Эмилия Грин.

Мой идеальный монстр



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использована фотография «Beautiful sexy young people in love» автора Kiselev Andrey Valerevich с сайта https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/beautiful-sexy-young-people-love-412336723

Пролог

Свет моей жизни, грех, душа моя… Надобно быть художником и сумасшедшим, дабы узнать сразу, по неизъяснимым приметам – по слегка кошачьему очерку скул, по тонкости и шелковистости членов и еще по другим признакам, перечислить которые мне запрещают отчаяние, стыд, слезы нежности – маленького смертоносного демона в толпе обыкновенных детей: она-то, нимфетка, стоит среди них, неузнанная и сама не чующая своей баснословной власти.[1]1
  Владимир Набоков «Лолита»


[Закрыть]

Джастин

Шатенка с лазурными глазами и карамельными губками. Самая притягательная из всех, кого я когда-либо встречал. И скромница, к тому же. Она изрядно подпортила мне жизнь. Всего один раз и я бы успокоился. Но нет – вздумала сопротивляться, придала все огласке… Дура. Прислуга. Нищая девка без роду и племени. Я принял правила игры, затаился. На время. Знал, что обязательно ещё увижу строптивую малышку. Но теперь одного секса мне будет мало, хочу получить что-то более ценное, чем просто красивое тело. Мне нужна её душа, и я намереваюсь ей овладеть.

Лана

Моя популярность набирала обороты. Небывалый успех в 22 года, скажете вы?! Но только я знала цену триумфа. С головой погрузилась в творчество и уже не могла жить нормальной жизнью. Успешная художница с дырой в сердце. Одним прохладным осенним утром богатый подонок выбил почву у меня из-под ног. С тех пор я закрылась, так и не подпустив к себе никого.

Но однажды мне поступил необычный заказ: нарисовать портрет молодого мужчины. Взамен я получила бы свободу, но наедине с заказчиком оказалось даже хуже, чем в неволе…

* * *

«До тебя я не верил в любовь, но сейчас знаю, что бывает с теми, кто усомнился в ней…»[2]2
  Источник «Красивое прощальное письмо девушке от парня» http://www.original-text.ru


[Закрыть]

7 лет назад


На что бы вы пошли, чтобы вырваться из нищеты? Поднять себя с самого дна жизни? Только хорошенько подумайте, прежде чем ответить… Что, если одна маленькая невинная ложь способна изменить всю вашу жизнь?! Сделали бы вы это??? Только честно.

А теперь представьте себя на моем месте.

Грязнокровка, дочь прислуги, прописавшаяся с детства на кухне огромного особняка. Мне пятнадцать и каждый день я наблюдаю красивую жизнь. Нет, даже не красивую… шикарную, невероятную, такую, какой никогда не будет у меня. Одна маленькая ложь. Она ничего особо не изменит в их восхитительных жизнях, но способна перевернуть мою. Это мой единственный шанс. И очень скоро я им воспользуюсь.

Одна маленькая ложь заставит плохую девочку притвориться очень-очень хорошей. Это не трудно. Я всю жизнь только и делаю, что притворяюсь. Профессиональная лгунья.

Я учусь в старшей школе. Мои подружки после занятий бегут на свидания с парнями, заниматься шоппингом или на дополнительные дисциплины. Все они находятся в беззаботном приподнятом настроении, на пороге чего-то важного и нового. Кажется, в воздухе витает запах бунтарской свободы, то пьянящее чувство, когда ты молод и перед тобой открыты все двери.

Школа Хайден располагается в престижном районе Нью-Йорка, и по странному стечению обстоятельств я тоже там учусь. Мамины работодатели постарались на славу, чтобы меня приняли. Они очень порядочные люди, не смотря на то, что несколько раз в год мелькают в первой десятке списка Forbs: всегда стараются поступать правильно, занимаются благотворительностью и по-настоящему привязываются к людям. Моя мать работает у них поваром уже более двадцати лет.

Семья Коллинз не отвернулась от нее и тогда, когда мой горе папаша окончательно спился и ушел к своей новой собутыльнице: Марта Коллинз, хозяйка дома и по совместительству успешная бизнес леди, разрешила матери брать меня с собой на работу. Я практически выросла на их шикарной кухне, среди кастрюль, тарелок и поварёшек. Разумеется, «Золушка» стала моей любимой сказкой. Однажды на ночь мама прочитала мне эту историю, и я твердо решила {вырваться из нищеты.} Раз у недалекой золушки получилось, значит и я смогу. Жаль только, на горизонте не было никаких фей. Придется самой делать всю грязную работу.

С тринадцати лет я подрабатывала прислугой у Коллинзов. Только так могла иметь хоть какие-то карманные деньги, чтобы выглядеть по-человечески. Поэтому после окончания занятий бежала в свою насыщенную событиями жизнь – драить полы до блеска!

В этом роскошном доме у нас с матерью даже была своя комната. Комната прислуги. Иногда, когда их званые вечера заканчивались после полуночи, мы оставались с ночёвкой, чтобы не возвращаться с работы под утро.

* * *

Я протирала пыль, когда взгляд вновь остановился на фотографии красивого курчавого малыша. Ребенок на фото словно создан для рекламы всех детских товаров, которые только существуют. Эти милые ямочки на щеках, большие карие глаза, наполненные теплом и добротой. Мальчик улыбался, и мой рот непроизвольно растянула ответная улыбка. Если бы у меня родился сын, я бы хотела, чтобы он был похож на этого красивого ребенка… Дверь громко хлопнула: от неожиданности я вздрогнула, отвернувшись от фотографии, подняла голову и… быстро опустила глаза в пол.

Разумеется, маленький обаятельный мальчик повзрослел и превратился в безупречного двухметрового красавца. Познакомьтесь, Джастин Коллинз собственной персоной! Богатый самовлюбленный баловень судьбы, если выражаться точнее. Сын хозяев, единственный наследник огромного состояния, и, с недавних пор, студент Йельского университета.

Этим летом он благополучно окончил школу Хайден, записав себя в бессмертные легенды нашего учебного заведения. Некоторые девушки до сих пор пребывали в шоке, от того, что белый спортивный «Мерседес» сексапильного жеребца больше не будет с яростным визгом колес влетать на парковку у школы за пару минут до звонка. А еще поговаривали, что Джастин Коллинз переспал со всеми красивыми девушками из группы поддержки. Я не сомневалась в правдивости слухов – судя по количеству пачек с презервативами в его прикроватной тумбочке, это очень даже тянуло на правду.

Я три раза в неделю протирала пыль в его комнате и знала о содержимом этой тумбочки все. Каждый раз, со странным душевным мазохизмом, пересчитывала количество в упаковке. Да, похоже, в этом деле сыну хозяев действительно не было равных…

Он как обычно окинул меня своим пренебрежительным взглядом, и, даже не удосужившись поздороваться, быстрым шагом направился наверх. Хотя однажды в детстве мне показалось, что мы могли бы подружиться… Но Джастин вмиг разрушил мои иллюзии на этот счет, и я очень рано поняла, что презираю таких богатеньких ублюдков, как он! Сейчас он делал вид, что меня не существует, а очень скоро от одного моего имени его будет бросать в дрожь. Я обещаю тебе, Джастин!

Глава 1

POV. Джастин

7 лет спустя

– Мистер Коллинз, вы пьёте кофе с сахаром или молоком? – вопрос поставил в тупик, потому что я вообще не пил кофе. Но Джози, моя новая секретарша, смотрела таким заискивающим, полным благоговения взглядом, как будто от моего гребанного ответа зависела судьба этого мира.

– Без сахара и без молока. Зачем портить вкус?! – пожалуй, сегодня я все же выпью чашечку. Моя ночная гостья так и не дала поспать. Джози воодушевленно улыбнулась, оголяя два ряда жемчужно-белых зубов, кивнула и, разворачиваясь на 15– сантиметровых шпильках, удалилась, ритмично покачивая задницей. Мы сработаемся. Определённо.

Моя первая рабочая неделя в Лос-Анджелесе в кресле управляющего дочерней компанией «Коллинз-индастрис» подходила к концу. Я совсем недавно перебрался в город Ангелов. С одной лишь маленькой поправкой – падших. От этого города так и веяло первородным грехом, поэтому здесь мне ощущалось очень комфортно.

С утра Джози положила на стол стопку газет и журналов. Свежая пресса с упоминанием «Коллинз-индастрис», а также целая кипа материалов от моего дизайнера интерьеров. Ремонт в новом доме шел полным ходом, и я самостоятельно контролировал весь процесс.

Открыл газету на той странице, где секретарша сделала закладку. В колонке новостей наше фото с Натали. Я немного взъерошенный, кажется, нас сфотографировали на выходе из клуба, как раз после быстрой приятной аудиенции в туалете, а Натали, как всегда выглядела сногсшибательно. Она широко улыбалась, кокетливо выгибаясь вперед, демонстрируя всему Голливуду свои идеальные сиськи.

Натали входила в десятку самых востребованных моделей Америки и постоянно колесила по всему свету со съемками и показами. Официально, мы вместе уже пару лет. Но, думаю, она догадывалась, что во время ее отъездов я не слишком тосковал. По правде говоря, я вообще не тосковал. Мне было плевать на Натали. Мы вместе просто потому, что нам так удобно.

Моя мать до сих пор не могла простить мне тот инцидент многолетней давности… И теперь у нее был пунктик на моей личной жизни. Родители мечтали, чтобы я скорее остепенился, поэтому пару раз в месяц мы с Натали имитировали перед моей семьей «счастливые отношения». Хотя, скорее всего, моя подруга модель ничего не имитировала. Она уже давно влюблена в меня, как кошка, а я просто кайфовал от того, что все мои дружки хотят затащить ее в постель.

В статье корреспондентка окрестила меня самым завидным женихом Лос-Анджелеса. С виду все так и выглядело. В свои двадцать пять лет я мог похвастаться блестящим образованием, огромным пентхаусом на «голливудских холмах» и подругой моделью, о которой мечтали все мужики мира. Я возглавлял дочернюю компанию успешной американской корпорации и руководил несколькими сотнями человек, расписываясь ручкой с корпусом из белого золота 925 пробы.

Вновь перевел взгляд на себя в статье – лицо довольного жизнью ублюдка. Закрыл газету, и, смяв пачкающиеся темным шрифтом страницы, отправил дешевую нетленку в мусорную корзину под столом. Я ненавидел свою жизнь, состоящую из бесконечной лжи и притворства. Это не та жизнь, о которой я мечтал когда-то…

Машинально из целой кипы материалов, которую передала мне Лорел, взял в руку первый попавшийся журнал по дизайну, и мое лицо вдруг окаменело. На обложке улыбающаяся девушка. Миловидная шатенка с лазурными глазами, чуть вздёрнутым носиком и пухлыми карамельными губками. Я задержал взгляд на её губах, инстинктивно проводя по ним пальцем. Странно, прошло столько лет, а я до сих пор как будто помнил их вкус.

Заголовок гласил: «Лана Лэнг – молодая звезда на небосклоне американского художественного искусства»

Нетерпеливо перелистывая страницы, открыл большую статью, посвящённую ей. Строчки расплывались перед глазами, погружая в водоворот памяти. «Вот мы и встретились, Лана… Вот мы и встретились» – тихо-тихо, одними губами, прошептал я.

Глава 2

POV. Лана

– Лана! Лана! Детка, ты здесь??? – я вздрогнула и чересчур резко подняла голову.

– Лорел, ты звала? Что такое?

– Детка, я зову уже пару минут! Ты где опять витаешь? Правду говорят, все вы художники не от мира сего!!! – моя работодательница заливисто рассмеялась, в свойственной ей немного визгливой манере. Но я не обиделась, за год нашей совместной работы уже привыкла к добродушным подколкам и эксцентричным выходкам начальницы. С языка чуть не слетело: «Владельцы художественных галерей тоже с приветом!», но, к счастью, успела одернуть себя и вслух произнесла.

– Извини, задумалась над новым заказом…

Все же, Лорел Палмер была вдвое старше меня и являлась хозяйкой самой крупной картинной галереи Лос-Анджелеса, а еще по совместительству моей крестной феей. Не так давно она сделала мне предложение, от которого невозможно было отказаться.

Мы познакомились во время моей учебы в Калифорнийском художественном институте: тогда я выиграла гран-при в конкурсе современных художников, и Лорел пригласила сотрудничать с ее галереей.

С того момента моя скучная жизнь круто изменилась – Лорел Палмер разукрасила ее всеми цветами радуги! Сначала это были разовые проекты, ведь я была студенткой, и нужно было как-то успевать ходить на лекции и вовремя писать курсовые, но год назад, в день моего выпуска из института, эта эксцентричная творческая натура позвала меня в свою команду в качестве штатного художника.

Невиданный успех. Работать с Лорел мечтали все студенты моего потока, но только мне знаменитая галеристка оказала такую честь. Поэтому я просто не могла позволить себе панибратского отношения, а вот хозяйка галереи любила подшучивать надо мной за манеру витать в облаках.

– Сегодня звонила миссис Дитрих, ей не терпится обсудить какую-то новую задумку. Но я предупредила, что у тебя все расписано на три месяца вперед! И знаешь что? Она сказала, что готова ждать хоть полгода! – женщина хохотнула, сдувая с глаз модную удлинённую челку. – Они все хотят тебя, это безумие какое-то! Чистое безумие, Лана! Поэтому мы устроим твою персональную выставку через шесть недель, тем более все картины уже готовы! Поменяю вас с Ники Адамс местами… – она подмигнула мне, облизывая ядовитые ежевичные губы.

– Уже через шесть недель? Ты шутишь??? – я изумленно уставилась на короткостриженую блондинку с чересчур ярким макияжем, ощущая, как ладони начинают покрываться испариной.

– Не шучу, Лана, это невероятный успех. Прямо сейчас начну подготовку к твоей выставке. Ты войдешь в историю этого города, как самая молодая современная художница! Всего за год! Кстати, видела журнал? – Лорел молниеносно преодолела расстояние между нашими столами, и, нависая надо мной, протянула свежий номер «Art. News». Я уставилась на обложку и громко выдохнула.

В прошлом месяце у меня брали интервью для этого популярного издания, но я и не подозревала, что именно мое фото поместят на обложку. С заглавной глянцевой страницы мне улыбалась очаровательная шатенка с лазурными глазами. Глаза. Некоторые считали, что я ношу линзы, но это было не так. Ясные лазурные глаза, цвета спокойных вод средиземного моря достались мне от нерадивого папаши. Хоть что-то хорошее, что я переняла от него. Он бросил нас с мамой, когда я была совсем малышкой, и больше никогда не появлялся на горизонте…

Я еще раз перевела свой взгляд на обложку журнала, который держала в руках. Удивительно, вот ведь как бывает в жизни, когда то давно, когда мои богатенькие одноклассницы узнали, что в свободное время я драю полы и натираю до блеска кастрюли, они буквально заклеймили меня, сочиняя каждый день унизительные клички. А теперь богатейшие «знатоки» искусства, которые не могли отличить Рембрандта от Рериха, выстраивались в очередь, чтобы заполучить картины из-под моей кисти. Знали бы они, сколько дерьма мне пришлось убрирать вот этими ухоженными ручками, прежде чем я наконец-то смогла сосредоточиться на деле своей жизни.

С обложки на меня глядела красивая уверенная в себе женщина. Такая женщина, какой я всегда мечтала стать. И я еще ни разу не пожалела о том, что мне пришлось сделать, чтобы заполучить свою совершенную жизнь. Хотя последствия оказались гораздо хуже, чем я могла себе представить…

– Персональная выставка через шесть недель, говоришь?! – я лихорадочно облизала губы. – Где в этом городе можно купить самое сногсшибательное платье? Поверь, Лорел, такого они еще не видели! – поднимаю на женщину горящие лихорадочным блеском глаза, и, поймав ее одобрительный взгляд, загадочно подмигиваю. {Все эти гребанные короли жизни будут валяться у моих ног…}

– Я очень рада, дорогуша! Никогда не сомневалась в тебе! – удовлетворенно кивнув, открыла рабочий блокнот, и начала вырисовывать эскиз для новой картины, напевая что-то себе под нос, по обыкновению, не расслышав последние слова, произнесенные начальницей.

– А я побежала на встречу с самым завидным холостяком Лос-Анджелеса! Он сказочно богат, а еще красив как бог и притягателен как демон Врубеля!

Лорел Палмер рассмеялась, очевидно, какой-то своей же шутке и на огромных шпильках, сверкая красными подошвами, выпорхнула из кабинета.

Глава 3

POV. Джастин

Я с нетерпением поглядывал на часы. Кажется, секундная стрелка совсем не двигалась, а время тянулось с черепашьей скоростью. Нетерпеливо ударил ладонью по столу, ощущая приятное покалывание в самом центре ладони. Внутри все бурлило, словно вулкан Этна, наконец, проснулся после столетней спячки. Я так долго ждал нашей встречи, столько раз прокручивал в голове, как это произойдет, что теперь просто изнемогал от близости желаемой вендетты. Журнал с ее прекрасным личиком пролежал весь день в центре стола, отвлекая от работы, то и дело, заставляя поднимать на него глаза.

Когда мы виделись в последний раз, она была просто подростком, смазливой девчонкой, ничего не представляющей из себя. Девушка на обложке же приковывала внимание, прожигая взглядом своих бездонных лазурных глаз, которые создавали удивительный контраст с загорелой кожей, а пухлые карамельные губки будто изнывали от жажды страстных поцелуев. Последний наш поцелуй запомнился мне привкусом крови на губах…

Я еще раз очертил указательным пальцем контур ее красивого лица на фотографии. Что-то в ней изменилось, и не нужно было далеко ходить за ответом: за это время она расцвела и превратилась в шикарную ухоженную женщину. Ее лицо излучало победоносную уверенность в собственной исключительности, и только я знал, какой отвратительной лгуньей она была на самом деле.

Телефонная линия с секретаршей замигала красным огоньком, выдергивая меня из волнующих воспоминаний. Я раздраженно выдохнул – навязчивость, с которой Джози предлагала свои услуги начинала напрягать. Снял трубку, отчеканив грубым голосом.

– Что еще???

– Мистер Коллинз, – секретарша растерянно осеклась, но затем, набрав полную грудь воздуха, заискивающим фальцетом продолжила, – Мисс Палмер в приемной! Вы просили доложить, как только она появится! Эээ… – но я перебил, не дав договорить.

– Пусть проходит! Я жду! Принеси нам чай и не вздумай больше беспокоить!!! – со всей дури нажал на отбой и вновь уставился на фотографию Ланы. Одно ее фото вывело меня из равновесия на целый день, зачем-то наорал на беззащитную Джози.… Я медленно выдохнул, скрещивая руки на груди, прямо как на сеансе психотерапии семь лет назад. Семь лет, я ждал нашей встречи семь долбанных лет…

– Мистер Коллинз, добрый день! Я Лорел Палмер! Мы общались по телефону, рада, наконец, нашей личной встрече! – визгливый, чересчур громкий голос наполнил все пространство моего кабинета. Поморщившись, я поднял глаза на хозяйку самого популярного дизайнерского бюро Лос-Анджелеса, и в горле запершило от нарастающего истерического смеха.

Женщина выглядела более чем странно. Высокая блондинка с короткой стрижкой а-ля «взрыв на макаронной фабрике» с вызывающим макияжем в темно-бордовых тонах и длиннющими серьгами, свисающими практически до плеч. Экстремально короткое платье черного цвета завершало и без того вызывающий образ. Я сделал усилие над собой, чтобы не рассмеяться в голос. Ее саму можно было выставлять в качестве арт объекта в музеях.

Но теперь я преследовал вполне конкретный интерес и должен был втереться ей в доверие, а если дело касалось представительниц прекрасного пола, то для меня не было ничего проще. Стоило мне чуть дольше задержать свой взгляд на женских прелестях, а потом быстро и проницательно заглянуть в глаза, словно считывая все потаенные мысли, обнажая тайные желания, как они сразу теряли всякую бдительность.

– Очень приятно! – моя фирменная улыбочка и далее по сценарию, – Лорел, к чему эти церемонии, предлагаю сразу перейти на «ты»?! – пронзительный взгляд, чуть дольше, чем положено, затем с головы до ног внимательно осмотрел гостью, задерживаясь на длинных ногах. Язык тела выдал ее с потрохами: грудь вздымалась от частых вздохов, глаза смущенно опустились в пол, а на увядающих щеках разлился пунцовый румянец. Похоже, эта молодящаяся нимфа была не прочь вкусить молодой крови.

Она присела в кожаное кресло напротив меня и, кокетливо улыбаясь, протянула эскизы дизайнерского проекта. Несколько минут я молча перелистывал страницы. Надо сказать, ей удалось в полной мере отразить всю сущность концепции моего жилья, хотя мы разговаривали всего несколько минут по телефону. Это действительно то, что надо! Неприступное убежище. Дом, в котором я буду чувствовать себя в безопасности. Мой личный Алькатрас. Теперь она никуда от меня не денется.

Буквально за полчаса мы обсудили все нюансы. Бригада Палмер выполнит все в кратчайшие сроки, (эксцентричная дамочка непрерывно повторяла, что их бюро – лучшее в своем деле!). Напоследок, протягивая ей журнал, я все-таки задал давно волнующий вопрос.

– Кто эта девушка, Лорел? – хозяйка галереи сразу оживилась. Она начала говорить, и я почувствовал, как визгливый голос наполнила особая теплота.

– Эта Лана, наш бриллиант! Молодая художница, новая восходящая звезда! Кстати, это я открыла ее миру! – губы женщины растянула кривоватая улыбка, углубляя морщинки в уголках рта.

– Что значит, открыла? – она еще больше оживилась, наматывая свисающую сережку на палец, очевидно, испытывая гордость за свою проницательность и дальновидность.

– Я сидела в жюри в одном из конкурсов для молодых художников и была поражена ее работами! Просто не верилось, что на такое способна восемнадцатилетняя девочка! – «ты даже не представляешь, на что еще способна эта девочка», захотелось прокричать ей на ухо, но я лишь слабо кивнул, подтверждая свою заинтересованность, – И что дальше?

– А дальше наша галерея стала сотрудничать с Ланой, она начала реализовывать свои картины через «Art.Space», и уже год является штатным сотрудником. Я бы даже сказала, одной из лучших! – словно подытожив все вышесказанное, женщина воодушевленно развела руками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4