Эндрю О’Коннор.

Армстронги. Загадка династии



скачать книгу бесплатно

Бартон смутился.

– Боюсь, сэр, что из-за огромного количества гостей, которые будут ночевать сегодня в доме, ваша комната занята.

– Занята?

– Да, сэр, ее отдали лорду и леди Кинсейлам.

– Понятно. – На лице Чарльза читалось удивленное раздражение. – И где же буду спать я, Бартон?

– Ваша матушка распорядилась поставить для вас кровать в комнате вашего брата Гаррисона.

– Вам не кажется, Бартон, что все это довольно досадно? Столько суеты, и все ради того, чтобы попытаться выдать замуж мою сестру. Будем надеяться, что сегодня вечером все сложится и нам не придется страдать еще один сезон, пока Гвинет найдет себе мужа.

– Конечно, сэр.

– Ну хорошо – тогда распорядитесь отнести мой чемодан в комнату Гаррисона.

Чарльз оглядел просторный холл. В отделанном мрамором камине потрескивал яркий огонь. Этот дом построил его дед Эдвард для своей невесты леди Анны в сороковых годах. Их портреты сейчас украшали стены холла наряду с портретами других представителей рода Армстронгов. Справа отсюда располагалась большая гостиная, а по диагонали, через холл – малая гостиная, предназначавшаяся в основном для членов семьи. Позади нее была столовая, обставленная роскошной мебелью – стульями из красного дерева и огромным столом, за которым могло разместиться двадцать четыре человека. За этой комнатой находилась библиотека, откуда его отец, Лоренс, управлял всем поместьем. На противоположном конце холла, по другую сторону от широкой мраморной лестницы на второй этаж, были видны большие двойные двери, которые вели в громадный бальный зал.

Чарльз прошел через холл и поднялся по лестнице. Мимо прошли две молодые дамы, которых он не узнал.

– Леди, – учтиво кивнул он им.

Они заулыбались и закивали в ответ, а оказавшись у него за спиной, тихонько захихикали.

Наверху он прошел по коридору в комнату Гвинет и, открыв дверь, несколько мгновений стоял на пороге незамеченным, наблюдая за представшей его взору сценой.

Гвинет в великолепном бальном платье сидела за туалетным столиком перед зеркалом, а две девушки укладывали в прическу ее белокурые волосы. Рядом с ними расположилась леди Маргарет, которая критически следила за всем этим действом. По всей комнате были расставлены букеты цветов для Гвинет от гостей. Рядом с Маргарет стояла ее младшая дочь Дафна, которая с нескрываемым интересом наблюдала за процессом приготовлений. На кушетке растянулся Гаррисон, который что-то говорил, а на кровати лежала их самая младшая сестра Эмили. Она демонстративно читала книгу, и казалось, что происходящее ее абсолютно не интересует.

– Выше! Взбейте волосы выше! – скомандовала Маргарет девушкам, укладывавшим прическу гребнями.

– Что ж, достойная встреча вернувшегося домой сына и брата, – сказал Чарльз, входя в комнату и закрывая за собой двери.

– Чарльз! – воскликнула Маргарет и, оставив свой надзор, подошла, чтобы поцеловать его. – Мы ожидали тебя еще утром.

– Да, я несколько задержался, – признался Чарльз.

– Ну, по крайней мере, теперь ты уже на месте, – сказала Маргарет и быстро вернулась к туалетному столику, чтобы продолжать внимательно следить за процессом.

Гаррисон встал и обнял Чарльза.

– Такое ощущение, что мы с тобой не виделись ужасно долго.

– С прошлого Рождества, – ответил Чарльз.

Подойдя к Гвинет, он наклонился и поцеловал ее, а потом поцеловал Дафну.

Затем бросил взгляд на Эмили, которая с момента его появления так и не оторвала глаз от книги.

– Ну что, вы уже все подготовились к сегодняшнему вечеру? – спросил он, усаживаясь.

– Здесь царит абсолютный хаос, – вздохнула Маргарет. – Столько всего нужно было организовать и приготовить. Гостей будет две сотни. С их размещением настоящий кошмар. Мы попытались как можно больше гостей оставить в Армстронг-хаусе, а остальных отправим в Хантерс-Фарм и другие дома поместья.

