Энн Княгинина.

Конец, который она заслужила



скачать книгу бесплатно

Глава 1 Получил по заслугам?

Лия

Вчетвером мы вышли из колледжа. Полина вприпрыжку, Рома чуть впереди, и я – Лия, придерживая потёртую ручку сумки, старалась не отставать. И лишь Марк тащился где-то позади. Он махнул рукой Роме: мол, бегите сами, детишки.

Марк пришёл в колледж, где я учусь с Ромой и Полиной, восемь месяцев назад, сразу поступив на второй курс.

Парень бы и не проводил с нами время, если бы не Рома: друг его детства, и по совместительству мой парень, с которым я уже четыре месяца.

Марк самостоятельный и любящий себя человек. Он не хотел сближаться со мной и Полиной, но Рома этого не понимал, и настойчиво уговаривал Марка вступить в нашу компанию из трех человек, сдружившейся ещё в 9 классе школы.

После первого отказа Марка общаться с нами, Рома сказал ему: – Лия и Полина мои подруги, – он положил руку на острое плечо друга, и сжал его. – С тобой мы никогда не прекратим общаться, но мне было бы проще находиться со всеми вместе. Так что давай, погнали. Повеселимся вместе.

Мне не нравилось смотреть как Рома распинается перед высокомерным Марком. Это было омерзительно, но действенно – Марк согласился общаться вчетвером.

А я с трудом терпела его рядом.


***

Лия недолюбливала Марка по нескольким причинам:

1) Марк пытался разлучить их с Ромой.

2) Он не желал общаться нормально, и частенько язвил. Казалось, скоро он начнёт шипеть как недовольная змея.

3) Его голубые глаза, с тёмно-лазурными точечками по кругу радужной оболочки, смотрели на неё с призрением, и привлекательно сияли на свету. А серьги-гвоздики, расположившиеся на левой мочке уха парня, менялись раз в два дня, что девушку не на шутку раздражало. Не успевала она привыкнуть к одним серьгам, как у него появлялись другие.

4) От него чертовски вкусно пахло лаймовым чаем с долькой ароматного апельсина. Сладкий, цитрусовый запах.

 Он носил чёрные, зауженные джинсы – Лии не нравилось и это, в таких джинсах ноги парня выглядели бесподобно: твёрдые, накаченные икры. Идеальная, стройная талия, и заметный бугорок в области паха.

Ростом на пол головы выше неё, и на пару сантиметров выше её парня. Широкая грудь, ровная осанка, острые плечи, крепкая шея с ярко выступающими мышцами. Как же всё это раздражало девушку Лию.

Волосы цветом колоса почти доросли до плеч. Чёлка лезла в глаза, а длинные ресницы не защищали от непослушных прядей.

Чёрная куртка, заканчивающаяся у коричневого ремня с бляшкой в виде трехконечной звезды. Руки, спрятанные в карманах куртки. Пальцы, теребившие жёлтую зажигалку: «парень так нервировал Лию, что она знала о его привычке держать пачку сигарет с зажигалкой в кармане, хоть он и говорил, что бросил курить».

Всё это выводило из себя Лию. Одну её. Почему исключительно она подмечала в Марке все эти пункты?

Лия

Бежать до заброшенного домика, обнаруженным нами в лесу после зимних праздников на первом курсе колледжа, чуть больше сорока минут. Десять минут бегом, остальное время шагом, стараясь обходить вязкую грязь, и лесные, колючие кусты.

Скошенный на одну сторону домик находился посередине деревьев, выросших так, что получился знак «V».


Мы остановились у серого, небольшого домика. Все четверо выдохнули: наш тайный дом всё ещё на месте. Грязно-зелёного цвета крыша не рухнула до конца, а дверь, без ручки и замка, всё так же висела на скрипучих петлях.

Первый в дом вошёл Марк. Проверив обстановку, он с грохотом плюхнулся на деревянный, позеленевший стул.

Сколько бы мы ни пытались отмыть накопившуюся грязь и плесень, всё оказывалось напрасным. Через неделю появлялись первые чёрные пятна на вещах.

– Стёкол в оконных рамах нет, а запах тухлой свинины всё ещё не выветрился, – крикнул Марк внутри дома, и рассмеялся.

Я закатила глаза.

Низкий голос с хрипотцой не должен быть таким приятным для слуха. От его голоса, как и от самого парня, исходила мужская сила. Властная энергетика.

Рома засмеялся вслед за другом. Обнял меня за талию прохладной рукой, и подтолкнул внутрь дома.

Звук медленных, но тяжёлых шагов Полины, раздавался позади.

Сегодня на Полине громадные коричневые мартинсы, и серые бриджи до колен. А также майка, что была ей не по размеру: под тонкой вещью не скрывался жирок. А кружева, неаккуратно пришитые к воротнику, нелепо двигались на большой груди при каждом движении.


Когда Полина трезвая, она молчалива, и чтобы разговориться, девушка с выбритыми висками, вынула из спортивной сумки 4 бутылки пива.

– Тебя так и не спалили преподаватели? – поинтересовался Марк, постукивая подушечками пальцев по иголкам кактуса, что стоял на остатках подоконника.

Суровый парень.

Это зелёное растение стояло здесь с самого начала, как мы оккупировали это место. По виду кактус чувствовал себя хорошо в подобных условиях.

Полина освободила бутылки от крышек с помощью своей любимой открывашки в виде головы лошади. Сделала глоток, тихо рыгнула, и лишь после этого ответила Марку:

– Палили пару раз, – спокойно начала она. – Но что они сделают мне: Я совершеннолетняя. Бутылки закрыты. В колледже не распиваю.

Полина села на кровать рядом с Ромой, качавшего меня на своих ногах.

В Роме мне нравилось многое, особенно привлекала внешность: идеальные пропорции и ни одного изъяна на круглом лице. Серые глаза излучали доброту, но проницательный взгляд указывал, что с ним нужно вести себя аккуратнее.

Брови, несмотря на настроение парня, чуть приподняты, а волоски на концах случайно сожжены зажигалкой Никиты из параллельной группы.

Чёрные волосы, с несколькими покрашенными в коричневый цвет прядями, совсем недавно выглядели короткими, а сейчас уже стремились к шее.

Рома потянулся к бутылке в моей руке, чтобы сделать пару глотков. Его пиво стояло на полу, он не мог дотянуться до него, пока я уютно расположилась на его ногах.

Он лукаво улыбался, смотря в моё лицо. Не видя, что хватает, Рома вцепился неровно подстриженными ногтями в моё запястье.

Я ойкнула.

От неожиданности я разогнула пальцы, бутылка соскользнула и полетела на ноги. Звук разбивающего стекла, все вздрагивают, мокрые капли на голубые джинсы, и мой вскрик. Боль в лодыжке пронеслась по ногам, я зажмурилась, сдерживая стон.

Когда Рома пытался что-то взять или сделать аккуратно, выходило наоборот. Он был неуклюж, и это единственное, что в Роме меня не устраивало.

Полина вскочила с кровати, судорожно начиная искать салфетки в этом тесном домишке, где стоял один диван в дырках. Стул, непонятно как державшийся на полусогнутых ножках, особенно когда на нём разместился Марк. И квадратный стол, неудобно стоявший около двери на выход.

Раскатистый смех Марка перебивал громкие слова извинений Ромы. На своего парня я не злилась, а вот Марка готова была прирезать осколками, всё ещё находящимися на полу. Я тёрла ладонями край джинсов, надеясь избавить ткань от бурых пятен. Не сделаю этого сейчас, потом не отстираю.

Подруга не успела найти свой запас салфеток, а Марк носил их в карманах. Я подозреваю, они были ему нужны, чтобы оттирать кровь с рук. Он часто дрался, и на его коже красовались мелкие шрамы.

Марк встал, он начал маячить с бумажными салфетками в пальцах передо мной, но не давая мне их в руки. Подонок опять издевался! Он прекрасно знал, как я отношусь к своим вещам.

– Дай сюда, сейчас же, – вопила я, пытаясь поймать парня, бегающего по кругу, и прятавшегося за той малой мебелью, что присутствовала в домике.

– Кажется, сегодня ты говорила мне, что никогда не примешь от меня помощи.

Да, в колледже я так сказала, но тогда мои джинсы не были на грани полететь в помойку: Я поскользнулась на кафеле, и плюхнулась на пятую точку прямо перед Марком. Он протянул мне руку, чтобы помочь встать, но на лице парня сияло превосходство, и я, конечно же, отказалась брать его за руку и принимать помощь.

– Марк, – строго выкрикнул Рома, останавливая друга, схватив того за куртку.

– Оставь нас, разберёмся.

Полина подпрыгнула, вырвала из пальцев Марка салфетки, и поспешно передала мне, пока тот не начал возникать, но Марку было уже не до нас, он недовольно глазел на Рому.

– Те же в курсе, что через минуту я бы отдал их ей, – заявил Марк и следом сощурился, словно хотел понять, точно ли перед ним стоял его друг.

– Ей нужны были сейчас же, а не через минуту, – Рома насупился, на носу образовались морщины.

– Опять они из-за тебя ссорятся, – шепнула Полина мне на ухо, и горько вздохнула.

По её внешности, кричащей, чтобы держались подальше, и не сказать, что она не любила стычек, не выносила криков. А мне нравилось чувствовать себя особенной, я становилась счастливее, слушая перепалки Ромы и Марка.

– Не могу понять, когда ты стал таким мягкотелым, – Марк покачал головой, его губы перекосило.

– Я влюблён в эту девушку, а ты вечно измываешься над ней!

Я заулыбалась, а Полина недовольно приложила руку к своему лбу.

Марк ударил кулаком по своему бедру, стиснул зубы и отошёл на шаг назад. Сердитый взгляд парня прилетел в меня. Улыбаться стало невыносимо, и уголки губ постепенно опустились.

Голубая радужка Марка похожа на штормовое море, а тёмно-лазурные пятнышки – колючие песчинки, летающие над водой и больно ранящие всё, что попадалось на пути.

По спине проносится дрожь, превращаясь в мурашки. Я неосознанно передёргиваюсь.

Нервно хватаю пальцами тканевый браслет на руке. Тереблю его, но не успокаиваюсь. Не могу перестать ощущать себя так, будто один на один с Марком в тёмном, жутком лесу.

Как только Марк прикусывает клыком кончик языка до крови, я понимаю, что он и есть тот самый опасный лес, откуда мне нет выхода.


***

Марк не понимал, почему не бросал Рому, ведь помимо него у Марка было полно своих пацанов. То ли так влияла новая девушка Ромы, ведущая себя подозрительно добродушно, хоть взгляд хитрой стервы и выдавал её гнилую душу.

Марк чувствовал необходимость открыть другу глаза на Лию.

Рома предложил Лии стать его девушкой зимним вечером. Марк хорошо помнил тот день, его друг разоделся, будто собирался делать предложение: бежевый деловой костюм, белые ботинки, и сверху тонкое, чёрное пальто.

Перед встречей Ромы и Лии, друзья сидели у Марка на кухне. Один пил пиво, второй попивал чай, чтобы ненароком не напиться.

Рома нервничал, он не спал всю ночь, обдумывая, как лучше сказать подруге слова о любви. Рома с Лией общались уже третий год, и Роман боялся спугнуть их дружбу, но оставаться во френдзоне ему порядком надоело.

Марк ещё не видел новых подруг Ромы, он занимался учёбой и работой. Не до каких-то девчонок ему было, и так до лета перед его поступлением в колледж.

Тем вечером Лия ответила Роме согласием, а позже Марк познакомился с девушкой, сразу рассмотрев в ней обманщицу.


«Лучше бы она исчезла», – думал Марк всё чаще, и всё бесполезнее казались его мысли.

Марк видел Лию обычной, он мог бы даже назвать девчонку никакой: русые волосы с секущимися концами, практически доросли до спины, но не выглядели длинными из-за малого объёма.

Едва заметная грудь под толстовкой, совершенно не привлекала Марка. Как и родинка на щеке, похожая на сердечко, не впечатляла парня как многих знакомых Лии.

Единственное, что в ней было привлекательным – это длинные ноги, и упругий зад, на который Марк старался не смотреть.

Рома защищал Лию по любому случаю, пока она выжимала из него все соки истериками, просьбами и запретами.

 Марк и Лия ненавидели друг друга.


Лия

Кровь с языка Марка стекла по губе к подбородку, она остановилась на кончике, задрожала и полетела на пол. Марк улыбнулся, не снимая с меня остекленевшего взгляда.

Я прятала глаза, рассматривала лампочку на потолке, мысленно сдирала остатки бежевых обоев, опускала взгляд на грязные кеды, но никак не могла избавиться от горения в середине груди.

Я тяжело дышала. Воздух потяжелел, словно стал гуще.

– На, – Марк схватил свою бутылку со стула. Не потеряв из неё ни одной капли, передал мне.

Я знала, что все его действия просчитаны, у этого парня свои планы на меня, а у меня на него.

Кто быстрее сломает другого?


***

Рома провожал Лию, Марк Полю, это традиция не нарушалась. Девушки домой, а парни по делам.

Лии осталось немного насесть на Рому, чтобы тот не шастался по ночам, и стал паинькой, но с другой стороны стоял Марк, тянущий в противоположную сторону.

«Устранить», – думала Лия, уставившись на фотографию Марка в своём телефоне. Фото парня хранилось в галерее Лии по одной лишь причине… ей нужно помнить, что она ненавидит его.


***

– Погнали, – Марк встретил Рому около дома. Его друг светился изнутри, Марк предполагал, что и внутри Рома чувствовал себя так же. Сам Марк не помнил, а может, и не знал, как это быть счастливым из-за бабы.

– Извиняй, но сегодня пропущу.

Марк посчитал сколько раз было уже «сегодня». 5 раз Рома отказывался от бешеной ночи в клубе с стриптизершами и драками.

Лия правильно останавливала Рому от всего этого дерьма, что имелось в Марке и его жизни.

Лия и Марк стоили друг друга – одна хотела слепить Рому под себя. Второй… в принципе второй хотел того же, но в особенности он хотел избавиться от груза в виде Лии

– Марк, сколько можно бухать? А эти сучки ещё не надоели тебе? – недовольно пробурчал Рома в ворот ветровки.

– Твоя баба капризная сучка, но тебе же она не надоела, – Марк пожал плечами, делая вид, что не замечает свирепого взгляда друга.

Марку никто не нужен, чтобы находить проблем, или веселье, поэтому он отправил Рому домой, где тот сможет справляться с ролью каблука Лии. И поспешил в клуб, где полуголые, улыбчивые девицы разносили напитки.

Марк не мог различить официанток, для парня они казались абсолютно одинаковыми. Их сдавала лишь грудь разного размера.

Марк привык к дикой атмосфере клуба, но всё равно начал покачивать головой под быстрый бит. Уши стало закладывать, а тело равномерно тяжелеть.

Просмотрев зал на наличие знакомых, Марк поспешил к одной из официанток.

Парню становилось жарко, он расстегнул куртку, но не снял, игнорируя стойку для одежды.

Дым начал окутывать глаза и лёгкие, парень кашлянул, с трудом сдерживая себя, чтобы не закурить. Он бросил курить месяц назад, и пока не избавился от желания начать снова.

– Сегодня без сюрпризов? – послышалось сзади.

Марк не любил, когда к нему подходили со спины, но парень учуял знакомый запах "махито" среди чужих ароматов, и улыбнулся, оборачиваясь.

