Элла Рэйн.

Родственные узы



скачать книгу бесплатно

Переход открылся в парадной городского дома. Мы с Веспасианом покинули его, лорд Герн улетел дальше, а навстречу нам уже спешили Шерлос и Патрик. Забрав мою дорожную сумку и расцеловав, брат расплылся в счастливой улыбке.

– Мы заждались. Шутка ли, улетели всего на два дня, а вернулись через четыре, непорядок. Сейчас будете отчитываться, а пока вперед в гостиную, там все наши, – подталкивая меня к лестнице, шутил он. А затем обратился к Веспасиану, – вы где запропастились?

– Мы были в Королевстве Тюльпанов, – поведал тот, – нас пригласили, Видана начала отказываться, но мне так захотелось там побывать…

– Понятно, и по этой причине она согласилась провести пару дней под одной крышей с лордом Мордератом. Провокаторы вы, родные, – подвел итог наш руководитель, – смотрите, как бы информация не дошла до ушей семейства Тримееров, вот крику-то будет.

– Да ладно тебе, Шерлос, это ты от радости такой многословный? – удивился молчавший Патрик, он только сдержанно улыбался и шел рядом.

В гостиной у накрытого стола хлопотали бабушка Ребекка и Веда, а леди Калерия и Стефания сидели на диване.

– Я соскучилась, – только и прошептала, оказавшись в объятиях бабушки, – как хорошо, мы дома, и ты рядом.

– Мы тоже заскучали, нет вас и нет, давайте к столу. Совместим полезное с приятным, – ответила бабушка, – и поужинаем, и пообщаемся.

Все расположились за столом, я сидела между бабушкой и Ведой, рядом с которой был Патрик, с улыбкой смотревший на мать, далее Шерлос с леди Стефанией и Веспасиан с леди Калерией.

– Патрик, ты хоть поверил, что в империи оказался? – спросила я. – Хулиган, нам с Веспасианом приписали попытку взорвать все здания на территории Ордена.

– Поверил, когда вампир нас с мамой в этот дом доставил, и леди Ребекка, увидев нас, ахнула и маму в объятия заключила. Вот тогда я поверил, что мы вернулись на Родину, – сдержанно произнес юноша. – А когда выяснилось, что бабушка Ветрица и брат мой старший живы-здоровы, так подумал, что это просто волшебная сказка.

– Да нет, не сказка, – не согласился Шерлос, – жизнь самая что ни на есть настоящая. Вот погоди, на неделе отправимся в одно местечко, лорд Трибоний предложил Видану дождаться, вот где открытия тебя поджидают.

– А что с документами о переводе в нашу Академию? – уточнила я у брата.

– Лорд Эрмитас сделал запрос в Академию Януса Змееносца, на следующей неделе ждем ответ, а пока папа взял заявления с Патрика и леди Веды о возвращении им настоящей фамилии и получении документов, – ответил он и сурово спросил, – ты ужинать собираешься? Понимаю, соскучилась, вопросов много, но кушать нужно.

Леди, сидевшие за столом, переглянулись, с улыбкой наблюдая за тем, как Шерлос играет роль распорядителя.

– Вы скажите, поездка плодотворной была? – продолжал допрашивать брат. – Все выполнили, что задумали?

– Ну да, выполнили и даже немного больше, – согласился с ним Веспасиан, – Видана даже ночью на погребении настоятельницы Тесеи побывала.

– Как на погребении? Настоятельница скончалась? – побледнела Веда, сын обнял ее и погладил по голове.

– Ой, простите, – повинился Веспасиан, – Вы же предысторию не знаете.

Шерлос, ее рассказывать можно?

Брат кивнул головой, задумчиво освобождая жареную рыбу от костей, и Веспасиан рассказал о том, как были найдены останки леди Гекубы Мордерат и что произошло в Ордене после исчезновения Веды и Патрика.

– Хвала Черной Луне, а я уже испугалась, что она погибла, – проговорила Веда, – ну хорошо, что хоть так.

– А я так и не понял, почему меня убеждали, что ты в Вечности? – спросил у нее сын. – Какой в этом был резон?

– Тебя таким образом пытались обезопасить и вывести из-под удара, – ответил Веспасиан, – дали возможность начать другую жизнь и пойти своим путем. Настоятельница не могла тебе рассказать, во-первых, не факт, что ты бы поверил, а во-вторых, у тебя ярко выраженный талант алхимика и взрывника, она не знала, что с этим делать.

– Патрик, а ты где каникулы проводил? – не удержалась я от вопроса, мне было просто интересно, если сироту отказывались принимать в приюте, то где он находился в свободное от учебы время.

– В Академии, все четыре года, а на последних зимних каникулах магистр Хирон пригласил меня в дом своих родителей, там живет и его дед, алхимик. Я все каникулы общался с ним, занятный дед, так много всего знает. Он мне посоветовал книги, с которыми мне необходимо поработать, разговаривал за жизнь и как-то невзначай спросил, а не сын ли я Крония Барнея? А потом проговорился, что когда-то в империи жил маг, звали его Патрик Дурнен, и был он знатным алхимиком и взрывником. Так вот, дед Хирона лет двадцать назад написал ему письмо – они оба приблизительно в одно время создали одно вещество – маг не ответил, и вообще о нем ничего не было слышно, как в воду канул. А по осени он возьми да и скажи об этом зятю своему, вампиру Линдворму, а тот посоветовал обратиться к магу Кронию Барнею, сказал, что это и есть Патрик Дурнен. И вот тут моя голова и заработала в другом направлении, отдельные факты, какие-то странные моменты неожиданно стали складываться как мозаика в картину. Я постарался и вида не показать, насколько меня все удивило и заинтересовало, мы продолжали заниматься, а по ночам я сидел в их библиотеке, мне леди Линдворм позволила, – он замолчал и взял стакан с водой, сделав пару глотков, поставил обратно на стол. Мать с любовью и нежностью смотрела на сына.

– Вот там, в газетах, я и обнаружил заметку о том, что леди Гекуба Мордерат после развода с мужем вернулась в Королевство Теней и возглавила Орден Молчальниц, – продолжил Патрик. – Про исчезновение Дурненов, конечно, ничего не было, да и быть не могло – не те величины в магическом мире. Но статью о том, что адепт Янек Дурнен убил профессора в Академии магических искусств, обнаружил, как и заметку, что его поместили в психиатрическую лечебницу. И тогда я пришел к выводу, что моих родителей подцепили на серьезный крючок – сына Янека, после чего можно было с ними делать все что угодно. Я весь зимний семестр стремился найти хоть какую-то информацию, понять, что мне делать дальше. И тут команда из нашей Академии отправилась на интеллектуальный турнир в империю, и не куда-нибудь, а в Академию магических искусств, где когда-то учился мой старший брат Янек Дурнен. Я делал заявку на участие в турнире, но дисциплин, в которых я силен, не было в программе, и мне посоветовали не спешить, а одна адептка намекнула, что я слишком беден, чтобы участвовать в международном турнире. Обозвав ее дурындой, я получил наказание – запрет на выход за пределы Академии на месяц. Ну, особо, конечно, не переживал, решил посмотреть, что дальше будет. В нашем деле терпение – главная добродетель, поспешишь – и сам взлетишь на воздух, да и людей погубишь окружающих. Команда улетела возбужденная, им проводы торжественные устроили, сам главный попечитель Академии появился, пожелал победы и скорейшего возвращения.

– Хм, и как победа? – широко улыбаясь, поинтересовался Шерлос. Остальные за столом кушали и внимательно слушали Патрика, а бабушка подложила ему на тарелку дополнительную порцию рыбы и салата.

– Да вы оказались наглыми ребятами, – весело констатировал Патрик, отправляя в рот кусок рыбы, – подумать только, всех обидели. Наша звезда – адепт Герг Норберт – не взял даже третьего места, трое наших адептов пропали в империи, шепотом между адептами ходили слухи, что двое в Тайной канцелярии, а один погиб. И да, фамилии: Мордерат, Блэкрэдсан, Дейдрис, Лангедок, Тримеер зазвучали по Академии, о них говорили с ненавистью и придыханием. Поговаривали, что наша команда вляпалась в какое – то некрасивое дело, и потому адептам из Академии Януса Змееносца дорога на интеллектуальные турниры в империю заказана. А когда вернулся магистр Хирон, да уже не человеком, а вампиром, и один преподаватель проговорился, что член нашей команды его попытался убить, то мне стало вообще интересно. Что на самом деле происходит, если взрослые маги решили в свои игры даже адептов Академий втянуть? Ну, то, что это была разведка боем, я понял, но со всем остальным еще до конца не разобрался.

