Энид Блайтон.

Секретная лаборатория



скачать книгу бесплатно

– Смотрите, я уже вижу остров! – крикнула Энн, когда дорога резко повернула влево и вышла к берегу моря.

Море ярко сверкало в солнечных лучах и казалось удивительно безмятежным. Небо было высоким, воздух свеж, а скалы, обрамляющие живописную бухту, потрясали своим величием и красотой. Остров на выходе из бухты был не менее живописен. Главной его достопримечательностью всегда являлись развалины старой крепости… Всегда, только не сейчас.



Теперь посреди острова возвышалась непонятная конструкция. Она чем-то походила на маяк, потому что на самом её верху находилась такая же стеклянная комнатка, какая бывает на маяках. Однако в отличие от маяка эта башня была не из камня. Она отнюдь не казалась массивным и прочным сооружением, а, напротив, была изящной и лёгкой. Вероятно, её смонтировали из готовых разборных элементов. Она стояла внутри крепости прямо посреди двора, а поэтому не заметить её было просто невозможно.

– Ой, мамочка, что это? – в ужасе воскликнула Джордж. – Что папа натворил?! Он испортил мой остров!

– Не волнуйся, дорогая. Эту конструкцию сразу же разберут, как только папа закончит свою работу, – ответила тётя Фанни. – Он мне пообещал, что на острове не останется ничего лишнего, всё будет увезено обратно на материк. Но, пока башня там, ты можешь съездить туда и сама всё увидеть. Наверное, тебе будет интересно. Вернее, я хотела сказать, что вы все можете съездить туда, ведь вам же интересно, так?

– Мне-то уж точно будет интересно! – воскликнула Энн. – Я очень и очень хочу на всё это посмотреть. А что, дядя Квентин живёт на острове совсем один? Да, тётя Фанни?

– Увы. Я была категорически против, чтобы он оставался там один, но разве с ним поспоришь! Он же такой упрямый! К тому же он совсем не способен ухаживать за собой. Он даже обед себе приготовить не может! И вообще, я считаю, что это очень безрассудно жить на острове одному. А вдруг с ним что-то случится? Вдруг он сломает что-нибудь… Ему даже первую помощь никто не сумеет оказать… И меня рядом не будет… ведь как я об этом узнаю?..

– Да всё очень просто, тётя Фанни, – тотчас нашёл решение Джулиан. – Вы можете обмениваться сигналами, например, утром и вечером. То есть дядя Квентин может подавать вам условный сигнал с той же башни. Утром он может пускать солнечные зайчики с помощью зеркала, а вечером посигналить фонарём.

– Что-то такое я ему уже предлагала, – задумалась тётя Фанни. – Хорошо. Завтра я в любом случае поеду на остров проведать мужа и могу прихватить вас с собой. А ты, Джулиан, пожалуйста, обговори этот вопрос с дядей. Он тебя наверняка послушает.

– Хорошо, – ответил Джулиан.

– Отлично! – фыркнула Джордж. – Значит, теперь уже папа не против, чтобы мы поехали туда и посмотрели, чем он там занимается? Выходит, он нас к себе приглашает? Нет, я никуда не собираюсь ехать! И мне не требуется никакого приглашения, чтобы поехать на свой собственный остров! Особенно от того, кто занял его без моего разрешения!

– Господи, Джордж, не заводись, – вздохнула Энн. – Это уже даже не смешно.

Только и слышно: мой остров, мой остров! Ну ладно, пусть твой. Пусть он даже миллион раз твой, но неужели тебе так жалко уступить его на время отцу? В самом деле, неужели так жалко? Вы бы только видели, тётя Фанни, что с ней творилось, когда она получила от вас письмо. Она так кричала, что мне захотелось куда-нибудь сбежать и спрятаться!

Все рассмеялись. Но только не Джордж и её мама. Тётя Фанни выглядела очень грустной. «Джорджина всегда была очень трудным ребёнком, – вздохнула она про себя. – Она так похожа на своего отца: те же манеры, та же вспыльчивость, резкость, тот же категорический тон. Но при этом ещё ранимость, обидчивость. Квентин конечно же был не прав, не поговорив прежде с дочерью. С другой стороны, она всё же девочка, девушка, будущая женщина. Пора бы научиться вести себя мягче, спокойнее, женственнее».

Джордж заметила расстроенное лицо матери, и ей сразу стало не по себе. Он бросилась к ней и обняла.

– Прости меня, мама, я, кажется, была не права. Я постараюсь быть сдержаннее, нет, правда. Я понимаю, у папы важная работа. Я всё понимаю. И я очень рада, что завтра мы поедем на остров вместе.

Джулиан ободряюще хлопнул Джордж по плечу:

– Молодец, Джордж! Учитесь, господа, как нужно признавать свои ошибки. Вот так, красиво и с достоинством. Ты, отличный парень, Джордж!

Джордж расцвела в улыбке. Это был для неё высший комплимент. Но теперь уже обиделась Энн. Обиделась за всех женщин сразу.

– Но почему, если отличный, то сразу «парень»? Можно ведь сказать «отличная девочка». Девочки, представьте, тоже умеют красиво и с достоинством уступать. И даже изящно выйти из спора.

– Ну что, теперь будем спорить, кто лучше выходит из спора? – рассмеялась тётя Фанни. – Будет вам! Нашли тему для спора! Вот мы и приехали. Лучше полюбуйтесь, какой красивый у нас дом, как затянуты плющом его стены. Весь дом утонул в зелени. А в палисаднике расцвели примулы и нарциссы тоже вот-вот распустятся.

Всё это было замечательно, но ребята вообще мало внимания обращали на цветы. Все спешили в дом, и Тимоти, как всегда, впереди всех. На пороге их уже встречала кухарка по имени Джоанна. Это была толстая пожилая женщина, которая жила в рыбацкой деревне, но иногда приходила помогать тёте Фанни по хозяйству. Вот и сейчас её попросили прийти и покухарить, пока дети будут жить в Киррин-Коттидж. Толстая Джоанна очень любила детей, да и Тима тоже, а тот её просто обожал, и нетрудно было догадаться почему. Пёс прыгал вокруг неё и громко, заливисто лаял, призывая поскорее подать ему миску самых аппетитных костей.

– Ну не лай, не лай, я оглохну от тебя, – добродушно ворчала на собаку Джоанна. – Дай мне сначала поглядеть на детей. Боже праведный, как вы все выросли! А Энн стала такая взрослая, прямо девица на выданье!

Энн густо покраснела. Ей очень понравилось, что её назвали взрослой, но ещё она не совсем понимала, что значит «девица на выданье». Хотя смутно уже о чём-то догадывалась.

Джулиан, поздоровавшись с кухаркой, вернулся к коляске и начал помогать тёте Фанни разгружать багаж. Потом вместе с Диком он перенёс вещи на второй этаж, где находились детские комнаты. Энн тоже побежала наверх, чтобы проверить, где она будет спать. Комната Джордж, в которой им предстояло жить вместе, была просторная, чистая, светлая, с двумя окнами. Одно окно выходило на вересковую пустошь, что расстилалась прямо за домом, зато из другого был виден кусочек моря. Чудесно! Просто чудесно! На языке вертелась песенка из какого-то фильма, и Энн невольно мурлыкала её, пока разбирала и раскладывала свою одежду.

– Знаешь, Дик, – сказала она брату, когда он принёс последний чемодан. – Должна тебе признаться, что я даже рада, что дяди Квентина здесь не будет. Он очень умный, а иногда бывает и приятным, но я всегда его немного побаивалась.

– Вот как? – изумился Дик. – А я вовсе нет, но, когда он в доме, мне бывает скучно – не побегать, не попрыгать. Все должны вести себя тихо, словно мышки, потому что он работает. Нам ужасно повезло, что сейчас он там, на острове, а мы все тут.

Снизу донёсся голос:

– Дети, уже пять часов! Спускайтесь-ка пить чай, пока плюшки не остыли! Джоанна только что вытащила их из печи.

– Идём, идём, тётя Фанни! – прокричал в ответ Дик. – Джулиан, ты слышал? Нас зовут!

Джордж только поднималась к себе в комнату, чтобы распаковать вещи. Она была счастлива оказаться снова дома. Радовался возвращению и Тим, который давно успел обежать и обнюхать все уголки Киррин-Коттиджа.

– Тим, какой же ты глупый! – рассмеялась Джордж. – Обязательно тебе надо поскорей всё обнюхать! Как будто что-то может пахнуть не так, как пахло в прошлый раз. Давай, Тимми, побежали вниз.

Внизу все уже сидели за столом и собирались пить чай.

– Мама! А пока папы нет, можно Тим посидит рядом со мной на полу? Он будет себя хорошо вести.

– Ну пусть, – ответила мать, разливая чай.

Чай был прекрасен, плюшки бесподобны, а мясной паштет просто таял во рту. Умница Джоанна приготовила угощение на славу. Ребята набросились на еду с волчьим аппетитом и быстренько всё умяли. А уж Тиму-то волчий аппетит был известен лучше всех! Он умел глотать плюшки прямо на лету. Только лязгнет зубами, и вот уже в воздухе ничего нет.

Глава 3
Вперёд, на остров!

Утро следующего дня было тёплым и солнечным. Тётя Фанни сказала, что сегодня они точно плывут на остров. Нужно только взять с собой побольше продуктов, потому что нет никаких сомнений, что дядя Квентин сидит там голодный, ведь никто ему еду не привезёт.

– Но у папы должна быть своя лодка, мам, – сказала Джордж. – Надеюсь, он не взял мою?

– Нет, дорогая. Он взял лодку у рыбаков, вот только ему тяжело справиться с ней. К тому же он вряд ли бы смог причалить к берегу сам – из-за гряды подводных камней, которые окружают остров. Вот он и попросил одного рыбака, чтобы тот перевозил его туда и сюда, а свою лодку папа держит на острове так, на всякий случай.

– А кто тогда построил ту башню? Рыбаки? – спросил Джулиан.

– Нет, дядя Квентин разработал проект, а башню привезли по частям и смонтировали на месте люди из Министерства научных исследований. Всё это делалось очень быстро и без лишнего шума. Местные жители, конечно, интересовались, что это и зачем, но строители только отшучивались. Даже я ничего не знаю. Из местных только два рыбака были наняты перевозить конструкции и другие материалы на остров. Они также перевозили рабочих, а больше на остров не ступал ни один человек.

– Интересно, – проговорил Джулиан. – Выходит, что дядя Квентин серьёзно намеревается совершить там какое-то открытие. Знаете, я тоже хочу стать таким учёным-одиночкой. Не очень мне нравится перспектива просидеть жизнь в какой-нибудь душной пыльной конторе. А учёный, он сам себе хозяин.

– А я хочу стать врачом, – сказал Дик.

– А я хочу уже сесть в свою лодку и поплыть в ней на остров. – Джордж давно надоели все эти разговоры о том, кто кем хочет стать. Лично она просто хотела стать взрослой, чтобы иметь право в любое время жить на своём острове вместе с Тимми.

Тётя Фанни не видела мужа уже несколько дней и очень старательно готовилась к поездке на остров. Она собрала большую корзину еды, которой должно было хватить и на взрослых, и на детей. Нести корзину она доверила Джулиану. Когда все пришли на берег, Джордж была уже там. Она разговаривала с сыном рыбака Альфом, который должен помочь им столкнуть лодку в воду, когда они будут отчаливать.

Вместо приветствия Альф криво улыбнулся им. Ребят он хорошо знал. Однажды он уже приглядывал за Тимом, когда дядя Квентин был решительно настроен против собаки и требовал, чтобы её немедленно кому-нибудь отдали. Джордж была благодарна Альфу за то, что он тогда выручил её, и всегда помнила, как хорошо он отнёсся к Тимоти.

– Куда это вы? На остров? – бесхитростно спросил сын рыбака, хотя и без того знал ответ. – Тоже нужное дело. Я всё гляжу на эту высокую штуку, которая там торчит. У нас поговаривают, будто это маяк. Хотя лично нам он нужен как собаке пятая лапа. Мы тут и без него все подходы хорошо знаем. Дайте руку, мисс, я помогу вам сесть.

– Благодарю вас, сударь, – учтиво сказала Энн и, опираясь на руку Альфа, забралась в лодку. Джордж вместе с Тимом были уже там. Через минуту в лодку погрузились и все остальные. Джулиан и Джордж сели на вёсла. Альф сильно отталкивал лодку подальше от берега, и та легко вышла на чистую воду. Вода была такой прозрачной, что можно было разглядеть каждый камешек на морском дне.



Джулиан и Джордж гребли мощно и уверенно. Каждый их сдвоенный гребок посылал лодку на несколько метров вперёд. Джордж затянула свою любимую старинную рыбацкую песню «Эх, навались», и все стали подпевать ей. Припев у них получался особенно дружно. А потом они хохотали сами над собой, какие, мол, они удалые гребцы-молодцы. И только Джордж, украдкой вытиравшей пот со лба, было не до смеха.

– Доченька, ты только поосторожнее, – забеспокоилась мать, когда они уже стали приближаться к острову Киррин. – Впереди камни. Сегодня такая чистая вода, что их видно даже глубоко под водой.

– Не бойся, мам. Я здесь плавала уже тысячу раз. Я знаю все эти камни наизусть. А то, что они глубоко под водой, так это даже хорошо, потому что сейчас прилив.

Единственным местом на острове, куда можно высадиться с лодки, была небольшая закрытая бухточка с узкой полоской песчаного пляжа. Вход в эту бухточку прикрывали скалы, а также круглые покатые камни, выступавшие над водой. Обогнуть это место можно было только с восточной стороны острова. Там открывался довольно узкий проход, который всё же позволял при удачном стечении обстоятельств и должной сноровке безопасно проскользнуть в бухточку.

Пока лодка огибала остров, Энн смотрела на разрушенный замок, стоящий на его вершине, и её внимание всё больше занимала непонятная башня, которая очень странно выглядела на фоне руин и вообще казалась инородным телом. Конструкцией своей эта башня никак не соответствовала антуражу средневековой крепости. Она была собрана из готовых деталей, которые, по всей видимости, было не слишком трудно доставить на остров, чтобы потом увезти назад.

– Странная штуковина, да? – сказал Дик. – А та стеклянная комнатка наверху, интересно, зачем она? Может, смотровая площадка? Тётя Фанни, а как вы думаете, кто-нибудь сможет подняться на эту башню?

– Безусловно. Внутри есть винтовая лестница. Там ничего и нет, кроме лестницы. А та стеклянная комната наверху очень важна для эксперимента, который проводит мой муж. К ней идут какие-то провода, но я не знаю зачем. Я вообще не знаю, зачем нужна эта башня. Квентин ничего мне не говорит. Ну нужна, так нужна.

– А можно будет на неё залезть? – напрямую спросила Энн.

– Если ваш дядя вам разрешит.

– Если Его Величество изволит, – фыркнула Джордж.

– Не надо так говорить про своего отца, – упрекнула тётя Фанни свою дочь.

Лодка меж тем вошла в бухточку и вскоре ткнулась носом в песок. Джулиан и Джордж вместе выпрыгнули на песок и вытащили лодку подальше на берег, чтобы тётя Фанни и все остальные не намочили ноги. Вынесли и корзину с едой. Рядом на пляже лежала ещё одна лодка, вероятно, та самая, которую взял дядя Квентин. Тимоти с лаем носился по берегу и радовался жизни.

– Тимми! – крикнула Джордж, когда увидела, что пёс куда-то стремительно убегает.

Тимми остановился и обернулся, склонив голову набок. Он словно спрашивал: «Меня кто-то звал или мне показалось? Ах, это моя хозяйка! Нет, я никуда не убегал. Я лишь хотел посмотреть, нет ли тут поблизости кроликов. Нет, только посмотреть, не душить, я клянусь. А что, нельзя уж и посмотреть?»

Посмотреть было можно. Когда ребята поднимались по тропинке наверх, минуя зелёную лужайку, из норки неподалёку выбрался один кролик. За ним другой. Кролики появлялись целыми семьями и рассаживались на берегу, словно готовясь смотреть бесплатный концерт. Они прядали ушами, шевелили мокрыми чёрными носами, однако сидели неподвижно и этим сильно озадачивали Тимоти, который был уверен, что смысл жизни кролика – убегать.

– Какие они миленькие! – воскликнула Энн. – Тётя Фанни, а правда ведь они миленькие? Ой, вон, а тот совсем крошка. Смотрите, он умывается!

Все остановились, чтобы посмотреть на умывающихся кроликов. А те, казалось, совсем ничего не боялись. Впрочем, так и было на самом деле. Остров Киррин давно был необитаемым, люди сюда приезжали редко, так что кролики совершенно мирно паслись и плодились.

– А тот, смотрите, какой толстый! У, жирнюга! – показал пальцем Дик, а потом воскликнул: – Ой! – Это относилось к Тимоти, который тут же бросился на толстого кролика, повинуясь инстинкту не в меньшей мере, чем указующему персту Дика. Миг – и пёс уже настиг жертву, но за полсекунды до этого толстяк скрылся в норке. Мелькнул только круглый белый хвост.

– Тимми! Назад! – грозно крикнула Джордж, и Тимоти тотчас развернулся и потрусил к хозяйке, поджав хвост и скорбно опустив голову. Весь вид его будто говорил: «Эх, не было в моей жизни счастья, так, видно, уже никогда и не будет».

Пройдя через бывшие крепостные ворота с остатками каменной арки, ребята и тётя Фанни вошли на территорию крепости. Двор здесь был выложен большими каменными плитами, которые ступенями шли наверх к развалинам замка. Многие из этих плит уже раскололись или раскрошились. Между камней пробивалась молодая весенняя трава. Тётя Фанни с опаской поднималась по этим ступеням, внимательно глядя себе под ноги. Она боялась споткнуться и упасть. Ребята же просто не замечали подобного рода препятствий.

