Елизавета Надежникова.

Снук и близнецы. В стране говорящих игрушек



скачать книгу бесплатно

Моему чудесному детству,

моим добрым и волшебным маме и бабушке,

моему сказочному принцу Александру,

моим плюшевым мишке и зайчику

и всем-всем-всем, кто еще не разучился верить,

что на свете бывают добрые и злые волшебники,

посвящается эта книга


© Елизавета Надежникова, 2017


ISBN 978-5-4483-5953-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая
ПОДАРОК К НОВОМУ ГОДУ

Как же долго тянется время, когда просто сидишь дома и ждешь, ждешь, ждешь… Мама сказала, что осталось только два часа, что папа уже звонил с работы и скоро вернется. И почему она сама не может вместе с нами сходить в магазин? Просто потому, что она занята на кухне, «у нее и без нас голова кругом идет», как она выразилась.

Вот мы с Аленой и сидим в нашей комнате почти с самого утра, ждем папу. Алена – моя сестренка-близняшка. Ей, как и мне, десять лет. За то, что мы обе без троек закончили четверть, родители обещали нам, что сами сможем выбрать себе подарок к Новому году. Папа сказал, что придет тридцать первого декабря с работы пораньше, и вместе мы сразу направимся в магазин. Наши родители всегда выполняли свои обещания. А на соседней улице недавно как раз открылся новый магазин игрушек, вот туда мы и пойдем. Ну, если папа все-таки придет «пораньше».

– Кать, сколько еще? – это Алена наконец-таки подняла глаза от компьютера. Целый день играет в своих «Симсов»!

– Мама сказала, что часа через два. Папа уже звонил.

– У-у-у… Долго как…

– А тебе-то что? Это я просто так сижу, а ты все время играешь! Вот и радуйся!

– А кто тебе мешает тоже чем-нибудь заняться? – начала злиться Алена. (Наверное, что-то не ладится у нее в игре!)

– Интересно: и чем же? Я тоже хотела поиграть во что-нибудь компьютерное, но ты просто приросла к стулу возле компа!

– Можно подумать, кроме компьютера, больше ничего нету! Тебе лишь бы меня согнать! Из вредности! Когда ты вчера тут три часа играла, я ничего не говорила! Я просто ждала, я… – Алена аж подскочила, готовая ринуться в атаку.

– Ладно, все! – перебила я. – Отстань от меня. Делай, что хочешь. Мне все равно…

Я вернулась на диван возле окна и начала смотреть на падающие за окном снежинки. Насупившаяся Алена снова уставилась в монитор. Вот купить бы сегодня второй компьютер, тогда мы точно с сестрой никогда бы не ссорились из-за этого! Но об этом лучше и не мечтать… Мы еле-еле уговорили родителей купить нам один на двоих, а тут два… Как же! Да, и чего я к Аленке пристала? Пусть себе играет… Она права: это я – из вредности. Нет, точнее не из вредности, а, как говорит мама, «чтобы злость на ком-то сорвать». Надо бы помириться, но… самой как-то не очень хочется, а эта вредина ни за что первая мир не предложит.

Ну, и ладно. Можно подумать, мы раньше никогда не ссорились! Да тысячу раз на дню! И, кстати, все из-за того же компьютера, в основном…

Наверное, два часа – это не так уж и много (какие-то сто двадцать минут!), но мне показалось, что прошла просто целая вечность, когда наконец-то раздался долгожданный звонок в дверь, и вернулся папа.

– Эй, молодежь! В магазин-то идем или как? – это папа заглянул в нашу комнату. – Ага! Все в компьютер играем? Ох, придется мне вас лишить этого удовольствия.

– Я тебе говорила, что ничего хорошего в этих компьютерных играх нет, – тут же подхватила мама. – Только зрение себе портят и ссорятся постоянно, чья теперь очередь играть.

– Это не я! – вырвалось у меня. – Это Алена!

– Что-о-о? – сестра просто задохнулась от негодования. – Я? А ты расскажи, расскажи, сколько ты вчера тут сидела! Расскажи, расскажи при папе!