– К сожалению, в связи с этим нам пришлось переселить тебя к Гаррисону, – сказала Гвинет.

– Бартон уже сообщил мне об этом, – ответил Чарльз. – Будем надеяться, после такого наплыва посторонних в доме не получится, что наутро мы недосчитаемся кое-чего из столового серебра.

– Чарльз! – возмущенно воскликнула Гвинет.

В дверь постучали, и вошел Бартон с очередным букетом цветов.

– Принесите его сюда, – распорядилась Гвинет, протягивая руку в сторону и не двигая головой, которой продолжали заниматься девушки-парикмахеры.

Когда Бартон подошел, Гвинет достала из цветов открытку и быстро прочла ее.

– Ну и?.. – спросила Маргарет.

– Они от Сесил Ротерхэм, – с ноткой разочарования в голосе ответила Гвинет.

Бартон положил букет ко всем остальным.

– Она ожидает цветы от герцога Бэттингтонского, – с ухмылкой сказал Гаррисон.

– От герцога Бэттингтонского? – переспросил Чарльз; он явно был впечатлен. – Да ты высоко нацелилась, Гвинет!

– А почему бы и нет? – заметила Маргарет. – Из нее получилась бы замечательная герцогиня. Ему повезет, если он возьмет ее в жены.

Гвинет выглядела озабоченной.

– Он до сих пор не прислал мне цветов, а ведь уже довольно поздно. Мама, он определенно сказал тебе, что точно будет?

– Да, – ответила Маргарет.

– Однако, если он не прислал букета, значит, я его не интересую. – Лицо Гвинет печально нахмурилось.

– Гвинет, за весь сезон в Лондоне ты посетила пятьдесят балов, тридцать званых обедов, получила двадцать приглашений на чай и столько же на завтрак. Я знаю это точно, потому что была с тобой на каждом из них. И герцог старался посетить все эти мероприятия, а на них полностью монополизировал все твое время. Он будет здесь, он пришлет тебе цветы, и ты его, безусловно, очень интересуешь.

– Надейтесь, надейтесь… – вдруг произнесла Эмили, не отрывая взгляда от книги.

Маргарет укоризненно взглянула на нее, а затем посмотрела на часы. Она была рада, что пятеро ее детей были уже на месте, но шестой ребенок, ее самый младший сын Джеймс, по-прежнему отсутствовал.

– Бартон, а что, господин Джеймс еще не возвращался?

– Боюсь, что нет, миледи.

– Господи! Я ведь предупреждала его, чтобы он нигде не шатался и приехал домой заранее. У меня просто сил нет терпеть это шутовство, которое он не оставляет даже в такой вечер!

– Если бы ты действительно хотела его найти, думаю, ты хорошо знаешь, где искать, – заявила Эмили, по-прежнему глядя в свою книгу.

Маргарет снова сердито посмотрела на Эмили, потом нахмурилась, подумала немного и обратилась к Бартону:

– Бартон, пошлите курьера в город, чтобы он забрал господина Джеймса из… трактира Кэссиди. – Название этого заведения она произнесла с явным отвращением.

– Будет исполнено, миледи. Вот только… – Бартон замялся.

– В чем дело, Бартон? – резко бросила Маргарет.

– Просто, если молодой хозяин действительно у Кэссиди, он не обратит внимания на слова курьера, которого мы за ним пошлем.

– Ради бога, когда же это закончится! – гневно воскликнула Маргарет.

Гаррисон, видя настроение матери, поднялся с места.

– Все в порядке. Я сам поеду в город и привезу его.

– Правда, Гаррисон? Спасибо тебе. Скажи, что я приказываю ему немедленно приехать сюда. И не слушай все его бредовые отговорки.

– Если для того, чтобы выдернуть его из этого притона, понадобится взвалить его на плечи и принести на себе, я сделаю это, – заверил ее Гаррисон и вместе с Бартоном вышел из комнаты.

– Вижу, кое-что в вашей жизни так и не поменялось, – сказал Чарльз. – От Джеймса по-прежнему одни неприятности?

– Я действительно не знаю, что нам с ним делать. Его выгнали уже из двух школ. У него нет никаких целей в жизни.

– Это твоя вина, мама! Ты всегда ему все позволяла, – заметила Гвинет.

– Ну, в этом году я все время была занята твоим дебютом в обществе и светским сезоном в Лондоне. Ни у меня, ни у твоего отца просто не хватало времени привести его в чувства. Но теперь, когда ты выйдешь замуж, мы займемся им серьезно.

– Если она выйдет замуж, – цинично вставила Эмили.

Чарльз сел на кушетку.

– Возможно, ты слишком уж стараешься с этим балом для Гвинет. Можно было просто устроить для нее прием на послеобеденный чай в Лондоне. Большинство молодых светских дам поступает сейчас именно так.

– Какой чай! – в ужасе воскликнула Маргарет. – Я очень сомневаюсь, чтобы герцог обратил свое внимание на девушку, которая для своего выхода в свет просто приглашает гостей на чай!

– А может быть, герцог не проявит интереса к Гвинет в любом случае, даже после таких затрат и усилий, – заявила Эмили. – Может быть, он остался в своем замке в Англии и даже не собирался предпринимать столь дальнее путешествие, чтобы попасть сюда сегодня вечером.

– Эмили! – вспыхнула Маргарет. – Эти твои комментарии сейчас весьма неуместны!

– А Чарльз, вероятно, негодует по поводу денег, которые были потрачены на Гвинет, – тем временем продолжала Эмили. – В конце концов, он ведь главный наследник и будущий лорд Армстронг – так что все это утекает из его будущей казны.

– Эмили, а не пора бы тебе пойти к себе и тоже начать готовиться к сегодняшнему балу? – заметила Гвинет.

– Что ж, Чарльз, ты, по крайней мере, можешь не переживать по поводу расходов на мой дебют в обществе, – заявила в ответ Эмили.

– Это почему еще? – спросила Маргарет.

– Потому что я дебютанткой не буду. Слоняться на балах и приемах в ожидании предложения руки и сердца?! И при этом чувствовать себя ничуть не лучше какой-нибудь призовой коровы на сельской ярмарке! Просто отвратительно!

– Ты совершенно точно будешь у нас дебютанткой, когда я со временем достучусь до твоих мозгов. И при этом ты будешь так же популярна в нашем кругу, как и твоя сестра Гвинет.

– Спущусь-ка я вниз, поздороваюсь с отцом, – сказал Чарльз.

– Да, сделай это. Он сейчас в гостиной с Тэттинжерами.

– А кто такие эти Тэттинжеры? – вставая, поинтересовался Чарльз.

– Сэр Джордж Тэттинжер и его жена Кэролин. Сэр Джордж – управляющий Национальным банком Ирландии и начальник Гаррисона.

Гаррисон в свое время решил не поступать в университет, а вместо этого выбрал карьеру финансиста и теперь работал в банке в Дублине.

– Они здесь вместе со своей дочерью Арабеллой по приглашению Гаррисона, – пояснила Гвинет.

– Гости Гаррисона? – переспросил Чарльз.

– Да, Гаррисон ухаживает за Арабеллой, – подтвердила Маргарет, явно довольная такой ситуацией.

– Так Гаррисон на самом деле кем-то всерьез интересуется? – удивился Чарльз.

– Не кем-то, а вполне конкретно Арабеллой Тэттинжер – и это очень выгодная партия, – уточнила Гвинет.

– Но он слишком молод для серьезных отношений! – возразил Чарльз.

– Гаррисон всегда знает, чего хочет. И всегда получает это, – сказала Маргарет. – Хотела бы я, чтобы все мои дети были такими целеустремленными, – добавила она, бросив выразительный недовольный взгляд в сторону Эмили.

Удивившись такой новости, Чарльз открыл дверь, чтобы выйти, но на пороге едва не столкнулся с Бартоном, который принес еще один букет.

– Прибыл герцог Бэттингтонский, миледи, и эти цветы он передал для леди Гвинет.

Гвинет оттолкнула девушек-парикмахерш и, быстро вскочив, подбежала к Бартону и выхватила из букета записку.

– Я же говорила тебе, что он пришлет цветы, – сказала Маргарет.

– Да, – счастливо улыбаясь, ответила Гвинет.

Эмили демонстративно закатила глаза к потолку.

– Бартон, возьмите все эти букеты и расставьте их в бальном зале и на входе, – распорядилась Маргарет.

– Все, кроме одного, – поправила ее Гвинет, забирая у дворецкого букет от герцога и прижимая его к груди. – Я буду держать эти цветы в руках, встречая гостей.

Маргарет подошла к ней:

– Ты в этом уверена? Если ты будешь держать букет от герцога в руках, для всех, включая и его самого, это будет сигналом, что ты уже сделала свой выбор.

– Да, я уверена, – твердо ответила Гвинет.

Маргарет согласно кивнула и улыбнулась.

– Вот и хорошо. – Она со вздохом оглядела остальные букеты. – Мне в душе жаль всех остальных молодых людей, которые прислали тебе свои цветы в надежде, что сегодня вечером ты выберешь кого-то из них… – Затем она взглянула на Дафну и Эмили. – В конце концов, у меня есть еще две дочери, с которыми они могут познакомиться сегодня вечером, и это будет хорошим началом к тому моменту, когда они тоже будут дебютантками.


Чарльз спускался по лестнице, когда его взгляд поймал оглушительно красивую молодую женщину, которая в этот момент пересекала холл. В дальнейшем он продолжал шагать вниз, не сводя с нее глаз.

– Добрый вечер, – сказал он, останавливаясь перед ней.

Она кивнула ему и прошла мимо. Ошеломленный Чарльз внимательно следил, как она поднимается по ступенькам. Навстречу ей по лестнице торопливо спускался Бартон с двумя огромными букетами в каждой руке.

– Бартон, кто эта женщина? – остановил его Чарльз.

Бартон оглянулся.

– Боюсь, сегодня на ночь у нас остается так много незнакомых молодых джентльменов и дам, что я уже запутался, кто есть кто.

– Вы не справляетесь со своими обязанностями, – с ухмылкой заметил Чарльз.

– Согласен! – сокрушенно кивнул Бартон и поспешил со своими букетами в дальний конец холла.

Чарльз тоже пересек холл и, открыв дверь, вошел в гостиную, где застал своего отца Лоренса, который разговаривал со стоявшим рядом с ним видным мужчиной средних лет и сидевшей на диване аристократичного вида дамой.

– О, мой дорогой сынок! – воскликнул Лоренс, быстро подошел к Чарльзу и крепко пожал ему руку. – А я уже волновался, почему ты до сих пор не появился.

– Я приехал некоторое время назад, но сначала зашел наверх к маме, Гвинет и всем остальным.

– Я стараюсь держаться подальше от всего этого столпотворения, – улыбнулся Лоренс.

– Очень мудрое решение, – согласился Чарльз.

Лоренс провел сына в гостиную – эффектную комнату, отделанную в насыщенных красных тонах и обставленную элегантными диванами и кушетками.

– Разрешите представить вам Чарльза, моего сына и наследника, а также брата Гаррисона, – сказал он, обращаясь к гостям. – Чарльз, это сэр Джордж и леди Кэролин Тэттинджер.

Чарльз поцеловал руку даме и обменялся рукопожатиями с сэром Джорджем.

– Еще один славный молодой человек в вашей семье, – сказал Джордж.

– О да, мы все очень гордимся Чарльзом. В этом году он как раз окончил Оксфордский университет.

– Весьма похвально, – сказал Джордж.

Лоренс подошел к столику с напитками, налил в бокал вина и протянул его Чарльзу.

– Сэр Джордж – начальник Гаррисона в банке, – сообщил он сыну.

– Правда? – сказал Чарльз. – Надеюсь, он не очень мешает вам работать?

– Напротив, с момента своего прихода к нам Гаррисон зарекомендовал себя с самой лучшей стороны и оказался настоящей находкой, – сказал сэр Джордж. – Мы связываем с ним большие ожидания и думаем, что он поднимется на самую вершину.

– Так оно и будет, сэр Джордж, – под вашим руководством и при вашей поддержке, – улыбнулся Лоренс.

Чарльз сел.

– Я и не знал, что наш Гаррисон такой энергичный. Думал, что он застрял где-то на должности простого банковского клерка.

– Его звезда взошла, как только он присоединился к нам, – ответил Джордж.

– И мы им ужасно довольны, – вставила Кэролин.

– Как и все остальные, я полагаю? – улыбнулся Чарльз.

– Мы хотели посетить Армстронг-хаус и познакомиться с семьей Гаррисона с того момента, когда он начал серьезно ухаживать за нашей дочерью, но все как-то откладывали, – сказала Кэролин.

– Боюсь, моя жена слишком нервничала и переживала по поводу поездки сюда, в графство Мейо, из-за этой ужасной земельной войны, – пояснил Джордж.

– Здесь же у вас как раз эпицентр всех этих событий, не так ли? – спросила Кэролин.

– Да, война за землю действительно началась именно в Мейо, – печально согласился Лоренс, – и с тех пор остается нашей главной проблемой.

– В газетах пишут про это столько всяких ужасных вещей, – вздохнула Кэролин.

– Убивают землевладельцев, уничтожают урожай, нападают на агентов, – добавил Джордж. – Не здесь ли, в Мейо, был подвергнут остракизму капитан Бойкотт[1]1
  Капитан Чарльз Каннингем Бойкотт – британский управляющий в Ирландии. Отказ местных жителей обрабатывать его землю (в ходе кампании защиты прав трудящихся 1880 года) привел к появлению в английском, а затем и в русском языке слова «бойкотировать» и «бойкот». (Здесь и далее примеч. пер.)


[Закрыть]
?

– Да, к сожалению, это так, – ответил Лоренс.

– Я не знаю, как вы можете тут спокойно спать по ночам в связи со всеми этими событиями. Лично мне уже не хватает тенистых бульваров Дублина, – сказала Кэролин.

– У нас, в поместье Армстронгов, до сих пор не было никаких серьезных проблем, леди Тэттинжер, – сказал Лоренс. – Заверяю вас, здесь вы можете чувствовать себя в полной безопасности.

– Приятно слышать это от вас, лорд Армстронг.

– А еще, я уверен, вам будет приятно узнать, что мы с леди Маргарет на всех светских приемах, которые проводили, были неизменно внимательны к каждому из наших гостей и пока что еще никого не потеряли! – В голосе Лоренса прозвучала легкая ирония с намеком на городские предубеждения Кэролин.

– Это успокаивает, лорд Армстронг, – усмехнулась Кэролин, восхищенно разглядывая резную дубовую отделку камина. – Нам очень приятно наконец попасть в ваш дом, который на всю Ирландию славится как один из самых гостеприимных.

– Как же вам удалось оказаться не втянутыми в эту самую войну за землю? – поинтересовался Джордж.

– Мы всегда поддерживали прекрасные отношения с нашими арендаторами. Даже во время голода еще при жизни моих родителей, Эдварда и Анны, мы никого не прогоняли с земли за долги, а мать моя без устали трудилась, чтобы помогать голодающим.

– Да, леди Анна прославилась своими добрыми делами, – закивала Кэролин.

– Эти хорошие отношения мы поддерживали в течение многих лет. Не хотелось бы критиковать свой класс, но многие его представители могут винить в начале этой земельной войны только самих себя. Они рассматривают свои поместья лишь как инструмент по производству денег и выжимают из них все, что могут, до последней капли крови. Жестоко изгоняют крестьян с земли, отбирают имущество за долги и тому подобное. Многие из них являются землевладельцами, уклоняющимися от своих обязанностей, они ведут жизнь на широкую ногу в Лондоне, а в своих поместьях здесь, в Ирландии, практически не появляются. Все это неминуемо должно было в один прекрасный день взорваться.

– Мне кажется, что в этом году вы и сами немало времени провели в Лондоне, лорд Армстронг, – заметила Кэролин.