Внутри развалин старого замка находился ещё один двор. Когда-то он был мощён камнем, но сейчас частично засыпан землёй и покрыт мелкой жёсткой травкой. Замок раньше имел две башни. Одна была уже полностью разрушена, другая – только наполовину. На ней гнездились галки, множество галок. С криками они поднялись в воздух, как только люди приблизились.

– Наверное, твой отец живёт в той маленькой каменной пристройке с окнами-бойницами, – предположил Дик, поворачиваясь к Джордж. – Это единственное место, где ещё сохранилась крыша над головой. Помнишь, мы там как-то ночевали?

– Помню, – сказала Джордж, – это было здорово. Да, наверное, папа там. Больше жить просто негде. Не станет же он спускаться в подземелье, как ты думаешь?

– Я думаю, нет. Никто не станет жить в тех подвалах по доброй воле. Там сыро и холодно и вообще жутко. Постой, ну и где твой папа? Что-то нас никто не встречает.

– Мам, а где папа? – обернулась Джордж к матери. – Где его лаборатория? В той пристройке? – И девочка показала пальцем на маленькое помещение с низкими каменными сводами, приткнувшееся к обвалившейся стене замка. Наверное, в Средние века тут было жильё для слуг и оруженосцев. Тогда у каждого рыцаря было по несколько оруженосцев. Должны ведь они были где-то жить?

– Ну что тебе сказать, Джордж? – вздохнула тётя Фанни. – Я понятия не имею, где наш папа. Мы ведь встречались на берегу. Мы сидели на пляже, и там я его кормила. Мне кажется, он не очень хотел, чтобы я поднималась сюда.

– Давайте тогда его позовём, – сказал Дик и первым закричал: – Дядя Квентин! Дядя Квентин! Где вы?

Потом подключились все. От этого крика галки стаей сорвались со стен старой башни и тоже с криками стали носиться над островом. К ним присоединились чайки. Поднялся такой невообразимый гвалт, что даже себя не было слышно. Кролики попрятались в своих норах.

– Дядя Квентин! Дядя Квентин! Дядя Квентин!!! – на пределе сил продолжали кричать ребята, пытаясь заглушить непрестанный птичий гомон.

Тётя Фанни закрыла ладонями уши.

– Я сейчас оглохну. Зачем вы так громко кричите? Вас, наверное, сейчас слышит Джоанна у нас дома. Нет, правда, а где мой муж? Я же предупреждала его, что приеду сегодня.

– Не волнуйтесь, он где-нибудь здесь, – сказал Джулиан. – Сейчас пойдём и поищем его. Если гора не идёт к Магомету, тогда Магомет идёт к горе.

И ребята пошли туда, где, как считали, должен был быть дядя Квентин. Но каменная пристройка оказалась совершенно пустой. Только голые стены с двумя узкими окнами-бойницами и большая ниша в том месте, где когда-то разводили огонь. Это был старинный очаг. Его можно было бы назвать и камином, но всегда следовало помнить, что топился такой камин не поленьями, а целыми чурками и брёвнами и в нём можно было за один раз зажарить целого оленя!

– Его здесь нет, – с удивлением сказал Джулиан, осмотрев пустую пристройку. – И вообще здесь никто не жил. Нет никаких следов еды, одежды, книг, других необходимых вещей.

– Тогда дядя Квентин работает под землёй, в тех старинных подвалах, которые находятся сейчас прямо под нами, – предположил Дик. – Возможно, ему нужна полная и абсолютная тишина. И чтобы вода кругом. Давайте пойдём и найдём тот старый колодец, накрытый круглой каменной крышкой.

– Да, скорее всего, он сейчас под землёй. А вы как считаете, тётя Фанни? – спросила Энн. – Вы полезете с нами в подземелье?



– Ну уж нет! – решительно ответила тётя Фанни. – Я знаю, под крепостью есть подвалы, но я туда ни за что не спущусь. Я лучше посижу здесь на солнышке и подожду вас. Кстати, уже скоро полдень, время перекусить. Так что, пока вы ищете Квентина, я постелю скатерть и выложу бутерброды, хорошо?

– Хорошо, – согласились ребята и направились к единственному известному им входу в подземелье. Они ожидали, что каменная крышка над каменным колодцем будет отодвинута в сторону, но круглый камень лежал на месте. Джулиан уже собирался приподнять его, как тут заметил нечто необычное.

– Смотрите, а крышку-то давно уже никто не поднимал. Тут повсюду по кромке кладки пробивается трава, и она совершенно не тронута. А её обязательно бы помяли, если бы кто-то отодвигал этот камень и спускался под землю.

– Но где же тогда дядя Квентин? – спросил Дик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3