– И расскажу! – понесло меня. – Ровно три часа, а ты сегодня почти целый день! Что? Скажешь, я вру?

– Ну, что я тебе говорила? – мама снова обратилась к папе. – И как они смогут выбрать себе новогодний подарок? Они же передерутся прямо в магазине!

– Все! Прекратите разговоры! – папе решительно надоел наш спор. – Начнут драться – значит, никакого подарка им не будет, и мы тут же вернемся домой. В общем, так: или мы сейчас же идем в магазин, или я остаюсь дома вплоть до начала следующего года!

Долго уговаривать ни меня, ни Алену не пришлось. Мы моментально оделись и вслед за папой выбежали за дверь.

– Девочки, постарайтесь выбрать себе что-нибудь посерьезнее! – уже на лестнице напутствовала нас мама. – Вы уже взрослые… Хватит уже этих игрушек!

– Постараемся, постараемся! – в один голос прокричали мы с Аленой.

– Между прочим, вы сами говорили, что мы можем выбрать все, что угодно! – успела добавить сестра. Вот вечно она – в своем репертуаре!..

Глава вторая
ЗАГАДОЧНЫЙ МЕДВЕЖОНОК

Не знаю, как вы, но я очень люблю гулять по городу именно зимними вечерами. И именно накануне Нового года! Это вообще мой самый-самый любимый праздник. Во-первых, у нас уже начались зимние каникулы, которые закончатся еще совсем не скоро. Во-вторых, нас с Аленкой, как всегда, ожидает целая куча подарков и сладостей, потому что все, кто будут приходить к нам в гости в эти дни, непременно будут приходить не с пустыми руками. А, в-третьих… Новый год – это просто очень красивый праздник! Идешь вечером по городу и будто в сказке оказываешься: кругом гирлянды, огни, елки, красивые витрины магазинов, играет музыка…

А вот папа идет и ворчит про то, что мы выбрали самое неподходящее время для покупки подарка. Мол, нужно было все-таки идти раньше, а сейчас везде очереди, и, наверное, народ уже раскупил все самое хорошее к празднику, до которого осталось всего несколько часов. Нет, он по-своему прав, наверное, но все равно Новый год – это здорово!

Я уже говорила, что тот магазин игрушек, который мы выбрали с Аленой, открылся совсем недавно. Мы так и не решили с сестрой, что именно мы хотим там купить, поэтому заранее договорились, что выберем сообща и прямо в магазине.

– Так, девчата, – остановил нас папа около входа в магазин, – условимся сразу, что подарок вы себе выбираете оперативно. Не хотелось бы встретить Новый год в магазине среди игрушек…

– А мне хотелось бы!.. – вырвалось у Алены, жадно поглядывавшей на витрину.

– Алена! – одернула я сестру.

– Вот-вот! – поддержал меня папа. – И, пожалуйста, помните, что мы с вами уже договорились о той сумме, на которую вы можете рассчитывать, чтобы потом – без всяких там обид. Ну, и про мамин совет не забывайте… Постарайтесь найти что-нибудь посерьезнее все-таки, хорошо?

– Хорошо! – радостно прокричали мы и стали протискиваться сквозь толпу, чтобы попасть в магазин. Ох, и народу же здесь!

Про сумму папа напомнил совсем не зря. Еще раньше они с мамой говорили нам, что, хотя и разрешат нам с Аленкой самим выбрать себе новогодний подарок, но только так, чтобы он стоил в разумных пределах. Мы тогда еще переспросили, что такое «разумные пределы», и папа с мамой назвали в ответ точную цифру. В общем, так: нельзя выбирать в подарок то, что стоит больше этого числа. Но, честно говоря, у меня (уверена, что и у Алены тоже) все пределы моментально улетучились из головы, как только мы увидели витрину нового игрушечного магазина. И только папины слова сумели нас вернуть в реальность! Надолго ли?

– Вау! Ален, смотри! – я одернула сестру около прилавка с куклами.

– Да, ну тебя! Что мы – маленькие, что ли? – отмахнулась Аленка. – Ну, красивые, конечно… Но у нас и так кукол полным-полно… Пошли к компьютерным играм лучше.

– Ну, а что мы здесь не видели, скажи? – спросила я сестру, когда мы уже стояли около прилавка с играми. – Вот это у нас уже есть… Это – ерунда… А остальные – дорогие.

– Да-а-а… – протянула Алена, уже с грустью озираясь по сторонам. – Там были, здесь ничего не нашли… Это у нас есть, этого не хочется. Так вообще ничего не купим…

– Что тяжело самим-то выбирать? – улыбнулся папа.

– Еще как! – ответила я. – Нужно что-то одно найти, а тут… всего полно…

– Вот и поторапливайтесь! Вы уже полчаса по магазину носитесь, как угорелые, а ничего выбрать так и не смогли! Посмотрите повнимательней, даю вам еще немного времени и жду возле кассы, – добавил он и отошел, оставив нас вдвоем с сестрой.

– Ну, куда еще заглянем? – спросила меня Алена, задумчиво глядя вслед папе.

– Погоди. Давай все-таки решим, чего нам больше всего хочется, – предложила я. – Кукла отпадает, так?

– Так, – согласилась Алена.

– Значит, в тот отдел больше не идем. В играх мы тоже ничего не нашли, так?

– Ну, так, так, – начала уже злиться Алена. – Что ты со мной, как учительница, разговариваешь?

– Я могу вообще с тобой не разговаривать! Только мы так ничего и не выберем, и новогоднего подарка нам не видать!

– Ладно, ладно… – Алена пошла на мировую. – В книжках я тоже не видела ничего такого, вон там – еще блокноты всякие, карандаши…

– Ой, как интересно накупить на Новый год кучу блокнотов и карандашей! – не выдержала я.

– Ну, а что ты тогда от меня хочешь? – снова завелась Алена. – Ну, пойдем купим себе ящик киндер-сюрпризов! Вот они рядышком, даже идти далеко не надо! Будем всю ночь трескать, а к утру у нас будет целая куча маленьких игрушек и фантиков!

В общем, решили проблему, называется… Разве с моей сестрой можно что-нибудь решить? А все еще говорят, что мы с Аленой – такие одинаковые, такие похожие… Мы – одинаковые, потому что близнецы, а вот характеры у нас – очень даже разные!

Мы еще немного потоптались на месте, злясь друг на друга и на то, что нам ничего не выбрать в этом океане игрушек, сладостей, книжек и прочих радостей, как вдруг мой взгляд упал на еще один отдел. Покосившись на сестру, я увидела, что и она смотрит в ту же сторону.

– Там мы, кажется, еще не были, – сказала Алена. – Пойдем?

– А если и там «ничего такого»? – поддразнила я.

– Значит… Ничего… – ответила Алена. – Ну, так идем или нет?

– Пошли, – вздохнула я. Что же еще остается? Так и вправду ничего не купим. Вон уже и папа у кассы нервничает и поглядывает на часы.

Отдел оказался небольшим, но сплошь и рядом в мягких игрушках. Глаза просто разбегаются. Только это, наверное, совсем не серьезно покупать себе на Новый год какого-нибудь плюшевого зайца, когда тебе уже десять лет? Мне почему-то вспомнился мамин и папин совет. Ну, а если не зайца? Если, например, медведя? Медвежонка? Вот, например, как этот… Ой! Надо же! Медвежонок! Я даже сама не заметила, что уже давно стою, как вкопанная, около одного очень забавного мишки.

– Надо же! Какой-то он… необычный, как живой… – вырвалось у меня вслух.

– Ага! И я тоже смотрю и никак не могу понять. Почему-то он мне ужасно нравится, – оказывается, и Алена стоит тут же и, как зачарованная, смотрит на это же плюшевое создание.

Мы с сестрой переглянулись.

– Нам больше никогда в жизни не разрешат самим себе покупать подарки, если мы будем выбирать плюшевых мишек, – заговорщицки прошептала мне Алена. – Ну… что скажешь?

– А ты… хотела бы его купить? – таким же шепотом переспросила я.

– А ты?

– Я первая спросила!

Алена не ответила и снова начала смотреть на медвежонка. Кстати, и я тоже. Из оцепенения нас вывел папин голос (наверное, папе уже надоело нас ждать возле кассы):

– Красавицы мои, у вас совесть есть? Магазин через пятнадцать минут закрывается, вы хоть что-нибудь себе выбрали, или мы здесь заночуем?

Я посмотрела на Алену. Алена ответила мне таким же взглядом. Эх… была – не была!

– Да, пап, мы выбрали. Вот… – я показала на нашего загадочного медвежонка. Нет, правда, и почему он так привлек и мое, и Аленино внимание?

– Вы сами говорили, что мы можем выбрать все, что угодно! – скороговоркой протараторила Алена (уже второй раз за этот вечер, кстати!)

– Хм… – только и ответил папа, взглянул на ценник и добавил: – А поинтереснее, посерьезнее вы ничего не нашли, значит? Девчата, вам все-таки уже десять лет, а тут… медвежата какие-то…

– Вы сами говорили, что… – опять начала свое Алена.

– Да заткнись ты! – оборвала я ее. – Хочешь все испортить?

Папа еще немного постоял возле нашего медвежонка, опять посмотрел на часы и, вздохнув, произнес:

– Ладно. Что с вами поделаешь? Берите своего зверя, а я пойду расплачусь…

– Класс! – взвизгнула Алена, хватая с прилавка плюшевого красавца.

– Вау! – выкрикнула я, пытаясь ухватить его хотя бы за мягкую лапку. Вот всегда так: я все улаживаю, а эта сестричка норовит схватить все первой!

Домой мы шли молча. Папа, похоже, был не очень доволен нашим с Аленой выбором подарка. Алена так и несла медвежонка, крепко обхватив его обеими руками. А я шла и думала, почему же нам обеим так захотелось купить себе именно такой подарок? Ведь вокруг было столько всего, да и дома у нас – просто плюшевый зверинец, в который мы даже не играем! Но этот медвежонок… «Какой-то он… необычный, как живой…», – вспомнила я свои собственные слова.

И, словно в ответ на все мои вопросы, в сумерках новогоднего вечера как-то загадочно блеснули глазки-бусинки нашего нового питомца…

Глава третья
ПРАЗДНИК

А дома уже вовсю чувствовалось приближение Нового года. Пока мы были в магазине, мама уже успела приготовить все праздничные блюда, и, когда мы вошли, наряжала елку.

– Ой, мам! А что же ты нас не подождала? – спросила я с порога.

– Катюша, так подключайтесь. Вы так долго были в магазине, вот мне и пришлось начинать без вас… Ну, как? Подарок выбрали?

– Да… – замялась я. – Только тебе не понравится…

– Ну, в конце концов, это ваш подарок самим себе! – засмеялась мама, продолжая украшать елку. – Небось, игрушка какая-нибудь? Я угадала?

– Да, угадала, – ответила я. – Вот, смотри…

Мама выглянула из-за елочки, посмотрела на медвежонка в руках у Алены и сказала уже более серьезно:

– Да, девчонки, вы неисправимы.

– Ты не представляешь! – вмешался папа. – Эти красавицы вначале полчаса носились по магазину, из отдела в отдел. Я думал, что они никогда ничего для себя не выберут! И только за несколько минут до закрытия обе просто застыли около этого зверя! Ума не приложу: что они в нем нашли?

– Они просто еще очень маленькие девочки, – сказала мама. – Что еще могут выбрать дети себе в подарок? Переодевайтесь и мойте руки.

Мы с Аленкой направились в ванную.

– Слушай, а как мы его назовем? – спросила я сестру, намыливая руки.

– Ой, Катька! Ты и вправду, как маленькая! – ехидно ответила Аленка. Но, подумав, сказала: – Я думаю, Снук.

– Что? Как? – не поняла я.

– Снук, – повторила Алена.

– Почему… Снук?

– Не знаю… – пожала плечами Алена. – Так просто. Да там и на этикетке было написано: «Плюшевый медвежонок Снук». Его уже и без нас назвали…

Ну, Снук – так Снук…

А потом мы вместе с мамой украшали елку и помогали накрывать на стол. Мама вовсе не сердилась на нас за то, что мы выбрали себе такой несерьезный подарок. Скорее, она просто удивилась тому, что у нее все-таки еще слишком маленькие дочки. Она ведь так и сказала об этом папе. Да мы и сами с Аленой были удивлены не меньше мамы, почему нас так приковал к себе этот забавный плюшевый зверек?

Когда мы уже всей семьей сидели за праздничным столом и встречали Новый год, мама и папа все-таки пожелали нам с Аленой поменьше ссориться, быть более разумными, хорошо учиться и быть серьезнее в наступающем году. (Интересно: разрешат ли нам родители и дальше самим себе выбирать подарки?)

Целую новогоднюю ночь нам сидеть за праздничным столом не разрешили. Ну, как всегда, в общем. Да нам и самим уже немного поднадоело: мы очень скоро здорово объелись, накричались, «напоздравлялись» и нахлопались хлопушками. «Набесились», как сказал папа. Поэтому и я, и Алена были даже немного (ну, совсем немного!) рады, когда мама напомнила, что нам с сестрой пора идти к себе в комнату.

И потом: кто сказал, что в новогоднюю ночь в собственной комнате нужно обязательно спать? Можно подумать, там больше нет никаких других занятий!

Правда, придя из гостиной в нашу комнату, мы все-таки честно натянули пижамы, забрались в кровати и даже свет выключили. А что дальше?

Глава четвертая
НОЧНОЙ СОБЕСЕДНИК

– Эй, Кать! Ты спать хочешь? – раздался сверху голос Аленки (у нас двухъярусная кровать, и сестра обычно спит наверху).

– Не-а. А ты?

– Я тоже… Что делать будем? Может… подушечный бой? – спросила Алена, первой сбросив на меня подушку.

– Да, ну тебя! Старо! – я закинула подушку обратно сестре. – А ты не видишь, сколько сейчас времени?

– Три часа. Три часа нового года…

Странный какой-то у Аленки голос… Как будто мультяшный. Правда, моя сестричка – мастер голоса подделывать! Или мне просто показалось?

– Кать, ты чего? – в темноте комнаты я увидела, как Аленина голова свесилась с верхнего яруса нашей кровати.

– А чего я?

– Сама себя спрашиваешь – сама себе отвечаешь…

– Я сама себе отвечаю? – я даже присела на кровати от возмущения. – Я спросила, сколько времени, а ты ответила, что три часа! Еще и голос подделываешь!

– Я ничего не говорила. Честно! – ответила Алена.

– Слушай, перестань меня разыгрывать! Ну, а кто, по-твоему, это сказал?

– Это я сказал. Ваш Снук, – услышала я опять этот странный голосок, который вначале приняла за Аленкин.

Бум! Бах! Это Алена кубарем скатилась на мою половину кровати.

– Кать, ты слышала, слышала? – спросила сестра, хватая меня за руку. – Скажешь, что это опять не ты?

– Говорят тебе, что нет! – начала уже злиться я. – Я думала, что это ты меня разыгрываешь.

– Да не я это, честное слово! – почему-то зашептала мне на ухо Аленка. – Слушай, мне страшно. Может, это привидение?

Мне уже и самой стало не по себе. Если это и вправду не Аленкины штучки, то кто же это? А, если действительно привидение? Тогда почему мы его не видим? Потому что темно? Или это привидение-невидимка?

Я оглядела комнату. Глаза уже понемногу привыкали к темноте. Ничего особенного… Вот наши письменные столы, вот стулья, вот наш компьютер, вот диван, где я сегодня сидела почти весь день и ждала папу, вот кресло… А что это в нем странно поблескивает? Ах, ну да! Это – глазки-бусинки нашего нового плюшевого медвежонка Снука… Снука???

– А ты слышала, что в последний раз говорил этот… голос? – снова зашептала Аленка. – Он сказал: «Это я, ваш Снук». Но ведь Снук – это медвежонок, которого мы сегодня купили!

– Алена, у тебя бред! Иди, попей водички, как говорит папа! По-твоему, игрушки разговаривать умеют? Тебе сколько лет? И отпусти, наконец, мою руку!

– Катя, Алена! Не ссорьтесь, пожалуйста, – услышали мы снова. – Это действительно я, ваш медвежонок Снук, которого вы вместе с папой сегодня купили в магазине. Просто я – не совсем обычная игрушка. Я умею разговаривать… И не только это… Я…

– Ма-а-а-ама, ма-а-а-амочка! – заорала Алена, снова хватая меня за руку.

– А-а-а-а-а! – завопила я, хватая, в свою очередь, руку сестры.

– Тише, тише! Сейчас сюда придут ваши родители, и я не успею сказать вам самое главное, – заволновался наш ночной собеседник. – И не бойтесь меня, пожалуйста.

Мы с Аленой сидели на кровати, вцепившись друг в друга, затаив дыхание и даже боясь пошевельнуться. Кричать и звать кого-то на помощь уже и вправду расхотелось. Нет, это, наверно, просто сон. Такой особенный новогодний сон. Сон на двоих.

В комнате вновь повисла тишина. Было слышно только, как тикают часы, и немного шум телевизора из гостиной, где родители продолжали праздновать Новый год.

Первым тишину опять нарушил наш собеседник:

– Ну, вот. Очень хорошо, что вы больше не кричите. У меня к вам просьба, – продолжил он, – вы не могли бы мне помочь забраться к вам на кровать? Я, конечно, умею передвигаться, но… ваша кровать слишком высокая для меня, а я… не очень большой медвежонок.

Боже мой! Он еще и передвигаться умеет! Нет, это сон, сон, сон!

– Кать, ты слышала? – прошептала Алена. – Он еще не все сказал… Он хочет подойти к нам поближе и просит помочь…

– Да слышу я! Не глухая!.. – оборвала я шепот сестры. – Но зачем ему сюда забираться-то?

Вместо Алены ответил голосок из кресла:

– Мне нужно сказать вам самое главное. И у нас с вами уже мало времени, – пояснил он. – И еще я хочу, чтобы вы наконец перестали меня бояться.

Вот это да! Ему нужно нам что-то сказать, и у нас мало времени! А куда мы можем опаздывать в три часа ночи, скажите на милость? Что, вообще, происходит?

– Ну, что? – наклонилась я к уху Алены. – Рискнем? Все-таки нас двое, а он… один… если что… Или ты боишься плюшевых игрушек?

– Я? – мой последний вопрос, похоже, задел сестру за живое. – Еще чего!

Помолчав, она добавила:

– Но только чурики: идем к креслу вместе.

На том и порешили.

Взявшись за руки, мы на цыпочках подошли к креслу, в котором сидел наш медвежонок. Его глазки-бусинки по-прежнему блестели в темноте. Кресло стояло у окна, и мы наконец-то смогли разглядеть того, кто нас так здорово напугал несколько минут назад. Хотя… что его разглядывать? Все тот же плюшевый медвежонок, которого мы сегодня сами выбрали в новом игрушечном магазине на соседней улице. Смешной, забавный, толстенький и светло-коричневый мишка с блестящими глазками-бусинками. Как все игрушки…

У самого кресла мы опять замешкались. Перед нами сидит самая обычная игрушка, на дворе – глубокая зимняя ночь, а мы на пару с Аленой, в пижамах пытаемся тут кому-то помочь добраться до нашей кровати! И кому? Вот этой самой игрушке, потому что нам обеим померещилось, что она умеет разговаривать?

– Вы снова меня боитесь? Я не кусаюсь…

Ой! Ущипните меня, ущипните! Нет, честное слово, мне ЭТО не показалось! Этот… этот плюшевый медвежонок действительно говорит с нами! Ого, он еще и привстал на кресле! Он двигается! Он… он… живой? Он не игрушечный?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4