Элизабет Вернер.

Два мира



скачать книгу бесплатно

Маленький Адди действительно несся по лужайке так быстро, как только позволяли его коротенькие ножки. Он весь раскраснелся от волнения и, едва добежав до веранды, закричал:

– Папа, мама, он поцеловал ее, я сам это видел!

– Кто и кого поцеловал? – спросил Гунтрам.

– Дядя Гелман и тетя Алиса.

Громкий смех родителей был ему ответом.

– Ты, кажется, бредишь, мальчик! – воскликнул Адальберт. – Дядя Герман до этого не охотник, и ты отлично знаешь, что его даже нет здесь. Он в Хейзлтоне и приедет только завтра утром.

– Он здесь, – упрямо настаивал Адди, – и поцеловал тетю несколько лаз подляд, и не хотел пелестать.

Это известие было встречено с большим недоверием. Гунтрам чуть не задохнулся от смеха, а мать проговорила коротко и ясно:

– Адди, ты маленький дурачок!

– Да, мама, – подтвердил подбежавший Герман, слышавший весь разговор, – Адди действительно дурачок!

Бедный мальчик очень огорчился всеобщим издевательством, а бесцеремонно выраженное о нем мнение окончательно расстроило его, и он громко заплакал. Однако Траудль не обратила на это особенного внимания. Когда ее дети капризничали, она позволяла им кричать сколько угодно. Она взяла на руки маленькую Алису и последовала за мужем, который ушел с Германом в дом. Адди уселся на ступеньки веранды и действительно раскапризничался.

Он громко вопил о своей обиде. В таком безутешном состоянии нашел его Гофштетер, вернувшийся с лесничества.

– Что случилось с моим мальчиком? Опять Герман побил? – спросил он. – Я уже сколько раз говорил тебе, что в таких случаях не ревут, а дают сдачи.

– Он все-таки целовал ее, – упрямо повторил Адди, подняв заплаканное личико, – и несколько лаз. А они не хотят велить мне, и мама говолит, сто я маленький дулачок, а Гелман говолит, сто я всегда был дулачок.

Адди снова заплакал.

Гофштетер покачал головой. Было вполне в порядке вещей, что мальчики дрались, но при чем здесь поцелуи? Он ничего не понял из слов ребенка и начал расспрашивать его, как вдруг Адди подпрыгнул как мячик и закричал:

– Вот они, вот они!

Гофштетер оглянулся и вытаращил от изумления глаза: по лужайке шли Зигварт с Алисой, да еще под руку. Адди побежал им навстречу и заявил с торжествующим видом:

– Ты целовал тетю, дядя, там, в лесу. Я сам это видел, и я не маленький дулачок.

И тут случилось нечто, окончательно превратившее Гофштетера в статую. Графиня, эта важная светская дама, покраснела, как молоденькая девушка, вспыхнула до корней волос, а Герман Зигварт сказал смеясь:

– Ты настоящий маленький шпион. Зачем же ты подсматривал за нами? Дядя Гофштетер. не смотрите так, как будто на вас обрушилось небо. Мы жених и невеста и собираемся об этом всем объявить.

Он вошел в дом со своей невестой, Адди немедленно отправился за ними, а лесничий продолжал стоять, опустив руки и разинув рот, и старался постичь непостижимое.

В комнатах при неожиданном известии разразилась целая буря.

Траудль точно с неба упала, муж ее был сильно огорчен таким коварным молчанием. Они оба даже не предвидели случившегося.

– Ты даже ни на что не намекнул мне, когда я был в Хейзлтоне, – с упреком воскликнул Адальберт, – а ведь в то время, наверное, все уже было решено.

– Да, мы тогда уже обо всем договорились, – сказал Герман, – но мы решили с моим тестем при существующих обстоятельствах не говорить о нашей помолвке, а сразу объявить о бракосочетании, которое состоится на будущей неделе.

– На будущей неделе? – с удивлением повторила Траудль. – Но, Алиса, разве у тебя все уже приготовлено?

Алиса беззаботно и весело улыбнулась.

– Герман говорит, что это лишнее, и он прав, мы хотим как можно скорее стать мужем и женой, скромно повенчаемся в Берклее. Папа приедет из Хейзлтона, а потом мы вернемся с ним и поселимся на верхнем этаже нашей виллы.

Гунтрам был удивлен не меньше жены, он поспешил отвести своего друга в сторону и вполголоса спросил:

– Вы хотите жить на вилле? Да разве ты насовсем остаешься здесь?

– Пока да. Теперь я не могу увезти Алису от отца. Бывают часы, когда от воспоминаний о том, что он потерял, он впадает в уныние и потому особенно нуждается в нас. У меня еще целых восемь месяцев свободных, и это время я пробуду с ним.

– У вас будет очень беспокойный медовый месяц, – сказал Адальберт, – я ведь видел, какая там сутолока, точно в голубятне. У вас не будет ни минуты спокойной.

– О, нет! Морленд нашел необходимым перенести свою контору в город. Здание клуба, к счастью, не пострадало от огня, на верхнем этаже он поселился сам, а остальные комнаты будут отведены для заседаний и работы общества. Я ежедневно буду ездить туда, и мы с Алисой преспокойно заживем на вилле.

– А твоя поездка по Америке с научной целью?

– От нее, разумеется, придется отказаться. Но я об этом не жалею. Мое сотрудничество по возрождению города принесет мне больше пользы, чем любая поездка, а как зять Морленда я буду иметь на строительстве первый голос. Мы уже усердно принялись за дело, составляя пока лишь планы и проекты, которые очень скоро будут пущены в ход.

Гофштетер, оставшись один на веранде, постиг наконец совершившийся поразительный факт, так как в открытые окна слышал весь разговор.

Значит, все-таки мужем графини будет Герман? О нем-то он и не подумал. Нечего и говорить, что он был как будто специально создан для этой надменной золотой принцессы, потому что он-то никогда ничего от нее не возьмет. Он сумеет основательно подчинить ее себе и распоряжаться ею. Еще никогда в жизни лесничий не чувствовал такого глубокого удовлетворения, как в эту минуту.

Между тем обе молодые женщины подошли к окну, не замечая подслушивавшего их человека. Траудль все еще не могла освоиться с мыслью о такой скорой свадьбе. Она слышала с каким блеском и великолепием было отпраздновано в Нью-Йорке венчание Алисы Морленд с Бертольдом Равенсбергом, и потому нерешительно спросила:

– Значит, вы хотите венчаться в маленькой церкви в Берклее? И на свадьбе будут только твой отец и мы как свидетели? Это будет, пожалуй, такая же тихая и скромная свадьба, как наша в Равенсберге?

Алиса улыбалась сияющей, счастливой улыбкой, потом наклонилась к своей приятельнице и сказала голосом, какого Траудль еще ни разу от нее не слышала.

– Да, Траудль, такая же скромная и такая же счастливая.

Гофштетер, услышав этот тон, сложил руки и прошептал с глубоким вздохом облегчения:

– Он справился с ней, это несомненно. Браво, Герман!

Глава 27

Большой океанский пароход быстро приближался к берегам Европы. Было раннее утро, и туман еще окутывал море, но большая часть пассажиров уже вышла на палубу.

В стороне от других стояли высокий мужчина с белокурыми волосами и бородой и молодая женщина в дорожном плаще. Она вздрагивала от утреннего холода, а он заботливо наклонился к ней.

– Не лучше ли нам спуститься в каюту? Тебе не следует зябнуть, Алиса.

– О, нет! – запротестовала она. – Мне хотелось бы видеть, когда покажется берег.

Зигварт снял с плеч свой плед и укрыл ее.

– Почти год прошел с тех пор, как этот берег исчез из моих глаз, – сказал он, указывая рукой туда, где в туманной дали находилась Германия. – И чего только не случилось за это время? Мне, очевидно, уже было суждено работать в Хейзлтоне. Когда-то я воспротивился этому, но мне все-таки пришлось приложить руки к строительству нового города. Теперь уже все планы одобрены и, благодаря Богу, приводятся в исполнение.

– Но какой упорной борьбы это тебе стоило! – возразила Алиса. – Папе пришлось пустить в ход весь свой авторитет.

– Да, все стремились повторить прежнюю ошибку – начать строить как можно скорее и как можно небрежнее, не думая о возможности новой катастрофы. К счастью, папа «надавил» своим авторитетом. Кстати, тебе не жаль, что пришлось так быстро реализовать немецкие капиталы?

Алиса покачала головой.

– Нет, Герман, я никогда не любила Равенсберга. Я провела в нем всего один счастливый час – тот, когда мы поняли, что любим друг друга. Все, что было дальше – одно горькое воспоминание. Теперь Равенсберг в чужих руках, и мне кажется, что мы можем наконец сбросить с себя тяготевшее над нами бремя.

Зигварт нахмурился. Он подумал о катастрофе, стоившей жизни графу Равенсбергу, и о прощании с ним в ночь перед его смертью, потом решительно выпрямился и произнес:

– Да, забудем это прошлое, оно миновало навсегда. Нам обоим пришлось много вынести, чтобы сквозь мрачные тучи увидеть наконец безоблачное небо. И я везу тебя на родину как победную награду. Теперь мы будем думать только о нашем будущем, о его целях и задачах.

– Неужели ты уже думаешь о новой работе? – с легким упреком в голосе спросила Алиса. – Ты так много работал в последнее время, тебе следовало бы хоть немного отдохнуть.

– Отдохнуть? Я не нуждаюсь в отдыхе и не хочу отдыхать. Работа – счастье, жизнь, и я буду работать, пока хватит сил.

Даль посветлела, туман под солнечными лучами рассеивался.

– Со стороны Берндтов было, конечно, очень мило предложить нам остановиться у них, – снова заговорил Зигварт, – но я все-таки очень благодарен тебе, что ты отклонила это предложение. Будем пока довольствоваться моей холостяцкой квартирой. У меня довольно со вкусом обставленный уголок. К осени устроим себе квартиру и переедем туда… втроем.

Молодая женщина слегка покраснела и прислонилась головой к плечу мужа.

– Папа очень, очень счастлив, что появилась эта надежда, – тихо сказала она, – это облегчило ему разлуку. Ведь иметь внука всегда было его заветным желанием.

– И это поможет ему трудиться. Я уверен, что он не нуждается в подобном поощрении, но при прощании он все-таки снова повторил мне: «Для вас и вашего потомства». И он выполнит то, что задумал, работа у них так и кипит. Посмотри, Алиса, там уже показалась земля, наша родина!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21