Эндрю О’Коннор.

Армстронги. Загадка династии



скачать книгу бесплатно

6

Неделя проходила за неделей, и, хотя Арабелла уже привыкла к тому, что практически каждые выходные Гаррисон являлся с Чарльзом, ситуация эта угнетала ее все больше и больше. «Этот человек, похоже, просто не понимает границ дозволенного», – думала она. Он продолжал пытаться флиртовать с ней, все время норовил остаться с ней наедине и как-то привлечь ее внимание.


Чарльз сидел верхом, собираясь отправиться на конную прогулку по территории поместья.

– Чарльз! – услышал он чей-то окрик и, обернувшись, увидел Эмили, которая галопом неслась к нему на лошади.

Он остановился и подождал ее.

– Мать убьет тебя, если увидит, что ты ездишь в мужском седле, – предупредил он ее.

– Мать убьет меня в любом случае. Потому что после обеда я сбежала с ее занятий.

– Куда направляешься?

– С тобой! – бросила она на него умоляющий взгляд.

– Что ж, тогда поехали, – вздохнул он, и они неторопливой рысью отправились в путь, болтая по дороге.

– Если не уроки этикета, то риторика. Если не риторика, то выработка осанки. Она хочет превратить меня в какую-то идеально ходящую и говорящую куклу!

Чарльз рассмеялся:

– Думаю, нам нужно смириться с ролями, уготованными нам судьбой.

– Ты всегда делаешь то, что тебе хочется. И не являешься марионеткой ни в чьих руках. Именно это мне в тебе и нравится. Ты здесь единственный, кто по-настоящему понимает меня.

– Бедняжка Эмили! – насмешливым тоном протянул он.

Она с любопытством взглянула на него:

– Интересно, а куда это ты, Чарльз, уезжаешь каждый уик-энд?

– Ты это и сама знаешь – в наш дом в Дублине.

– А ты точно стремишься именно туда?

Он смущенно посмотрел на нее:

– Спроси у Гаррисона, если мне не веришь… А как ты думаешь, куда я езжу?

– Ну, я не уверена, конечно. Но я хорошо тебя знаю, Чарльз, и меня не проведешь россказнями о том, что ты решил вернуться в Армстронг-хаус и занять отведенное тебе положение. Ты что-то задумал. У тебя есть какой-то секрет.

Он снова засмеялся:

– Ну какие у меня могут быть секреты?

– А может быть, тут замешана женщина? Мне кажется, так оно и есть. Думаю, ты влюбился в какую-то даму.

– И в кого же это я мог влюбиться? – насмешливо спросил он.

– Ну, не знаю… Но тут все не просто, думаю, все очень запутано… Есть какое-то препятствие на пути к ней, и это сводит тебя с ума… Она замужем?

– Эмили! – Чарльз был шокирован.

– О, да мне абсолютно все равно, даже если и так! – быстро добавила Эмили.

– Но это не все равно мужу любой приличной дамы! – возразил Чарльз.

– Нет, если она и вправду замужем, я не осуждаю тебя, честно. У меня в этом смысле очень свободные от условностей взгляды.

– Да что ты говоришь?

– Да, абсолютно. На самом деле мне непонятно, почему все в таком ужасе, что Чарльз Стюарт Парнелл завел роман с замужней дамой. Я не понимаю, почему это привело его к краху.

– Только не вздумай говорить такие вещи при матери.

– Я всего лишь хочу тебе сказать, что, если ты попал в какую-то… непростую ситуацию с дамой… я могла бы тебе помочь.

Я твой очень верный союзник, Чарльз. И если тебе понадобится моя помощь, чтобы прикрыть тебя, передать записку, – что угодно, – ты можешь на меня рассчитывать. – Она бросила на него восхищенный взгляд.

– Не старайся жить жизнью другого человека, Эмили. Живи своей.

– Так ты влюблен, Чарльз?

Он вздохнул:

– Сам не знаю… Я не уверен… Нужно будет это еще хорошенько обдумать. – Она продолжала пристально смотреть на него, сгорая от любопытства, и он улыбнулся ей. – Нет, никого у меня нет – я просто дразнил тебя. А теперь закрой рот и давай проедемся вдоль озера. – Он пришпорил своего коня, и тот резво рванул вперед.


Зайдя в ресторан, Арабелла увидела, что Чарльз сидит за столиком один, и отсутствие Гаррисона ее встревожило.

– Где Гаррисон? – сразу же спросила она.

– Хм, боюсь, что он задерживается на работе, – ответил Чарльз.

Арабелла расстроилась:

– Мог бы и предупредить меня, что опаздывает.

– Ну, он же знает, что со мной вы в надежных руках.

Она проигнорировала этот комментарий и взяла со стола меню.

– Я осмелился заказать для вас холодные закуски… Впрочем, для начала вы всегда заказываете морские гребешки, так что особой тайны в этом нет.

Официант принес два блюда с гребешками и поставил одно перед Арабеллой, а другое – перед Чарльзом.

Арабелла неприязненно посмотрела на гребешки.

– Не могли бы вы унести это? – сказала она официанту и заглянула в меню. – Вместо этого я хотела бы французские тарталетки с сыром.

– Как прикажете, миледи.

– А почему сегодня вечером вы отказываетесь от гребешков? – спросил Чарльз.

Она ничего ему не ответила.

– Это потому, что их заказал я? – помолчав немного, спросил он снова.

Она проигнорировала его слова и продолжила оглядывать зал ресторана.

Чарльз откинулся на спинку стула и изучающе посмотрел на нее.

– Я вам не нравлюсь, верно?

– Заверяю вас, что не испытываю к вам ни антипатии, ни симпатии.

Он подался вперед:

– Я сделал что-то непочтительное по отношению к вам?

– Нет.

– Тогда в чем же проблема?

Она бросила на него долгий и пристальный взгляд.

– А у вас вообще есть какая-то своя жизнь? Куда бы я ни повернулась, мой взгляд всегда наталкивается на вас. Разве у вас нет поместья, которым вы должны заниматься?

– Я имею такое же право находиться в Дублине, как и любой другой человек. У меня столько же прав жить в доме на Меррион-сквер, сколько и у Гаррисона. Более того, однажды, когда я стану лордом Армстронгом, этот дом будет моим.

– А вам не приходило в голову, что нам с Гаррисоном неприятно, что вы все время находитесь рядом с нами?

– Это Гаррисон говорит такое?

– Нет, но…

– Тогда, значит, это вы не хотите видеть меня?

Она тоже подалась вперед и тихо сказала:

– Я не знаю, что вы затеваете и чего хотите, но я вам не доверяю. Вы можете дурачить своим обаянием и вашими манерами кого-то другого, но только не меня… Я не верю вам!

Они еще долго пристально смотрели в глаза друг другу.

В этот момент Арабелла увидела Гаррисона, который входил в ресторан, и прошептала:

– А возвращаясь к вашему вопросу, да, вы мне действительно не нравитесь!

К ним подошел Гаррисон и сел за их столик.

– Прошу прощения! Это все твой отец виноват в том, что я задержался, Арабелла.

– Мой отец? – переспросила она, сердечно ему улыбаясь.

– Ну да. Это все из-за той награды, которую ему присудили. – Он обернулся к Чарльзу и начал объяснять: – Федерация банкиров Америки присудила сэру Джорджу большую награду. И сегодня в банке он пригласил всех нас выпить, чтобы отметить такое событие.

– Очень мило с его стороны, – холодным тоном сказал Чарльз, избегая смотреть Арабелле в глаза.

– Это верно – мои родители пребывают в счастливом и волнительном возбуждении по этому поводу, – беззаботно и радостно сказала Арабелла. – В следующем месяце они собираются в Нью-Йорк, чтобы получить эту награду. – С того самого момента, когда она высказала Чарльзу все, что она о нем думает, у нее словно гора упала с плеч.

– В следующем месяце? Но ведь это будет уже декабрь – они успеют вернуться к Рождеству?

– Нет. И меня тоже не будет, потому что я еду вместе с ними, – сказала Арабелла.

– Нет! – Гаррисон совсем упал духом. – Но ты же не можешь бросить меня на все Рождество? Скажи ей, Чарльз!

– Да, это действительно бессердечный поступок, – подхватил Чарльз, холодно взглянув на Арабеллу.

– А какие у меня есть варианты? – спросила Арабелла.

– Ты могла бы провести Рождество в Армстронг-хаусе вместе с моей семьей, правда, Чарльз?

Чарльз ничего не сказал, продолжая смотреть ей в глаза.

– Не глупи, Гаррисон, об этом не может быть и речи, – ответила Арабелла.

– Но почему же? В этом не будет ничего предосудительного! Моя мать может взять тебя под свою опеку, – сказал Гаррисон.

– Гаррисон, я не поеду на Рождество в Армстронг-хаус. – С этими словами она обернулась к Чарльзу, и они снова обменялись холодными взглядами.


Чарльз сидел в поезде, который после очередного уик-энда в Дублине вез его домой. Он смотрел на пробегавшие мимо окна вагона деревенские пейзажи, в ушах его звучали горькие слова Арабеллы: «Я не доверяю вам!» и «Да, вы мне не нравитесь!» Он перепробовал все способы, но у нее, казалось, был против него иммунитет. И это заставляло его хотеть ее еще больше. Он понял, что нужно менять тактику.

7

В следующую пятницу Арабелла вместе со своими родителями приехала в Мэншн-хаус[6]6
  Мэншн-хаус – официальная резиденция лорд-мэра лондонского Сити с большим банкетным залом, так называемым Египетским, где устраиваются официальные приемы. Построена резиденция в 1739–1753 годах.


[Закрыть]
на бал, устраиваемый лорд-мэром. Поднявшись по ступеням парадного входа, они вошли в грандиозный холл этого особняка на Доусон-стрит, где их уже дожидался Гаррисон.

– Разрешите ваши пальто? – сказал швейцар.

Арабелла развязала завязки своей шелковой пелерины и подала ее привратнику.

Ее родители непринужденно болтали с Гаррисоном, направляясь через толпу элегантно одетых людей к главному залу. Глаза Арабеллы выискивали Чарльза.

– А где же Чарльз? – наконец спросила она.

– Не знаю, – ответил Гаррисон.

– Так его не будет сегодня вечером?

– Думаю, что нет. Он уехал из Дублина.

– Уехал? Но почему?

– Он ничего мне не сказал. – Гаррисон протянул к ней руки. – Может, потанцуем?

Она кивнула и оказалась в его объятиях, после чего они присоединились к другим парам, кружившимся на паркете. Во время танца все мысли ее были заняты Чарльзом. Она воспроизвела в памяти их разговор в ресторане и поняла, что слова ее были резкими и злыми – она этого не хотела. Но тогда она была уверена: такому человеку, как Чарльз, что бы ему ни говорили, все будет как с гуся вода. Она не сомневалась, что Чарльз просто отбыл по делам поместья и на следующие выходные снова вернется в Дублин.

Однако Чарльз не приехал в Дублин и на следующий уик-энд. Арабелла поймала себя на том, что она всю неделю думала о том, появится он или нет. А когда он так и не присоединился к ним с Гаррисоном на очередные выходные, она решила, что, видимо, от этого его удерживают ее резкие слова.

Всю следующую неделю она уже не просто размышляла, приедет он или не приедет, – она практически не могла думать ни о чем другом. И поймала себя на том, что с нетерпением ждет, чтобы он появился в ближайшую пятницу. А когда этого не произошло, она испытала разочарование.

– Что же произошло с Чарльзом? – спросила она у Гаррисона в субботу вечером за чаем в комнате для чаепитий на Графтон-стрит.

– Полагаю, ничего особенного, – беззаботно ответил тот, откусывая пирожное «Виктория» с нежнейшим кремом.

– Меня просто удивляет, что раньше мы каждый уик-энд только его и видели, а теперь он внезапно исчез.

– О, такой уж он человек, наш Чарльз. Когда что-то привлекает его внимание, то кажется, что в этом заключается вся его жизнь. Однако затем на смену этому приходит что-то другое, и уже оно полностью завладевает его мыслями.

– Это не слишком гармоничная жизнь.

Гаррисон громко рассмеялся:

– Думаю, гармония – это вовсе не то, что Чарльз хочет от своей жизни… Полагаю, ему вскружила голову какая-то молодая дама. Начался сезон охоты.

Слова Гаррисона не успокоили ее, наоборот, они заронили в ее душе что-то непонятное. Что-то такое, чего она никогда не испытывала ранее. Казалось, что в сердце ее поселилась злость и раздражение. Может быть, это была ревность? Но с чего бы ей ревновать человека, к которому она относилась с презрением? С чего бы беспокоиться? Но тем не менее она именно беспокоилась. Но больше всего ее тревожила собственная реакция на происходящее.


Кэролин стояла перед огромным зеркалом и разглядывала на себе сияющий ювелирный гарнитур.

– Что ты об этом скажешь? – спросила она у Арабеллы, которая сидела на кушетке.

– Очень красиво, – рассеянно ответила та.

– Красиво?! – воскликнула Кэролин. – Я не хочу выглядеть просто красиво! Мне нужно выглядеть в Нью-Йорке сногсшибательно! – Она обернулась к дочери, которая отрешенно смотрела куда-то вдаль. – Арабелла! Ты меня совсем не слушаешь.

Арабелла вздрогнула и вышла из состояния оцепенения.

– Слушаю, конечно. Платье просто прекрасное, мама.

Кэролин подошла к ней и села на кушетку рядом.

– Арабелла, что с тобой происходит в последние несколько недель? Ты все время чем-то расстроена, стала такой раздражительной.

– Мама, я не хочу ехать в Нью-Йорк!

– Не хочешь в Нью-Йорк? Но ведь это прекрасная возможность посмотреть этот удивительный город! К тому же мы остановимся в «Плаза» и…

– Я просто не хочу туда ехать – и все!

– Но почему?

– Потому что не люблю путешествовать морем. Ненавижу пароходы – меня будет все время укачивать.

– Наша поездка займет меньше недели. Кроме того, у тебя нет выбора. Мы не можем оставить тебя на все Рождество под присмотром матроны.

– Меня на рождественские праздники пригласили в Армстронг-хаус, – внезапно выпалила Арабелла.

– Армстронг-хаус? Так это все из-за Гаррисона, да? – вдруг осенило Кэролин.

– Нет… то есть да… в общем, из-за всего сразу! – неожиданно расстроилась Арабелла.

Кэролин нежно обняла Арабеллу:

– Дорогая моя, но твой Гаррисон никуда от тебя не денется. Вернешься из Нью-Йорка и встретишься с ним.

– В таких вещах не может быть никаких гарантий.

– Ну, думаю, в любви Гаррисона к тебе как раз можно не сомневаться – это ясно, как божий день!

– Ох, мама, пожалуйста, не увозите меня в Нью-Йорк! – сказала Арабелла, глядя на нее умоляющим взглядом. – Я не выдержу такой долгой разлуки с ним. А в Армстронг-хаусе меня возьмут под опеку леди Маргарет, Гвинет и все остальные.

Кэролин всегда питала слабость к романтическим отношениям. И свято верила в истинную любовь, предназначение судьбы и впоследствии счастливую супружескую жизнь. Однако, заводя вечером в спальне разговор с мужем о просьбе Арабеллы, она знала, что он отнесется ко всей этой ситуации с более практической точки зрения.

– Никогда в жизни ничего подобного не слышал! – возмутился он. – Не ехать в Нью-Йорк только потому, что она, видите ли, не может вынести разлуку с Гаррисоном!

– Я считаю, что нам нет никакой нужды заставлять ее делать то, что ей не хочется. Она взрослый человек и скоро выйдет за Гаррисона замуж.

– Мы всегда предоставляли ей больше свободы, чем обычно дают девушкам в ее возрасте.

– Арабелла всегда была очень разумной и рассудительной, так что у нас просто не было повода переживать за нее.

– Это верно! – вздохнул Джордж.

– И Гаррисон кажется очень разумным и рассудительным молодым человеком.

– И это правда, – снова согласился Джордж.

– И лучшей опекунши для нее на Рождество, чем леди Маргарет, просто не найти. У нее в доме такой порядок, что она замечает любой лежащий не на своем месте нож за столом, не говоря уже обо всем остальном.

– А как же земельная война?

– Ну, мы же с тобой сами убедились, что поместья Армстронгов она не коснулась и их владения находятся в полной безопасности. Арабелле там ничего не угрожает.

– Ох, ну ладно, – снова вздохнул Джордж.

– Ты у меня просто изумительный муж! – Кэролин наклонилась и поцеловала его.

– Тем более что этот вариант все равно лучше, чем всю поездку носиться с нашей мрачной дочкой, страдающей от любви!


Во время завтрака в столовой Армстронг-хауса Маргарет разбирала утреннюю почту.

– Письмо от Кэролин Тэттинжер, – сказала она и быстро прочитала послание. – Она спрашивает, не может ли Арабелла погостить у нас на Рождество, пока они с мужем будут в Нью-Йорке?

– Замечательная идея! – воскликнула Гвинет.

– Похоже, Арабелла страдает от морской болезни и из-за этого опасается путешествия через Атлантику. – Маргарет спрятала письмо обратно в конверт.

– Как уже сказала Гвинет, было бы замечательно принять ее у нас, – согласился Лоренс.

– Гаррисон определенно обрадуется, – продолжала Маргарет. – Судя по той безутешной тоске, которая читается в его письмах из Дублина, можно подумать, что она собиралась уехать навсегда!

– Что может быть более чарующим и прелестным, чем любовь в молодости? – улыбнулся Чарльз. Откинувшись на спинку стула, он задумался. Его план работал, но теперь нужно было действовать очень аккуратно, чтобы все не испортить.


Арабелла удивилась, когда ее родители согласились на то, чтобы она отправилась в Армстронг-хаус. Удивилась, обрадовалась, а затем испугалась. Она думала, что они никогда не позволят ей этого и в таком решении от нее ничего не будет зависеть. Она не встретится с Чарльзом опять, и ей не придется разбираться во всем том, что он поднял в ее душе. Теперь же она в ужасе размышляла над тем, что может принести встреча с ним.

Конечно, она повела себя глупо. Но это все к лучшему. Она увидится с ним снова и быстро поймет, что просто в последние недели потеряла контроль над своими мыслями. Увидев его, она поймет, что в ее глазах он превратился в нечто такое, чем он на самом деле не является, что она просто выдумала какие-то отношения, которых в действительности не существует. Она поедет в Армстронг-хаус, чтобы лицом к лицу столкнуться со своими истинными чувствами по отношению к Чарльзу и убедиться, что все это несерьезно. Она оставит весь этот негативный и достойный сожаления опыт в прошлом и сосредоточится на своей жизни с Гаррисоном.

Тэттинжеры уехали в Корк, чтобы там сесть на корабль, отбывающий в Америку, а в их дом в Дублине выписали незамужнюю тетушку, чтобы она присмотрела за Арабеллой, пока та накануне Рождества не уедет гостить в Армстронг-хаус.

Арабелла мысленно считала дни до этого события.

8

В канун Рождества Гаррисон заехал на кебе за Арабеллой на Айлсбери-роуд, и вместе они отправились на железнодорожную станцию. Пока они ехали по улицам Дублина, пошел снег, а когда добрались до вокзала и прошли через суетливую толпу к вагону первого класса, где для них были забронированы места, он уже валил густыми тяжелыми хлопьями.

– Все наши с нетерпением ждут, когда смогут увидеться с тобой, – возбужденно сказал Гаррисон. – Мама поселит тебя в Голубой комнате. Это наша лучшая комната для гостей.

– Она очень добра ко мне.

Гаррисон принялся радостно болтать о том, что ожидает их в Армстронг-хаусе на Рождество.

– Рождественские праздники там – время совершенно особенное. Сразу после Рождества мы всегда обязательно едем на охоту. На это событие съезжается дворянство со всей округи…

Арабелла почти не слушала его, рассеянно следя за тем, как деревенский пейзаж за окном постепенно окрашивается в белый цвет.

К моменту, когда их поезд остановился на перроне в Кастлуэсте, снег лежал на земле уже толстым слоем. Идя за Гаррисоном по железнодорожной платформе, Арабелла надеялась, что на станции их будет встречать Чарльз. Тот Чарльз, которого она знала по Дублину, обязательно уже дожидался бы их, готовый рассыпаться комплиментами в ее адрес. Но когда к ним подскочил слуга, чтобы забрать чемоданы, она поняла, что Чарльз не приехал.

Несколько миль до Армстронг-хауса карета ехала по снегу очень осторожно. Вскоре они проехали через главные ворота поместья и покатили по длинной извивающейся аллее, пока сквозь снег на берегу озера не возникло сказочное видение – Армстронг-хаус.

Экипаж остановился на переднем дворе, и Гаррисон помог Арабелле сначала выйти из кареты, а затем и подняться по ступеням парадного входа, где их уже ждал Бартон.

– Счастливого Рождества, Бартон, – сказал Гаррисон, сбрасывая свой засыпанный снегом плащ и протягивая его дворецкому.

– Взаимно, сэр. С Рождеством вас, мисс Тэттинжер, – приветствовал их Бартон.

Двое лакеев подхватили багаж и отнесли его в их комнаты наверху.

Оглядевшись вокруг, Арабелла увидела, что холл украшен ветками падуба, плюща и омелы, а в углу стоит громадная рождественская елка, в хвое которой мерцают зажженные свечи. В большом камине с ревом бушевал огонь, а в воздухе растекался запах горящего торфа.

– Вся семья собралась в гостиной, сэр, – сообщил Бартон, провожая их через холл и открывая перед ними двери.

Затаив дыхание, Арабелла последовала за Гаррисоном в комнату.

– А вот и вы! – воскликнула Маргарет и, подойдя к ним, по очереди их обняла. – Арабелла, мы очень рады видеть вас у себя!

– Спасибо, что согласились меня принять, – ответила Арабелла, осматриваясь по сторонам.

Лоренс стоял у камина и тепло улыбался, а Гвинет подошла вслед за матерью, чтобы обнять их обоих. Дафна с улыбкой помахала им из дальнего угла комнаты, где она заканчивала украшать еще одну громадную елку. Эмили сидела на диване и холодно смотрела в их сторону, она даже не шевельнулась, чтобы подойти и поздороваться. Джеймс наливал себе большую порцию бренди.

Но Чарльза видно не было. Так где же он?

– Ужасно, что на это Рождество вам пришлось расстаться со своими близкими. Они написали, что вы страдаете от морской болезни, это верно? – сказала Маргарет, подводя ее к дивану.

– Да, к сожалению, это так, – присаживаясь, ответила Арабелла.

– Надеюсь, это у вас не наследственное? – с тревогой в голосе спросила Маргарет.

– Мама опасается, чтобы это не передалось ее внукам, вашим с Гаррисоном детям! – вмешалась Эмили. – Любой, даже мельчайший, недостаток будет крайне нежелателен.

– Эмили! – одернула ее Маргарет.

Арабелла рассмеялась:

– Не стоит волноваться, леди Маргарет. В нашей семье никто больше не разделяет моей нелюбви к морским путешествиям.

– О, вот и хорошо! – улыбнулась Маргарет. – Я часто замечала, что люди, страдающие от морской болезни, обладают плохим характером. Но пойдемте, дорогая, я хочу лично проводить вас в вашу комнату. Вам необходимо отдохнуть и переодеться к ужину.


Арабелла огляделась в великолепной Голубой комнате, которая находилась в передней части дома. Отсюда открывался изумительный вид на парк, террасами уходивший вниз, и озеро позади него.

На вечер был намечен небольшой званый ужин, на который должны были съехаться соседи – если позволит снег. Она несколько дней выбирала наряды, которые возьмет сюда. Сейчас она переоделась в вечернее платье насыщенного красного цвета, с глубоким вырезом, которое открывало ее руки и плечи. Глядя в зеркало, Арабелла хорошо отдавала себе отчет, что это не то платье, которое может впечатлить ее будущую свекровь. Зато это платье должно было привлечь к себе внимание такого мужчины, как Чарльз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10