Эндрю О’Коннор.

Армстронги. Загадка династии



скачать книгу бесплатно

– Арабелла – прекрасная молодая девушка. И ее родители произвели на нас впечатление.

– Да, бесспорно, – согласился Чарльз, а затем, выдержав небольшую паузу, небрежно добавил: – Я мог бы съездить навестить его в следующий уик-энд.

– Съездить в Дублин? – удивился Лоренс.

– Да. Я скучаю по Гаррисону. И мне было бы очень приятно хоть немного побыть с ним.

– Что-то ты особо не скучал по нему, пока жил в Англии. Гаррисон говорил мне, что ты даже ни разу не удосужился написать ему, – заметила Эмили.

– Почему бы тебе немного не помолчать и не сосредоточиться на собственной осанке? – оборвал ее Чарльз.

– Да, возможно, тебе и вправду было бы неплохо съездить в Дублин, – сказала Маргарет.

– Вот и я так считаю, – подхватил Чарльз.

В комнату, размахивая открыткой, ворвалась Дафна.

– Бал! Меня пригласили на бал! – возбужденно воскликнула она.

– Куда же? – поинтересовалась Маргарет.

– К Брамвеллам – я так рада!

– К Брамвеллам? – Лоренс озабоченно нахмурился. – Боюсь, ты не можешь пойти к ним, Дафна.

– Но почему? – ахнула Дафна.

– Потому что поместье Брамвеллов охвачено земельной войной. Слишком многие их ненавидят.

– Но какое это имеет отношение ко мне? – спросила ошеломленная девушка.

– Ехать туда просто небезопасно, – ответил Лоренс. – Может случиться все, что угодно.

– Ну мама? – с надеждой в голосе обратилась Дафна к матери.

– Боюсь, если твой отец сказал, что это небезопасно, поехать ты действительно не сможешь.

– Эта дурацкая война за землю! – взорвалась Дафна. – Портит мне все веселье! – Она швырнула пригласительную открытку в огонь камина и вихрем вылетела из комнаты.

– Какая жалость! Брамвеллы – такое приятное семейство, – вздохнула Маргарет.

– А вот арендаторы не считали их такими уж приятными, особенно во времена голода, – заметил Лоренс.

– Но голод был сорок лет назад, отец, – возразил Чарльз. – Не пора ли всем нам забыть об этом?

– На то, чтобы это забыть, уйдет еще много времени. Это событие навсегда изменило страну и наше классовое положение. До голода семьи вроде нашей были неуязвимы. А теперь мы уже не можем воспринимать нашу власть и наше положение как нечто само собой разумеющееся.

Книга с головы Эмили с грохотом упала на пол.

– Эмили! Ты не концентрируешься! – воскликнула Маргарет.

Эмили наклонилась, подняла книгу и с размаху швырнула ее в стену.

– Какой смысл отрабатывать правильную походку, если нас все равно однажды ночью перережут в наших собственных постелях взбунтовавшиеся крестьяне!

– Эмили! – оборвала ее Маргарет. – Иди в свою комнату!

– Вот и хорошо! По крайней мере не буду тут маршировать перед вами, как павлин!

Эмили убежала, а Чарльз рассмеялся.

– Господи! – тяжело вздохнула Маргарет. – Две рассерженные дочки под одной крышей за один вечер!

4

От Кастлуэста до Дублина Чарльз доехал на поезде, а там уже взял красивый экипаж, который и отвез его в их семейный дом на Меррион-сквер.

Выглядывая из окна кеба, он вдыхал атмосферу оживленных улиц, дорожного движения и прекрасной георгианской архитектуры. В предвкушении встречи с Арабеллой он пребывал в радостном возбуждении.

Кеб остановился на Меррион-сквер у тротуара напротив их дома. Он вышел, поднялся по ступеням крыльца и громко постучал в двери. Это был четырехэтажный особняк с цокольным этажом. Отец купил его лет двадцать назад. Для такой известной и состоятельной семьи, как Армстронги, было важно иметь свои дома в Дублине и Лондоне, и его родители в течение долгих лет устраивали в обоих этих домах многочисленные богатые приемы. Однако теперь, когда Лоренс стал одержим идеей как можно больше времени проводить в своем поместье, чтобы избежать репутации лендлорда, не живущего на своей земле, визиты родителей сюда стали нечастыми.

Дверь ему открыл дворецкий.

– Ах, мистер Чарльз, рад снова видеть вас, – сказал он, принимая у Чарльза чемодан.

– Взаимно. Мой брат дома?

– Нет, сэр, мистер Гаррисон обычно возвращается с работы примерно в половине шестого, – ответил дворецкий, провожая Чарльза по лестнице на второй этаж до гостиной.

– Распакуйте мой чемодан у меня в комнате, хорошо? – сказал Чарльз, проходя в гостиную и закуривая сигарету.

На каминной полке стояли четыре фотографии Арабеллы в рамках. Подойдя ближе, он взял одну из них и принялся внимательно рассматривать.

Где-то через час он услышал, как внизу хлопнула входная дверь и кто-то быстро взбежал по лестнице. В гостиную вошел Гаррисон и, увидев Чарльза, замер на месте от неожиданности.

– Чарльз! Вот так сюрприз! – Широкими шагами он подошел к брату и обнял его.

– Я подумал, что нужно тебя проведать.

– Ты надолго?

– Только на уик-энд. В понедельник уеду домой.

– Какие у тебя планы?

– Планов никаких нет. Мой дневник деловых встреч чист, и на эти выходные я полностью в твоем распоряжении.

– Замечательно! Сегодня вечером я ужинаю с Арабеллой. Она будет рада видеть тебя.


Арабелла поднялась по ступенькам парадного входа отеля «Шелбурн» и через богато украшенное фойе прошла в ресторан.

Пока метрдотель вел ее через зал, она кивком здоровалась со многими знакомыми их семьи, сидевшими за разными столиками. Увидев Гаррисона, она улыбнулась. Но тут она заметила за его столиком кого-то еще; глаза ее в шоке округлились, когда она поняла, что это был Чарльз. Внутри у нее все сжалось. Зачем он здесь?

Когда она приблизилась к их столику, оба мужчины встали.

– Арабелла, посмотри, кто приехал, – радостно сказал Гаррисон.

– Да, я вижу. Здравствуйте, Чарльз, – поздоровалась она, присаживаясь.

– Вы выглядите просто обворожительно. Как и всегда, – отпустил комплимент Чарльз, также усаживаясь к столу.

– Вы мне льстите, Чарльз, – улыбнулась она.

Официант роздал им меню.

– Вы заслуживаете любой лести, – сказал Чарльз.

– Мне казалось, вы собирались вернуться в Лондон? – сказала Арабелла.

– Нет же. Помнишь, я говорил тебе, что Чарльз все же решил остаться в Армстронг-хаусе, – вмешался Гаррисон.

– Ах да, конечно. И как вам жизнь в сельской местности?

– О, ну вы же знаете! Жизнь течет там так же, как и всегда. Званые обеды, приемы, охота.

– Да, скоро начинается сезон охоты, а это всегда интересно, – сказал Гаррисон.

– Наши балы с выездом на охоту на следующее утро действительно могут быть веселым развлечением… Но когда я слышу слова «гомруль»[3]3
  Гомруль – движение последней трети XIX – начала XX века за ограниченное самоуправление Ирландии при сохранении верховной власти английской короны.


[Закрыть]
или «земельная война», мне хочется взвыть от досады! – невесело рассмеялся Чарльз.

– Выходит, политика вас не интересует? – спросила Арабелла.

– Пожалуй, нет. Никогда не понимал людей, которые посвящают свою жизнь решению общественных проблем. Думаю, таким образом они просто хотят сбежать от чего-то в своей личной жизни.

– «Человек – не остров»[4]4
  Цитата из стихотворения Джона Донна – английского поэта и проповедника XVI века.


[Закрыть]
, – сказала Арабелла.

Чарльз взял меню:

– Так что будем заказывать?


Арабелла с трудом выдержала этот вечер. Она почти все время молчала, поскольку за столом солировал Чарльз, беспрерывно рассказывая анекдоты и развеселые истории. По крайней мере Гаррисон находил их веселыми, она же сидела насторожившись и улыбалась только тогда, когда без этого уже никак нельзя было обойтись.

Оказалось, что на следующий день они снова должны нянчиться с Чарльзом: тот пришел с братом на прием в саду, куда пригласили Гаррисона с Арабеллой. Вечер этот устраивали друзья Арабеллы, жившие в особняке на тенистой улице в районе Ратгар. В саду за домом были установлены круглые столы, накрытые накрахмаленными белоснежными скатертями, серебряные чайники мягко поблескивали в еще теплых лучах октябрьского солнца.

Арабелла подошла к своему столу, и Чарльз тут же поспешил за ней.

– Вы позволите? – сказал он, любезно отодвигая для нее стул.

– Благодарю вас, – ответила она и села.

И потекла неторопливая беседа под аккуратно нарезанные треугольниками сэндвичи, пшеничные лепешки с клубничным вареньем и сливками, а также целый набор разных пирожных.

– Все, я даже смотреть не буду больше на эти пирожные с кремом, иначе прощай навеки моя фигура! – заявила Арабелла.

Чарльз быстро нагнулся к ней и прошептал:

– У вас просто потрясающая фигура!

Она проигнорировала его лесть и продолжила общий разговор.

Чарльз вскоре отошел от нее и стал прогуливаться среди других гостей. Он целый вечер очаровывал и развлекал их, тогда как она наблюдала за ним издалека.

«Я должна выдержать его всего лишь один уик-энд», – внушала она себе.


На следующий день, в понедельник, после обеда Арабелла сидела у себя в спальне перед зеркалом и примеряла разные ожерелья. В дверь постучала горничная.

– Мисс Арабелла, к вам мистер Армстронг.

Защелкнув застежку очередного ожерелья у себя на шее, Арабелла удивленно обернулась.

– Гаррисон не говорил, что собирается зайти ко мне. – Она встала. – Скажите ему, что я спущусь через пару минут.

– Кхм… Это не мистер Гаррисон. К вам пришел мистер Чарльз Армстронг, – пояснила служанка.

– Чарльз? – Арабелла была удивлена и сбита с толку. – Тогда скажите ему, что у меня гости и я не могу принять его.

– Хорошо, миледи. – Горничная проворно удалилась.

Арабелла снова села за туалетный столик и задумалась, глядя на свое отражение в зеркале. Зачем он приходил? Почему захотел увидеться с ней в отсутствие Гаррисона? Ее подозрительность в отношении этого человека усилилась еще больше.

5

В следующую пятницу, вечером, Арабелла согласилась встретиться с Гаррисоном в парке Стивенс-Грин, чтобы вместе пойти поужинать. Выйдя из экипажа своего отца в начале Графтон-стрит, она улыбнулась, заметив, что он уже ждет ее. Однако улыбка тут же растаяла, когда она увидела рядом с ним Чарльза.

– Чарльз, какой неожиданный сюрприз! – Вежливая улыбка не коснулась ее глаз. – Я думала, что вы должны были вернуться в Армстронг-хаус еще в понедельник.

– Я так и сделал, но потом сел на поезд и вот я опять в Дублине, – объяснил Чарльз.

– Ради чего? – Ей так и не удалось скрыть нотки раздражения в голосе.

– Ради театра! – воскликнул Гаррисон. – Чарльз взял нам три билета на постановку новой пьесы в «Гейти» на сегодняшний вечер.

– Но я ее уже видела, – возразила Арабелла.

– О боже, какая жалость! А я так хотел отплатить вам за ваше гостеприимство в прошлые выходные, – сказал Чарльз.

– В этом не было никакой нужды, – настаивала Арабелла.

– Наоборот, это необходимо было сделать! – нараспев произнес Чарльз.

– Ну, нужно было хотя бы как-то предупредить нас. Я не одета для театра…

– Но вы выглядите просто великолепно, – изрек Чарльз, сверля ее взглядом.

– К тому же у меня просто нет настроения сегодня идти в театр, – заявила она.

– Арабелла! – вмешался Гаррисон; он улыбался, но на лице его появилось напряженное выражение. – Это выглядит попросту невежливо по отношению к Чарльзу.

– Нет, Гаррисон, все правильно. Если Арабелла не хочет туда идти… – начал было Чарльз.

Арабелла заставила себя улыбнуться.

– Да нет, все в порядке, – как можно более убедительно сказала она. – Не обращайте внимания, Чарльз, просто я не очень люблю сюрпризы.

– В таком случае давайте отправимся в театр! – с радостной улыбкой заявил Чарльз и широким жестом предложил Арабелле взять его под руку.

На секунду она застыла в нерешительности, но все же приняла это приглашение, после чего они вместе пошли по улице под руку. Гаррисон шел рядом.


В театре Арабелла села между двумя братьями. Она радовалась, что уже видела этот спектакль, потому что в этот вечер была не в состоянии сосредоточиться на постановке. Находиться так близко к Чарльзу было для нее исключительно некомфортно. Она старалась держаться от него как можно дальше, но все время чувствовала то его ногу, коснувшуюся ее через несколько слоев ткани платья, то его руку, вдруг прижавшуюся к ее локтю. Чарльз, как и Гаррисон, был высоким мужчиной, отчего Арабеллу не покидало ощущение вторжения в ее личное пространство. Более того, от Чарльза исходил очень сильный и дурманящий запах одеколона. Когда спектакль подошел к концу и все поднялись, чтобы поаплодировать актерам, она испытала большое облегчение.

Выйдя из зала, публика собралась в фойе.

– Выпьем что-нибудь? – улыбнулся Чарльз.

– Бокал белого вина, пожалуйста, – сказал Гаррисон.

– И мне то же самое, – подхватила Арабелла.

Чарльз направился через толпившийся в фойе народ к очереди, выстроившейся в бар.

– Должен заметить, что тебе следовало бы быть с Чарльзом немного повежливее, – шепнул ей Гаррисон.

– Я уже сказала тебе: не люблю сюрпризов, – ответила она.

– Но он ведь проехал через полстраны, чтобы пригласить нас с тобой сегодня сюда, – продолжал Гаррисон.

– Ради бога! – сорвалась она. – Ты хочешь, чтобы я перед ним извинялась?

– Конечно нет. Просто такая черствость – это так не похоже на тебя! – сказал Гаррисон.

Она заставила себя сдержаться.

– В котором часу завтра начинается званый вечер у твоих родителей? – спросил Гаррисон.

– В восемь, – ответила Арабелла; в дальнем конце фойе она заметила знакомых и издалека, одними губами, поздоровалась с ними, помахав рукой.

– Хорошо, тогда мы придем пораньше.

Арабелла перестала махать рукой и замерла, встревоженно глянув на Гаррисона.

– Мы?

– Ну да. Я и Чарльз.

– Но, Гаррисон! – в отчаянии воскликнула она неожиданно громко, отчего на них начали оглядываться.

– Да что с тобой происходит, черт возьми? – раздраженно спросил Гаррисон.

– Я просто хочу, чтобы ты советовался со мною заранее. Я не желаю приводить дополнительных гостей на прием к моим родителям, даже не согласовав это с ними.

– Это не дополнительные гости, это Чарльз. К ним на вечеринки всегда ходит масса людей, которых они едва знают. И я уверен, что мой брат их не обременит.

– А может быть, стоит им предоставить возможность решать это самим? – резко заявила она.

– Но не могу же я оставить его сидеть дома, пока мы с тобой будем развлекаться? Или я не прав?

В этот момент к ним подошел Чарльз в сопровождении официанта, который нес серебряный поднос с тремя бокалами вина, и это уберегло Арабеллу от язвительных высказываний, о которых она могла впоследствии пожалеть. Все разобрали бокалы.

Чарльз с улыбкой поднял свой фужер.

– Я совершенно очарован сегодняшним вечером. Вы, надеюсь, тоже?

Арабелла вместо ответа сделала большой судорожный глоток вина.


Кеб остановился перед домом Тэттинжеров на Айлсбери-авеню, и Гаррисон с Чарльзом вышли.

– Здесь и живет Арабелла, – с гордостью сказал Гаррисон, когда они шли по длинной подъездной аллее к внушительному зданию из красного кирпича.

– Очень красиво, – отозвался Чарльз, решив не упоминать, что он уже был здесь в прошлый понедельник, когда Арабелла отказалась его принять.

Они поднялись на ступени парадного входа, и Гаррисон дернул звонок.

– Добрый вечер, Молли, – сказал Гаррисон, когда они с Чарльзом отдавали горничной свои пальто и шляпы.

– Они в гостиной, сэр, – ответила Молли. Взяв их одежду в одну руку, она проводила их и открыла перед ними дверь.

В комнате было много хорошо одетых людей, среди которых двое лакеев разносили напитки.

Чарльз сразу же заметил Арабеллу. Она стояла в стороне и выглядела ослепительно.

Гаррисон подвел Чарльза к ее родителям.

– Простите нас, мы немного опоздали, – сказал он. – Сэр Джордж и леди Кэролин, надеюсь, вы помните моего брата Чарльза?

– Разумеется, и мы рады видеть вас снова, – улыбнулся Джордж. – Как поживают ваши родители?

– Они поживают отлично, сэр. Цены на пшеницу поднялись, и мой отец, похоже, теперь совершенно счастлив! – с иронией ответил Чарльз, вызвав смех у Джорджа и Кэролин.


– Это ведь Чарльз Армстронг стоит вон там, не так ли? – спросила у Арабеллы ее ближайшая подруга София.

– Да, это брат Гаррисона. Ты с ним знакома?

– Нет. Но зато с ним знаком мой брат. Он учился с ним в университете. – Выражение лица Софии отражало смесь возбужденного любопытства и ужаса.

– Я не очень хорошо его знаю, – сказала Арабелла.

– Возможно, это и к лучшему!

– Почему?

– В университете он имел определенную репутацию.

– В каком смысле? – заинтересовалась Арабелла.

– Ну, в университете он не учился, а пил, играл в азартные игры и кутил. Неприятности следовали за ним, как дурной запах за грязным поросенком! Но он такой скользкий и непорядочный тип, что всегда выходил сухим из воды. Мой брат говорит, что он совсем не такой очаровательный, каким кажется на первый взгляд. А однажды… – София быстро огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит, после чего наклонилась к Арабелле и остальную часть своей истории сообщила ей шепотом на ухо. – Он одновременно ухаживал за четырьмя девушками и опорочил доброе имя всех четверых!

Услышав это, Арабелла покраснела:

– Я не верю этому!

Весь остаток вечера она ловила себя на том, что невольно следит за Чарльзом. Он, казалось, по-прежнему искал ее общества, а она, после всего услышанного от Софии, старалась избегать его в еще большей степени. Но в итоге оказалась загнанной им в угол.

– Со стороны ваших родителей было очень мило пригласить меня, – сказал Чарльз.

– На самом деле они этого не делали, – несколько грубовато ответила она. – Вас пригласил Гаррисон.

– Что? – Он сначала был удивлен, а затем, похоже, смутился. – Мне очень жаль. Я ничего об этом не знал. Я думал, что приглашение передали ваши родители. Я должен немедленно покинуть вас. – И он развернулся, чтобы уйти.

– Нет! Постойте! – быстро произнесла она. – Я хотела сказать, они просто не знали, что вы в Дублине. А если бы знали, то, без сомнения, послали бы вам свое приглашение.

– Вы в этом уверены? – спросил он. – Ненавижу находиться там, где мне не рады.

– Вам здесь рады, Чарльз, – вежливо заверила его Арабелла.

– Уф, вот и хорошо! – улыбнулся он и отошел в сторону.

К Арабелле тут же подошла Кэролин.

– Я уж и позабыла, какой славный этот Чарльз!

– Это было нетрудно, – пробормотала себе под нос Арабелла.

– Что ты сказала?

– Ничего!

Кэролин сердито взглянула на дочь, но потом решила не обращать внимания на ее грубость.

– Я пригласила его к нам на званый ужин в следующий уик-энд.

– Но ведь в понедельник он возвращается к себе в деревню! – изумленно ахнула Арабелла.

– Тем не менее он сказал, что обязательно проделает этот неблизкий путь, чтобы попасть к нам на прием! Ну разве не мило с его стороны?

– Мама! – громко воскликнула Арабелла. – Мне бы хотелось, чтобы ты посоветовалась со мной, прежде чем его приглашать!

– А о чем тут, собственно, советоваться? В конце концов, очень скоро ты сама станешь членом его семьи. – Кэролин явно была озадачена реакцией дочери.

– Вот и еще на один уик-энд он навязывается на мою голову, – едва слышно прошептала Арабелла.


На званом ужине в следующую субботу Арабелла позаботилась о том, чтобы сесть как можно дальше от того места, которое было предназначено для Чарльза. Однако это не очень помогло, поскольку громкий и звучный голос Чарльза доминировал в застольной беседе, привлекая к себе всеобщее внимание.

– Я как-то вошел в гостиную у нас в Армстронг-хаусе, и глазам моим предстало следующее зрелище: мать поймала мою самую младшую сестру Эмили, усадила ее на диван и в ходе урока красноречия заставляла раз за разом повторять известную фразу «Толстый кот сидел на ковре»[5]5
  «Толстый кот сидел на ковре» (The fat cat sat on the mat) – фраза, используемая в качестве артикуляционного упражнения для отработки правильного произношения специфического звука «э» в английском языке.


[Закрыть]
, – вещал Чарльз. – Мать упрекала ее за то, что та никак не может сосредоточиться на гласных, и для примера сама повторяла нараспев: «Т-о-лстый к-о-т сидел на к-о-вре». Тут моя очаровательная сестричка Эмили не выдержала, вскочила на ноги и ожесточенно заверещала: «Да кому какое дело, где сидел этот чертов кот!»

Весь стол взорвался хохотом, перемежавшимся ропотом неодобрения.

– Бедная леди Армстронг! – сказала Кэролин, шокированная тем, что Чарльз повторил неподобающие слова Эмили.

– Я уверен, что в конце концов Эмили повзрослеет и станет такой же настоящей леди, как ваша сестра Гвинет, – заметил Джордж.

– Да, конечно. А кстати, что слышно насчет ее свадьбы с герцогом? – поинтересовалась Кэролин.

– Это случится весной, – ответил Чарльз.

После обеда все прошли через внушительные двойные двери столовой в гостиную, где непринужденная беседа продолжилась. Арабелла держалась в дальнем конце комнаты, надеясь, что там Чарльз ее не заметит. Однако все получилось наоборот, и он стремительно направился к ней самым кратчайшим путем.

– Передайте мою благодарность вашим родителям. Они сегодня вечером были очень гостеприимны, – начал Чарльз.

– Почему бы вам самому не сказать им об этом?

Он улыбнулся ей:

– Нам с вами нужно бы встретиться за чаем как-нибудь на неделе, – возможно, в понедельник, если вы не заняты, – прежде чем я вернусь в свою деревню.

Она встревоженно взглянула на него:

– Но Гаррисон будет на работе.

– Ну и что?

– Я не привыкла встречаться наедине с мужчинами, которых знаю недостаточно близко.

– Поскольку вскоре мы с вами станем родственниками, думаю, нам следует узнать друг друга получше.

Она изучающе смотрела на него.

– Некоторое время назад вы приходили к нам в дом и хотели видеть меня. Зачем?

– Ах да. Это было в понедельник после обеда, если мне не изменяет память. Все очень просто: я хотел вернуть вашу перчатку.

– Перчатку? Какую еще перчатку?

– Перчатку, которую вы оставили в нашем доме на Меррион-сквер, когда были там в прошлый уик-энд.

– Я ничего не теряла. Эта перчатка была не моя, – твердым голосом сказала она.

– А, все понятно. Интересно, кому же она тогда принадлежит?

– Я этого не знаю, да и мне нет никакого дела до этого.

– Надеюсь, Гаррисон не встречается с какой-нибудь молодой дамой у вас за спиной. – Глаза его сверкнули озорным блеском.

– Это просто нелепо. Да как вы смеете говорить мне такие вещи!

– Простите. Я не хотел вас обидеть.

– Чарльз, вы заблуждаетесь и очень льстите себе, если полагаете, что можете вызвать у меня какую-то иную реакцию, кроме полного равнодушия. – Она повернулась и, пройдя мимо него, присоединилась к остальным гостям.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10