– Слушай, а как ты попал на практику в агентство Зархаков? – уточнила я. – Мне сказали, что лорд Зархак потому и обвинил нас с Веспасианом, что не мог сказать, что адепт Барней исчез.

– Видана, а где такому хулигану, как я, практику проходить? – засмеялся Патрик. – Когда начался зимний семестр, в Академии на финансовом факультете появился адепт Мердок Зархак, на седьмом курсе, а до этого он учился в Академии Радогона Северного. Когда спросили, почему к нам перевелся, он намекнул, что поучаствовал в одном очень громком деле, чуть ли не организовал его, после чего оставаться в империи дальше было опасно: могли упечь на долгие годы на территории Ледяной Королевы. А когда наша команда вернулась с турнира, он желчью чуть не изошел, когда услышал, что адепт Гвен Лангедок на пару с адептом Мордератом занял первое место по философии. Так я его невзначай и подколол, что, мол, завидки берут, что не ты взял это место, а его всего перекосило, в драку бросился. Зря он это сделал, ему потом пришлось на личико швы накладывать, папенька его с теткой появились, и меня к ректору вызвали. Я подумал, все сейчас из Академии отчислят, чаша терпения у руководства переполнится, однако, выслушав меня и ректора, тетка адепта Зархака решила, что практики я прохожу у них в агентстве.

– Мы подумали, что ты следил за нами по приказу, – поведал Веспасиан, приступая к чаю. На столе появился большой фруктовый пирог, у юношей вспыхнули глаза от радости.

– Нет, приказа не было. Я, сам того не ожидая, подслушал разговор лорда Роберта и его заместителя о том, что в Королевство Теней скоро отправится делегация из империи, в том числе и лорд Гиен Мордерат. Лорд Зархак был удивлен, зачем в делегацию включили адептку Тримеер и адепта Веспасиана Тосгия, – рассказывал Патрик, – это все и решило. В ту же ночь я сбежал из Подлунного Королевства: вначале в Королевство Южных морей – там по легенде несколько лет жил Кроний Барней, – а затем появился в Королевстве Теней, где и приступил к выполнению своего плана. Я должен был найти вас и попросить помощи, любой, но самое главное – маму вытащить из Ордена и отправить обратно в империю. В моем случае это был вопрос жизни и смерти, чтобы понять, кто я, нужно начинать со своих корней, а они были здесь, в империи.

– А как ты понял, что я жива? – негромко спросила Веда, поглаживая сына по руке.

– Мама, так меня на территорию Ордена не пускали с момента поступления в Академию. В первый месяц учебы как пришло письмо от настоятельницы, что тебя больше нет, так и не пускали. Я только этой зимой, начав все обдумывать, пришел к выводу, что все не так, как мне представили. Да, я был хулиганистым, непоседливым ребенком, не отрицаю этого, но согласись, что это не причина отказывать мне провести летние каникулы в приюте. Рабочие руки в Ордене лишними никогда не были, я бы не отказался поработать, но меня туда не пускали, и я сделал вывод: мне солгали. Ты жива, но по какой-то причине нужно было, чтобы я считал тебя умершей, – пояснил Патрик, – а когда ты сказала, что на следующей неделе тебя ждал постриг… Нет, мама, ты мне самому нужна, и Янеку, и бабушке. Мы когда сможем их увидеть? – обратился он к Шерлосу.

– Скоро, – спокойно ответил брат, больше сказать ничего не успел.

– Шерлос, – в воздухе материализовался Герберт, – в парадной Георг Норберт, он просит Видану спуститься к нему.

– Хм, так может, устроим праздник и пригласим его сюда? – хмыкнул тот в ответ и насмешливо посмотрел на меня. – А, Видюш? Чаем напоим и посмотрим, как его лицо изменяется при виде Патрика.

– А что здесь делает адепт Норберт? Так это правда, что он в Академию магических искусств перевелся? – удивился Патрик.

– Давайте так, мы перейдем в маленькую гостиную, что на первом этаже, а наши леди пусть остаются здесь, – предложила я. – И, Шерлос, с Георгом нужно пообщаться, мы далеко не все рассказали.

– Хорошо, мама, бабушки, не скучать, – расцеловав мать, – леди Стефания улыбнулась, погруженная в свои мысли, до рождения малыша ей оставалось три месяца, – Шерлос отправился следом за нами.


Георг стоял в парадной, на улице было тепло, и потому на нем были легкие серые брюки, туника под узким поясом, темные волосы забраны в хвост. Увидев нашу компанию, спускающуюся по лестнице, юноша сложил руки на груди и наблюдал.

– Привет, Георг, мы все идем в маленькую гостиную и приглашаем тебя с нами, – заявил Шерлос. – Я надеюсь, ты знаком с Патриком?

– Видел его в Академии, – согласился Георг, – но не знаком, хотя сегодня услышал о нем. Неужели это ты сбежал с практики из охранного агентства моей тети Бейлы Зархак?

– Да, именно я, – согласился Патрик, направляясь вслед за Веспасианом в сторону гостиной. – А что, это такой резонанс вызвало, что даже об этом известно тебе стало?

Георг молчал и смотрел на меня, а я, открыв дверь в гостиную, пригласила всех внутрь. В маленькой гостиной был камин, стоял небольшой стол в окружении низких кресел, окна занавешены непрозрачным тюлем. На стенах висели картины с изображением природы, приблизившись к ним, я узнала пейзажи Фоксвиллидж: деревенский дом, Храм Черной Луны и виды Академии магических искусств.

– Видана, а чьи это произведения? – вывел меня из дум голос Веспасиана. Юноши заняли кресла, Патрик расставлял чашки на столе, а Шерлос исчез.

– Это работы Ольгерда, – негромко ответила я и прошла к столу, – сейчас будет пирог и мед. Что случилось, Георг?

– К нам сегодня прилетала Бейла, она утверждает, что на вас было совершено покушение в Королевстве Тюльпанов, – ответил юноша, – ты и Веспасиан тяжело ранены, а Гиен и его друг сбежали.

– Что ты сказал? – раздался голос Шерлоса от дверей, он входил, неся в руках блюдо с пирогом. – На кого было совершено нападение?

– На нас, – ответил Веспасиан, – на всех. Но мы не ранены, и с поля боя ни лорд Гиен, ни лорд Герн не бежали, это сделали маги, нанявшие убийц. Да, и не смотри так, – это он Георгу, – заказ был убить всех четверых. А вот откуда твоя тетушка об этом узнала? Неужели заказ был от ее агентства?

– Да ты что, Веспасиан! – неожиданно рассердился Георг. – Моя тетя обожает Видану и не сделает ничего, чтобы ей не то что боль причинить, но и сама порвет любого, кто пожелает это сделать.

– Ну, как бы то ни было, но нападение на нас и слежка за тобой – звенья одной цепи, я так понимаю, – пояснил Веспасиан. – А скажи Георг, ты в каких отношениях с лордом Робертом Зархаком и его сыном?

– В самых что ни на есть милейших, они терпеть не могут меня, а я плачу им той же монетой, – вырвалось у Георга. – Как говорит бабушка Девора, это родственные узы и от них никуда не деться. Но по мне, пусть эти родственники живут сами по себе, а я сам по себе, мне от них ничего не нужно.

– Тебе, может, и нет, а вот им очень нужно, – вступил в разговор Шерлос. – Например, состояние твоей матери. Ты мешаешься у них под ногами, Георг.

– Знаю, и потому мне совсем не просто, – проговорил юноша, – я на практике стараюсь погрузиться в цифры, документы, лишь бы не вспоминать об этом, мало приятного в осознании, что ты дичь, на которую нацелился охотник. Видана, а что здесь делает адепт из Академии Януса Змееносца?

– Патрик – мой родственник, двоюродный дядя по линии отца, где как не у меня ему быть? – спросила я. И добавила, – да, это родственные узы, и я от них не открещиваюсь, особенно когда нужна помощь.

– Родственники, друзья, – вырвалось у Георга, – и на всех у тебя есть время и доброе слово, только не на меня. Бейла сказала, что вы с Веспасианом были в гостях у лорда Гиена в Королевстве Тюльпанов, зачем вы согласились? Видана, разве ты не понимаешь, что это не просто так, ты знаешь о моих чувствах к тебе, нас сталкивают лбами с лордом Гиеном, так, да?

– Ты молодец, Георг! Все правильно понял, вас действительно сталкивают лбами, и потому не нервничай, в этой ситуации нужна холодная голова, эмоции – плохой советчик, – посоветовал Шерлос. – Вспомни, Видана сразу говорила: до конца траура речи ни о каких ухаживаниях не должно идти. Она тебе ничего не обещала, но ты все равно поднимаешь этот вопрос.

– Да, поднимаю, я хочу, чтобы Видана стала моей женой, – сердито ответил Георг, – и готов воспитывать и любить ее ребенка.

– Так, успокойтесь, – не выдержала я. – Георг, давай договоримся: мы общаемся все вместе и на этом пока остановимся. Ты говоришь о любви ко мне, так вот постарайся понять – я люблю Ольгерда Тримеера, и не говори мне, что его нет в живых. Это ровным счетом ничего не значит, потому что я жива.

– Но зачем было соглашаться и отправляться в гости к лорду Гиену? – не унимался Георг. – Он нагло ухаживает за тобой, и ты принимаешь его знаки внимания.

– Неправда, Видана не хотела соглашаться, это я пожелал увидеть Королевство Тюльпанов, – отпарировал Веспасиан, – и она уступила ради меня. Георг, понимаешь какая история, может, ты не услышишь меня, но постарайся. В отличие от нас, ты одинок, да, на твоей стороне Бейла и Гикс Зархак, леди Девора Зархак, кто еще? Но это же неправильно, согласись. Мы протягиваем тебе руку, предлагаем дружбу и надеемся, что ты оставишь Видану в покое и настроишься на решение вопросов в своей жизни.

– Мда, ребят, как у вас все закручено, – произнес молчавший до сего момента Патрик. – Видана, а если бы ты была такой же небогатой, как я, Георг также бы добивался твоего внимания?

– Да, – мгновенно отпарировал адепт Норберт, – дело не в состоянии, а в уме и талантах леди Тримеер, а еще она обаятельная и очень красивая.

– Странно это слышать от тебя, но поверю на слово, – вздохнул Патрик, – поздно уже, завтра рано вставать.

Попрощавшись, Георг покинул нашу компанию, ребята забрали чашки, блюдо и унесли на кухню, я поднялась в гостиную второго этажа, где в тишине сидели бабушка и Веда. Леди Стефания и Калерия отбыли домой. Веспасиан и Шерлос, заглянув к нам, попрощались и тоже отправились домой, а Патрик опустился в кресло, с улыбкой наблюдая за матерью.

– Я так рад, что мы среди родных и ты такая счастливая, – произнес сын-хулиган.

– Поверить не могу, мне все кажется, что это сон, вот сейчас проснусь, и я одна, – негромко ответила Веда. Сын поднялся, сел рядом с ней и прижал к себе.

– Не одна, и больше никогда не будешь одна, – пообещал он ей. – Тетушка Ребекка сказала, что ты будешь жить с ней в Фоксвиллидж, пока мы с Виданой будем в Академии.

– Да-да, а Фоксвиллидж рядом с Академией, – подсказала бабушка, – мгновение – и они дома, с нами. А сейчас, родные, давайте отправимся отдыхать.


На столике рядом с диваном меня ждали стакан горячего молока и вазочка с пастой из куркумы, я присела на диван и заворожено смотрела на стол.

– Герний, – позвала я, – откуда взялось молоко и куркума?

– Не знаю, отвлекся ненадолго, а они здесь. Мы проверили, все чисто, ни заклятий, ни добавок, просто молоко. Пей и ложись спать, – ответило привидение, – ты же знаешь, попасть сюда посторонний не сможет.

– Видочка, ты еще не легла, – на пороге появилась бабушка, – это я принесла молоко, вспомнила сегодня об этом рецепте и решила приготовить. Веду тоже поить им будем, ей восстанавливаться нужно. Она ведь себя едва не уморила: муж погиб, о младшем сыне ничего неизвестно, старший умер, вот и решила голодом себя довести до конца. Но хвала Черной Луне, Патрик появился и вы там оказались, спасли Веду. Спи, родная, у нас будет время поговорить, – поцеловав меня, бабушка покинула комнату.

Я надеялась, что сегодня меня не пригласят в страну сновидений, вытянувшись на диване сладко заснула.

Вечер, и потому не так жарко, я поднимаюсь по деревянной лестнице, меня опять ждут в замке Офулдет, любимой крепости лорда Делагарди. Толкнув дверь, оказываюсь на террасе, где за столом в креслах сидят хозяин замка, лорды Линдворм и Сент-Жен, напротив них расположились семейная чета Зархак и лорд Гиен Мордерат. В воздухе висело напряжение, было похоже, что здесь только что спорили.

– Добрый вечер! – поздоровалась я. – Что случилось, раз меня решили пригласить на вашу встречу?

– Добрый вечер, Видана! – поприветствовал меня лорд Делагарди и указал на кресло неподалеку от себя. – Присаживайся, есть разговор. Лорд Гиен доложил, что сегодня на вас было совершено покушение, а Бейла, ссылаясь на данные, полученные от своего родственника, утверждает, что вы с однокурсником тяжело ранены, а лорд Гиен бежал, бросив вас там. Вот чему я не верю, так это в то, что он бросит тебя один на один с убийцами, но почему тогда такой наговор?

– Лорд Илорин, Видана не ранена, я не чувствую запаха крови, – спокойно заметил лорд Линдворм.

– Ну, во-первых, лорд Делагарди, нападение на нас действительно произошло, во-вторых, мы с адептом не ранены и нас, конечно, нигде не оставляли, а в-третьих, мне не совсем понятно, зачем на лорда Мордерата возвели поклепы, – пожала я плечами. – Меня больше интересует ответ на вопрос: кто на нас напал и за что пытались убить?

– Дорогая, ты хочешь сказать, что Роберт солгал? – удивилась Бейла, а Гикс заерзал в кресле. – Но зачем ему это нужно?

– Ну как зачем? Например, не понравились высказывания лорда Мордерата о его бездействии, любезно переданные ему кузеном Гиксом Зархаком, и лорду Роберту требуется сатисфакция. Бейла, – я опустила глаза и рассмотрела свои руки, – а Вы не думали, что хвост, пущенный за Георгом, нанят братом покойной леди Изольды Норберт? Что-то подсказывает мне, что юноша – конкурент братьев Зархак на состояние их сестры, и они постараются его убрать с дороги.

– Видана, да ты что? – в голосе послышалось вначале удивление, а затем леди замолчала и перевела взгляд на мужа. – Гикс, почему ты молчишь? Это правда?

– Если честно, то я не удивлюсь, что это может быть так, – ответил лорд Зархак, – но это не объясняет, почему нападение было совершено в Вашем присутствии, Видана.

– А вот это уже моя головная боль, – сухо произнес лорд Мордерат, – самое главное, ты подтвердил, что Роберт Зархак не питает к племяннику теплых чувств и если подвернется случай, то отправит его в Вечность, чтобы расчистить путь к банковским счетам Изольды.

– Вчера в Академию Януса Змееносца поступил запрос из Академии магических искусств на документы адепта Патрика Барнея, – подал голос лорд Делагарди. – Я подписал личное дело, и его отправили в империю, но у меня вопрос: юноша проходил практику в твоем агентстве, Бейла, как случилось, что он оказался в империи?

– Повелитель, я не знаю, – побледнела Бейла, – юноша действительно практику начал проходить в нашем агентстве, а затем исчез. Как он оказался в империи, мне не понятно. Хотя, что в этом такого? Нищий хулиган, учившийся в Академии на деньги Ордена Молчальниц, я очень сомневаюсь, что они будут оплачивать его обучение в Академии магических искусств.

– Ты так думаешь? Впрочем, это был его выбор, – согласился с ней лорд Делагарди. – Хотя, если мне не изменяет память, его отец был хорошим специалистом, не так ли, Гикс?

– Да, но он погиб, мальчика не воспитывал, более того, Кроний его никогда не видел, и я сомневаюсь, что адепт Барней станет таким же гениальным специалистом, как его отец, – ответил, замявшись Гикс. «Что-то он сегодня не в своей тарелке», – подумала я. – Одним ртом меньше, как для Ордена, так и для нас.

– Как скажите, друзья, как скажите, думаю, что вам виднее, – кивнул головой лорд Делагарди и обратился ко мне, – Видана, ты не нашла мой дневник?

– Я его и не искала, возможность оказаться в замке на сегодняшний день отсутствует, – сдержанно отозвалась я, – боюсь, появись я там, меня не выпустят.

– Даже так? А скажи, наша юная леди, когда ты с родственником побывала в Ордене, не попадалась ли на глаза книга в обложке из фиолетового бархата? – спрашивает он, подавая мне чашку с чаем.

– Мы в Ордене были только в кабинете настоятельницы, книг там не было видно, может, они были закрыты в шкафу, я не знаю, но на виду не стояли, – поведала я, чашку взяв из его рук и продолжая держать на весу, но к губам не поднося.

– А почему ты не осталась на поминках? – спросила Бейла. Лорды Линдворм и Сент-Жен негромко разговаривали, решая какой-то вопрос, а лорд Гиен задумчиво смотрел в окно.

– Гиен, ты где? – спросил лорд Илорин, наблюдая за всеми. – Так задумался.

– Меня впечатлили слова о том, что Георга Норберта могут убить из-за наследства матери, – ответил он. – И мне подумалось, неужели и Роберт Зархак общается с Дальним Королевством?

– Лорд Мордерат, может быть, хватит возводить поклепы на моего кузена? – взвился было Гикс, но по его руке хлопнула Бейла, и лорд Зархак замолчал.

– Умница, Бейла! – похвалил ее лорд Делагарди. – Гикс, а ты не помнишь, какой адепт избил адепта Мердока Зархака в Академии? Я слышал, пришлось накладывать швы.

– Это сделал адепт Патрик Барней, я лично ездила к ректору Академии, мой Повелитель, – негромко произнесла Бейла. – Тогда же и приняла решение, что юноша должен проходить практики в моем агентстве.

– Неужели? Моя дорогая Бейла, а скажи, что тебя подвигло на это? Благотворительностью ты не занимаешься, любишь только Георга, что должно было случиться, чтобы ты решилась на этот шаг? Ну же, расскажи сама или я вызову сюда ректора Академии, и поверь, он будет рад все поведать, да еще и в красках, – мягко попросил лорд Делагарди, и я почувствовала, как на террасе похолодало.

– Повелитель, как я узнала… – леди Бейла замолчала и пауза затягивалась.

– Вы узнали, Бейла, что Патрик Барней талантливый алхимик и много времени проводит в химической лаборатории. Бьюсь об заклад, Вы увидели его обожженные руки и поняли, что он копия своего отца, – спокойно ответил за нее лорд Мордерат. – И потому исчезновение юноши испугало Роберта Зархака настолько, что он решил убрать свидетелей – леди Тримеер и ее родственника. Уж кто-кто, а Роберт понял, что угроза минирования корпусов в Ордене могла исходить только от одного человека – Патрика Барнея, а вот увидеть его там они могли, и не только увидеть, но и помочь попасть в империю. А чтобы эта информация не дошла до ушей лорда Делагарди, нужно было убить леди Тримеер и пустить слух о том, что ее убийство – это борьба за наследство покойного лорда Тримеера. Вы же понимаете, Бейла, у кого что болит.

– Вы думаете, Роберт готов даже убить Георга? – испуганно спросила она.

– А тогда зачем он потребовал от леди Деворы Норберт переписать все состояние на себя? – словесно ударил лорд Мордерат, наблюдая, как сереет лицо Бейлы Зархак и бледнеет Гикс. – Мой человек лгать не будет. Ваш кузен, Гикс, поставил леди условие: или она отписывает состояние на него, или он вытаскивает на белый свет компромат на нее, и оставшиеся дни Ваша тетушка проведет в тюрьме. Вы в восторге от такой информации?

– Гиен, я тебя боюсь, – вырвалось у Гикса, – ну скажи, что ты все это придумал.

– В интересах нашего дела я принял решение, – спокойно произнес лорд Делагарди. – Бейла, твое агентство с этого момента находится в подчинение у лорда Гиена Мордерата, и не возражай, дорогая. Тебе за ним не уследить, вы с Гиксом казначеи, вот и занимайтесь этим, а лорд Гиен пусть почистит двурушников и откровенных предателей. Бейла, деточка, – отечески успокоил всхлипнувшую леди, лорд Илорин, – ничего личного, это бизнес, не так ли?

– Да, конечно, – пробормотала она, промокнув глаза платочком, – я не ожидала, что, получив в свои руки власть, Роберт захочет избавиться от Георга.

– Я не понял, если Видана и ее родственник встретились в Ордене с адептом Барнеем, – подключился к разговору лорд Сент-Жен, – то где юноша сейчас? Понятно, что в империи, но где именно?

– А Вы сначала докажите, что мы видели Патрика Барнея, – ответила я, поставив чашку на стол, так и не выпив ни глотка, – а потом спрашивайте.

– Да видели, конечно, потому Роберт и решил вас обоих убрать, – поведал Гикс, гладя жену по ладони. – У нас там осведомитель имеется, и ему точно известно, что вы с ним встречались, но после вас юноша как сквозь землю провалился. А это значит, что в империю его отправили вы. Вопрос: куда? И кто помог адепту связаться с Академией магических искусств? Элитное заведение, как – никак.

– Ко мне домой, – врать бесполезно, уже завтра им доложат, что адепт проходит с нами практику.

– Наша сердобольная леди Тримеер, а лично Вам это зачем нужно? – удивился лорд Сент-Жен. – Других забот больше нет?

– А лично мне это нужно, уважаемый лорд Аллан, потому что я, в отличие от некоторых здесь сидящих, от родственников не отказываюсь, – рассердилась я не на шутку. – Патрик Барней, он же Дурнен, мой двоюродный дядя, его мать – тетка моего отца. И если человеку нужна моя помощь, я ее окажу.

– Извините, если я обидел Вас таким вопросом, – смутился лорд, – но у меня сложилось ощущение, что я сделал что-то такое, что Вас расстроило, причем не сегодня, а какое-то время назад. Вы не хотите мне пояснить, что не так?

– Не желаю, я хочу покинуть вас и отправиться отдыхать, утром рано вставать, – ответила я и поднялась. – Всего вам доброго, леди и лорды. Постарайтесь меня не приглашать на ваши встречи, не поверите, но с каждым разом я все больше и больше разочаровываюсь во взрослых людях, мне претит ваша беспринципность и хождение по головам. Очень больно наблюдать все это, – с этими словами я покинула террасу и начала спускаться по лестнице.

– Видана, – меня догонял лорд Сент-Жен, – и все-таки, что я сделал не так? Пожалуйста, я хочу знать. Однажды Вас назвали леди Эквитас, совсем недавно, леди Минерва Гровели очень удивилась, а затем весело рассмеялась. Но затем пояснила, что в юности ей предсказали долгую счастливую жизнь, при одном условии: если на ее пути встанет леди Эквитас, то леди Тривия, так зовут Минерву в очень узком кругу, не сможет ей противостоять.

– Лорд Аллан, – мы стояли у входной двери, он придержал ее, чтобы я не смогла открыть, – вспомните наш последний разговор и постарайтесь понять сами, что Вы сделали не так. Кстати, а Ваш отец, он жив?

– Нет, он умер пять лет назад, поздней ночью. Просто схватился за сердце, прошептал: «Папа», и все, его не стало, – ответил лорд. – А почему Вы спросили?

– Просто спросила, пять лет назад поздней ночью умер Ваш дед, видимо, они ушли вместе. Позвольте мне открыть дверь, я очень устала.

– Видана, почему Вы согласились отправиться в Королевство Тюльпанов? – лорд смотрел на меня, ожидая ответа.

– Лорд Аллан, я сегодня несколько раз давала ответ на этот вопрос, но так и быть, отвечу еще раз. Мой родственник так обрадовался приглашению, что было просто преступлением насупиться и утащить его в империю.

– Понятно, а я подумал, что Вам импонируют ухаживания лорда Гиена, – ответил лорд и предложил, – составьте мне компанию в день Юпитера, леди Минерва желает Вас видеть в своем салоне.

– Вы часто бываете у нее? – уточнила я. Сверху никто не спускался, а лорд не спешил возвращаться обратно.

– Да, это дань вежливости, она заменила мне мать и бабушку, они обе умерли рано.

– Ничего обещать не буду, у меня практика, а значит, полноценный рабочий день, – лорд открыл дверь, и я, попрощавшись, покинула замок.

Открыла глаза, за окном темно, а в голове промелькнула мысль, что на сегодняшней встрече произошло нечто важное, но что именно, я пойму много позднее, а пока часы пробили час, и я вновь погрузилась в сон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2