Перед ним стояла девушка в розовом платье, прозрачные бретельки лифчика сползли на плечи, но Клару это не беспокоило. Она старалась не улыбаться при виде Марка, но редко справлялась с собой, поэтому и сейчас её губы расплывались в широкой улыбке. Она не любила Марка, наверное, девушка сама не понимала, почему не могла пройти мимо студента.

– Разве тебе не нравятся мои сюрпризы? – Марк уверенно провёл пальцем по ложбинке на её шее, и собирался спуститься ниже, пока Клара не остановила руку.

– Сегодня меня трогать нельзя, – растерянно пробормотала девушка.

– Понял, – с безразличием в голосе произнёс он.

Марку всё равно на слова Клары, но настроения на драку с её мужем у него пока не появилось. Стопок 6 шотов, и ему точно станет веселее. Он всё ещё зол. Он всё так же думал о Лии. Он хотел унять злость внутри себя, но пока не с помощью кулаков.

Клара протёрла глаза запястьем, боясь увидеть или услышать Джона. Муж Клары знал о похождениях жены, он догадывался, как она хочет этого молоденького, девятнадцатилетнего парня, и у него появлялось отвращение к жене. Тридцатилетняя женщина надеялась выглядеть моложе, чувствовать себя желанной, а Джон видел в ней похотливую кошёлку, и она это знала.

– Значит, ты сегодня клиентка, не бармен? – Марк легонько оттолкнул извивающуюся рядом с ним девицу, даже не взглянув на неё. Все его внимание было отдано блондиночки перед ним. Кларе пора подкрашивать волосы, на затылке проглядывал настоящий цвет волос – медовый.

– Хотела подработать официанткой, но Джон, – лицо девушки скривилось. – Пошёл со мной и запретил ходить в таком виде, как все.

Несколько официанток скинули с себя лифчики, они и получали больше чаевых.

Марк замечал, как потухал свет в глазах Клары, когда она упоминала мужа. Парень не желал узнавать, какого это находиться в отношениях с тем, кого не любишь.

Чем сильнее дымили в зале, и громче становилась музыка, тем больше Марку казалось, что стены всё ближе сдвигаются к нему. Пора выпить, а то его точно расплющит.

– Удачи тогда, – Марку показалось, что этого прощания достаточно. Он начал пробираться через тела стараясь не дышать. Парень не выносил запах пота, а здесь пахло не только дымом и духами.


***

Рома старался не представлять, что Марк сегодня опять наделает. Он переживал за друга, ведь тот закрывался в себе, не хотел останавливаться с алкоголем и случайными половыми актами.

Рома посмотрел на руку, и вспомнил недавний гипс на руке Марка. Парень хмыкнул, поворачиваясь к окну.

Как только Марку сняли гипс, на его едва выздоровевшей руке, появилось тату в виде обвивающейся змеи вокруг ножа. Марк тогда испытывал при нанесении татухи больше боли, будто ловил от этого кайф.

– Систер, – закричал Рома, всматриваясь в тёмный коридор, – Я знаю, что ты там. Заходи, – улыбнулся парень. – Посмотрим «Игры престолов».

Парню нужно заняться чем-то помимо рассматривания круглосуточного магазина перед его домом.

– Я думала, ты на тусе, – семнадцатилетняя сестра вошла в комнату Ромы, сорвалась с места и прыгнула в кровать брата. Собранные волосы в неаккуратную косу упали на подушку Ромы, парень поспешил выгнать сестру, чтобы усадить в кресло.

– Мне надоели твои пакли, они повсюду, – Рома тащил сестру за руку, пока та смеялась и сопротивлялась. В отличие от Ромы, Валерия полнее, и он с трудом обхватывал своей рукой её.

Брат и сестра не сильно близки, но некоторые вещи всё же делали вместе. И одна из них, – делать то, что бесило другого.


***

– Шесть шотов, – Марк придержал барный стул и сел, сразу кладя руки с деньгами на барную стойку. Он чувствовал внутри себя пустоту, она, как чёрная дыра, притягивала к себе алкоголь. Один шот, за ним сразу второй, третий… незаметно для Марка он выпил уже десятый и закурил, третий раз нарушая своё обещания бросить.

Единственный клуб из всех, что он знал, позволял посетителям курить внутри. Была ли эта одна из причин, почему он сюда ходил?

Пустота постепенно заполнялась табачным дымом, алкоголем, и девчонкой, что села ему на ноги. Её язык вкуса клубники сплёлся с его. Её грудь прижалась к его разгорячённому телу.

Он впервые видел эту милашку, и вообще не запомнил, как та выглядела, но это не останавливало его руки бродить по её спине.

Слова песни, наполняющие зал, звучали одним свистом. Быстрая мелодия заставляла Марка углублять и ускорять поцелуй, пока он совсем не потерялся в страстной атмосфере. Он хотел стянуть с неё одежду, заставить скакать девчонку на члене, ему хотелось бросить её на барную стойку, накинуться на тело незнакомки, но пронзительный крик Клары щелчком вернул Марка на планету, где он чувствовал себя чужаком.

Парень обернулся на звук, незамедлительно вскочил, чуть ли не роняя незнакомку на пол. Вряд ли он ещё вернётся к ней.

Марк растолкал пьянющих зевак, пробираясь к главному замесу, и резко остановился, увидев Клару.

Клара держала в трясущихся руках розочку из бутылки, и целилась в рыхлый живот Джона. Она так сильно сжимала пальцами горлышко бутылки, что костяшки покрылись неровными красными пятнами.

«Без сюрпризов, Марк?» – в голове раздался голос Клары.

«А сама-то, что учудила», подумал он, направляясь к сумасшедшей быстрым шагом.

Джон отступал от жены и не ожидал наткнуться на стену. Мужчина сглотнул и застонал, ударившись об препятствие спиной.

Марк оказался рядом с Кларой, и вдруг понял, как сильно перебрал с алкоголем. Чёрт, перед глазами всё плыло.

– Клара, брось это, – с безразличием произнёс Марк и медленно потянулся к разбитой бутылке. Он не чувствовал себя так, как казалось по голосу, но показывать истинные эмоции не в его правилах. Даже в данной ситуации он старался оставаться холодным. Его подташнивало, в весенней куртке стало смертельно жарко. По телу больно колотилась дрожь, поступающая от колонок.

– Он меня достал, я ненавижу этого козла, – женщина взмахнула бутылкой, едва не проводя по лицу Марка острыми концами. Парень начал дышать только тогда, когда опасность оказалась подальше от глаз.

Вокруг собралось ещё больше людей: самые пьяные смеялись, самые трезвые шептались – их слова невозможно было расслышать.

«Не хватало ещё, чтобы она пырнула меня», – мысли Марка напугали его ещё сильнее, в пьяном дурмане фантазия работала чересчур шибко.

– Марк, успокой её! – потребовал муж Клары, поднимая перед женой руки. Он сдавался, но женщине перед ним было плевать на это.

Мужчина у стены ни разу не видел жену такой пьяной, невменяемой. Его глаза, едва видные в полумраке, наполнялись ужасом и влагой.

– Ты знаешь сколько я спала с Марком? Да больше, чем ты можешь себе представить! – зарычала Клара, и Марк с трудом сдержал желание закрыть ей рот.

Цвета лиц, находящихся рядом, менялись в зависимости от включенных ламп на потолке. Фиолетовый, голубой, жёлтый, все цвета начали смешиваться в одной палитре, и Марк задёргал головой, чтобы поскорее прийти в себя. Он подумал о Лии, что, если бы она стояла на месте Клары, обрадовался ли он, что она в таком дерьмовом положении?

Марк пьян, ноги не слушаются, а голова приступает дёргаться в такт ломаного бита.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении