Энид Блайтон.

Побег из Совиного гнезда



скачать книгу бесплатно

Enid Blyton

Five Get Into Trouble

Enid Blyton ® Famous Five ® Text copyright

© Hodder amp; Stoughton Limited

Illustration copyright © Hodder amp; Stoughton Limited

© Кормашов А.?В., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Machaon®

Глава 1
Планы на каникулы

Дело было за завтраком.

– Квентин, ты просто невозможен! – воскликнула тётя Фанни, обращаясь к своему мужу.

Четверо ребят, сидевших за столом, навострили уши. Ага! Дядя Квентин опять в чём-то провинился? Джулиан заговорщицки подмигнул Дику, а Энн толкнула под столом Джордж. Теперь вопрос только в том, как скоро дядя Джулиан выйдет из себя, что было его обычной манерой отвечать на любые обвинения.

Дядя Квентин держал в руке письмо, которое он только что давал прочитать жене. Именно это письмо грозило стать причиной очередного выплеска бурных эмоций. Однако на этот раз дядя Квентин решил свои эмоции поберечь.

– Фанни, дорогая, – заговорил он неожиданно мягко, – как я могу всё помнить? Да, я забыл, что каникулы детей уже на подходе, и совсем забыл, где они собирались их проводить: то ли у нас, то ли у твоей сестры. Ты же знаешь, я по уши погружён в свою работу, которая так важна для современной науки. Как я могу при этом помнить, когда у детей начинаются каникулы или когда они заканчиваются?

– Но ты бы мог спросить у меня! – с упрёком произнесла тётя Фанни. – Право, Квентин, как можно было забыть о нашей договорённости, что Джулиан, Дик и Энн приедут на эту Пасху к нам и что именно здесь они проведут свои весенние каникулы! Они так любят встречать весну в Киррин-Коттидж, на берегу моря. И ты собирался поехать на свою конференцию уже после того, как каникулы закончатся!

– Да, но в этом году они начались слишком поздно, – продолжил оправдываться дядя Квентин. – Очевидно, всё дело в этом.

– Но ты же знал, – не отступала тётя Фанни, – что в этом году у нас поздняя Пасха, поэтому и каникулы позже. В Англии весенние каникулы всегда приурочены к Пасхе.

Сообщив эту всем известную новость, тётя Фанни тяжело вздохнула и трагически замолчала.

– Ну, мам, ничего же страшного не произошло, – заступилась за отца Джордж. – Ну, папа забыл, что в этом году поздняя Пасха, подумаешь. Пусть едет на свою научную конференцию! Какая беда?

– Беда, – сказала её мать и протянула руку, чтобы снова взять у мужа письмо и снова его перечитать. – Твой отец едет на конференцию уже через два дня, и я, конечно, должна ехать с ним. Но как я могу оставить вас дома одних? За вами некому будет присмотреть. Если бы Джоанна не слегла, тогда бы всё было проще, но Джоанна отсутствует уже вторую неделю и, может, проболеет ещё две…

Джоанна была их кухарка. Дети её обожали и очень жалели, что не застали её, когда приехали на каникулы.

– Мы можем сами за собой присмотреть, – солидно проговорил Дик. – Наша Энн отлично готовит.

– Я буду ей помогать! – тотчас поддержала своего кузена Джордж.

Эту девочку по всем документам звали Джорджина, но для родных и друзей она была просто Джордж. Так требовала она сама.

Её мать улыбнулась.

– О Джордж! Ты будешь помогать. Когда ты в последний раз варила яйца, ты забыла их на плите, и они стали как резиновые. Да, белок стал как резиновый, а желток начал рассыпаться как песок.

– Да, но я тогда просто забыла про эти яйца! Я пошла засечь время, чтобы их не переварить, а по дороге вспомнила, что Тимми не кормлен, и пошла его покормить.

– Вот и я о том, что ты просто забыла, – улыбнулась мать. – Тимми ты покормила, а родного отца оставила голодным.

«Гав», – отреагировал Тим, услышав, как произнесли его имя. Этим одним своим «гав» он всегда умел выразить целую гамму чувств, а также высказать своё мнение по любому поводу. В данный момент он просто подтверждал, что очень рад тому, что о нём помнят, и в благодарность лизнул ногу Джордж.

– Ну хватит об этом, вернёмся к нашей теме, – сказал дядя Квентин с лёгким нетерпением. – Проблема в том, что я обязательно должен ехать на конференцию. Это не обсуждается. Я должен прочитать там очень важный доклад. Тебе не обязательно ехать со мной, дорогая, – повернулся он к жене. – Да, Фанни, ты лучше останься и присмотри за детьми.

– Не надо за нами присматривать! – мгновенно возмутилась Джордж. – Мы сами можем за собой присмотреть. Или лучше сразу сделаем то, что запланировали на лето. У нас же был план, да?

– Да, точно! – воскликнула Энн. – Давайте его осуществим!

– А что, я не против, – сказал Дик.

– План? Какой план? – насторожилась тётя Фанни. – Я впервые слышу, что у вас есть какой-то план на эти каникулы. Если вы затеяли что-то опасное, я сразу говорю, что я категорически против. Даже не думайте!

– Да что ты, мам! Когда мы затевали что-то опасное?! – воскликнула Джордж.

– Бессчётное количество раз, – категорично ответила её мать. – Что за план?

– Да так, ничего особенно, – сказал Джулиан. – Прогулка на свежем воздухе. Главное, чтобы велосипеды были в полном порядке. Помните, тётя Фанни, вы подарили нам две палатки на Рождество? Вот мы и решили, что летом обязательно отправимся в путешествие на велосипедах.

– Заодно и палатки обновим, – поддержал своего старшего брата Дик. – Будем ехать, ехать, сколько нам захочется, а ближе к ночи разобьём лагерь, поставим палатки и переночуем в них. Посмотрите, какая отличная погода на улице, тётя Фанни, даже лета не надо ждать.

– Ну, я думала, вы поставите палатки в саду или на нашем пляже, на берегу моря… – слегка растерялась тётя Фанни. – Вы, конечно, уже ночевали на природе, но в прошлый раз, когда вы ходили в поход, вы были не одни. С вами был мистер Лаффи. А эта ваша идея отправиться куда-то одним на велосипедах, нет, мне это решительно не нравится. Я против.

– Да ладно тебе, Фанни, пусть едут, – примирительно сказал дядя Квентин, который уже торопился покончить с разговорами. – С ними будет Джулиан. А он уже почти взрослый. Я лично полностью на него полагаюсь. Уверен, он сможет проследить, чтобы все вернулись живыми и здоровыми.

– Благодарю за доверие, – сказал Джулиан, весьма польщённый столь высокой оценкой, прозвучавшей из уст его дяди, который вообще-то никогда не был щедр на комплименты. – С нами ничего не случится. Мы уже почти взрослые. И выдержим любой маршрут. Вот разве что Энн будет трудновато…

Энн возмутилась и уже готова была выразить протест, но тут увидела широкую улыбку Джулиана. Брат подразнивал её, хотя, возможно, и нет. Ведь Энн была самая младшая из их компании да и выглядела совсем как девочка. Но только выглядела.

– Не беспокойтесь, я выдержу, – серьёзно сказала Энн, глядя дяде Квентину прямо в глаза.

Тот не сразу нашёлся что ответить, но в конце концов согласился:

– Ну хорошо. Хотя мне казалось, трудновато вам будет только с Джордж…

Он вдруг осёкся, почувствовав на себе ещё один взгляд. Упрекающий взгляд жены словно говорил: Джордж, конечно, сложный ребёнок, но не стоит лишний раз акцентировать на этом. Вслух же тётя Фанни произнесла:

– Квентин, дорогой, ты разве не видишь, что Джулиан подшучивает над своей сестрой. Впрочем, если ты считаешь, что на него можно положиться, то пусть они в самом деле едут в своё путешествие. Кажется, сейчас это модно и называется «велопробег» или как-то ещё. Но только с палатками и всем необходимым в дороге.

– Ура! Нас отпускают! – закричала Джордж и от радости стукнула Дика по спине. – Завтра же в путь!

– Джордж! – упрекнула её мать. – Девочкам вовсе не обязательно так громко кричать да ещё бить людей по спине. Ты же знаешь, мало кому это нравится. И Тимми ты зря заводишь. Вот полюбуйся, он уже носится по комнате как сумасшедший. – Тихо, Тимми, уймись! Сидеть, сидеть!

Дядя Квентин встал из-за стола. Он и правда не любил, когда завтрак – и не только завтрак, а любой приём пищи – превращался в цирк с домашними животными. Дядя Квентин направился к двери и тут же нелепо взмахнул руками и едва не упал. Это ему под ноги бросился Тим. К счастью, всё обошлось, и отец семейства сумел покинуть столовую без увечий и травм. Господи, во что превращается дом, когда в нём сразу четверо детей и собака!

– Тётя Фанни, так вы правда разрешаете? Значит, мы уже завтра сможем отправиться в путь? – недоверчиво спрашивала Энн. Её глаза уже блестели от радости. – Как это замечательно! В этом апреле такая чудесная тёплая погода! И главное, не так жарко, как будет летом, в июле. Нам, наверное, даже не придётся брать с собой тёплую одежду.



– Нет уж! – резко ответила тётя Фанни. – Если вы не возьмёте тёплую одежду, значит, никуда не поедете. Апрель очень обманчив, день на день не приходится. Сегодня может быть тепло, а завтра пойдёт дождь, а то и снег! Я дам вам денег, Джулиан, чтобы вы могли переночевать в гостинице, если погода вдруг испортится.

Но ребята уже решили про себя, что никакая погода не может испортиться настолько, чтобы заставить их ночевать в гостинице.

Общее мнение выразил Дик:

– По-моему, нет ничего лучше сна на открытом воздухе. Каждый вечер мы будем разбивать лагерь на новом месте, ставить палатки, разводить костёр. А то и не будем, а будем ехать всю ночь. Под звёздным небом или сиянием полной луны, как это говорится.

– Под сиянием луны? Да! – воскликнула Энн. – Я никогда ещё не каталась на велосипеде под луной. Как это, наверное, здорово!

– Ну хорошо, – сказала тётя Фанни. – Я рада, что вы нашли чем себя занять, пока мы будем в отъезде. А то мы с Квентином женаты уже много лет, а он по-прежнему забывает поставить меня в известность насчёт своих планов. Сегодня мы весь день посвятим сборам. Хорошенько подумайте, что вы с собой возьмёте.

Эти слова послужили стартом к началу кипучей деятельности. Ребята бросились наверх, и, пока застилали кровати и наводили порядок у себя в комнатах, они ни на минуту не замолкали.

– Кто бы мог представить, что уже завтра мы будем вольные птицы и отправимся в самостоятельное путешествие! – возбуждённо говорил Дик, продолжая борьбу с простынями и одеялом. Борьба шла с переменным успехом.

– Дик! – не выдержала наконец Энн. – Ну, кто так застилает постель? Куда ты торопишься? Ты просто скручиваешь всё в один большой ком.

– Отойди, я сам! – прогонял сестру Дик. – Я лучше знаю, как это сделать быстро и без лишней возни. Я и Джулиану сейчас помогу. А ты, Энн, иди занимайся своей кроватью. Тебе ведь надо расправить каждую складочку, подоткнуть каждый уголок, взбить подушку и натянуть одеяло по струнке. Совершенно лишний и бесполезный труд. Какое счастье, что уже завтра у нас не будет этих мучений с заправкой постелей! Насколько же спальные мешки удобнее всей этой ерунды! Нырнул в мешок вечером, утром вынырнул – и всех делов!

Продолжая так говорить, он бросил на кровать покрывало, слегка расправил, кинул на него подушку, засунул под подушку пижаму и удовлетворённо вздохнул, что на этом, мол, всё. Энн только посмеялась над братом и отправилась по своим делам. Общее возбуждение захватило и её тоже. Неудивительно, ведь впереди у ребят тёплые солнечные дни, полные неожиданных приключений, неизведанных мест и непредсказуемых встреч. Уже завтра их ждут неизвестные дороги, леса и поля, через которые они будут ехать, привалы на берегу речек и озёр, а потом снова в путь, возможно, придётся ехать даже и ночью, под луной… Неужели Дик говорил об этом серьёзно? Невероятно! Даже по телу дрожь.

В сборах прошёл весь день. Каждый собирал свой рюкзак, наполняя его всем, что потребуется в пути. Ребята сворачивали, разворачивали и вновь плотнее сворачивали палатки, которые они собирались закрепить на багажниках велосипедов. Там же должны были уместиться и корзинки с едой. Много было споров насчёт выбора еды, как и насчёт выбора маршрута по карте.

В сборах и спорах не участвовал только Тимми. Вернее, он участвовал, но одним-единственным способом, которым владел. Он всем мешал. Он громко и возбуждённо лаял, лез под ноги и всюду совал свой мокрый холодный нос, словно напоминая, что его не должны забыть. Да никто бы его и не забыл! Такое невозможно даже представить. Тимми был полноправным членом их команды, знаменитой пятёрки, в которую входили четверо ребят и одна собака. И эта собака отличалась от них только тем, что не умела говорить. Во всяком случае, на английском языке. Способности Тима к другим языкам пока ещё никто не проверял.

– А вы не боитесь, что Тимми будет не поспеть за вами? Вы ведь на велосипедах, а ему будет тяжело бежать всю дорогу, – забеспокоилась о собаке тётя Фанни.

– Тимми-то? Да он может пробежать хоть тысячу миль, – успокоил свою тётю Джулиан. – Не беспокойтесь за него. Он отличный бегун. И ещё отличный сторож. Ночью он будет нас охранять.

«Гав!»

– Ну хорошо, – сказала тётя Фанни, посмотрев на собаку. – Пожалуй, если бы не Тим, я бы не смогла отпустить вас с таким лёгким сердцем. Надеюсь, он присмотрит за вами не хуже взрослого.

«Гав-гав!» – отозвался Тим.

Джордж рассмеялась:

– Ты слышала, мама?! Он сказал «двух взрослых». Всё правильно, Тимми!

Тимми застучал хвостом по полу, довольный, что его поняли. Потом подумал и добавил:

«Гав-гав-гав!»

Но это был уже перебор.

Глава 2
Вольные птицы

На следующие утро всё было готово для того, чтобы отправиться в путь. Вещи плотно уложены, упакованы и закреплены на багажниках велосипедов. Оставались только рюкзаки, но их ребята должны были везти на своих плечах. Еду равномерно распределили по корзинкам всех участников велопробега. Когда же продукты закончатся, Джулиан обязался их докупать.

– Всё проверили? Тормоза в порядке? – озабоченно спросил дядя Квентин, который тоже вышел на улицу, чтобы проводить ребят. Насколько он помнил, в детстве у него тоже был велосипед, но тормоза всегда барахлили.

– Нормально, дядя Квентин. Работают ещё как! – заверил дядю Дик. – Мы никогда бы не рискнули выехать на дорогу, если бы у нас были какие-то проблемы с тормозами. Да и ПДД это прямо запрещают.

– ПДД?

– Правила дорожного движения. Они распространяются и на велосипедистов тоже.

Дядя Квентин имел смутное представление о ПДД. Он жил в мире высшей математики, сложных формул, теорем и научных определений. Однако земной мир был ему не чужд, что подтверждало его участие в судьбе и благополучии юных велосипедистов.

– Пока, дядя Квентин! Пока, тётя Фанни! Мы поехали, пишите письма! – сказал на прощание Джулиан и тут же поправился: – Нет, писем как раз не пишите, мы ведь не знаем, где остановимся, а главное, не знаем, где остановитесь в городе вы. Удачного выступления на конференции, дядя Квентин! Хорошего отдыха! Я имел в виду, что у вас будет отличная возможность немного отдохнуть от всех нас.

– Пока, мамочка! Пока, папочка! Не беспокойтесь за нас, с нами всё будет в порядке! – помахала рукой Джордж, садясь на велосипед.

– Пока, тётя Фанни! До свидания, дядя Квентин!

Попрощавшись, ребята дружно нажали на педали и выехали за ворота усадьбы Киррин-Коттидж. Дядя и тётя стояли у ворот и махали им вслед платками. Они махали до тех пор, пока все велосипедисты не скрылись за поворотом, словно растворившись в лучах восходящего солнца. Последним они разглядели хвост Тима.

Несколько первых сот метров велосипедисты ехали молча. Потом Джулиан сказал:

– Даже не верится, что мы теперь вольные птицы, как выразился Дик. Спасибо дяде Квентину. Если бы не его забывчивость, нам бы такая удача могла и не привалить.

– Только давайте в первый день не будем гнать, – донёсся сзади голос Энн. – Мне ещё надо привыкнуть к этому большому велосипеду.

– Согласен, – обернулся Дик, начав притормаживать. – Много проехать и не получится. А то с непривычки у всех заболят ноги и спина. Энн, ты только скажи, когда устанешь, и мы сразу устроим привал.

– Хорошо. Езжайте вперёд, я ещё не устала.

Солнце с утра светило довольно жарко. Впрочем, ребятам, наверное, просто так показалось, поскольку они довольно быстро вспотели. Они сняли свои свитеры и уложили их в корзины на багажнике. В рубашке Джордж выглядела совсем как мальчик, её светлые кудри раздувал ветер. Она была в шортах, как и все, кроме Джулиана, возглавлявшего кавалькаду. Он был уже достаточно взрослым, чтобы всегда и везде носить брюки. Он лишь закатал рукава рубашки по примеру остальных.

День был чудесный, ребята накручивали километр за километром, наслаждаясь солнцем, ветром и хорошей погодой. Тим бежал рядом и, казалось, нисколько не уставал. Однако его длинный красный язык уже болтался как тряпка. Собаке было жарко. Когда появлялась возможность, Тимми старался покинуть твёрдую гравийную дорогу, усыпанную мелкими камешками, и бежать по обочине, по песку, по траве. Так он берёг свои лапы. Он был очень умная собака!

Первый привал велосипедисты сделали в деревушке по имени Манлингтон-Товей, в которой имелся всего один магазинчик.

– Надеюсь, там есть имбирный эль, – сказал Джулиан. – А то у меня пересохло в горле.

Из напитков в магазинчике имелся совсем неплохой ассортимент: несколько видов лимонада, соки лайма, грейпфрута, апельсина и конечно же имбирный эль. Пей не хочу! Главное, определиться с выбором. Общим для всех оставалось желание съесть мороженое, и скоро все уже уминали холодное лакомство, одновременно потягивая через трубочку то, что каждый предпочёл по вкусу – эль, сок или лимонад.

– Тимми тоже хочет мороженого, – сказала Джордж. – Ты ведь его просто обожаешь, Тимми, правда?

«Гав», – коротко ответил Тим, и вся большая порция мороженого мгновенно исчезла в его бездонной пасти.

– Безобразие, – возмутилась Энн. – Он ест так быстро, что больно смотреть. Даже распробовать не успел. Нет, Тимми, так нельзя. И отойди от меня! Я тебе ничего не дам. И не надо облизываться. И не смей давить на мою совесть! Я тебе даже лизнуть не дам, – сказала Энн и повернулась к собаке спиной.

Тим особо не обиделся. Он направился к миске, в которую хозяин магазина специально для него налил холодную воду, и выпил её всю. После этого бухнулся на пол и растянулся, вывалив язык и тяжело дыша. Но долго поспать ему не удалось. Ребята взяли с собой по бутылке имбирного эля и вышли из магазина. Напиток они решили припасти для следующего привала, когда наступит время обеда. Они уже всё чаще поглядывали на свои корзинки с едой и вспоминали, что именно было завёрнуто в тот или иной пакет.

Дорога шла средь полей, на которых паслись овцы и коровы.

– Джордж, как это ужасно, наверное, быть коровой! Ты слышишь меня? – окликнула подругу Энн, с усилием крутя педали. Энн всё время отставала от ребят и была не прочь, чтобы кто-то ехал с ней рядом. – Нет, правда, Джордж, ты только вообрази, как было бы тебе плохо, будь ты коровой! Ты бы ела только траву и ничего, кроме травы, и не знала бы вкуса ни яиц, ни салата, ни сдобных булочек, ни шоколадного эклера… И за целую жизнь не выпила бы ни стакана лимонада! Как это ужасно. Бедные коровы!

Джордж рассмеялась.

– Смешная ты, Энн. Ну вот! Зачем ты только это сказала? Теперь и мне захотелось что-нибудь поесть. Мама нам сделала сандвичи с яйцами и сардинами. Как думаешь, может, уже пора? Дик!

– Я всё слышал, – откликнулся Дик. Он тоже устало крутил педалями, его велосипед вилял из стороны в сторону. – И, знаете, это не честно. Вы всё время только и говорите что о еде. Так мы далеко не уедем. Джулиан! Может, перекусим?

Джулиан тоже всё давно понял. Он остановился, спрыгнул с седла и направился к небольшой рощице у дороги, ведя велосипед за руль. Вокруг росли примулы, а ветер доносил с поля тонкий запах фиалок. В ветвях орешника пел одинокий дрозд, грустный, как охрипший соловей, ему подпевали два зяблика. Как только дрозд замолкал, они начинали своё «пинь-пинь-пинь».

– Отлично, господа! – весело сказал Джулиан. – Цветы на столе, оркестр играет, осталось только дождаться официанта, чтобы он принёс меню. А вот, кстати, и он!

Ребята расхохотались, увидев невдалеке кролика. Тот шевелил одновременно и ушами и носом, прислушиваясь и принюхиваясь.

– Официант! – крикнул Джулиан. – Мы готовы сделать заказ. Пожалуйста, каждому по одной порции тушёного кролика с картофелем, луком и морковью.

Словно догадавшись, что говорят про него, кролик поспешил покинуть место будущей трапезы. Он развернулся и ускакал, тяжело подкидывая свой толстый зад. Тим равнодушно взглянул на удаляющегося кролика и даже не пошевелился.

– Тим, я тебя не узнаю! – поразился Дик. – Ты отпустил кролика просто так?! И даже не попытался погнаться за ним?! Наверное, ты и в самом деле сильно устал. Джордж, ты взяла ему какой-нибудь еды?

– А то! Я сделала ему специальные собачьи сандвичи. Они почти как наши, но собачьи.

Сандвичи для Тима она действительно сделала с душой. Специально сходила в лавку мясника, чтобы купить дешёвой ливерной колбасы, а потом положила эту колбасу между двух ломтей хлеба, их вышло штук двенадцать. И сейчас дала Тиму сразу два. Пёс разом проглотил их. Все посмеялись над прожорливостью Тима и дружно принялись за свои.

– Ой, Джордж, что ты делаешь?! – вскрикнула от удивления Энн.

– А что я делаю?

– Да ты же ешь собачью еду!

– Да? Ой, и правда. То-то я никак не пойму, что за вкус. Прости меня, Тим. Я отдала тебе свой сандвич, а сама съела твой.

Но Тим лишь беспечно произнёс: «Гав», что в переводе означало: «Не переживай, Джордж, мой организм способен переварить и не такое. Ничего страшного, если ты ошибёшься и в следующий раз». Вот как много действительно умная собака может выразить всего одним звуком!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное