Елизавета Порфирова.

Сказки при луне. Половина моей души



скачать книгу бесплатно

© Елизавета Порфирова, 2017


ISBN 978-5-4485-4650-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Animae dimidium meae – «Половина моей души», Гораций, «Оды», I, 3, 8.


Мы живем, часто даже не замечая, как определенные случаи или моменты меняют наши жизни. Чье-то рождение или чья-то смерть заставляют переосмыслить реальность. Выигрыш или внезапная потеря денег учат жить по новым правилам. Принятие сложного решения определяет дальнейший путь.

Все эти случаи обычно можно просчитать, можно понять, как они повлияют на наше будущее. Конечно, все не всегда так прямолинейно. Иногда сложно предугадать, к чему приведет происшедшее. Иногда это даже невозможно.

Никто из нас не знал, что случившиеся в нашей жизни потрясения откроют в нас необычные способности, до той поры крепко дремлющие где-то глубоко. Никто, кроме, возможно, самой Вселенной, которая определяет наши пути. Ведь не думаете же вы, что все, что с нами происходит, происходит просто так, без всякого замысла? Как известно, кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится. Сюжет давно написан, нам лишь остается наполнить его своими действиями, чувствами и мыслями.

Почему, например, огромный серый волк оказался именно в этом дворе именно в тот день? Вопреки обычаю, он не заперся в доме перед превращением и даже не помчался как можно скорее в спасительный лес, где не мог бы никому навредить. Он замешкался, промедлил, принял решение, которое затем всю свою оставшуюся жизнь считал неправильным. И оказался во дворе этого дома.

К тому времени он уже почти не контролировал сознание зверя внутри себя. Ему очень хотелось охотиться, ловить какую-нибудь сытную добычу. Но здесь, в городе, нельзя было найти никого, кроме крыс, кошек, собак и людей. Какое совпадение, что именно последний вышел на балкон в этот час, в морозный день. И что уж совсем невероятно, балкон этот находился совсем невысоко, до него можно было допрыгнуть.

Сознание человека не смогло удержать зверя от прыжка. Одно ловкое движение – и вот она, добыча, лежит на полу, упав после удара сильных лап. Казалось бы, нет ничего проще. Но возникнувший словно ниоткуда соперник меняет все планы. Придется драться. Мохнатый черный пес, яростно набросившийся на волка, все же меньше и не так силен, но он отчаянно защищает хозяина.

Человек внутри зверя борется. Это мешает волку. Отвлекшись от битвы, он яростно крутит головой, словно пытаясь сбросить липнущие к нему человеческие чувства. Человек чего-то боится. Но чего же тут можно бояться? Это всего лишь молодая человеческая самка. Совсем не хрупкая, да, но волка ей не осилить.

В этот момент, нисколько не случайный, именно тогда, когда битва приостановилась и волк с девушкой без помех могли смотреть друг на друга, луна скрылась за тучей. Страх девушки отразился страхом в глазах человека, сидящего в звере.

Решение пришло мгновенно.

Он не стал ждать, когда луна опять появится и даст волку новую силу. Он со всех лап помчался прочь.

Нужно было увести волка подальше отсюда. Как можно дальше.

Глава 1
Волчья тоска

Конец октября, 2008 год


Эта история началась со случая. У каждой он был свой. Свой особый случай, особый момент, последствия которого привели к тому, что эта история появилась на свет.

Тихим осенним вечером, не предвещающим ничего плохого, как и многие вечера нашего города, Лада сидела у окна и глядела на темные улицы, вспоминая прошедший день. День выдался на редкость счастливым, хотя бы потому, что тот парень из параллельного класса с необычным в наше время именем Матвей, проходя мимо, улыбнулся ей. И вот теперь его улыбка заблудилась в образах ее памяти, мешая мыслям о приближающейся зиме и холодах. Она мелькала, как улыбка Чеширского Кота, такая добрая и счастливая, немного нагловатая, правда, но это не мешало быть Ладе влюбленной в нее.

Вдруг какое-то странное и неприятное чувство колыхнулось в ней, где-то в области живота. Это был страх. Необъяснимый, взявшийся ниоткуда страх. Сердце забилось чаще. Девушка, которая всегда доверяла своей интуиции, забеспокоилась.

Она обвела комнату подозрительным взглядом, ожидая увидеть какое-нибудь подтверждение своим чувствам. Но не было ни крупных насекомых, ни странных пугающих существ, да вообще ничего, что могло бы вызвать страх.

Она уже было подумала, что интуиция ее подвела, но тут раздался телефонный звонок. Громкий и как всегда неожиданный. Сердце забилось еще чаще, девушка вся обратилась в слух.

В соседней комнате мама ответила на звонок. Разговор был тревожный:

– Да? Что случилось? Что?.. Когда? – такой уверенный обычно голос мамы словно бы сорвался в этот момент, но тут же в нем вновь послышались твердые нотки. – Я приеду сейчас. Пожалуйста, Ольга Григорьевна, выпейте успокоительное. Скоро буду.

Все это время Лада боялась даже вздохнуть, понимая, что ее предчувствия все-таки не напрасны. Она все так же сидела на подоконнике, свесив ноги и прислушиваясь. Мама не торопилась заглянуть к ней, но девушка все же ждала. Наконец, дверь неуверенно открылась и на пороге появилась женщина лет сорока с темными, заколотыми на затылке волосами, в домашней одежде. Ее красивое лицо было странно искажено, она совсем не походила на себя, и это пугало Ладу.

«Скажи же,» – мысленно умоляла ее девушка.

Губы женщины дрогнули, но она взяла себя в руки и взволнованным голосом произнесла:

– Анисины попали в аварию. Бабушка у Гриши звонила. Все трое погибли.

Лада промолчала, только отвела взгляд. Ей трудно было видеть выражение на лице матери, непривычно пугающее от переполнявших ее чувств: утраты, сожаления, грусти, неверия. Внутри девушки все сжалось и превратилось в холодный камень. Она молчала.

– Ты сильная девочка, – сказала мама, стараясь, чтобы ее голос звучал утешительно, – ты справишься. А я поеду к Ольге Григорьевне.

Лада в ответ все так же молча кивнула. Сейчас она была совсем не против остаться одна.

Семья Анисиных уже много лет хорошо общалась с семьей Бариновых. Их сын Гриша был с девушкой одного возраста. Они жили в одном дворе и были лучшими друзьями с самого детства. Гриша часто защищал ее от дворовых хулиганов, он учил ее кататься на велосипеде, а часто даже брал ее вину на себя перед родителями. Лада же постоянно вытаскивала их из глупых ситуаций, помогала Гришке в уроках и уборке. Взрослые все сулили им большое будущее и счастливую семейную жизнь. Но Лада и не думала, что сможет когда-нибудь по-настоящему полюбить Гришу и стать его второй половинкой.

«Мы были просто друзьями, – подумала девушка, слушая, как мама закрывает за собой дверь. – Были».

Она вновь с ногами забралась на подоконник. В комнате было темно. Ее взгляд, как прежде, неосознанно блуждал по темной улице, но теперь она уже не думала о Матвее. Ей представлялся Гришка, высокий худой паренек с кривой улыбкой, зелеными глазами и дурацким хвостиком каштановых волос. Ладе не нравился этот хвостик, но Гриша оставался непреклонен. Ему казалось, что так он выделяется из толпы.

Лада думала о нем, одновременно пытаясь осознать, что произошло. Она не чувствовала боли, только пустоту. И не понимала, почему так.

«Люди рыдают, когда кто-то умирает. А я сижу на подоконнике, и мне совсем не хочется плакать,» – размышляла она, жмурясь от света фар проехавшей по двору машины.

Ее измучили бесплодные, терзающие мысли, и очень скоро она отправилась спать, желая поскорее забыться. Еще больше ей хотелось, чтобы все это оказалось кошмарным сном. Она уснет сейчас, а завтра утром узнает от мамы, беспокойной, но как всегда уверенной в себе, что Анисины вновь приглашают их на дачу, несмотря на холода.

Когда Лада укладывалась спать, на улице зарядил дождь. Мерный стук капель по карнизу и теплое одеяло разбудили онемевшие чувства, и девушка расплакалась. Надрывно, кусая одеяло, до боли в голове. И плакала, пока не иссякли силы и глаза не распухли так, что просто трудно было их открыть.

Потом она уснула. И ей снился дождь. Он шумел все громче и громче. И в нем все отчетливее слышался волчий вой. Зверь был уже очень близко. Так близко, что девушке показалось: он вот-вот нападет на нее. От страха она распахнула глаза и резко села в кровати, осматриваясь.

В квартире было тихо и темно. Дождь прекратил, лишь редкие капли громко бились о подоконник. Сквозь облака в комнату пробивался свет полумесяца, освещая ее взволнованное лицо, отражаясь в испуганных карих глазах.

Девушка хотела было встать и включить свет, чтобы не было так страшно. Но резкая, ни с чем не сравнимая боль вдруг пронзила все тело. В кожу впились невидимые иголки, а живот скрутило изнутри. Едва успев выбраться из кровати, Лада упала на пол, на колени и сжалась, обхватив себя. Такого с ней еще никогда не происходило.

«Что это?» – ей даже думать было больно. Из глаз брызнули слезы.

Что-то происходило со всем ее телом. Неудобно стало сидеть, обхватив себя руками. Нос словно бы стал больше, ноги странно изогнулись, а стопы вытянулись. Прямо на глазах растрепавшиеся волнистые пряди темно-каштановых волос побелели и стали короче. Такими же светлыми волосками быстро стали покрываться руки, ноги, все тело.

Превращение было долгим и болезненным. Но все же оно завершилось. Боль утихла так же быстро, как и началась. Посреди комнаты лежала белая волчица, еще не до конца осознавшая, что произошло.

Скоро она поймет. Поймет и привыкнет. Волчица станет частью жизни девушки. А сейчас нужно спешить. Ее ждут.

Глава 2
Змеюка подколодная

Конец апреля, 2009 год


Полина сидела на скамейке возле бревенчатой стены небольшого деревенского домика. Не обращая ни на что внимания, она сосредоточенно снимала с себя старые кроссовки. Сегодня утром, осознав, что солнце наконец начало по-настоящему согревать, Полина решилась пройти босиком по согретым апрельскими лучами дорожкам. И ей было все равно, что, несмотря на теплое солнце, земля и воздух еще не успели прогреться как следует, поэтому тропинки, проложенные тут и там по огороду, были очень даже холодными.

Она любила ходить босиком летом. Ощущать стопами мягкую свежую траву, податливую землю, горячие камни. Сейчас до лета было еще далеко, но девушке уже не терпелось вновь испытать это волшебное ощущение единства с природой. Своей босоногой прогулкой ей хотелось выразить протест долгой зиме и вместе с тем поприветствовать показавшиеся на горизонте теплые деньки.

Сняв второй кроссовок и избавившись от носков, Полина опустила ноги на дорожку. Она старалась не замечать холода от земли и очень радовалась тому, что солнце действительно немного пригревает верхнюю часть стопы и оголенные до колен ноги. Ей хотелось верить, что весна вот-вот, не сегодня завтра, превратится в лето. Да и как тут можно было не верить, когда так ярко и тепло светило солнце, а небо просто-таки сияло голубизной! Девушка подставила лицо согревающим лучам и зажмурилась от света и удовольствия. Ноги ее теперь крепко стояли на земле, привыкая к почти позабытым за долгую зиму ощущениям.

Из домика вышел папа. Он очень хотел бы присоединиться к дочери, но вспомнил, что за выходные нужно успеть разобрать вещи в сарае, и, грустно вздохнув, прошел мимо. Полина посмотрела ему вслед, затем встала и сделала шаг по тропинке, выложенной бетонными плитами. Прекрасное чувство детской радости захлестнуло ее, и она закружилась на месте, ловко перепрыгивая с ноги на ногу. Потом она промчалась по не вскопанным еще грядкам огорода, царапая и обкалывая ноги твердыми комьями прибитой земли, но чувствуя себя при этом все так же естественно и хорошо. Когда ноги устали от подобных целительных процедур, она выбежала на тропинку, ведущую между грядок прямо к большой железной бочке с талой и дождевой водой. Возле дна огромного сосуда образовалась лужа, которая все никак не хотела просыхать, и прямо в этой луже, обмотанный вокруг бочки, лежал шланг. На него-то Полина и встала, чтобы заглянуть внутрь и увидеть свое отражение.

Длинные светлые волосы, худое лицо, усыпанное милыми веснушками, аккуратный носик и выразительные глаза. В такой чудесный день ей нравилось в себе все, и она радостно улыбнулась. Отражение улыбнулось в ответ.

Папа вытащил из сарая старый велосипед, поставил его, прислонив к стене дома, и потер руки.

– Смотри-ка, что нашел! – сказал он дочери. – Зверь! Педали и колеса, главное, есть, а больше ничего не надо! С таким хоть в цирке выступай!

– Разве что в цирке, – засмеялась Полина, оборачиваясь и глядя на старый велосипед без руля и сиденья.

Папа почесал затылок, еще некоторое время посмотрел на велосипед, а потом опять вернулся в сарай. Полина решила присоединиться к нему: мало ли что еще интересного можно было найти в старом сарае? Она уже было собиралась вновь ступить на дорожку, как вдруг что-то еще более холодное, чем земля, коснулось ее ноги. Сердце замерло от страшной догадки, но тут же вновь забилось, сильнее и быстрее, чем прежде.

– Просто трава, – тревожным шепотом попыталась внушить себе девушка.

Боясь пошевелиться, она все же нашла в себе силы медленно опустить голову вниз. От увиденного ее охватила паника: мимо, касаясь длинным холодным телом ее обнаженных ног, ползла темная полуметровая змея. Неслышно она обогнула бочку и скрылась в земляном проходе.

Только когда змея полностью исчезла с глаз, Полина вдруг содрогнулась всем телом и бросилась к небольшой скамеечке, стоявшей в метре от нее. Ей хотелось оказаться сейчас как можно выше от земли, и эта скамеечка была единственным спасением. Ноги заплетались, не слушались. Девушка несколько раз оскользнулась на месте, содрав кожу о шершавую стенку железной бочки, а потом произошло нечто ужасное.

Что-то вдруг обвило тонкие голые ноги и без того испуганной девушки. И это что-то было толстой длинной черной змеей, которая непременно хотела съесть свою добычу прямо здесь и сейчас, чтобы потом несколько месяцев переваривать ее в своем желудке. Полина нисколько не сомневалась в этом. Ее охватила настоящая паника. Девушка задергалась, стараясь высвободиться из пут, не дать обвить себя полностью, не дать задушить. Наконец, не в силах больше сдерживаться, она закричала, при этом резко разворачиваясь на месте и пытаясь освободить одновременно обе ноги. Равновесие было утрачено, ноги заскользили по толстой черной шкуре кошмарного монстра, который только крепче сжимал ее побелевшие лодыжки. Падая, девушка нелепо взмахнула руками, но это не спасло: виском она с силой ударилась о край скамеечки, которая совсем недавно должна была стать спасительным островком. Свет, мир, страх – все померкло.


Далекий, словно во сне, голос становился все отчетливее. И вот уже гул превратился в отдельные слова, в которых можно было понять смысл:

– … будет хорошо. Сотрясение легкое. Правда, у нее шок, так что не думаю, что она сейчас что-нибудь поймет. Побудьте с ней пару минут, а потом дайте отдохнуть и прийти в себя.

– Спасибо, – глухо произнес знакомый мужской голос в ответ.

Она была птицей, смотрящей на все с высоты своего полета. Крыльями она разгоняла туман, окутавший мир. Острый слух ее слышал не просто слова, но мысли. Зоркий глаз смотрел насквозь, заглядывая в самую душу. Она была птицей. И кругами спускалась вниз, все дальше и дальше разгоняя клубящийся вокруг бледно-серый туман.

И вот мир перевернулся. Только что она смотрела сверху вниз, а теперь наоборот. Перед глазами растянулся побеленный высокий потолок, под спиной чувствовалось знакомое с детства сопротивление пружин старой кровати. Откуда-то справа на лицо падали редкие лучи заходящего красного солнца, а слева обжигали сердце обеспокоенные взгляды родителей. Они сидели на соседней свободной койке и молчали.

«Что случилось? Где я?» – подумала Полина.

Голова раскалывалась на части, в ушах стоял какой-то неопределенный гул. Ей сложно было говорить: губы пересохли, мысли текли медленно и вязко.

Заметив, что Полина открыла глаза, мама тут же встала с места и подошла к ней.

– Все хорошо, – заботливо сказала она. – Ты в больнице. Тебе нужно поспать. Хочешь пить?

Полина кивнула. Она видела, как отец уже наливает в стакан немного воды из бутылки и протягивает маме. Мама подносит прохладный стакан к ее пересохшим губам и, придерживая ее голову, наклоняет. Живительная влага придает сил, но голова вдруг начинает кружиться, к горлу подступает неприятный комок тошноты. Девушка медленно опускается обратно на подушку и закрывает глаза.

Словно невидимые качели отрывают ее в этот момент от кровати и несут вверх. Разноцветная карусель красок бежит перед глазами. Небо опять меняется местами с землей.

«Как же я не досмотрела? – проносятся у нее в голове чужие мысли. – Я же рядом был. Как не заметил? Почему так долго шел, когда услышал крик? Надо обязательно вытравить всех змей и убрать этот шланг!».

Она слышит даже очень тихие мысли и видит самую глубину чувств. Туман еще мешает ей, но придет время, и она научится разгонять его. А сейчас ей нужно лишь немного поспать.

Глава 3
На крыльях нелюбви

Май, 2009 год


Весна. Это, наверное, самое многообещающее время года, самое вдохновляющее и чувственное. Лишь только заслышав голос весны в хмуром феврале, мы уже чувствуем, как ее силы начинают нас наполнять. Мы видим лучики солнца, чувствуем первое тепло и думаем о том, что пора что-то менять в жизни. Тает снег, и нам кажется, что мир обновляется, что нужно обновляться вместе с ним. Даже когда возвращаются морозы, они не кидают нас обратно в зиму, а лишь напоминают о том, что все переменчиво, или о том, что нет худа без добра, или о том, что природа непостижима, таинственна и капризна.

Затем становится теплее. Мы снимаем тяжелые пуховики и сжимающие голову шапки, и нам становится так легко и свободно, словно мы птицы, вспорхнувшие в небеса. От этой свободы нам хочется безумствовать, выражать себя. Потом начинают цвести деревья, зеленеет трава. Мы видим красоту и вдохновляемся ей и тем таинством возрождения, которое она несет с собой. Нам самим хочется творить и совершать что-то прекрасное. Например, влюбляться. Или признаваться в любви. Мы готовы любить безотчетно, безответно. И так сильно горит в нас надежда, что все будет только хорошо, что противиться ей иногда невыносимо. И мы улыбаемся.

Алиса улыбалась, спеша мимо дворов по дороге в школу. Улыбалась, вдыхала свежие ароматы теплой весны, любовалась маленькими, проклюнувшимися зелеными листочками на деревьях, молодой травкой, прозрачными лужами. На ней уже давно не было тяжелого пуховика. Сегодня она надела легкий цветастый плащик, платье с поясом, подчеркивающее ее стройную фигуру, и туфельки на небольшом каблуке. Ее длинные светлые волосы были распущены и пышными волнами ложились на спину. Голубые глаза ее сияли, а легкий румянец на щеках делал ее и без того милое лицо еще более милым и привлекательным.

В ее душе, как везде вокруг, была весна. Алиса чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Ей казалось, что еще немного – и ноги ее оторвутся от твердой земли, она полетит вперед, легкая, свободная, счастливая. Полетит прямо в объятия человека, которого, кажется, по-настоящему полюбила. Всего три месяца они вместе, но она чувствует сейчас, что очень сильно любит его. Раньше она, наверное, не до конца понимала это, но сейчас понимает. Вот она любовь: крылья за спиной, счастье в сердце. Разве не такой она должна быть?

Вдохновленная своими мыслями, Алиса вспорхнула по лестнице к двустворчатой двери и широко распахнула ее, вступая в холл родной школы, как на сцену театра. Предучебная суета тут же окружила ее, но это ничуть не омрачило девушку. Уверенная в себе и в своих чувствах, высоко подняв голову, улыбаясь и здороваясь со всеми знакомыми, она вошла в коридор, ведущий в крыло старшеклассников.

– Лада, привет! Как твои дела? Полина сегодня еще не пришла? – ее голос серебристой речкой разливался в толпе, – Позвоню ей сегодня, узнаю, как она. Дианка, привет! Как идет подготовка к экзаменам?.. Ой, извини, мне нужно кое-что сказать одному молодому человеку. Сережа! Сереженька! Привет! Хотел от меня убежать, богатырь? Ты очень занят? Мы с мамой хотели пригласить тебя в гости. Давно ты у нас не был. Уверена, у тебя найдется время для нас.

Алиса улыбалась, щедро одаривая окружающих своим счастьем. Она легко вступала в разговор, легко выходила из него, оставляя после себя шлейф ароматных цветочных духов и хорошего настроения.

– Привет, Матвей! Здравствуй, Лера! Рада вас видеть! Может быть, в этот раз, юноша, вы наконец остановитесь. Пора бы остепениться и выбрать свою единственную. Конечно, подумай! Разве я посоветую плохое? Кстати, ты не видел Никиту?.. Интересно, где же он? Еще не пришел?

Она внимательно осматривалась, пытаясь разглядеть среди пестрой толпы учеников одного-единственного, к которому так стремилось сейчас ее сердце. Легким движением она собрала волосы на затылке в незамысловатую и воздушную прическу, что придало ей странное сходство со светлым облачком, парящим в небе.

Не увидев знакомого лица в коридоре, Алиса поспешила подняться по лестнице на другой этаж. Может быть, он там? Решил уйти подальше от суеты? Что на него, конечно, не похоже. Он всегда любил бывать в центре внимания, как и она.

Перепрыгивая через ступеньку, девушка миновала пролет и вдруг резко остановилась, едва не споткнувшись. Она так хотела видеть Никиту, так хотела обнять его и разделить с ним то чувство, которое несла от самого дома, что еще некоторое время пыталась заставить себя поверить, что обозналась. Но она не обозналась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное