Энид Блайтон.

Возвращение будущего супруга (Отражение Уродства-2)



скачать книгу бесплатно

Enid Blyton

FIVE RUN AWAY TOGETHER


Enid Blyton® Famous Five® Text copyright

© Hodder & Stoughton Ltd

Все права защищены

Illustration copyright © Hodder & Stoughton Ltd

Enid Blyton’s signature is a Registered Trade Mark of Hodder & Stoughton Ltd


First published in Great Britain in 1944

By Hodder & Stoughton


© Кормашов А. В., перевод на русский язык, 2017

© Оформление, издание на русском языке.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017

Machaon®

* * *

Глава 1
Летние каникулы

– Джордж, милая, займись наконец каким-нибудь делом, – вздохнула мама Джорджины. – Бегаешь взад-вперёд со своим Тимом, никакой возможности отдохнуть.

– Извини, мама, – бойко ответила Джорджина и придержала собаку за ошейник. – Мне просто скучно. Уже три недели лета, а я всё одна и одна. Скучно, когда вокруг никого из друзей.

Джорджина училась в частной закрытой школе вместе со своей двоюродной сестрой Энн. У Энн были братья Дик и Джулиан, и обычно они проводили время вчетвером. Но сейчас наступили летние каникулы, прошло уже три недели, а Джорджина по-прежнему гуляла в одиночестве. Энн, Дик и Джулиан уехали отдыхать. Они предлагали взять с собой и Джорджину, но девочку не отпустили родители – хотели пообщаться со своей дочерью.

Двоюродные сестра и братья приезжали только завтра, но зато обещали провести весь остаток лета в Киррин-Коттидж. Киррин-Коттидж – так называлась старинная усадьба, которая вместе с окрестными землями принадлежала родителям Джорджины.

– Вот будет здорово, когда они приедут! – радовалась девочка, которая сама себя, впрочем, называла Джордж, а не Джорджина. Ей так больше нравилось. – Правда, Тим? – Она и свою собаку звала сокращённо: Тим, а не Тимоти. – Будет здорово, когда они приедут. Согласен?

Тим залаял и подтвердил своё согласие, лизнув хозяйке руку. Он был большой и преданный пёс.

Джорджина по имени Джордж и одевалась как мальчишка. Она предпочитала джинсы и свитер. Ей так хотелось быть мальчиком, что она даже не откликалась, если кто-то называл её женским именем. Поэтому все звали её Джордж.

В первые недели летних каникул Джордж умирала со скуки.

– Раньше мне нравилось побыть одной, – объясняла она своему хвостатому другу, который ловил каждое её слово. – Но теперь я так не думаю. Это ерунда. Напротив, хорошо, когда рядом друзья. С ними можно побегать и поиграть.

Тимоти понимающе постучал хвостом по земле. Он-то уж знает, что значит «побегать и поиграть». Он тоже скучал по Энн, Дику и Джулиану.

Взяв с собой Тима, Джордж отправилась на берег моря с видом на широкий галечный пляж. Там она сидела над обрывом и, прикрывая глаза от солнца рукой, стала смотреть на далёкое море и на ближайшую бухту. Вход в бухту запирал небольшой скалистый остров. На нём когда-то стояла старинная крепость, руины которой были хорошо видны с берега.



«Этим летом мы снова побываем на острове, – мечтала Джордж. – Пока ещё у меня не было времени, да и лодка моя в ремонте.

Но ничего, её скоро починят, и тогда мы обязательно поплывём. Будем снова исследовать развалины крепости».

– Слушай, Тим, – сказала она вслух, – а ты помнишь, как здорово в прошлом году мы играли на острове?

Тим прекрасно помнил те дни. Потому что и он был там. Он тоже бродил по тёмному и сырому подземелью, помогая искать сокровища. Этот пёс везде и всюду сопровождал отважную четвёрку друзей в их опасных приключениях, а уж помнить-то об этом он будет всегда. О чём и гавкнул.

– Правда не забыл? – обрадовалась Джордж и погладила собаку. – Значит, согласен снова поплыть туда? А ты не забыл, как Дик спускался по той ржавой железной лестнице, чтобы помочь нам выбраться из подземелья?

Впрочем, всего интересного и не припомнишь, слишком много событий случилось в то лето! Тем сильнее Джордж захотелось, чтобы скорей наступило завтра, когда наконец приедут её друзья.

«Ах, было бы здорово, если бы мама отпустила нас туда на всю неделю! – вновь размечталась Джордж. – Чтобы мы могли остаться на острове одни и пожить там в своё удовольствие. На своём собственном острове!»

Джордж всегда хотелось иметь свой остров, хотя она ещё плохо осознавала, что мечта её наполовину сбылась. Ведь остров Киррин находился в собственности её матери, как и вся земля вокруг. Как-то, несколько лет назад, мать сказала, что придёт час и всё это будет принадлежать её дочери. Но девочке хотелось этого уже сейчас. Уже сейчас она считала своими всех кроликов, птиц и прочих существ, обитающих на острове.

– Думаю, нам будем там интересно, – продолжала говорить Джордж, поглаживая собаку. – Возьмём с собой всё необходимое, побольше еды и будем жить на острове, как Робинзон Крузо.

А на следующий день Джордж поехала встречать своих друзей. Она сама правила своей небольшой смирной лошадкой, запряжённой в лёгкую двуколку. Её мама тоже собиралась на станцию, но потом сказала, что плохо себя чувствует, и осталась дома. В последнее время Джордж очень волновалась за свою мать. Той часто нездоровилось, хотя, возможно, всё дело было в духоте, которая стояла на улице. Лето и в самом деле выдалось очень жарким. Солнце целыми днями висело на бледном, выгоревшем небе, на котором не было зачастую и намёка на облачко. Джордж успела хорошо загореть, особенно её лицо, на котором только сильнее стали выделяться голубые глаза. А ещё к лету Джордж коротко постриглась, так что сейчас было даже трудно угадать, кто правит лошадью – мальчик или девочка.

К платформе подошёл поезд. В окне одного из вагонов появились знакомые лица, тут же высунулись головы, замахали руки. Джордж радостно помахала в ответ.

– Джулиан! Дик! Энн! Наконец-то вы приехали! – крикнула она.

Трое подростков выскочили на перрон. Самый старший из них, Джулиан, подозвал носильщика и попросил забрать их вещи из багажного отделения.

– Привет, Джордж! – поздоровался он. – Как дела? Ты, однако, выросла за этот год!

Они все выросли. Все стали на год взрослее по сравнению с прошлым летом. Даже Энн, младшая сестра Дика и Джулиана, теперь не выглядела совсем уж маленькой. Она вихрем бросилась к Джордж, принялась обнимать её, целовать, а потом точно так же стала целовать Тима, обхватив его за шею. Пёс был рад поцелуям, но ему всё же больше нравилось лаять и скакать. Некоторое время дети галдели, перебивая друг друга, обмениваясь новостями и пытаясь успокоить собаку. Говорили все разом:

– Нам уже казалось, что мы никогда не доедем!

– Тимоти, ты совсем не изменился, мой милый пёсик!

«Гав! Гав! Гав!»

– Мама извиняется, что не смогла вас встретить.

– Ты уже такая загорелая, Джордж!

– Мы ужасно соскучились по тебе, но теперь нам скучно не будет!

«Гав! Гав!»

– Замолчи, Тим! И перестань прыгать на людей, ты уже порвал мне рубашку. Но всё равно, старый дуралей, я очень рад тебя видеть.

«Гав!»

Носильщик подкатил тележку, на которой лежал багаж, и помог перенести чемоданы в повозку. Джордж взяла в руки вожжи и скомандовала:

– Н-но, пошла!

Лошадка вздохнула и пошла. Пятеро друзей, считая собаку, не замолкали ни на минуту. Громче всех, разумеется, не замолкал Тимоти. И это неудивительно. Ещё никому в целом мире не удалось перекричать лающую собаку.

– Надеюсь, с твоей мамой ничего серьёзного, – сказал Джулиан, когда все немного успокоились. Джулиан очень любил тётю Фанни, которая, в свою очередь, просто обожала своих племянников и племянницу.

– Наверное, ей дурно из-за жары, – сказала Джордж.

– А как дядя Квентин? – спросила Энн. – Он здоров? Как он поживает?

Племянники слегка настороженно относились к своему дяде, у которого был нервный, вспыльчивый характер. Казалось, он просто недолюбливал детей. А может, он просто не умел с ними общаться и поэтому при первой же возможности старался уйти из дома.

– Папа в порядке. Но он очень волнуется из-за мамы. Он всегда такой. Когда с мамой всё хорошо, он почти не замечает её, а когда ей становится плохо, ужасно расстраивается и переживает. Постарайтесь не дёргать его по пустякам. Вы же знаете, какой он бывает, когда нервничает.

Дети знали. Дядю Квентина никогда нельзя было попусту беспокоить, да и вообще не стоило ему лишний раз появляться на глаза. Впрочем, никакие мысли о дяде не могли испортить ребятам настроение. Ведь впереди их ждали каникулы в Киррин-Коттидж, море, солнце, верный пёс Тимоти и много новых приключений.

– А мы поплывём на остров, Джордж? – спросила Энн. – А давай, а? Мы не были там с прошлого лета. В зимние каникулы было слишком холодно, в весенние тоже. Зато сейчас в самый раз.

– Обязательно поплывём! – воскликнула Джордж, и её глаза засверкали. – Знаете, о чём я подумала? Было бы здорово отправиться туда на целую неделю. Мы стали на год старше, так что мама теперь нас наверняка отпустит.

– Провести неделю на твоём острове! – воскликнула Энн. – Невероятно! Я даже поверить в это не могу.

– На нашем острове, – поправила кузину Джордж. – Помните, я тогда разделила его на всех, чтобы у каждого был свой кусочек. Так что теперь это наш остров. Наш – не только мой.

– А как же Тимоти? У него же нет своего кусочка. У всех есть, а у него нет. Так нечестно, – засмеялась Энн.

– Мы с ним поделим мой, – тоже засмеялась Джордж.

Тут она остановила повозку, потому что дорога вышла на берег моря, и вдали показался остров Киррин. – Глядите, вон он, наш остров! Привет тебе, остров! Скоро мы к тебе вернёмся. Конечно, я могла бы приплыть, но моя лодка ещё в ремонте.

– Вот и хорошо, что в ремонте, зато теперь мы поплывём вместе, – сказал Дик. – Интересно, а кролики там ещё водятся?

«Гав!» – подал голос Тимоти, которого всегда очень волновала эта тема.

– Даже не смей думать! – пригрозила собаке Джордж. – Я тебе запрещаю гонять кроликов – слышишь?!

Тимоти тотчас опустил хвост и скорбно взглянул на свою хозяйку. В этом вопросе они кардинально расходились. Пёс был убеждён, что кролики существуют только для того, чтобы их гонять и душить, а Джордж считала, что они существуют для чего-то другого.

– Н-но, пошла! – крикнула Джордж и хлопнула поводьями.

Лошадка охотно потрусила дальше и скоро достигла ворот усадьбы Киррин-Коттидж.

На заднем крыльце дома появилась высокая худая женщина в грязном кухонном переднике. Молча, с очень недовольным лицом она помогла внести вещи в дом. Дети раньше её не видели.



– Кто это? – спросили они у Джордж.

– Наша новая кухарка, Джоанна, прежняя, уехала домой ухаживать за своей матерью, которая сломала ногу. Вот мы и взяли миссис Стикс.

– Фамилия что надо, – прошептал Джулиан, глядя на кухарку. – Так называется река смерти, которая протекает в Аду! Мы в школе об этом читали, когда проходили мифы Древней Греции. Неприятная женщина. Жаль, что уехала старая добрая Джоанна. Помните, как она любила подкармливать Тима?

– У миссис Стикс тоже есть собака, – сказала Джордж. – Только вся очень грязная и лохматая. Противная мелкая дворняжка.

– А где собака сейчас? – спросила Энн, тревожно оглядываясь по сторонам.

– Её держат взаперти в кухне, и Тиму туда нельзя. А он всё равно туда ходит. Ложится под дверью и нюхает, а миссис Стикс боится на него наступить, когда открывает дверь. И страшно пугается.

Все засмеялись. Они помогли кухарке разгрузить багаж и внести в дом вещи. Джордж повела лошадь на конюшню, а трое юных гостей пошли поздороваться с дядей и тётей.

– Мои дорогие, как я рада вас видеть! – воскликнула тётя Фанни, не вставая с дивана, на котором лежала. – Извините, что не смогла встретить. Дяди Квентина дома нет, он пошёл прогуляться. А вы пока поднимайтесь наверх, умывайтесь, переодевайтесь и спускайтесь к чаю.

Мальчики поднялись в отведённую для них комнату, расположенную под самой крышей. Оттуда, через окно, открывался прекрасный вид на море и бухту. Девочки тоже жили вместе, и Энн отправилась в комнату Джордж. Все гости переживали лёгкое возбуждение. Наконец-то они снова в этой старинной усадьбе Киррин-Коттидж! Вместе с Джордж и её верным псом Тимоти!

Глава 2
Семья Стикс

Как это здорово просыпаться ранним летним утром в усадьбе Киррин-Коттидж! Сквозь открытые окна ярко светит солнце, поют птицы, доносится шум прибоя. Так и хочется сразу побежать к морю, искупаться, а потом ещё погулять по берегу бухты и полюбоваться на остров Киррин, такой скалистый и такой живописный.

– Хочу окунуться ещё до завтрака, – сказал Джулиан и взял полотенце. – Ты со мной, Дик?

– А то! Мы все с тобой. Пойду позову девочек.

Вчетвером они побежали к морю, и Тим галопом нёсся за ними, крутя хвостом, хлопая ушами и болтая в воздухе длинным красным языком. Он тоже прыгнул в воду вслед за ребятами и плавал кругами, мощно загребая воду передними лапами. Плавать умели все, но лучшими пловцами всегда считались Джордж и Джулиан.

Потом все выбрались на берег, насухо обтёрлись полотенцами, оделись и пошли домой. Аппетит перед завтраком у них нагулялся отменный. Когда они проходили мимо сада, Энн заметила меж кустов какого-то мальчика, почти подростка, прыщатого и с патлами грязных волос на непропорционально большой голове.

– Кто это? – спросила она у Джордж.

– Это Эдгар, сын миссис Стикс. Конченый придурок. Он вечно дразнится и строит рожи, фу!

Эдгар как раз этим и занимался. Строил рожи и дразнил Джордж.

– Джорджи-Порджи, керосинка, на обед морская свинка! – с хохотом выкрикивал Эдгар. Ему было лет тринадцать-четырнадцать, но вёл он себя совершенно как ребёнок. – Джорджи-Порджи, керосинка, на обед морская свинка!

Джордж от злости покраснела.

– Вот так он всегда, – сказала она. – Ему почему-то не нравится, что меня зовут Джордж. И я его тоже терпеть не могу.

– Эй, ты, там! Лучше заткнись, а то ведь получишь! – пообещал Джулиан.

– Джорджи-Порджи, керосинка! – ухмыляясь, продолжал выкрикивать Эдгар. Прыщи на его жирном, лоснящемся лице проступили ещё сильнее. Мальчик словно старался выглядеть как можно противнее.

Джулиан сделал в его сторону угрожающий шаг, Эдгар тут же сорвался с места, побежал в дом и скрылся за дверью кухни.

– Я бы этого ему не спустил, – произнёс Джулиан. – Удивляюсь тебе, Джордж. Давно бы уже надавала ему пинков, выдрала волосы и вообще проучила бы вонючку как следует! Ты ведь отлично умеешь драться. Зачем терпишь?

– Зачем терплю?! Да, я терплю, я терплю, пускай во мне всё кипит, но ты ведь знаешь, что мама болеет, и, если я сейчас догоню и побью Эдгара, миссис Стикс может завтра хлопнуть дверью и уехать. А как мы будем без кухарки? Тогда ведь маме придётся всё делать самой, а для неё сейчас это очень трудно. Вот мне и приходится сдерживать себя. И Тимоти тоже.

– Ну, тогда ты правильно поступаешь. Молодец, – с уважением в голосе сказал Джулиан. Он-то знал, как трудно бывает Джордж сдерживать свой характер, особенно когда её что-то сильно злит.

– Пойду схожу к маме, узнаю, как она себя чувствует. Может, принесу ей завтрак в постель. Я пошла. Если вонючка выйдет из дома, попридержите Тимоти. А то он может покусать Эдгара.

Джулиан взял Тимоти за ошейник. Пёс и без того рычал, пока сын кухарки находился в саду, да и сейчас он пребывал в своей охотничьей стойке, нюхая воздух и шевеля мокрым носом. Словно заранее чувствовал добычу.

Вместо Эдгара из дверей появилась маленькая лохматая собачка неопределённого грязно-белого цвета. Шерсть её казалась нечёсаной и побитой молью. Уши прижаты, хвост опущен между ног.

«Гав!» – радостно рявкнул Тим, виляя хвостом. Ему не терпелось с этой дворняжкой поиграть, и он рванул к ней навстречу.

Джулиан не сумел удержать Тима. Тот в два прыжка оказался у дома и взлетел на крыльцо, чем до смерти перепугал собачонку. Она пронзительно взвизгнула и попыталась скрыться за дверью кухни.

– Тимми, назад! Ко мне! – кричал Джулиан.

Но Тим уже ничего не слышал. Он наложил свою пасть на маленькую головку собачки. Это было, если переводить на язык человеческих жестов, чем-то сродни рукопожатию или даже попыткой пса-кавалера поцеловать руку у собаки-дамы. Дама была перепугана насмерть и вопила о помощи.

Миссис Стикс появилась на крыльце со сковородкой в руке.

– Прочь, скотина! – закричала она на Тима и стала отгонять его, замахиваясь сковородкой. Один раз ей удалось его даже стукнуть, но пёс огрызнулся, и крайне неудачно, поскольку промахнулся и тяпнул зубами несчастную собачку. Та издала душераздирающий вопль, дико обиделась и бросилась в яростную атаку.

– Не смейте бить чужую собаку! – закричал Джулиан кухарке. – Тим, ко мне! Тим, ко мне!

На крыльцо осторожно выглянул Эдгар. Бочком-бочком он спустился, поднял с земли камень и только ждал случая, чтобы метнуть его в Тимоти. Это увидела Энн и закричала:

– Только посмей! Только посмей бросить камень в нашу собаку!

На шум вышел дядя Квентин. Он был сердит.

– Что за безобразие! Что тут такое происходит? Никогда ещё не слышал такого лая и ора!

Вслед за дядей Квентином из дома пулей выскочила Джордж и смело бросилась на защиту своего любимого пса, оттаскивая его от вредной собачонки.

– Джордж, оставь! Не надо так делать! – крикнул ей отец. – Разве ты не знаешь, что собак нельзя разнимать голыми руками? Эй, окатите их водой! Где тут садовый шланг?

Садовый шланг лежал неподалёку, он был уже присоединён к крану. Джулиан подбежал и открыл кран. Затем схватил шланг и направил его на собак. Сильная струя холодной воды быстро охладила пыл дерущихся.

Мокрые собаки разбежались в стороны и принялись отряхиваться, мгновенно забыв друг о друге. Однако Джулиан не забыл про Эдгара и как бы случайно направил струю воды в его сторону. Тот взвизгнул не хуже своей собачонки, громко заревел и дважды мокрый, потому что в слезах, убежал в дом.

– Зачем ты это сделал? – упрекнул Джулиана дядя Квентин. – Какой ты, однако, хулиган. – Затем он обернулся к дочери: – Джордж, иди привяжи Тима! – И лишь после этого вежливо обратился к кухарке: – Миссис Стикс, я же просил держать свою собаку на кухне. И выводить гулять её только на поводке. Разве нет? Разве я не просил? Если бы вы послушались меня, ничего подобного бы не случилось. Но вы всё забыли, и это печально. Однако сейчас я хотел бы знать – где наш завтрак? Почему нам приходится его вечно ждать?



Миссис Стикс что-то пробормотала себе под нос и быстро вернулась на кухню, уводя за собой собачку. Джордж нехотя отвела Тимоти к его конуре и посадила на цепь. Пёс лёг на землю и выглядел совершенно несчастным.

– Ты сам виноват, – объяснила ему Джордж, стараясь не выдать голосом своего сочувствия. – Сколько раз я тебе говорила не обращать внимания на эту дворняжку! Теперь видишь, что получилось? Папа явно не в духе и останется таким до конца дня. Миссис Стикс тоже будет сердиться и вряд ли испечёт нам сладкое к чаю.

Тим издал скорбный всхлип и положил голову на лапы. Из пасти его торчало несколько белых шерстинок. «Конечно, нет ничего приятного в том, что тебя сажают на цепь, но я всё-таки успел тяпнуть эту злючку за ухо! Будет теперь знать, если не понимает хорошего к себе отношения!» – думал он.

Всех позвали завтракать.

– Прости, что я не смог удержать Тимоти, – сказал Джулиан Джордж. – Но он чуть не оторвал мне руку. Он стал таким сильным.

– Это да, – согласилась Джордж. – Он стал очень сильным. И ещё у него теперь такая большая пасть, что, дай ему волю, он вмиг бы проглотил эту шавку. И Эдгара заодно.

– И миссис Стикс тоже, – добавила Энн. – Он всех бы проглотил и не подавился. Но так им и надо. Они плохие.

Подобного рода мысли аппетита не прибавляли. Тётя Фанни так и не вышла к завтраку, а дядя Квентин оставался в самом дурном расположении духа. Он коротко разговаривал с Джордж и хмуро поглядывал на остальных детей, сидевших за столом как мышки. Энн даже успела пожалеть, что они вообще приехали сюда. Правда, вскоре она вспомнила, что день только начинается, и настроение у неё немного поднялось. Они ведь уже решили не обедать сегодня дома, а взять еду с собой и отправиться на весь день на пляж, а то и сплавать на остров Киррин. На острове дядя Квентин уж точно не испортит никому аппетит.

Недовольная миссис Стикс принесла овсянку и ломтики поджаренного бекона. Своё недовольство она выражала тем, что с грохотом ставила тарелки на стол.

– Не могли бы вы обращаться с посудой поделикатнее, сударыня? – сделал ей замечание дядя Квентин.

Миссис Стикс вздрогнула и следующую тарелку поставила почти беззвучно. Неудивительно. Она всегда боялась хозяина дома, особенно когда тот сердился.

Лишь к концу завтрака настроение у дяди Квентина немного улучшилось.

– И что вы сегодня собираетесь делать? – спросил он у детей, оглядывая их в очередной раз. Их кислые лица ему уже порядком надоели.

– Хотели отправиться на пикник, – ответила за всех Джордж. – Я уже сказала маме, она не против. Только велела попросить миссис Стикс приготовить нам с собой бутерброды.

– Не думаю, что кухарка вложит сегодня в бутерброды всю душу, – попытался пошутить дядя Квентин, но получил в ответ только вежливые улыбки. – Ну что же, идите на кухню и попросите.

Ответом была полная тишина. Никто не хотел идти к кухарке и просить её сделать бутерброды.

– Это всё из-за той плешивой вредины, – грустно вздохнула Джордж. – Все наши беды.

– Плешивая вредина, это кто? Сын миссис Стикс? – удивился папа.

– И он тоже вредина, – усмехнулась Джордж. – Хотя он скорее вонючка, чем вредина. Ему надо лучше мыться по утрам, а то у него постоянно жирное лицо и прыщи. И волосы тоже не мешало бы вымыть – вечно грязные. Но он не плешивый. Плешивая их собачонка. Миссис Стикс зовёт её Пушинка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3