Эми Браун.

Грудное вскармливание без прикрытия



скачать книгу бесплатно

Дети на искусственном вскармливании с большей вероятностью допивают все, что есть в бутылке. С другой стороны, дети на грудном вскармливании с большей вероятностью «оставляют» молоко в груди. В одном исследовании матерей просили кормить в обычном режиме, а затем сцеживаться «досуха». Они могли сравнить, сколько ребенок выпил и сколько оставил. Было обнаружено, что количество потребляемого молока не соотносилось с тем, сколько осталось: даже у детей, потреблявших малое количество молока, оставался запас, так что о том, что им не хватает молока речи не шло [69].

В недавнем исследовании, проведенном в США, решено было проверить это, рассмотрев вопрос о том, влияет ли размер бутылки, которую дают ребенку, на набор веса. После двух месяцев детей случайным образом распределили по двум группам, в одной дети получали молоко в маленькой бутылочке, в другой – в большой. Те, кто получал большую бутылку, набирали к полугоду больше – примерно на четверть килограмма. Кажется, что это не так уж много, но помните, что в шесть месяцев дети весят примерно 10 кг, так что это дополнительные 2,5 % веса. Если помножить это небольшое повышение потребляемых калорий на весь период кормления, то станет ясно, почему же дети на искусственном вскармливании весят больше.

Другое исследование показало, что дети, которых кормят из бутылки, с большей вероятностью доедают все в более поздний период и эта вероятность повышается в соответствии с количеством кормлений из бутылки. Данная закономерность была обнаружена и в тех случаях, когда ребенка кормили сцеженным молоком из бутылки, что заставляет предположить, что подобный результат связан с самим способом кормления [70]. Дети на грудном вскармливании естественным образом регулируют количество потребляемого молока при введении прикорма, тогда как дети на искусственном вскармливании этого не делают [71].

В целом, у младенцев на искусственном вскармливании риск различных заболеваний выше, в особенности это касается различного рода инфекций и ожирения. Для объяснения этого есть вполне разумные физиологические причины, опровергающие предположения о том, что результат зависит от того, кто кормит, а не от типа потребляемого молока. На уровне популяции грудное вскармливание защищает от многих болезней, что в значительной степени влияет на затраты на лечение.

Экономика грудного вскармливания

Поддержка грудного вскармливания имеет смысл с экономической точки зрения как для богатых, так и для бедных стран… Новые исследования выявляют огромные экономические преимущества грудного вскармливания и для отдельных семей, и на уровне страны.

Медицинский журнал Lancet, серия, посвященная грудному вскармливанию, 2016 г.

Многие не принимавшие во внимание медицинские рекомендации меняют свое мнение о грудном вскармливании, когда узнают о том, сколько оно позволяет сэкономить. Проще говоря, если грудное вскармливание защищает от болезней, а большое количество младенцев не кормят грудью, растут затраты на здравоохранение.

Однако лишь недавно эти затраты были реально подсчитаны. И результаты оказались весьма убедительными.

Почему грудное вскармливание может способствовать росту экономики? Только задумайтесь о том, какую цепную реакцию оно вызывает. Кормление смесью повышает затраты на здравоохранение как напрямую, так и косвенно. Напрямую – если мы взглянем на количество матерей и детей, риск которых заболеть какой-либо болезнью повышается при искусственном вскармливании, а затем начнем подсчитывать такие затраты, как прием у врача, обеспечение клиник, больниц, лабораторий и стоимость анализов. Однако в случае болезни ребенка имеют место и дополнительные траты – помимо непосредственно лечения. Ребенок может заразить родителей, братьев, сестер и друзей. Тогда родителям приходится брать больничный по уходу за ребенком (и с большей вероятностью это будет мать). Это не такие большие траты, когда речь идет о каждом отдельном случае; допустим, на лечение одного человека уходит 200 фунтов плюс несколько дней больничного, возможно, неоплачиваемого. Однако задумайтесь, сколько это будет на уровне популяции, помноженное на всех заболевших младенцев.

Вернемся к нашему примеру, в котором какой-либо болезнью заболевают 3 % детей на грудном вскармливании по сравнению с 5 % детей на искусственном. Хотя риск заболеть у каждого отдельного ребенка повышается не так уж сильно (97 % против 95 %), на уровне популяции это может оказывать сильное влияние на экономику. Как отмечалось выше, каждый год в Великобритании рождается 700 000 детей, и на 2 % больше из них будут заболевать из-за того, что их не кормят грудью, а это 14 000 больных детей. Если лечение каждого из них стоит 200 фунтов… получается почти 3 миллиона! Если применить этот принцип к заболеваниям, лечение которых стоит больше, или к странам с более высокой рождаемостью, как США, то это просто огромное количество денег.

Если человек сам оплачивает медицинские услуги, он может приблизительно оценить вероятность заболеть и решить, что искусственное вскармливание вполне окупается. Однако Национальная система здравоохранения и частные страховые компании оценивают затраты на уровне страны, и эти подсчеты показывают все преимущества грудного вскармливания. Поэтому нам нужно потрудиться всем вместе, если мы хотим, чтобы в вопросе здоровья нации что-то изменилось.

Сколько денег на самом деле сможет сэкономить повышение показателей грудного вскармливания?

Эксперты в области экономики здравоохранения пытаются подсчитать, сколько можно сэкономить, анализируя данные о заболеваемости младенцев на грудном вскармливании и на искусственном и о том, во сколько обходится лечение этих болезней. Подчас это может показаться несколько хладнокровным в том плане, что рассматривается только стоимость лечения болезни, тогда как чувства людей не принимаются в расчет. Однако сейчас давайте сосредоточимся лишь на финансовой стороне вопроса.

В 2013 году была проведена одна из наиболее масштабных оценок влияния грудного вскармливания на экономику Великобритании. В исследовании подсчитывалось, сколько денег можно было бы сэкономить, если бы матери дольше кормили грудью. В нем рассматривались различные итоговые показатели, но главным вопросом было, сколько можно было бы сэкономить, если бы показатели грудного вскармливания в Великобритании повысились до уровня, когда 45 % матерей кормили бы исключительно грудью в течение четырех месяцев, а 75 % детей из отделений больниц для новорожденных кормили бы грудью на момент выписки. Выводы были довольно недвусмысленными. Если бы в Великобритании удалось достичь этого скромного уровня грудного вскармливания – то есть менее половины матерей кормили бы исключительно грудью лишь две трети времени, рекомендованного ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения), – экономия ресурсов и средств для Национальной системы здравоохранения оказалась бы весьма значительной [72]. В конкретных цифрах это значит, что только по поводу желудочно-кишечных инфекций, инфекций дыхательных путей и ушных инфекций посещений больниц стало бы меньше более чем на 9000, а приемов у терапевта – на 54 000. Это снизило бы частоту случаев НЭК среди недоношенных детей на 361 случай. Только в случаях перечисленных четырех заболеваний это бы сэкономило, 17 миллионов фунтов в год. Повышение показателей кормления исключительно грудью могло бы спасти по крайней мере три семьи от опустошающих эмоциональных последствий смерти ребенка от СВДС. Может показаться бесчувственным рассмотрение СВДС с финансовой точки зрения, но если задуматься, что каждый человек за цикл своей трудовой жизни привносит в экономику 1,3 миллиона фунтов, то экономисты могли бы списать смерть каждого ребенка в «убытки».

Затем исследователи попробовали «поиграть» с полученными данными. Было обнаружено, что если бы половина некормящих матерей кормили до 18 месяцев в течение жизни, то случаев рака груди в год стало бы на 865 меньше. То есть каждый год диагноз «рак груди» ставили бы на 865 женщинам меньше… год за годом. Это напрямую ежегодно экономило бы 21 миллион фунтов – с учетом всех первородящих матерей, – а если прибавить сюда стоимость жизни с раковым заболеванием, то это будет еще на 10 миллионов фунтов больше. То есть экономия – 31 миллион фунтов на каждую новую «партию» молодых матерей.

Исследователи пошли еще дальше. Они учли уровень IQ детей, которых кормили и которых не кормили грудью. И хотя разница в уровне IQ небольшая, если бы только 1 % из тех детей, которых не кормили грудью, кормили бы при рождении, то небольшой накопительный эффект с учетом всех детей, родившихся каждый год, составил бы 278 миллионов фунтов экономии.

Наконец, если бы нам просто удалось поднять показатели грудного вскармливания до уровня, который позволил бы снизить детское ожирение на 5 %, то от ожирения страдали бы на 16 300 детей меньше и в долгосрочной перспективе это экономило бы 1,6 миллиона фунтов каждый год на тратах, связанных с лечением ожирения. Все вместе взятое – это огромные суммы. Принимая во внимание недавнее сокращение льготных выплат в Великобритании, представьте, что парламент возьмется урегулировать вопрос с грудным вскармливанием, вместо того чтобы отбирать деньгу у недееспособных. Вот было бы славно.

И это не единственное исследование. В менее масштабном исследовании, проведенном в 2014 году, рассматривались только те болезни, для которых доказательства о защитном воздействии грудного вскармливания наиболее убедительны: желудочно-кишечные и инфекции дыхательных путей, ушные инфекции, некротический энтероколит у недоношенных и рак груди у матерей. Было обнаружено, что поддержка матерей в кормлении грудью до четырех месяцев позволила бы сэкономить 11 миллионов фунтов каждый год на лечении данных заболеваний. Если удастся удвоить число матерей, кормящих до 7-18 месяцев за всю жизнь, экономия составит 31 миллион фунтов в год [73].

Это перекликается с результатами исследований, проведенных в других странах. Проведенный в США анализ имел целью выявить, что случилось бы, если бы 90 % матерей кормили по крайней мере в течение года (по сравнению с показателем 23 %, который есть сейчас). Особое внимание было уделено показателям по раку груди, раку яичников, гипертонии, диабету второго типа и заболеваниям сердца на материале данных лонгитюдных[15]15
  Лонгитюдное исследование – [англ. longitude долгота] длительное и систематическое изучение одних и тех же испытуемых.


[Закрыть]
исследований, проведенных на выборке в 1,88 миллиона женщин, за которыми наблюдали с 15 до 70 лет. Было выявлено, что если показатели грудного вскармливания увеличатся до указанного уровня, то в результате будет на 4981 меньше случаев рака груди, на 53 847 меньше случаев гипертонии и на 13 946 меньше случаев сердечных заболеваний. Это позволит сэкономить 17,4 миллиона долларов благодаря сокращению смертности недоношенных, 733,7 миллиона долларов прямых затрат и 126,1 миллиона долларов затрат косвенных. Согласно подсчетам, удалось бы избежать 4396 преждевременных смертей (до возраста 70 лет) [74]. Если рассмотреть это на индивидуальном уровне, предположительно на каждом ребенке, которого кормили грудью в течение шести месяцев, можно было бы сэкономить $3 430 [75]. От этих цифр у меня голова кругом, но я скажу проще: грудное вскармливание экономит прорву денег.

А как насчет окружающей среды?

Защитные свойства грудного вскармливания не ограничиваются здоровьем и экономикой. Задумайтесь, чего искусственное вскармливание стоит окружающей среде. Производство и приготовление смеси отражается на уровне загрязнения в виде выброшенных банок и бутылок. Кормящие матери могут потреблять больше калорий, но стоимость дополнительных продуктов питания (в отношении использования природных ресурсов) не сравнится со стоимостью и ресурсами, затраченными на производство смеси.

Расчеты показывают, что на каждые три миллиона искусственно вскормленных младенцев приходится 450 миллионов банок смеси. Это выливается в 70 000 тонн металла в виде непереработанных банок из-под смеси. В США каждый год продается 500 миллионов банок, что равняется 86 000 тоннам металла и 1230 тоннам бумажных этикеток. И это без учета потенциального вреда для окружающей среды от сосок, бутылок и стерилизаторов. В основе смеси лежит коровье молоко; увеличение поголовья коров повышает уровень выделяемого в атмосферу метана, что повышает загрязненность воздуха [76].

…И просто «потому что»

Учитывая все вышесказанное, аргументы в пользу грудного вскармливания могут основываться на приведенной статистике. Но какие же причины приводят сами матери в поддержку своего желания кормить грудью? Почему у нас такое большое число матерей планируют кормить, а затем чувствуют себя такими разочарованными, когда не получилось? Стоит ли за нашим решением кормить грудью беспокойство о здоровье, экономике или защите окружающей среды? Или же что-то еще? В одном из исследований я задавала участницам очень простой вопрос: «Почему вы хотели кормить грудью?» Конечно же, большинство матерей называли множество причин, связанных со здоровьем, но зачастую они продолжали свой рассказ, добавив «но». И это «но» было в том, что им просто хотелось. По их ощущениям это было то, чего они желали. Их выбор.

Грудное вскармливание – это намного больше, чем просто способ обеспечить ребенку здоровье. Это объятия, близость и ощущение связи. Оно экономит время, ничего не стоит, и вы никогда не забудете взять его с собой. Почему на этом не делается больший акцент?

Участница исследования

Многим кормление грудью представляется полезным родительским инструментом, а не просто пищей. В недавнем исследовании я спросила кормящих матерей, как они используют грудное вскармливание помимо кормления ребенка. Если смотреть на долю тех, кто кормил грудью по крайней мере раз в день не только для кормления, 83 % использовали его, чтобы успокоить ребенка, 64 % – успокоить во время плача, 60 % – потому что дети вели себя беспокойно, 92 % – чтобы помочь заснуть и 85 % – чтобы помочь снова заснуть, если ребенок просыпался ночью. 93 % использовали его, чтобы помочь ребенку после прививки, 92 % – помочь ребенку, если он ушибся, 97 % – помочь ребенку, если он болен, и 87 % – чтобы успокоить ребенка, если он тревожится в новой для него обстановке. Многие сообщили, что в описанных ситуациях ребенок быстро прикладывался к груди, а затем засыпал или успокаивался. Это довольно примечательный инструмент в родительском арсенале! В кругу кормящих женщины часто советуют друг другу следовать своим инстинктам, чтобы таким образом позаботиться о ребенке: «Если сомневаешься, приложи к груди».

Наряду с этими практичными причинами кормить грудью существует и довод «просто потому что», или инстинкт. Матери просто хотят кормить грудью, без обоснования и не задумываясь над причинами. Многие даже не могли этого объяснить. Они просто чувствовали, что грудное вскармливание было для них правильным выбором.

– Я просто хотела кормить. Не могу даже описать почему. Это чувство, а не какая-то конкретная причина.

– Хотела, и все. Да, это полезно, но вообще-то мне просто этого хотелось.

На самом деле «просто потому что» или просто автоматическое решение кормить грудью – это тема, порождающая многие исследования, в которых изучаются причины, по которым женщины решают кормить грудью. Однажды я проводила огромное исследование, в котором рассматривались около 50 различных причин, влияющих на то, кормила ли мать грудью. Я классифицировала все ответы и произвела подсчеты, ожидая какого-то озарения или открытия. В результате были выявлены две причины: автоматическое решение (они всегда знали, что будут кормить) и «потому что мне этого хотелось». И это действительно очень важно. Именно это приводит к тому, что матери ощущают себя несчастными после родов, если у них не получается кормить, потому что чувствуют, будто потерпели неудачу. Мое недавнее исследование показало, что послеродовая депрессия связана не с продолжительностью грудного вскармливания, а с готовностью его свернуть. Если матери собирались кормить хотя бы неделю и у них это получилось, они чувствовали себя гораздо более счастливыми, чем если они намеревались кормить в течение трех месяцев и у них это не получилось.

Если рассматривать статистику о взаимосвязи грудного вскармливания и здоровья, то да, она важна. Если взвешивать все «за» и «против» кормления грудью, грудное вскармливание – лучший вариант. Но оно не дает гарантий для каждого конкретного ребенка. Статистика приобретает значение на уровне популяции, но я не думаю, что мамы основываются на ней, принимая это важное решение. Важно лишь то, чтобы матери, которые хотят кормить грудью – по любым личным причинам, какие бы они ни приводили, – имели для этого возможность и получали поддержку. Но сейчас мы находимся в ситуации, когда 80 % матерей, прекращающих кормить в первые шесть недель, не готовы к этому.

Так нужно ли нам это оправдывать? Привлекать сюда логику и науку? Рационализировать? Грудное вскармливание является нормальным биологическим актом. Для многих оно инстинктивно – это то, чего матери хотят. Почему нам нужно приводить аргументы в поддержку нашего решения кормить грудью? Не должны ли все женщины, желающие кормить грудью, получать полную поддержку в том, чтобы так и поступать. Одна из мам выразилась так:

– Мне просто нравилось. Даже когда было сложно. Я скучаю по нему. Мне не хочется думать, что у меня не будет шанса это повторить.

Вот за это мы и боремся.

Мы (не) кормим грудью по всему миру: как западная культура борется с грудным вскармливанием

Недавняя публикация в престижном медицинском журнале Lancet показала, что, несмотря на недвусмысленные рекомендации ВОЗ кормить детей до двух лет и более, во многих странах они не соблюдаются даже близко. По недавней оценке, в Великобритании самые низкие показатели грудного вскармливания в возрасте ребенка 12 месяцев по сравнению со всем остальным миром. Да, со всем миром! Вот так, менее 1 % всех матерей кормят детей в 12 месяцев (дальше следует Саудовская Аравия – 2 %, Дания – 3 % и Греция – 6 %). Напротив, данные показатели намного выше в развивающихся странах, где не так просто купить смесь и нет надежных возможностей для ее безопасного приготовления, – там почти все женщины кормят грудью в 12 месяцев, как, например, в Малави, Сенегале и Гамбии [77].

Конечно, это лишь один показатель. Однако если мы рассмотрим проблему с иной точки зрения, оценив, какой процент матерей начинает кормить грудью после родов и кто из них вообще продолжает кормить в 6 месяцев, мы увидим подобную же картину. ВОЗ сопоставляет эти данные в Глобальном банке данных по кормлению детей грудного и раннего возраста (хотя некоторых данных там не хватает, а некоторые данные собираются в разное время). В этом банке есть данные по странам всего мира. Относительно начала грудного вскармливания (за которое может засчитываться всего одна попытка кормить) показатели ниже в таких регионах, как Великобритания (81 %), Южная Африка (81 %) и США (74 %), и выше в таких регионах, как Бангладеш (98 %), Бразилия (97 %), Турция (97 %) и Малайзия (95 %). Я не смогла найти стран с более низкими показателями, чем Великобритания, Южная Африка и США. В большинстве стран показатели частоты начала грудного вскармливания значительно выше 90 % [78].

Если рассматривать продолжительность грудного вскармливания, то картина еще хуже. К концу первой недели в Великобритании кормят грудью только 69 % женщин, в шесть недель – 55 %, а в шесть месяцев – только треть всех женщин. В последние годы наблюдается рост количества женщин, которые начинают кормить после родов, но число тех, кто бросает в течение первых нескольких дней, растет по-прежнему резко. Из тех матерей, кто начинает кормить, 6 % прекращают в течение 48 часов, а 14 % – к концу первой недели. Что касается исключительно грудного вскармливания, то показатели еще ниже. Хотя 81 % мам кормят грудью при рождении, к концу первого дня процент тех, кто кормит исключительно грудью, падает до 69 %. К концу первой недели исключительно грудью кормят меньше половины. А в 3 месяца – только около 15 %. К шести месяцам – только 1 % [79]. Даже в США, где ниже показатели начала грудного вскармливания, более половины матерей кормят грудью в шесть месяцев и около 14 % из них кормят исключительно грудью [78].

Ожидаемо, что, если культурные, экономические и социальные факторы влияют на показатели грудного вскармливания, будет иметь место определенный разрыв в плане грудного вскармливания между странами с разными культурными, экономическими и социальными структурами. Можно также возразить, что у матерей в развивающихся странах нет особого выбора, кормить грудью или нет, и что там грудное молоко – это единственный источник питания для ребенка. В определенном смысле это так. Однако это не объясняет следующую закономерность: показатели грудного вскармливания в Скандинавии выше, чем в других западных странах. Например, в Исландии 98 % матерей начинают кормить после родов, 74 % продолжают кормить в 6 месяцев и 27 % – в год. В Финляндии 34 % матерей кормят грудью в двенадцать месяцев ребенка. Однако Норвегия бьет показатели обеих этих стран; в шесть месяцев кормят грудью 80 %, а в двенадцать – 46 %. Что интересно, в этих странах дольше длится и исключительно грудное вскармливание. В Великобритании в 12 недель от роду на исключительно грудном вскармливании находятся 15 % младенцев. В то же время для Исландии и Норвегии эти цифры составляют 67 % и 63 % соответст– венно [80].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10