Элли Милау.

Жажда. Скорость или любовь?



скачать книгу бесплатно

ПРОЛОГ


Я ждала этой встречи и не ждала одновременно. Он – знаменитость в своей среде – лучший мотоциклист, у всех на устах, кто был в теме, да и, наверное, кто не в ней, тоже. Его знали. Мне было интересно, каким он будет здесь, в другой среде, где машина, а не мотоцикл. Здесь другие условия, да и все другое…


Увидев его, я обомлела. Он был горячий, нет, он просто ходячий секс. Светлые волосы, собранные в пучок, на руках татуировки. Одет в черные кожаные штаны, облегающие его упругие ягодицы, и белую футболку, которая подчеркивала его накачанную грудь. Он, как мое любимое шоколадное брауни, так и хотелось его то облизать с ног до головы, то съесть, жадно ловя каждую крошку. Вы спросите, почему именно брауни? Ах да, я не говорила, что, помимо скорости, еще люблю шоколад. Обожаю это чувство истинного наслаждения, когда берешь первый кусочек и кладешь в рот. Испытываю нереальное блаженство, когда он тает на языке и вкус распространяется во рту, а брауни – это же шоколад в шоколаде. И этот парень ассоциировался у меня именно с брауни.


Сначала мужчина моих грез стоял ко мне спиной, и я могла рассмотреть поближе его шикарный зад. А потом повернулся и посмотрел на меня таким взглядом, что, казалось, мог воспламенить все здания и машины вокруг. Первым делом хотелось заглянуть в косметичку, достать зеркальце и подправить макияж. Но, вместо этого, я сняла резинку и распустила волосы, которые сразу подхватил ветерок и рассыпал, но, к сожалению, не по спине, как хотелось, все-таки волосы были у меня не сильно длинные, но все же…


Знаю, что это банально, но хотелось привлечь его, заинтересовать, а волосы… Я где-то читала, что на них обращают внимание. Да и в тот момент ничего лучше не придумала. Это подействовало, потому как он отошел от своей компании, в которой, я вам скажу, сногсшибательные красотки, и медленной походкой, с улыбкой на лице, подошел ко мне.


– Ты Алекса? Наслышан. Хочешь, покажу, что такое реальный кайф?


А я? Оценивающе посмотрела на него. Нет, ну, понятное дело, сексуальный, все дела. Но это? Что он о себе думает?


– А не слишком ли самоуверенно?


Он в ответ подмигнул и улыбнулся милой улыбочкой, от которой я непременно должна растаять, и я растаяла, честно, но не в моей привычке показывать свои эмоции, хотя, наверное, мои глаза говорили куда больше слов. Я уже видела азартный огонек в его глазах. Но в ответ я не улыбнулась, лишь фыркнула, и направилась к своей машине. Если он думает, что меня так просто подцепить, то ошибается. И все равно, что он мне понравился, все равно, что перед ним девушки снимали свои трусики, да и я была готова, наверное, но со мной просто улыбка не прокатит. Придется постараться.


ГЛАВА 1. Алекса.


Есть адреналин в крови,


С жаждой пламени внутри.


Ловя кайф на авторалли


Мчусь я по шоссе.


Настежь распахнув окно,


Дует ветер мне в лицо.


И, свой страх к чертям послав,


Я лечу во мглу стремглав.


Автор Мариночка


Я всегда любила экстрим, а, когда впервые прыгнула с парашюта, после попробовала роуп-джампинг, бейсджампинг, поняла это – моё. Но в какой-то момент мне стало этого мало, не хватало адреналина в крови. Я не знала, чего хочу, пока случайно, на одном из телевизионных каналов, не наткнулась на ралли-кросс. Мне так понравилась езда, заворожила пыль из-под колес, машина, которую заносило на поворотах так, что, казалось, она вот-вот перевернется – прямо дух захватывало. Я так и осталась на том канале. Впоследствии гонки стали моей жизнью.


