Ерофей Трофимов.

Созвездие злобных псов



скачать книгу бесплатно

Кивнув, Матвей поднялся и, молча пожав генералу руку, вышел из палатки, призывно хлопнув себя ладонью по бедру. Сидевший перед столом Рой не спеша поднялся и вышел следом за ним.

* * *

Всё тело томило, а голова болела так, что он думал, будто глаза сейчас выпадут. С трудом пошевелившись, Матвей попытался вспомнить, что произошло. Но боль не давала сосредоточиться. Ощупав языком губы, проводник понял, что его старательно били. В том числе и по голове. Губы были опухшими, а пара зубов заметно шатались. Кое-как сосредоточившись на своих ощущениях, Матвей понял, что на чём-то лежит. При этом руки, скованные за спиной, уже давно затекли.

Пошевелив ногами и убедившись, что они не связаны, проводник медленно перекатился на бок и попытался открыть глаза. Выяснилось, что правый глаз не отрывается, а левый приоткрылся узенькой щёлкой. Онемение рук начало отходить, и Матвей невольно застонал от очередной порции боли. Кисти рук пульсировали, а мышцы кололо так, словно по ним катали железных ежей.

Обретя хоть какую-то чувствительность, проводник попытался определить, чем именно его связали. Осторожное постукивание по поверхности, на которой лежал, показало, что сковали его наручниками. Наручники означают какую-то контору. А контора это может быть и арест, и просто похищение. Придя к такому выводу, проводник снова попытался оглядеться. Пить хотелось так, словно он неделю бродил по пустыне, а где-то рядом звонко капала вода. Осторожно потеревшись правой стороной лица о собственное плечо, Матвей содрал корку запёкшейся крови, залепившей правый глаз, и, осмотрев помещение уже двумя глазами, понял, что находится в какой-то камере.

Его избили и бросили на пол, даже не соизволив снять наручники. Бросили одного. Где в данный момент находился Рой, Матвей не знал, а самое паршивое, не мог вспомнить. Как не мог вспомнить и того, что вообще произошло. Медленно, только на морально-волевых, поднявшись на колени, проводник встал на ноги и ещё раз более внимательно осмотрел свою камеру.

Узкое, вытянутое, словно пенал, помещение. Койка, пристёгнутая к стене, маленький столик возле неё и санузел у дверей. Вот и вся обстановка. Железная дверь, с «волчком», и никаких камер слежения. Два обрывка провода ясно сказали, что камеру решили использовать для других целей. Убедившись, что ноги его держат, Матвей решил привести себя в порядок. Но для этого нужно было избавиться от наручников.

Опустив плечи, проводник протянул руки под бёдра и, опускаясь на корточки, протащил кисти под колени. Усевшись на пятую точку так, чтобы плечи упёрлись в стену, Матвей подтянул левую ногу к груди, одновременно изо всех сил вытягивая руки вперёд. Переведя ступню через цепочку наручников, он таким же способом вывел вторую ногу и, выпрямившись, зло усмехнулся:

– Ещё повоюем.

Регулярные занятия рукопашным боем с бойцами спецназа помогли ему сохранить достаточную гибкость, чтобы проделать этот номер. Подобному способу перевода рук вперёд его обучил покойный капитан Миша.

Как и тому, где именно и как прятать кобуру скрытого ношения, узкий нож, пару булавок и тому подобные, нужные в хозяйстве мелочи. Отдышавшись и переждав боль в потянутом плече, Матвей медленно поднялся на ноги и заковылял к умывальнику.

Пустив воду тоненькой струйкой, чтобы не было слышно журчания воды, он как следует смыл с лица кровь и, от души напившись, почувствовал себя почти живым. Почти, потому что сильно продолжала болеть голова, ныли отбитые почки и ушибленные рёбра, а также печень и весь остальной ливер. Ощупав голову, проводник насчитал шесть шишек и, вздохнув, тихо проворчал:

– Ничего. Посчитаемся. Теперь точно посчитаемся.

Запустив пальцы за пояс штанов, Матвей нащупал булавку и, достав её, принялся сосредоточенно ковыряться в замке наручников. Уроки Миши не прошли даром. Минут через пять, тихо звякнув, браслет на правой руке открылся. На левую руку ушло ещё меньше времени. Избавившись от браслетов, проводник осторожно растёр запястья, возвращая пальцам чувствительность, несколько раз сжав и разжав пальцы, принялся проводить инвентаризацию наличного имущества.

Только теперь Матвей понял, от чего так сильно болело правое плечо и рёбра подмышкой. Глядя не верящим взглядом на увесистый «макаров», проводник не мог поверить собственным глазам. Его отключили, судя по всему, какой– то химией. Надели наручники и избили. Но при этом даже не попытались обыскать. Всё, с чем он выходил из дома, кроме служебной «гюрзы», было при нём. Пистолет, в кобуре под правой рукой, узкий, больше похожий на стилет, обоюдоострый, отточенный до бритвенной остроты нож, длиной чуть больше ладони. Булавки, приколотые к штанам с внутренней стороны пояса.

Даже зажигалка и смятая пачка сигарет остались в карманах. Понимая, что вообще уже ничего не понимает, Матвей проверил обойму в пистолете и, сунув его обратно в кобуру, закурил. Нужно было как следует подумать. Сидя на полу, прислонившись к стене, проводник пытался в который уже раз восстановить в памяти картину событий. Но каждый раз словно натыкался на глухую стену. Дошло до того, что проводник даже начал тихо говорить сам с собой.

– Так. И что же это у нас получается? Выходит, они меня настолько не уважают, что даже обыскивать не стали? Или понадеялись на химию и наручники. Так это просто вопиющее нарушение всех правил и уставов. И кто это может быть такой неграмотный? Или самонадеянный? Банда? Чушь собачья. К базе они не суются. Да и обыскать бы не поленились. Уж этих всякое оружие прятать учить не надо. Пришельцы? Откуда они взялись, и откуда тогда наручники? Да и бить им меня просто нечем. Это же амёбы.

Конкуренты из-за кордона? Так те бы с меня и форму сняли, чтобы не сбежал. Лучше всего подходят преторианцы, что с головастиками приехали. Уж им-то есть за что меня как следует отметелить. Лоскутов им крепко на мозоль наступил. Но что это за спецназ, который клиента не обыскал? Бред какой-то. Ничего не понимаю.

Выкурив очередную сигарету и убедившись, что действительно ничего не понимает, Матвей решил заняться более насущной проблемой. Нужно было выяснить, где Рой и что с ним происходит. Плеснув себе в лицо ещё пару горстей воды, проводник снова сел на пол и, прикрыв глаза, попытался сосредоточиться. Раз за разом он звал пса, но ответа не было. Чувствуя, что начинает впадать в отчаяние, Матвей прекратил все попытки, решив немного отдохнуть. К тому же головная боль навалилась с новой силой.

Устроившись поудобнее, проводник заставил себя расслабиться и незаметно задремал, сжимая в руке нож. Сделанный по рисунку всё того же Миши оружейником базы, этот небольшой ухорез был серьёзным оружием. Медицинская сталь, отточенная как бритва, запросто могла перехватить горло человеку. А уж правильно бить Миша его научил. Вообще, Матвей только теперь понял, как много успел узнать от погибшего капитана за то короткое время, пока они воевали вместе.

Из дремоты его вырвали лязг замка и откинувшаяся внизу двери маленькая дверца. Невидимый вертухай, сунул в неё поднос и снова захлопнул дверцу. Объявлять голодовку непонятно кому и совершать ещё какие-то подобные действия в стиле обиженных либералов Матвей не собирался. Для драки нужны силы. А значит, нужно наступить на горло собственной гордости и есть. Именно так он и поступил.

Подтянув к себе поднос, он с мрачной усмешкой осмотрел и даже обнюхал принесённое блюдо и, покачав головой, принялся за еду. Шланги с мусором, или так называемые макароны по-флотски, были блюдом привычным и давно знакомым. Хотя несколько волоконцев тушёнки явно не могли претендовать на полное звание данного блюда. Впрочем, масла, маргарина или просто жира из той же тушёнки положить в миску явно забыли.

Быстро подметя принесённую еду, проводник поставил поднос так, чтобы его легко можно было забрать, и, осмотревшись, устроился так, чтобы рассмотреть его из «волчка» или через кормушку было невозможно. Афишировать своё освобождение от наручников раньше времени он не собирался. Дождавшись, когда поднос заберут, Матвей пересел к двери так, чтобы открыть её, не разбудив его, было невозможно.

Давать противнику ещё один шанс воспользоваться химией он не хотел. Конечно, можно было подсунуть пленнику химию в еде, но Матвей недаром так старательно принюхивался к пище и первый кусок медленно и тщательно жевал, пытаясь услышать незнакомый привкус. Паранойя? Возможно. Он помнил, что современные препараты не имеют ни запаха, ни вкуса, но так было спокойнее.

Очень скоро усталый, и измученный болью арестант уснул. Матвей не знал, как долго проспал, но разбудил его не стук, не крик и не попытки открыть дверь. Это было тихое, еле слышное поскуливание обиженного щенка. Так иногда скулил Рой, когда ему снилось что-то очень плохое. Вскинувшись так, что сам невольно зашипел от боли в избитом теле, проводник сосредоточился и мысленно позвал:

– Рой! Ройка! Где ты, барбосина? Посмотри вокруг, что ты видишь? Рой! Ответь!

– Матвей. Больно, – пришёл еле слышный ответ, и контакт оборвался.

Застонав от бессильной злости, проводник стукнул кулаком по полу и, поднявшись, принялся прохаживаться по камере. Судя по ответу, порция химии, которую получил пёс, была значительно больше, чем схлопотал Матвей. Значит, ему сейчас ещё хуже, чем было самому проводнику. Выход один. Ждать, когда пёс придёт в себя и сможет описать ему место, в котором находится.

В способностях своей собаки Матвей не сомневался ни на секунду. То, что их захватили обоих, означало, что похитители постараются выжать из ситуации максимум возможностей. И интересует их прежде всего Рой. Сам Матвей, на взгляд похитителей, должен быть не более чем дополнением к способностям собаки. В противном случае от него давно бы уже избавились. А то, что кто-то из похитителей так старательно обрабатывал его бесчувственную тушку, ясно говорило, что его участие в паре считается второстепенным.

Но какой придурок, захватив объект, даже не попытался его обыскать? Этот вопрос не давал Матвею покоя. Если впадать в паранойю, то вполне можно было допустить, что пистолет ему оставили специально, чтобы пристрелить при попытке к бегству. Так сказать, на законных основаниях. А сами патроны за то время, пока он валялся в отключке, можно было заменить на другие. Или выварить те, что есть.

Ещё раз достав пистолет, проводник старательно выщелкнул из обоймы все патроны и, внимательно осмотрев каждый, недоумённо пожал плечами. Внешне это были те самые боеприпасы, которыми он заряжал пистолет неделю назад. Но это только внешне. Впрочем, зачем вообще огород городить, если можно попросту избавиться от трупа, скинув его в первую попавшуюся канаву?

Искать пропавшего человека на огромной территории, среди кучи руин, дело бесполезное. К тому же очень скоро тело так обработают хищники, что и опознавать будет нечего. Несколько разбросанных костей и всё. Выходит, его и вправду просто не обыскали. Но почему? Сняли кобуру с «гюрзой» с правого бедра и успокоились? И кто способен допустить такую ошибку?

Вывод напрашивался сам собой. Это может быть тот, кто толком не сталкивался с их службой. Тот, кто и понятия не имеет, что такое СКС и с чего оно начиналось. Получается, что всему виной стереотипное мышление. Человек оставил автомат дома, понадеявшись на пистолет, которым умеет пользоваться. А то, что у него может быть ещё один, никому и в голову не пришло. Логично? Вполне. Но кто тогда может быть таким бестолковым.

И это притом, что взяли их с Роем вполне профессионально. Сказать по-другому Матвей не мог. Иначе что он тут вообще делает? А самое поганое, что Матвей никак не мог вспомнить, что именно с ними случилось. И этот факт не давал проводнику покоя, вызывая новую лавину вопросов. Матвей прекрасно знал, что в момент перед самым нападением, атакой или любым другим столкновением, мысли и эмоции человека, даже тренированного, можно расслышать особенно отчётливо.

А значит, Рой просто не мог пропустить момент нападения. Выходит, что нападавшие сумели как-то скрыть свои эмоции. А это говорит о настоящих профи, которые никогда не допустили бы такого промаха, как забыть про обыск объекта. Окончательно запутавшись, Матвей прижался пульсирующим виском к холодной стене и незаметно задремал.

Очередное его пробуждение было очень болезненным. Не успев открыть глаза, проводник в голос застонал. В мозг, словно раскалённый гвоздь, ввинчивалась острая, пульсирующая боль. Вместе с ней в сознании Матвея вскипала дикая, необузданная ярость. Ему дико хотелось впиться клыками в горло человеку, причинявшему эту боль. Сбросив остатки сна, Матвей понял, что это не его мысли. Эти боль и злость передались ему от Роя. А значит, он где-то рядом и с ним что-то делают. Что-то такое, от чего псу очень больно.

Чувствуя, что ещё немного и потеряет сознание, Матвей поднялся на подгибающиеся от боли ноги и, всем телом ударив в дверь, закричал:

– Оставьте его в покое, сволочи! Ему же больно! Нам больно! Я сейчас с ума от боли сойду! Оставьте его!

Пиная дверь, он сквозь волны накатывающей на него боли прислушивался к происходящему за дверью. При этом он готов был прирезать любого, кто переступит порог его камеры. Пускать в ход пистолет означало сообщить всем, что дичь вырвалась из клетки. А ему сначала нужно было найти и освободить Роя. Удары сыпались на дверь один за другим, а реакции всё не было.

Наконец, в коридоре послышались шаги. Матвей убрал руки за спину, делая вид, что всё ещё скован, сжимая в правой ладони нож. Заслонка «волчка» откинулась, и чей-то глаз заглянул в камеру.

– Чего орёшь, мразь?

– Скажи, чтобы прекратили мучить собаку. Иначе я от боли с ума сойду, – выкрикнул Матвей, старательно имитируя истерику.

– Мучают собаку, а больно тебе? Может, хватит врать– то? – презрительно фыркнул вертухай.

– Идиот! Мы постоянно друг друга чувствуем. Останови это, или будешь мой труп отсюда выносить, – выкрикнул Матвей, ещё раз пнув дверь.

– Ударишь ещё раз, и я тебе морду разобью, тварь, – рявкнули в ответ.

– Останови их! – упрямо повторил проводник, специально ударяя ногой в кормушку.

– Ах ты гнида! – послышалось за дверью, и в замке заскрежетал ключ.

Отступив назад, Матвей опустил голову, чтобы скрыть торжествующую улыбку, от которой потрескались разбитые губы. Быстро прислушавшись к себе, проводник понял, что боль, до этого терзавшая его мозг, куда-то отступила, сменившись тупым, надоедливым нытьём. Тем временем вертухай, отперев замок, шагнул в камеру, вытягивая из петли на поясе комбинированную дубинку.

Это был электрошокер, который можно было использовать и как обычную дубину. Убедившись, что вертухай один, Матвей позволил ему вытащить оружие до половины и стремительно атаковал. Левая рука проводника с силой ударила по руке охранника, которой тот доставал дубину, а правая одним движением вогнала нож ему в горло, не давая вскрикнуть и позвать на помощь. Хрипя и булькая пузырями из перерезанного горла, вертухай медленно оседал на пол.

– Тихо, тихо. Я знаю, это больно. Но придётся потерпеть, – еле слышно шептал Матвей, опуская противника на пол.

Затем, покрепче ухватившись за рукоять, он одним движением располосовал ему глотку, перерезав артерию. Дождавшись, когда конвульсии вертухая утихнут, проводник отёр клинок об одежду убитого и, прихватив шокер, выглянул в коридор. Теперь ему предстояло самое сложное.

* * *

Выбравшись из машины в промозглый лондонский дождь, лорд Брекхем поднял воротник своего роскошного кашемирового пальто и, недовольно оглядевшись, легко взбежал на крыльцо особняка. Разговор, который ему предстоял, не мог вестись ни по одному современному средству связи. Такие дела нужно обсуждать, глядя собеседнику в глаза. Стоявший у входа бодигард, узнав посетителя, распахнул дверь, молча отступив в сторону.

Небрежно кивнув ему, лорд огляделся и, не увидев лакея, скривился. Сняв пальто и шляпу, он небрежно бросил их на стоявший в холле диван и, повернувшись к охраннику, спросил:

– Где адмирал?

– Ожидает вас в своём кабинете, – коротко ответил охранник.

– Позовите кого-нибудь, кто мог бы проводить меня, – злясь всё больше, приказал лорд.

– Уже вызвал, сэр, – кивнул бодигард, демонстрируя ему микрофон гарнитуры связи.

Словно в ответ на его слова, из боковой двери появилась такая же квадратная фигура очередного охранника. Сэр Чарльз Брекхем не понимал, что происходит и почему в доме нет обычных слуг. Шагнув к лорду Брекхему, бодигард окинул его внимательным, настороженным взглядом и, отступив в сторону, негромко сказал:

– Следуйте за мной.

– Почему в доме только охрана? – не удержавшись, спросил сэр Чарльз.

– Адмирал дал всем слугам выходной, – коротко проинформировал его охранник.

Неопределённо хмыкнув, сэр Чарльз решил придержать свои вопросы до встречи с хозяином особняка. Подведя гостя к высокой двери красного дерева, бодигард постучал в неё условным стуком и, указывая выглянувшему охраннику на лорда, сказал:

– Сэр Чарльз Брекхем.

Охранник в очередной раз осмотрел гостя и, отступив в сторону, распахнул дверь. Войдя в кабинет, сэр Чарльз огляделся и, увидев хозяина в кресле у камина, невольно усмехнулся. Тяжело поднявшийся ему навстречу адмирал, сразу узнав посетителя, развёл руками и, извиняясь, произнёс:

– Прошу извинить, что не смог встретить вас лично, сэр Чарльз, но проклятая подагра и шагу не даёт ступить без стона.

– В таком случае присаживайтесь, старина, – ответил лорд, улыбнувшись дежурной улыбкой.

– Кофе, бренди, сигару? – поинтересовался адмирал, тяжело опускаясь в кресло.

– Всё сразу, – усмехнулся сэр Чарльз. – В такую погоду всё это будет в самый раз.

– Чему вы улыбаетесь? – с интересом спросил адмирал.

– Наша встреча происходит в классическом английском стиле. Камин, кресла, сигары, бренди, кофе. Прямо как в старых романах.

– Нужно признать, что наши предки знали толк в подобных вещах, – рассмеялся адмирал.

– Согласен. Я заметил, вы отпустили всех слуг, кроме охраны.

– Верно. Получив известие о вашем визите, я решил, что разговор предстоит серьёзный, и на всякий случай подстраховался, – разом прервав смех, кивнул адмирал.

– Узнаю старую школу, – с довольным видом кивнул Брекхем.

Бодигард вкатил в кабинет сервировочный столик, на котором стояли кофейник, сахарница, молочник, чашки, коробка с сигарами и графин с бренди. Подкатив его к креслам, он не говоря ни слова, развернулся и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Разлив кофе по чашкам, а бренди по бокалам, адмирал открыл коробку и, дождавшись, когда гость выберет сигару, плавно опустил крышку.

– А вы? – удивился лорд Брекхем.

– Увы, врачи запрещают. Возраст, будь он не ладен. Можно подумать, если я начну отказывать себе в этих маленьких радостях, ко мне вернётся молодость. Но оставим мои болячки и вернёмся к делу.

– Пожалуй, – пригубив бренди, кивнул лорд Брекхем. – Я решился побеспокоить вас вот по какому поводу. Что вы думаете о нынешнем положении Британии на мировой политической арене?

– А разве есть ещё какая-то арена? – иронично усмехнулся адмирал. – Судя по донесениям разведки, от всех некогда ведущих стран мира остались одни воспоминания. Европа в руинах, Индия и Китай превратились в одно большое кладбище, как и вся Юго-Восточная Азия. Африка и Австралия не подают признаков жизни. Япония оживает только в ночное время суток. Янки не придумали ничего лучше, чем превратить свою землю в один ядерный полигон. Забрались в подземелья и медленно превращаются в кротов. Только Британия да ещё Россия могут похвастаться почти нормальной жизнью.

– Вот именно Россия, – подхватил лорд Брекхем. – Не пора ли вернуть Британии ведущую роль в этом отсталом мире? А русского медведя загнать туда, где ему самое место. В клетку.

– Вот как?! – задумчиво протянул адмирал, откидываясь в кресле и отпивая кофе. – И в чью же многомудрую голову пришла такая идея?

– Вас что-то не устраивает? – насторожился сэр Чарльз.

– Русские всегда были опасным, непредсказуемым противником. А учитывая их территорию, воевать с ними будет очень сложно. Впрочем, как и всегда, – задумчиво ответил адмирал. – Не стоит также забывать, что численность наших и их войск несопоставима.

– Но у нас техническое преимущество, – напомнил сэр Чарльз.

– Да. Но при этом мы и понятия не имеем, как они умудрились избавиться от пришельцев. Такое впечатление, что все некогда существовавшие у нашей разведки контакты разом были уничтожены. А лезть в такую огромную страну, не имея точных разведданных, по меньшей мере недальновидно.

– Ну, численность живой силы мы вполне можем увеличить, объявив набор в армию. Заодно сильно понизим градус напряжённости среди обывателей. Им очень не нравится, что с введением военного положения все права и свободы были отменены. Работы в стране мало, а желающих жить, как прежде, слишком много. Особенно среди эмигрантов второго, третьего поколения. Ведь они считают себя истинными британцами. Обезьяны, чьи родители едва умели пользоваться ножом и вилкой, – презрительно скривился лорд Брекхем.

– Вот тут вы абсолютно правы. Даже на улицах стало опасно появляться, – согласно кивнул адмирал. – У вас есть какой-то конкретный план? Или всё будет спланировано на месте?

– Мы решили сделать ставку на наш флот. «Правь, Британия, морями» это наш гимн, и родился он не на пустом месте, – гордо выпрямившись, ответил сэр Чарльз.

– Что ж, пожалуй, вы правы. Мы действительно сумели сохранить наш флот, рассредоточив его во всех возможных портах империи. Значит, настало время собрать его в один кулак и ударить этим кулаком по морде русского медведя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30