяла это фото? – Настя увидела знакомое фото, сто раз уже ей показанное её бабушкой.

–Я здесь его нашла вместе с письмом, – она отдала его Насте.

–Ты не против, если я возьму его себе?

–Нет. Только копию потом мне пришли. А то Семён, ну тот дяденька, прям как рыцарь. Мне очень понравилось. И тётя на фото красивая.

–Да. Дядя и был рыцарем, настоящим, – сказала Настя, выходя вместе с Васей из купе, – пришлю, конечно. Обменяемся телефонами, а там спишемся. Договорились?

–Хорошо. А что у тебя за странное платье? – Настя, подхватив Василису на подножке за подмышки, опустила её на щебёнку.

–Долгая история, маленькая, – она схватила её за руку, – а теперь давай поторопимся. Настя присела на корточки, – давай ко мне на спинку запрыгивай, так быстрее будет, хорошо?

–Хорошо, – она запрыгнула ей на плечи, и Настя, включив «пятую передачу», ринулась в сторону ожидаемого выхода.

Было тихо, лишь щебёнка шуршала под ногами. Настя периодически поглядывала по сторонам в ожидании «плохого» в виде старлея, либо «хорошего», в виде Кости. Но было тихо. И тут показался их вагон.

Настя старалась как можно тише пройти мимо него.

–Тётя Настя, а где остальные? – спросил ребёнок.

–Тише. Васька тише. Ушли они все к твоей маме. И папе. Про Костю. Я не знаю, – ответила она полушёпотом.

Шаг за шагом они приближались к концу вагона, и тут с другого его конца выполз Костя.

–Костя! – вскрикнула Настя, – Ты жив!

–А то ж, – улыбнулся он в ответ, аккуратно спрыгивая к оставшимся в живых.

–А где Кеша?

–Я его отправил к праотцам, – с гордостью заявил он, чуть приподняв подбородок, – когда я выхватил у него пистолет в перепалке, он с радостью это воспринял, как будто желал этого.

– Да так оно и было, – сказала Настя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7