Когда Сережа – мой парень, узнал, что я помешалась, если же говорить проще, стала фанаткой гонок, то первыми его словами было: «Точно? Ты уверена? Неужели тебе нравиться смотреть на эту грязь?»


Я обиделась, не разговаривала с ним несколько часов, а он в тот же день отвез меня на трек, где мне инструктор объяснял, как входить в занос. Кто бы мог подумать, что у меня что-то получится? Наверное, это внутренняя чуйка. Этому не научиться – это нужно чувствовать, жить с машиной единым организмом. В качестве подарков от Сережи были билеты на разные автомобильные выставки, автокроссы, ралли, дрифтинги. А когда речь зашла о свадьбе, Сережа подарил мне ключи от новенькой Феррари, и сделал предложение, соответственно. В своей манере:


– Это тебе, и, кстати, ты выйдешь за меня?


Я глупо улыбалась и кивала. Конечно, готова была выйти за него. Да в тот момент могла сделать все, что бы он ни попросил. Ведь для меня это – намного романтичней и желанней, чем кольцо с бриллиантом. Он исполнил мое заветное желание – ездить и ездить быстро. Да, у меня была старенькая Тойота – но разве на ней разгонишься? 160 – максимум, и то ее трясти начинает. Вот так я стала счастливой невестой и обладательницей спортивной машины. Машина – мечта любого мужчины, а для меня – сокровище. Сережу готова была расцеловать, а он лишь улыбнулся лукаво, мол, вечером приду, закрепим наше соглашение… И он пришел, я встречала его в откровенном белье и прозрачном пеньюаре, чулки, шпильки и красная помада завершили образ.


– Знал, что ты будешь такая, – сказал он с порога. Я поморгала глазками, будто не понимаю, о чем он, а сама провела пальчиками по его рубашке. А ему не требовалось приглашение, все и так предельно ясно, поэтому он приподнял меня за попу и отнес в спальню, целуя по дороге.


А на утро он вручил мне пригласительный на участие в ночном дрэг-рейсинге, который проводился за чертой нашего города. Вот тогда-то все изменилось.


Я любила скорость, даже нет, не просто любила, жаждала самим нутром, тех неведомых для обычного водителя взаимоотношений между гонщиком и его автомобилем. Непередаваемое ощущение, когда жмешь педаль газа, спидометр показывает далеко за двести, тебя вжимает в сидение, а звук двигателя будоражит до мурашек по коже. Мир мелькает со скоростью света, сердце отбивает бешеный ритм, а по венам распространяется адреналин. Именно любовь к скорости отняла у меня стабильность.


С – стабильность. Слово такое странное. Что о нем говорит википедия? Стабильность – способность системы функционировать, не изменяя собственную структуру, и находиться в равновесии. Что тут скажешь, википедия знает умные слова, не поспоришь даже. Для меня это было и вправду равновесие, даже правильней сказать, спокойствие. Сережа не трогал меня – идеальный парень, идеальный жених. Хочешь гулять с подругами? Почему бы и нет? Хочешь выпить? Выпей, только не приходи тогда ко мне пьяной, отоспись дома. Иногда я думала, на*иг ему – бизнесмену, приземленному, уравновешенному – я? У которой вредные привычки и, вообще, характер не сахар. Я никогда не была хорошей, послушной девочкой у родителей. Слишком много вытворяла глупостей. Единственное, чего не понимала и считала неприемлемым это беспорядочный секс на одну ночь. У меня не было миллион мужчин – их было несколько. Я даже могу назвать их по именам, потому что они не были проходящими поездами. Каждый задерживался надолго, но никто, кроме Сережи, не доходил до серьезных предложений – таких, как свадьба.


Свадьба. Я считала это фарсом, прихотью малолеток, когда думаешь, что белоснежное платье и розовые лепестки сделают твою жизнь лучше. Бред, припорошенный ванильным сахаром. Сережа же настаивал на свадьбе, на торжестве. Говорил, что не может просто расписаться и все. Он хотел покрасоваться, я так это называла. По-другому и не скажешь. Зачем дорогой ресторан и лебеди под заказ? Лучше бы съездили на Бали. Но нет… Ему хотелось, видите ли… Ну, да ладно, хотел пригласить сотню-вторую шишек города – пусть, только без меня. С организацией этого «праздника жизни» – сам. Я не хотела принимать участие в этом, но все равно, как бы ни злилась из-за отсутствия спокойствия в данной ситуации, мирилась. Ведь Сережа был идеальным партнером, в моем понимании. Секс – отличный, мужчина – ненавязчивый, да еще и выполнял все мои прихоти. Мне оставили только выбор наряда, да и тут было проблематично. Юля удивленно косилась на меня.


– Ты дура, что ли? Радуйся – он делает праздник, а тебе только платье выбрать и все.


Юля – моя верная подруга, боевой товарищ, так сказать. Мы вместе всегда отрывались, пока она не вышла замуж за Лешу – нашего одноклассника. И это Юля – оторва, которую еще поискать нужно. Сейчас же – примерная жена, даже чай пила, вместо бокальчика чего-то поинтересней. Не смотрите на меня так удивленно, я люблю выпить. А разве для этого нужен повод? Хорошее вино под хорошую компанию и разговор. Попробуйте только осудить меня за это. Я же не за рулем, во всяком случае – сегодня. И вот сейчас она учила меня уму разуму, а точнее наставляла меня на путь истинный, когда я жаловалось на Сережу и напряги со свадьбой.


– Лекс, ты чего? Выдохни, выпей, закури, в конце концов, но не накручивай. Твой Сережа – мечта.


– А то я не знаю.


– Вот-вот, поэтому успокойся, и вперед в свадебный салон за поиском платья.


Но в какой бы салон ни заходили, нигде не видела ничего подходящего. Надевала очередное платье, смотрелась в зеркало и понимала – ну не мое это. Я не могла никак выбрать, мне все не нравилось. Обычное белое не хотела, хотелось чего-то яркого, но и не слишком вызывающего, чтобы отражало мою суть.


Мы с Сережей часто ругались из-за этого:


– Ну, выбрала бы себе белое бальное, так нет, уперлась, чего-то чрезвычайного и необычного ей подавай. А ведь соберутся люди, и непростые, а ты хочешь пигалицей быть. Успокойся, будь проще.


– Тебе что, нужна простая? Или все же на мне остановишься?


– Конечно, на тебе, Алекса. Просто никогда не понимал женских заморочек, всегда думал, что ты лишена этого.


– Да, лишена, но это не значит, что не хочу быть красивой в день своей свадьбы.


Мы так и не пришли к согласию, он упрекал за медлительность, я обижалась на непонимание. Подготовка к торжеству была в самом разгаре, даже вечно спокойный Сережа был на нервах, естественно, срываясь на мне, так как платье я так и не купила. Нет, я его нашла, наверное, оно даже было идеальным, но почему-то с покупкой до сих пор тянула, видимо, чувствовала, что грядет буря.


Прошло несколько гонок, в которых я непосредственно принимала участие. Мне еще далеко было до побед, но в тусовке меня приняли, да что там говорить, даже моего Сережу. Но он, видимо, не выдержал напряжения гонок, устроив однажды скандал:


– Алекса, я так не могу больше, с меня достаточно! Схожу с ума каждый раз, когда ты становишься на стартовую решетку. Ты же гонишь, как умалишенная! Для тебя не важно ничего, кроме победы, а я каждый раз опасаюсь, чтобы ты не разбилась. Жалею уже, что сам предложил тебе это. Но я не думал, даже предположить не мог, что ты такая сумасшедшая. Ты хоть помнишь, что у нас скоро свадьба? А то у тебя только одни гонки в голове. В общем, выбирай: либо я, либо участие в этих твоих…


– Да помню я все, ты неустанно об этом повторяешь. И что это за недовольство? Я еще даже не победила, что же будет, когда начну побеждать?


– Ничего не будет, потому что ты должна выбрать.


– Что выбрать, Сереж? Ты же знаешь, как для меня это важно, какой выбор ты предлагаешь? Здесь нет выбора, здесь – ультиматум. А с ультиматумами я мириться не намеренна. Если не успокоишься – знаешь, где выход.


Он кричал, впервые за два года отношений.


– Ты – неблагодарная стерва. Я потратил на тебя кучу бабла. Машину купил. Да я уже свадьбу эту, чтоб она горела синим пламенем, почти организовал, даже пригласительные начал рассылать. Отгрохал на нее немеряно. А ты, Алекс, все портишь, ты идиотка помешанная.


– Сережа, я же тебе говорила, что не хочу этого всего, а ты меня не слушал. Тебе нужно было это, а мне – нет. Я совсем другого хочу. Если тебе нужны деньги – подавись ими! – Кричала я, доставая пачку купюр – выручку со ставок – и швыряя в него. Я не говорила, но можно было поставить деньги на гонщика, и неплохо на нем заработать, поэтому у меня уже была неплохая сумма. Он посмотрел на разбросанные бумажки, скривился, потом на меня, покачал головой.


– Ну и сиди сама, дура.


Он развернулся и ушел, хлопнув дверью. Естественно, деньги остались при мне, только от этого не стало легче, я тогда впервые за несколько лет плакала. Не то, чтобы я его безумно любила, нет. Но он был моей опорой, а с моей адреналиновой зависимостью она была нужна. Опора – как страховка, чтобы не уйти в мир иной, или как там говорят. Но Сережа же не оставлял мне выбора, без гонок я не могла представить свою жизнь, а отсутствие постоянного адреналина все равно бы испортило наши отношения. Я винила бы его, срывалась, а он бы злился. Поэтому расставание даже было не выбором, а смирением. Все равно бы ничего не получилось.


Жизнь изменилась после его ухода. Я перестала себя жалеть, до этого жалела, чтобы он ни говорил, всегда думала о нем, знала, что он смотрит. А сейчас мне стало все равно. Слетела с катушек, гнала еще быстрей, мне хотелось избавиться от пустоты, заполнившей мою жизнь. В результате, находила освобождение там, на стартовой полосе, где вокруг гудели моторы и были слышны крики фанатов, даже воздух наполнялся предвкушением и азартом. В тот миг исчезали проблемы, а тело гудело от напряжения, требуя выхода скопившейся энергии. Гонщики почему-то решили, что без Сережи у них зеленый свет, что я обязательно должна с каждым переспать. Оказалось, они те еще мачо, во всяком случае, мнят из себя невесть что. Если баба свободна, она должна обязательно быть с ним, ведь он о*енный парень, победитель, и член у него чуть ли не полметра. Это я том, что самомнения там было выше крыши и это у каждого, кто был в теме. В итоге все были посланы далеко и надолго. «Вам, что не хватает ваших «группиз»? (так я называла девочек-фанаток, вертевшихся вокруг гонщиков, ведь они готовы были на все, лишь бы оказаться в койке победителя, почти как фанатки музыкантов, везде сопровождающие их.) Оставьте меня в покое». Мне говорили, что я бесчувственная стерва, снежная королева. Кто-то не подбирал красивых слов, понимая, что со мной им ничего не светит, называя просто – «отмороженная». А я, наверное, такой и была, покрывшись коркой льда, но никогда бы в этом не призналась, потому что никому не показала бы своей слабости. Гонки были моей жизнью, а мужчины могут идти куда им хочется, только не со мной. Благо, женщин здесь всегда хватало, и от меня благополучно отстали.


Со временем я стала побеждать. Меня узнавали, мое имя было на устах, и это мне безумно нравилось. Деньги плыли рекой. Я могла купить себе квартиру, что и сделала, переехав в центр. И, хоть ночью я ложилась в пустую холодную постель, была по-своему счастлива.



ГЛАВА 2. Вадик.


Жизнь можно считать полноценной, это когда ты знаешь, чего хочешь и как этого добиться. Я всегда знал это, видел свое будущее и себя в нем. Пока судьба не сделала мне подножку, столкнув с намеченного пути.


Кто я такой? Хм, дайте подумаю, я – гонщик в отставке, вот кто я. А теперь немного поведаю свою историю.


Была у отца, знаете, такая старая ржавая «Планета – 5», которая сильно не разгоняется, весит сотню тонн, и которую нужно постоянно чинить. Может, кому проще сравнивать с машиной, то представьте старый Жигули. Он был в каждой семье и в моей тоже. В общем-то, мне повезло, у нас было два вида транспорта, было с чем сравнить, и вот я и сравнил. Еще в юношестве понял, что хочу ездить именно на мотоцикле. А потом как-то так получилось, что меня заметили. Нет, это не было случайностью, и манна с небес мне не упала, я работал над собой, упорно и долго. Да, мне помогли – благо, дядя со связями, но если бы я ничего из себя не представлял, фиг бы я был чемпионом. А стал я им уже в 18 лет. Первый титул вскружил голову, я купался в любви фанатов и, в том числе, фанаток. А потом я встретил ее. Она была обычной, такой простой себе моделью. Которая у папы выпросила засветиться на экране, и он помог, но девочка оказалась не готова к роли «Грид-герлз». Во-первых, ей нужно было не просто стоять и держать зонтик надо мной, но и еще полчаса, если не больше, улыбаться, и светиться своим телом и симпатичной мордашкой. Помню этот милый такой румянец, который появлялся, стоило на нее навести камеру. В общем, девочка была хорошая, я ее добился. В принципе, это было не сложно. Несколько ободряющих улыбок, и уже вечером мы с ней праздновали мою первую победу. Но стоило нам переспать, как она стала фанатичной. Ревность – чувство, которое я никогда не понимал. Какой в этом смысл? Ты либо найми детектива или сыщика, чтобы следил, куда твой парень ходит, что ест и когда ненароком пукнет, либо сиди на жопе ровно. Но она была помешана, ревновала на каждом шагу, контролировала, названивала, писала сотни смс с дурацкими смайликами. И что самое главное, я ей не изменял, хотя возможности были, она меня устраивала в постели, и вроде бы неплохая, если бы не до ужаса ревнивая. Она же знала, на что подписалась, когда начала встречаться со мной. Конечно, у меня были фанаты, как женщины, так и мужчины, но, кроме автографа или фотографии на память, ничего больше. Она не верила, находила фотки в инстаграмме, и закатывала истерики «Ты с ней спал, я точно знаю», не слушала доводов, ничего не слышала и не понимала. Я терпел, сколько мог. А вы бы смогли, если бы стоило вам пойти в туалет и не взять с собой телефон. И сколько там вас не было, минут пять. А на телефоне уже был десяток пропущенных, смс с «Все, между нами все кончено» или «Нет, прости, ответь». В общем, в какой-то момент мне это надоело. И мы расстались. Правда, ее папа на тот момент уже о нас знал, и по расставанию решил, что я виноват, а не его неуравновешенная дочь, и решил подпортить мне жизнь, пустив слух о допинге. Потом его быстро замяли, когда я оказался чист, но репутация была подпорчена. Вот к чему я все это вел, после этих отношений и скандала я решил, что женщины это что-то мимолетное. Что, кроме взаимовыгодных – она использует тебя, ты используешь ее – больше ничего и не надо. Да и в то время я только и жил соревнованиями, путешествиями из одной страны в другую. Гонки – вот что было важно, женщины потом.


Что такое гонки? Кто-то себе представляет, что это такое? Сомневаюсь ведь, что вы пробовали? Смотреть телевизор, в котором по кругу мотают мотоциклисты, не очень интересно, да? Или все же заинтересовало? Тогда вы определенно мне нравитесь. А теперь представьте, что вы управляете этим зверем. Что под вами 200 кобыл живого, урчащего, и вы несетесь, обгоняя соперников, к финишу. Трибуны гудят в унисон двигателя, фанаты выкрикивают ваше имя. А вы чувствуете себя властителем если не мира, так трека точно. А потом все заканчивается, и из-за чего? Из-за того, что вы уже не побеждаете, из-за того, что ваше имя выкрикивают все реже. А потом команда находит водителя моложе, активней, подающего больше надежд, чем вы. И вы пересаживаетесь в кузов. Сначала чувствуете клаустрофобию, слишком привыкли к свежему воздуху, к ветру в волосах, к живому организму между ног. А потом садитесь на сидение, смотрите через стекло на мелькающий пейзаж и думаете, а не пошло бы оно все? Но что делать?


Здесь – дома – мотоциклы не в моде, хотя не понимаю почему. Тусовка есть, трека нет, они что, издеваются? Я так и сказал этому сборищу идиотов, в ответ на меня смотрели пьяные очи, мол, нам и так нормально, можно и по трассе покатать. Ага, по трассе покатать и в лесу набухаться, ну а че, нормальный расклад, ничего не скажешь. А потом Федор позвал приходить к ним, попробовать себя в соревнованиях на машине, я не хотел, но чувство азарта, нужда в чем-то участвовать гнала вперед. Да и почему б не подзаработать, деньги лишними никогда не бывают. Слышал, что-то шептались о «лучшем мотоциклисте города», то есть обо мне, чтобы вы понимали. Не скажу, что это правда, ведь несколько лет меня в этом городе не было и в помине. Мотоджипи – это не та хрень, в которую они играются ночью, – это мировой масштаб, миллионная зарплата. Если бы не авария, которую я перенес два года назад, когда выбыл посреди сезона, а вернулся лишь на следующий, может, до сих пор был бы у всех на устах, а теперь – ненужный никому победитель. Да, помнят, да, почитают, но предлагают только слабую команду. Попробовал, даже приехал на тренировку, но сел, завел двигатель – не то! Даже по-другому звучит, да что там говорить, даже мой домашний мотоцикл и то лучше едет, чем это барахло. А мой домашний мотоцикл – это старик, на котором я победил в последний раз. На моем все проще и кнопок меньше, но звук, скорость, даже кобылы, их на нем в разы больше, поскольку на тот период, когда я побеждал регламенты по количеству лошадей и объемов двигателя были выше, чем на этом навороченном, «модном», как утверждала мне команда, мотоцикле, или, как я его назвал – тарантасе. И на этом мне предлагали ездить? А не пойти бы вам?! Вспылил тогда, послал директора, команду. И ушел в свободный путь. Раз я старик, и должен радоваться, что меня вообще в команду взяли, то пошли они на х*й. И вот я снова дома. В родных пенатах города. Я мог, конечно, и не возвращаться, у меня были деньги, жилье, но стоило оказаться в своем лофте, где все напоминало о прошедшем времени, которое уже не вернуть, как захотелось домой.


Федору же, другу детства, что-то хотел доказать – он говорил, что я только на мотоцикле и могу побеждать, а уж на машине буду пасти задних. Ну-ну. Что такое кузов? Проще простого. А он бил кулаком в грудь, что я не смогу даже их бабу обогнать. Ну, здесь уже взыграло дело чести, все такое, поэтому я и появился на треке. Федя познакомил со своими друзьями. Сразу же подкатили девчонки и «облепили новенького». Нет, ну правда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное