Эндрю О’Коннор.

Армстронги. Загадка династии



скачать книгу бесплатно

A. О’Сonnor

The Secrets of Armstrong House



© A. O’Connor, 2013

© Jennifer Parker, обложка, 2016

© Mike Habermann, фотография на обложке, 2016

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2016

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2016

* * *

Данный роман представляет собой полностью литературное произведение. Все имена, персонажи и происшествия, описанные здесь, – плод воображения автора. Любое сходство с реальными людьми, живыми или умершими, а также с событиями или местностью является совершенно случайным.



Об авторе

Э. О’Коннор до этого написал семь успешных романов: «Семейные тайны Армстронгов» (The House), «Ток-шоу» (Talk Show), «Замкнутый круг» (Full Circle), «Амбиции» (Ambition), «Собственность» (Property), «Эксклюзив» (Exclusive) и «Эта жизнь модели» (This Model Life). Он окончил Ирландский национальный университет в Мейнуте и Дублинский Тринити-колледж.

Слова благодарности

Огромное спасибо Пауле Кемпбел, Керану Девлину и остальной команде издательства POOLBEG, в особенности Саре, Дэвиду и Айлбхе. Большое спасибо тебе, Гэй Шортланд, за твои редакторские способности и постоянные советы. Примите мою благодарность за вашу поддержку все те, кто купил эту книгу, а также вы – мои читатели.

Посвящается Орле



Пролог

Наши дни

Из дверей Армстронг-хауса в темноту зимней ночи стремительно вышел мужчина. Он был одет в черный шитый на заказ костюм в эдвардианском стиле. Его плащ развевался на ветру, когда он быстро сбежал по лестнице и порывистым шагом прошел через передний двор к ожидавшему его двухместному фаэтону. Вскочив в него, он хлестнул лошадь, которая тут же рванулась с места в карьер.

Миновав передний двор, упряжка понеслась по длинной подъездной аллее, извивавшейся в огромном парке. Сквозь голые ветки деревьев, гнувшиеся на ветру, на безоблачном небе хорошо была видная яркая луна. Вскоре на дороге, огибавшей берег озера, показались массивные каменные столбы ворот. Приближаясь к ним, мужчина натянул поводья и через ворота проехал уже шагом.

Внезапно из тени на дорогу выскочила темная фигура, перекрывая им путь. Конь резко остановился. Нападавший, одетый в потрепанные одежды и кепку, выхватил пистолет и прицелился в ездока в экипаже, лицо которого перекосилось от страха.

Человек в кепке спустил курок. Ночной путник вскрикнул и рухнул на обитое кожей сиденье фаэтона. Конь испугался звука выстрела и галопом рванул по дороге.

– Стоп! Снято! Выключить камеру! – с досадой в голосе крикнул режиссер.

Кейт Коллинз быстро подошла к нему.

– Все бесполезно, Кейт! – раздраженно воскликнул он. – Ну не могло это покушение происходить таким вот образом!

– И тем не менее, Брайан! Я множество раз проверяла и перепроверяла это по материалам следствия и газетным статьям того времени, – возразила Кейт. – Лорд Чарльз Армстронг выезжал через главные ворота своего поместья, и именно в этом месте попал в засаду и был атакован.

К ним присоединился пиротехник из съемочной группы:

– Все, как я вам и говорил: когда в Чарльза стреляли, лошадь испугалась и понесла.

Придержать ее было некому.

– Вот и получается, Кейт, что Чарльза просто не могли найти там, где, как ты настаиваешь, он был обнаружен! – сказал Брайан. – Холостой заряд, который мы использовали, произвел такой же звук и такую же вспышку, как и при реальной стрельбе. Лошадь должна была точно так же отреагировать и на настоящий выстрел, то есть испугаться и унестись по дороге куда-то дальше, как мы это только что и наблюдали.

– Нет! Во всех рапортах было указано, что Чарльз был найден застреленным в своей коляске прямо у ворот поместья, – упиралась Кейт. – Даже его мать, леди Маргарет, в своих показаниях подтвердила, что приехала на место трагедии первой и нашла сына именно в этом месте.

Брайан в отчаянии замотал головой:

– Мы воспроизвели эту сцену трижды, и каждый раз лошадь несла. Причем использовали мы двух разных лошадей!

Уже вторую ночь они пытались снять этот эпизод, и Кейт сама настояла на том, чтобы поменять лошадь.

Кейт расстроенно вздохнула:

– И тем не менее именно так это и произошло. Может быть, конь у Чарльза был слишком смирным и робким?

Брайан и Нико скептически взглянули на нее.

– О’кей, думаю, на сегодня в любом случае уже довольно! – сказал Брайан, и вся съемочная группа с облегчением вздохнула. – Уже поздно, все устали, промерзли и хотят по домам. Оставим пока эту сцену в таком виде.

– Слава тебе господи! – воскликнул Нико, который опасался, что придется опять все переснимать, тогда как ему больше всего в данный момент хотелось побыстрее убраться с мороза в их теплый дом – Армстронг-хаус.

– Ты в этом уверен? – спросила перфекционистка Кейт.

Они уйму времени потратили на то, чтобы воспроизвести обстоятельства преступления, совершенного более ста лет тому назад, и ее меньше всего взволновало бы, если бы всем пришлось работать всю ночь напролет, чтобы должным образом снять этот центральный эпизод кинодрамы, основанной на реальных событиях.

– Да, Кейт, уверен! – решительно заявил Брайан.

Съемочная группа тем временем быстро демонтировала оборудование и собирала реквизит.

– Как советует наш эксперт по спецэффектам, нужно будет использовать бутафорский пистолет, который не создает такого шума, – сказал Брайан, – а звук выстрела можно будет наложить на запись уже потом, в студии. Тогда мы не испугаем лошадь.

– Прекрати, Брайан! – запротестовала Кейт. – Я участвовала в съемках множество раз и могу сказать, что бутафорское оружие производит совсем другой эффект. Нет ни одного режиссера, – как бы то ни было, я таких не знаю, – который одобрял бы его использование. Только уж в самом крайнем случае.

– Это и есть самый крайний случай!

– Но сцена должна быть максимально правдоподобной! – возразила Кейт.

Актер, игравший роль Чарльза, которому в конце концов все-таки удалось взять верх над лошадью, неторопливо подкатил к ним на повозке. У ворот он остановился.

Пока Кейт с Брайаном подробно обсуждали следующую сцену, которую предстояло снимать, Нико обошел экипаж кругом. Он должен был признать, что все это казалось ему очень похожим на обстоятельства тех реальных событий. Фаэтон, тянувшаяся за ним длинная извилистая подъездная аллея и Армстронг-хаус, светящийся огнями вдалеке. То, что он только что видел, на самом деле очень напоминало сцену преступления, совершенного в 1903 году. Для всей команды это был просто очередной съемочный день, но Нико не покидало какое-то странное ощущение. Несмотря на то что его жена Кейт очень трепетно относилась к истории Армстронг-хауса, она все же была профессиональной актрисой и специально училась тому, чтобы смотреть на процесс съемок фильма максимально объективно. Для Нико же тут все было по-другому. Только что они снимали эпизод убийства его прадеда, лорда Чарльза Армстронга. И нужно было иметь совсем уж каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать за тем, как твоего предка хладнокровно убивают из засады, пусть даже и в кино.

На то, чтобы собрать оборудование и реквизит, ушел час. После этого Кейт пришла к Нико, который терпеливо ждал ее в своем «рендж ровере».

– Слушай, я в полном недоумении: почему на самом деле та лошадь не понесла, когда Чарльза застрелили в 1903 году? – раздраженно бросила она, когда он завел мотор.

Нико только пожал плечами.

По подъездной аллее они вернулись через парк к Армстронг-хаусу и остановились на переднем дворе.

Кейт заметила на лице мужа недовольное выражение.

– А тебе разве все это не кажется захватывающим? – спросила она, выбираясь из машины.

– Захватывающим? Пожалуй… Просто напомни, ради чего мы все это затеяли? – несколько саркастическим тоном поинтересовался Нико, когда они поднимались по ступенькам парадного крыльца.

– Ради денег, дорогой, – ответила она. – Содержать такой дом довольно дорого, и для этого нам нужны деньги.

Оба они знали, что все это не совсем так. Сколько Нико знал Кейт, та всегда восхищалась историей Армстронг-хауса. Историей и самого дома, и семьи Нико, жившей в нем в течение многих поколений. Уже через пару месяцев после их свадьбы у нее возникла идея создать документальную киноповесть о жизни Большого ирландского дома в золотой век конца викторианской и начала эдвардианской эпохи. Она обсудила эту мысль со своими друзьями-киношниками и сумела заинтересовать этим проектом. Кейт всегда знала, что мужа ей будет убедить труднее, чем кинопродюсеров. Нико сразу не понравилась идея выставлять на всеобщее обозрение историю своей семьи и их дома. Однако, учитывая, что в последнее время ролей в кино Кейт предлагали мало, а его архитектурная практика тоже шла неблестяще, она использовала аргумент о финансовых выгодах от съемок такого фильма, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки.

– Так ты все-таки думаешь использовать бутафорский пистолет, как предлагает Брайан? – спросил Нико, когда они вошли в гостиную.

– Нет, по крайней мере, пока нет. Сначала я хочу взглянуть, что было записано в рапортах полиции.

– В рапортах полиции? – удивленно переспросил Нико.

– Ну да. Когда сегодня ночью лошадь опять понесла, я решила послать запрос в полицию насчет того криминального расследования. Возможно, это прольет какой-то свет на ситуацию.

Нико устало опустился на диван.

– И сколько это займет времени? – нахмурившись, спросил он.

– Меня заверили, что совсем немного. У меня есть друг в пресс-службе полицейского управления, который пообещал найти эти материалы в полицейских архивах побыстрее. Максимум за два дня. Я пока Брайану ничего не говорила, потому что он придет в ярость из-за такой задержки в съемках.

Кейт заметила, что Нико нахмурился еще больше.

– Что случилось? – спросила она, наливая два бокала вина.

– Просто, когда мы все это затевали, я не думал, что мы будем сосредоточивать внимание на убийстве Чарльза. Я считал, что фильм будет о светской жизни этого дома.

– Но мы просто обязаны были включить в фильм это преступление – это изюминка всего сюжета! Публика обожает громкие злодеяния! – Она подала мужу бокал и села рядом, положив голову ему на плечо.

– Тебе легко так цинично рассуждать – это ведь не твоего прадедушку застрелили той жуткой ночью.

– Да уж! Мой прадед, скорее всего, был среди тех крестьян, которые так радовались, когда его убили! – рассмеялась она. Хотя Кейт и выросла в Нью-Йорке, семья ее была родом из этих мест.

– В этом нет ничего смешного, Кейт. Я чувствую, что этим предаю своих предков. Нет, я, конечно, не хочу сказать, что Чарльз был святым…

– Да, до святого ему было далеко!

– Я просто имею в виду, что нам не следует так фокусировать внимание на его отрицательных чертах.

– Да ладно тебе, Нико! Любой был бы только рад такому аристократическому самодуру в истории своего рода! Ты должен гордиться этим!

– В любом случае, думаю, теперь уже отступать слишком поздно, – вздохнул он.

– Вот именно! После того как я вложила в этот проект столько сил и времени, тебе, Нико, даже думать об этом не стоило бы. Мне нужно, чтобы ты меня поддерживал! – Голос ее звучал обиженно.

Он должен был признать, что над этим проектом она работала круглосуточно. Он знал свою жену: если она что-то решила, то отдавалась этому полностью. Она раскопала копию материалов расследования убийства Чарльза и скрупулезно изучила их, чтобы максимально достоверно отразить это в фильме. Она подняла все газетные статьи не только об этом преступлении, но также и о той жестокой войне за землю, которую лорд Чарльз вел с крестьянами-арендаторами.

Он улыбнулся:

– Прости. Разумеется, я поддерживаю тебя и если кем-то и горжусь, то только тобой – за то, что ты без устали трудишься над тем, во что веришь.

– Спасибо тебе, Нико, – улыбнулась она ему в ответ. – Пойдем-ка спать – завтра предстоит новый съемочный день, и вставать придется рано.


Кейт шла через зал для танцев в Армстронг-хаусе и говорила, обращаясь к снимавшей ее камере:

– Этот бальный зал Армстронг-хауса стал свидетелем множества экстравагантных приемов. Армстронги славились тем, что были щедрыми и гостеприимными хозяевами, и, будучи одним из самых знатных родов ирландского дворянства, проживавших в так называемых Больших домах, были достаточно обеспеченными, чтобы поддерживать присущий им стиль жизни. Источником их благосостояния было несколько тысяч акров окрестных земель, которые сдавались в аренду крестьянам-фермерам, чей образ жизни резко контрастировал с жизнью хозяев.

Именно испорченные отношения между арендаторами и лордом Чарльзом стали причиной настоящей войны за землю, приведшей в конце концов к покушению на Чарльза. Согласно материалам официального расследования, с обеих сторон имело место множество проявлений враждебности и агрессии. Главной свидетельницей этого расследования была мать Чарльза, леди Маргарет Армстронг. В то время леди Маргарет жила в Хантерс-Фарм, вдовьем доме, расположенном у дороги неподалеку от главного въезда в поместье Армстронг-хаус. Леди Маргарет засвидетельствовала, что в ночь на восьмое декабря тысяча девятьсот третьего года она услышала звук выстрела. Встревожившись, она открыла парадную дверь и, по ее словам, увидела крестьянина, пробегавшего с ружьем мимо ее дома со стороны места преступления.

Подозрение тогда пало на арендатора по имени Джо Макграта, которого незадолго до этого за неуплату аренды прогнали с его участка. Макграт, известный полиции своим несдержанным нравом и склонностью к насилию, прилюдно угрожал убить Чарльза за его жестокость. Позднее леди Маргарет по фотографии, предоставленной полицией, опознала в Макграте человека, бежавшего с ружьем мимо ее дома. Полиция тщательно искала Макграта, но тот, не дожидаясь, пока его задержат и допросят, покинул Ирландию и уехал в Америку, где, предположительно, исчез в одном из переполненных гетто Нью-Йорка или Бостона. Его так никогда и не нашли.

– Стоп камера, снято! – сказал режиссер. – Отлично, Кейт!


Кейт была рада, что съемки на сегодня закончены. Ее приятель в пресс-службе полиции сработал отлично и действительно обнаружил дело об убийстве Чарльза. Папку с документами он передал Кейт еще утром, и весь день она находилась в предвкушении того, как вечером все внимательно перечитает и попытается разобраться в тайне того, почему лошадь Чарльза не убежала с места преступления, как того следовало бы ожидать.

Помахав на прощанье Брайану и остальным членам съемочной группы, она прошла через холл и спустилась по ступенькам на кухню, где Нико приготовил для них ужин.

Они сидели за кухонным островом, ели спагетти карбонара и обсуждали события съемочного дня.

– Из-за того что в доме во время съемок было полно посторонних людей, мне за весь день так и не удалось поработать, – пожаловался Нико, когда они закончили есть. – Поэтому я постараюсь наверстать упущенное сейчас, когда наконец тут стало поспокойнее!

– Тогда оставляю тебя наедине с твоей чертежной доской, – ответила она, расставляя тарелки в посудомоечной машине.

– А я оставляю тебя наедине с материалами следствия!

Нико ушел в библиотеку, а Кейт отправилась в гостиную, где включила музыку и налила себе бокал вина. Взяв с буфета полицейскую папку, она поудобнее устроилась на диване, приготовившись к захватывающему чтению. Рапорты, естественно, были написаны от руки, и ей приходилось внимательно расшифровывать почерк. И тут вдруг она наткнулась на черно-белую фотографию. Сверху на ней было написано: «Утро 9 декабря 1903 года – место преступления, покушение на лорда Чарльза Армстронга».

Просто замечательно! Ей в руки попало реальное изображение места событий! Теперь у них появилась возможность сравнить его с тем, что они снимают в своем фильме. Но когда она принялась изучать старинный снимок, лицо ее вытянулось от недоумения.

На фотографии четко был показан въезд на территорию поместья. В центре снимка располагался допотопный автомобиль, и отверстие в ветровом стекле со стороны пассажира напоминало след от пули.

Кейт не верила своим глазам.

– Так, значит, ни лошади, ни повозки просто не было! – воскликнула она.

Вскочив с дивана, она схватила фото и папку и бегом бросилась через холл в библиотеку.

Нико удивленно поднял на нее взгляд.

– Мы неправильно снимали! – с горячностью заявила она. – Мы все снимали совершенно неправильно!

– Что, прости?

– Лошадь никуда не убегала… потому что не было там никакой лошади! В ту ночь Чарльз выехал из дома на своем автомобиле! – Она с размаху положила фотографию на письменный стол перед мужем. – Я просто не могу поверить! Мы снимаем убийство Чарльза в экипаже, тогда как он был застрелен в автомобиле!

Нико внимательно изучил фото.

– Брайан с ума сойдет! – запричитала она. – Нам нужно будет сделать копию старинного автомобиля и все переснять заново! Отснятая нами пленка абсолютно бесполезна. Поверить не могу, что я могла допустить такую ошибку! Ну почему я не изучила дело тщательнее?!

Нико смотрел на свою расстроенную жену. Ему было хорошо известно, как она готовилась к съемкам и как тщательно прорабатывала исторические справки, потому что она постоянно делилась этим с ним.

– Но почему ты была уверена в том, что там был именно запряженный лошадью экипаж, а не автомобиль, пусть даже в те времена это было большой редкостью? – спросил он.

– Потому что так было записано в результатах официального расследования! – воскликнула она и, подскочив к книжному шкафу, принялась рыться на полке. Найдя нужный документ, она села рядом с мужем и пробежала бумагу глазами. – Вот видишь, тут черным по белому написано, что лорд Чарльз, когда в него стреляли, находился в черном двухместном фаэтоне.

– Что ж, это явно было не так! Фотография тому доказательство! – сказал Нико.

Кейт продолжала листать официальное заключение.

– Взгляни-ка сюда! Вот показания леди Маргарет, матери Чарльза… Она утверждает, что первой прибыла на место происшествия и обнаружила застреленного сына лежащим на спине в фаэтоне. Про автомобиль она тоже не упомянула!

Нико тем временем продолжал разглядывать фотографию.

– Боюсь, дорогая, что тут имеется еще одна нестыковка.

– О чем это ты?

– При нападении не мог быть использован дробовик. При выстреле из него дробь разлетается, и в таком случае ветровое стекло было бы разнесено вдребезги. Однако на фото мы явно видим только одно отверстие от пули.

– Грандиозно! Я уже вижу, как вокруг меня рушится вся моя историческая киноэпопея! – Кейт с досадой ткнула пальцем в бумаги. – Но в материалах следствия четко сказано, что выстрел был произведен из дробовика, наподобие тех – цитирую – «которыми местные фермеры пользуются для охоты».

– Ну а я бы сказал, что это отверстие было оставлено пулей, выпущенной из револьвера.

Нико раскопал в полицейской папке еще одну фотографию, также сделанную на месте преступления. На ней машина была снята сбоку с открытой дверцей. Внутри виднелась женская туфля на высоком каблуке и меховое пальто, тоже женское. Он показал свою находку жене.

– Значит, с ним в машине был еще кто-то, – сказала Кейт. – Женщина.

– Эти предметы могли быть оставлены в машине и раньше. Возможно, его женой.

– Но только не одна туфля на шпильке! Ни одна женщина не пошла бы на такое, да и меха с виду выглядят дорогими. Все это, вероятно, было брошено здесь в спешке. – Она показала на снимок. – Обрати внимание, с какой стороны отверстие от пули в ветровом стекле. Оно на стороне пассажира. Чарльз должен был находиться на пассажирском сиденье, а за рулем был кто-то другой.

– Предположительно женщина, которой принадлежала эта туфля и этот мех… В материалах следствия или в каких-нибудь бумагах не сказано, что с ним был кто-то еще?

– Конечно же нет! – воскликнула Кейт, вопросительно косясь на полицейскую папку. – Неужели ты думаешь, что я могла пропустить такую ключевую деталь? Так кем же была эта женщина? И почему о ней нигде не упоминается?

Книга первая
1888–1889

1

Бал должен был начаться в девять, и к тому моменту, как на Армстронг-хаус начали опускаться вечерние сумерки, перед парадным входом непрерывной чередой выстроилась вереница экипажей, доставивших гостей. Внутри дома кипела активная деятельность: слуги завершали приготовления к дебютному балу Гвинет под зорким присмотром ее матери, леди Маргарет.

Чтобы вовремя попасть на бал в честь своей сестры, Чарльз Армстронг накануне приехал из Лондона в Дублин. Затем он пересел на поезд, доставивший его в Кастлуэст, где его встречал экипаж, который уже и привез его в фамильное гнездо. Когда карета остановилась на переднем дворе, он вышел и окинул взглядом величественный особняк с сияющими ярким светом окнами. Он поднялся по парадной лестнице, и наверху его ждал дворецкий Бартон.

– Добрый вечер, Бартон, – сказал Чарльз, проходя в холл и снимая пальто.

– Ах, сэр Чарльз, добро пожаловать домой. Мы уже начали волноваться, что вы можете задержаться и не успеть.

– И пропустить бал дебюта своей сестры? Полагаю, мои родственники никогда бы мне этого не простили, как считаете? – Чарльз протянул пальто Бартону и взглянул на слуг, сновавших по дому в разных направлениях. – И где же сейчас мое семейство? – поинтересовался он у Чарльза.

– Ваш отец в гостиной с первыми гостями, а ваша матушка наверху, в комнате леди Гвинет, помогает юной леди подготовиться к вечеру. Ваши сестры и брат тоже там.

– В таком случае я загляну к ним поздороваться. Мой чемодан остался в карете – проследите, пожалуйста, чтобы его доставили ко мне в комнату.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10