– Да, но исключительно по делам. Я должен был посещать мероприятия светского сезона из-за нашей Гвинет. И сейчас я очень рад, что все это закончилось, что я вернулся домой, в Армстронг-хаус, где я счастлив и чувствую себя на своем месте.

– А вы, Чарльз? Что вы скажете теперь, когда окончили университет? – с улыбкой спросила Кэролин.

– Ну, Чарльз, естественно, вернется в Армстронг-хаус, чтобы научиться управлять поместьем и с успехом вести наше хозяйство в будущем, – улыбнулся Лоренс.

– Разумеется, – также с улыбкой ответил Чарльз и отпил вино из своего бокала.


Гаррисон остановил свою карету на главной улице Кастлуэста перед трактиром Кэссиди, откуда доносилась громкая музыка, смех и шум веселья. Подойдя к двери, он толкнул ее и зашел внутрь.

Паб был заполнен развеселой толпой гуляк, большинство из которых уже основательно захмелели; воздух был сизым от дыма трубок и ярко горящего в очаге торфа. Расположившиеся в углу музыканты играли бойкую народную мелодию.

Пробираясь через толпу, он высматривал своего брата и в конце концов заметил его. Джеймс сидел в уединенной нише в компании собутыльников, одной рукой он обнимал молодую женщину.

Энергично работая локтями, Гаррисон двинулся вперед и вскоре добрался до цели.

Джеймс что-то шепнул на ухо девушке, которая разразилась взрывом хрипловатого хохота.

– Джеймс! – сказал Гаррисон, наклоняясь к брату.

Тот посмотрел на него и улыбнулся.

– Гаррисон! Возьми себе стул и выпей с нами! – Затем он кивнул в сторону женщины рядом с собой. – Это Долли Кэссиди, ее отец – хозяин этого заведения.

Гаррисон взглянул на девушку, которая была одета бедно и вызывающе. Она глуповато усмехнулась и сказала:

– Рада с вами познакомиться.

– Взаимно, – кивнул Гаррисон. – Джеймс, ты немедленно возвращаешься вместе со мной в Армстронг-хаус.

– Для чего это? – небрежным тоном поинтересовался Джеймс.

Гаррисон наклонился к нему и как можно убедительнее сказал:

– На бал твоей сестры Гвинет, разумеется.

– Тьфу! – Джеймс пренебрежительно сплюнул в сторону и откинулся на спинку стула, скрестив на груди руки.

– Мама настаивает на этом! – сказал Гаррисон.

– Ну, если твоя мама настаивает, то лучше тебе собраться и быстренько катиться к ней под крылышко! – язвительно заявила Долли под оглушительный хохот толпы.

– Пойдем, Джеймс, не усложняй все. Ты должен там присутствовать. И если мне придется тащить тебя туда насильно, я готов это сделать.

– Хотел бы я на это посмотреть! – насмешливо отозвался Джеймс. Он тяжело вздохнул, встал и допил свой стакан.

– Бросаешь меня так скоро? – воскликнула Долли, вскакивая и обнимая его рукой за шею.

– Долг зовет, – ответил Джеймс, убирая ее руку.

На улице Джеймс тяжело поднялся в карету к уже ожидавшему его там Гаррисону. Тот внимательно посмотрел на Джеймса и сокрушенно покачал головой. Экипаж тронулся с места.

– Ты ведешь себя непристойно. Сын лорда Армстронга посещает подобные заведения да еще и флиртует с такой женщиной, как эта молодая Кэссиди! Почему ты это делаешь?

Джеймс закурил сигарету и взглянул на него.

– По той же причине, по которой ты трешься в шайке скучных дублинских банкиров, – потому что мне это нравится.


Оглядывая свой безукоризненный фрак с фалдами перед зеркалом в полный рост в комнате Гаррисона, Чарльз пригладил волосы. Затем он обернулся в сторону временно поставленной для него здесь кровати и нахмурился.

– Я уже опаздываю – и все из-за этого Джеймса, черт бы его побрал! – воскликнул Гаррисон, порывисто вбегая в комнату.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное