Элисон Гудман.

Клуб «Темные времена»



скачать книгу бесплатно

Леди Дэйл покачала головой:

– Не верьте вы в эти истории, мой дорогой мистер Бердсли. Это дешевые газеты нас запугивают. В этой резне обвинен Джон Уильямс, и он сам доказал свою вину, совершив самоубийство. – Она подняла бровь и окинула взглядом собеседников. – Но вы не слышали о другом убийце, который вернулся в наши края? О лорде Карлстоне.

Упоминание имени графа еще сильнее привлекло внимание Хелен к беседе.

– Да-да, – оживился мистер Бердсли. – Он так красив! S?duisant![23]23
  S?duisant! (фр.) – Соблазнителен!


[Закрыть]
 – На этот раз он поежился от удовольствия. – Миссис Онория Делакомб вчера подталкивала к нему свою дочь. Она была готова выложить ее на блюдечко и подать лорду! Неужели эта милая леди не знает, что он сотворил со своей бывшей женой?

– Онория Делакомб и дьяволу бы спихнула эту усыпанную веснушками девчонку в надежде, что граф сделает ей предложение, – отмахнулась леди Дэйл. – С ее точки зрения, лорд Карлстон – завидный жених, и пятнышко позора на репутации ее не беспокоит.

– Я бы и любимую собаку ему не отдала, – усмехнулась леди Феллоуз. – Хотя, – добавила она, занеся пухлую ручку над блюдом со сладостями, – многие бы согласились, что мисс Делакомб похожа на бульдога. – Она наконец остановила свой выбор на булочке с кремом.

Мистер Бердсли хихикнул:

– Все равно это гиблое дело. Леди Карлстон так и не нашли, а по закону пропавший человек объявляется мертвым лишь по прошествии семи лет. Миссис Делакомб опечалится, узнав, что его светлость еще по меньшей мере три года будет считаться женатым.

Леди Феллоуз хмыкнула:

– Ох, прошу вас, позвольте мне рассказать Онории эту радостную новость!

Леди Дэйл позволила себе сдержанно улыбнуться:

– Сомневаюсь, что мисс Делакомб хватит очарования, чтобы пленить красавчика Карлстона, неважно, допускает это закон или нет. – Она задумчиво отпила красное вино из бокала. – Так или иначе, многие девушки, включая меня, не придут в восторг от того, что граф будет появляться в светском обществе. Перед лицом закона он чист, пока тело жены не обнаружили, но мы-то знаем, что сердце у него почернело от греха. До этого происшествия я общалась с лордом Карлстоном и душкой Элизой и могу сказать, что временное пребывание на континенте совершенно его не изменило. Разве что он стал еще холоднее и порочнее. – Леди Дэйл покачала головой, и накладные локоны, обрамляющие ее узкое лицо, осуждающе всколыхнулись. – Никогда не могла понять, за что Элиза его выбрала. Такая милая девочка, и герцог Сельбурнский был в ней заинтересован. Помните? Это было еще до кончины его отца, старого герцога. Тогда он именовался виконтом Ченоветом.

Хелен давно закончила чистить персик и подняла взгляд от тарелки.

Она не знала, что Сельбурн был влюблен в жену лорда Карлстона. Может, поэтому его верный друг Эндрю так ненавидел графа и даже своей сестре не поведал об их родстве?

– Помню, как герцог пришел с хлыстом вызвать лорда Карлстона на дуэль, – добавила леди Феллоуз. – Какой был скандал!

– Да, насколько я знаю, лорд Карлстон выхватил у герцога хлыст и избил его чуть ли не до потери сознания. – Мистер Бердсли вновь сладостно поежился. – Зверь, а не человек!

Хелен ахнула – неудивительно, что Эндрю не хочет иметь ничего общего с лордом Карлстоном. Ее выражение испуга привлекло внимание леди Феллоуз. Она сфокусировала на Хелен стеклянный взгляд своих маленьких глазок и нервно облизнула губы – вспомнила, что лорд Карлстон ее родственник. Леди Феллоуз, громко прокашлялась, взмахнула пухлой ручкой и сказала, ни к кому не обращаясь:

– Какой изумительный выбор фруктов! Вы так не считаете?

* * *

Ужин завершился около часа ночи, но поездка в карете тянулась дольше обычного: на северной части Бонд-стрит их задержали гуляки, которые все еще не разошлись по домам, продолжая отмечать Майский праздник. Дядюшка отправил Филиппа и Хьюго расчистить дорогу для экипажа, но, несмотря на высокий рост и красные ливреи, лакеи потратили минут двадцать на то, чтобы разогнать гуляющих.

Хелен вернулась в спальню к двум часам ночи. Дерби сидела в будуаре и штопала льняную нижнюю юбку при слабом блеске свечи. Увидев хозяйку, девушка отложила работу и склонилась в реверансе. К коричневому клетчатому платью горничной пристали белые нитки, и она машинально смахнула их, прежде чем забрать у Хелен подсвечник и поставить его на стол.

– Как прошел вечер, миледи? – спросила Дерби, снимая с плеч Хелен кремовую шаль.

Ловко сложив ее втрое, горничная убрала шаль в комод.

– Ничего особенного, – ответила та, передавая служанке свой ридикюль. – Я оказалась на скучном конце стола.

Хелен вытянула перед собой руки, чтобы Дерби сняла с них лайковые перчатки цвета лимона. Пока горничная развязывала тесьму на правой перчатке, Хелен посмотрела ей в лицо. Девушка не выглядела напуганной, но что-то ее явно беспокоило. Возможно, она передумала насчет ночной вылазки?

Дерби встретилась с ней взглядом:

– Вам понравился ужин, миледи?

Хелен кивнула. Дерби обожала расспрашивать ее о блюдах, которые подавали в гостях.

– Нас угостили свежей спаржей, приправленной миндальным маслом, хорошо прожаренным филе ягненка, – Хелен растопырила пальцы, помогая Дерби стянуть перчатку, – и десертами из кондитерской «Гюнтерс». Я съела мороженое и превосходную тарталетку с земляникой.

– Мороженое! – восторженно ахнула Дерби. – С каким вкусом?

– Малиновое.

– А ведь сейчас даже не сезон! – поразилась горничная. – И по вкусу походило на ягоду?

– Вкус был точно такой же. – Хелен проводила взглядом перчатки, исчезнувшие в верхнем ящике комода. – Скажи, Дерби, ты все еще готова пробраться со мной к сундучку Берты?

На усталом лице девушки отразилось удивление.

– Само собой, миледи. Почему вы спрашиваете?

– Мне кажется, тебя смутило мое умение ловить предметы. – Хелен скривила рот, давая понять, что и ее оно тревожит.

Дерби разгладила уже убранную в комод шаль:

– Честно говоря, я думала об этом весь вечер. Простите мои слова, но это и правда неестественный дар. Я гадала о том, откуда он у вас. Я знаю, что душа у вас добрая, а значит, здесь приложил руку Бог, а не лукавый искуситель.

Хелен уставилась на служанку. Божий дар? Ошеломляющее предположение.

– Это смелое высказывание, – улыбнулась она.

– Да, – не мигая, ответила Дерби и наклонилась, чтобы выдвинуть нижний ящик комода.

Внезапно Хелен охватил ужас. Вдруг горничная ошиблась? И на самом деле ее неожиданная ловкость – заслуга дьявола? Возможно, дядюшка был прав, и ей суждено пойти по греховному пути, проложенному матерью.

Нет, они все-таки разные. Конечно, до идеала женской добродетели в дядюшкиных глазах Хелен не дотягивала. Нелегко соединять в себе невинность, скромность и бездумную покорность. И все же неполное соответствие идеалу не превращало девушку в орудие ада. В конце концов, она каждую неделю причащалась в церкви. Дитя дьявола не приняло бы тело Христово. Омочив губы освященным вином или поднеся ко рту просвиру, она тут же растворилась бы с диким воплем в адском пламени.

Хелен обхватила себя руками. Логичное объяснение ее успокоило, и она уже представила себе забавную картину того, как священник тушит окутавший ее инфернальный огонь. Преподобный Хейли любил порядок, и такое проявление дьявольщины непременно бы его рассердило. Но даже эта фантазия не смогла отвлечь девушку от тревожной мысли, летавшей в голове, как оса в улье. Если уж кто и забыл милость Божью, став исчадием ада, то это лорд Карлстон – человек, обладавший ответами на все ее вопросы. А это не добавляло ей доверия к новым способностям.

Дерби оторвала Хелен от мрачных размышлений, вытащив из нижнего ящика комода плоский кусок металла.

– Это для сундука, миледи.

Рашпиль для обработки копыт. Умно.

– Отлично, Дерби. Он как раз подойдет.

– Я прокралась в конюшню сразу после вашего ухода и стащила его, пока конюх не видел. Теперь вы не сомневаетесь, что я хочу пойти с вами? – Горничная протянула хозяйке рашпиль, явно ожидая какой-то реакции.

Хелен поднесла напильник к глазам и заметила, что он довольно крепкий, хоть и сужается к концу.

– Ты уверена, что он протиснется между крышкой и самим сундуком? – спросила она.

Дерби вздохнула и прижала руку к груди:

– Какое счастье, миледи! Вы не одержимы.

– Прости?

– Рашпиль железный, а демоны, да и любые волшебные создания не переносят железо. Оно их обжигает. – Дерби широко улыбнулась. – Я рада, что вы не обожглись.

Хелен посмотрела на металл, приятно холодящий ладонь. Испытание железом?

– И что бы ты сделала в противном случае? – усмехнулась она.

– Об этом я не думала, – пожала плечами горничная. – Я не сомневалась, что все обойдется, миледи.

Хелен вернула ей напильник:

– Спасибо тебе за уверенность.

То, что бесы страшатся железа, всего лишь сельское предубеждение, но даже от него Хелен полегчало, хотя полностью ее сомнения не рассеялись.

Она прошлась по комнате, силясь успокоить душу и тело.

– Подождем, пока все в доме уснут, и проберемся в комнату экономки.

Так они и поступили. Дерби вернулась к штопке, а Хелен устроилась на кушетке и заставила себя отбросить мысли о том, что она орудие в руках дьявола. А может, Бога. Девушка разрабатывала план встречи с лордом Карлстоном (например, он будет ехать по Роттен-роу[24]24
  Роттен-роу – аллея для верховой езды в Гайд-парке.


[Закрыть]
, и она как бы случайно наткнется на него во время прогулки) и прислушивалась к каждому шороху, гадая, все ли разошлись по спальням. Мягкие шаги одной из горничных, взбирающейся по лестнице на чердак. Тихие щелчки – это Барнетт проверяет затворы на дверях первого этажа и окнах. Затем все улеглось. Даже уличный шум стих. Лишь изредка тишину нарушал стук колес запоздавшей кареты.

Часы внизу пробили три, и Хелен поднялась с кушетки.

– Проверь коридор, – прошептала она служанке.

Дерби подкралась к двери, приоткрыла ее и выглянула в щелку. Никого. Девушка кивнула, на цыпочках подошла к камину и забрала с полки железный рашпиль.

Хелен подобрала юбку и незаметно ступила в полутемный коридор. Подняв взгляд, она увидела между столбиками перил дверь спальни миссис Грант. Она была слишком близко. Да, ее дверь заперта, но все же экономка может поймать их с поличным, и от этой мысли Хелен чуть было не вздрогнула. Больше всего во время своих ночных вылазок она боялась именно миссис Грант, которая готова была доложить тетушке о любой провинности. В этот раз ставка повысилась: она рисковала еще и Дерби. Уж на горничную, чересчур быстро заслужившую почетное место в доме, экономка доложит быстрее молнии. Хелен сжала в руках муслин. Может, лучше отослать Дерби?

Горничная как раз вышла из будуара и закрыла за собой дверь. Свет, сочащийся из-под двери, слабо освещал мрачный коридор и возбужденное лицо Дерби. Хелен замерла, сражаясь сама с собой. Будет несправедливо подвергать горничную риску. С другой стороны, с ней пускаться в авантюру как-то приятнее. Странно это признавать.

– Ты должна вернуться, – решила Хелен.

Дерби недовольно нахмурилась:

– Нет, миледи. Я сделаю это ради Берты.

Действительно, они тут не забавы ради. У них важная задача.

Хелен кивнула и повела служанку к лестнице.

У первой ступеньки они остановились, всматриваясь в нижние этажи, покрытые ночной тьмой. Единственным источником света была лампочка у входной двери в главном холле на первом этаже, которая располагалась снаружи дома. Ее тусклое свечение проникало в окошечко под потолком, рисуя желтый кружевной полумесяц на мраморном полу. Хелен затаила дыхание и прислушалась. Ни единого шороха. Должно быть, все уже спят. Пора спускаться.

Хелен переступила через скрипучую первую ступеньку, мягко опустилась на вторую и оглянулась. Дерби последовала за ней с улыбкой. Они преодолели три пролета и очутились в главном холле, где мягкий ковер скрывал звук их шагов. Хелен прокралась в коридор, ведущий на кухню, чтобы пройти через нее в заднюю часть дома. Она время от времени туда заглядывала и клянчила у кухарки кусочек торта. Дерби зашипела, и Хелен обернулась.

– Пойдем по лестнице мистера Барнетта, миледи. – Горничная указала на продолжение главной лестницы – узкие, не покрытые ковром ступеньки, уходившие вниз.

Хелен слабо себе представляла, как выглядит людская, но все же знала, что эта лестница обрывается в буфетной, а их цель – комната экономки – находится намного дальше, у передней части дома. К тому же в комнатушке рядом с буфетной спал Барнетт, охраняя драгоценное столовое серебро. Остается только надеяться, что у него крепкий сон.

Хелен замерла у верхней ступеньки и всмотрелась в темноту. В подвале окон было мало, а в коридоре – ни одного. Свечи они с собой не захватили, так что лучше пропустить Дерби вперед – она каждый день спускается туда по долгу службы. Хелен подавила эту мысль. Дерби не обязана идти впереди.

– Не отставай, – шепнула Хелен и с деланой уверенностью окунулась во мрак, скользя ладонью по отполированным частыми прикосновениями рук деревянным перилам.

Крутая спиральная лестница вздыхала и скрипела под ногами осторожных девушек. Дерби послушно не отходила от Хелен ни на шаг. В самом низу Хелен стала красться еще тише. Ей казалось, что плотную тьму подвала можно пощупать. Хелен даже не разглядела последние ступеньки. Наконец ее ступни ощутили прохладу каменного пола.

Влажный воздух в коридоре был наполнен ароматами вареной шерсти[25]25
  Лоден – плотная валяная шерстяная ткань, напоминающая сукно. Также называется вареной шерстью. Ее варят, чтобы она стала тоньше, плотнее, сохраняла тепло и не садилась при стирке.


[Закрыть]
и мясного жира. Даже на вкус он казался жирным, как будто в горло залили растительное масло. Хелен шла вперед, скользя пальцами по стене, покрытой штукатуркой, пока та не оборвалась у поворота. Лодыжки защекотал холодом сквозняк, а с ним прилетели запах отхожего места прислуги и лошадиная вонь из конюшни. Вот и выход на боковой двор. Хелен шагнула к противоположной стене и нащупала ее гладкую поверхность.

Еще несколько шагов вдоль стены, и пальцы наткнулись на дверной косяк. Буфетная. Дверь открыта. Если Барнетт их заметит, все потеряно. Дерби тяжело вздохнула – очевидно, пришла к тому же выводу. В помещении не горела свеча, но это не гарантировало того, что дворецкий спит. Под потолком виднелось узкое окошечко, которое высвечивалось в густой тьме серым прямоугольником, но его свет не достигал коридора. Хелен замерла и прислушалась. Из комнаты доносился какой-то приглушенный шум. Храп? Вот опять: хриплый, ритмичный звук. Девушка затаила дыхание и еще немного подождала. Звук повторился. Сомнений нет, это храпит дворецкий. Хелен сжала руку Дерби и прошла мимо двери; полусапожек горничной шаркнул о каменный пол, и Хелен испуганно заморгала. Услышал ли это Барнетт? Она потянула Дерби за собой, отчаянно надеясь вновь услышать храп. Наконец его гулкий звук разрезал тишину.

Хелен разглядела слабые очертания двери в конце коридора, щели сверху и снизу блестели от бледного серебристого света лампы с улицы напротив. Благодаря ему Хелен разобрала, как пройти к комнате экономки.

Дерби знала, что они уже близко, и ускорила шаг.

В отличие от буфетной дверь в эту комнату была закрыта. Хелен взялась за холодную металлическую ручку и медленно ее повернула. Тут она подумала, что они рискуют наткнуться на миссис Грант, если экономка еще не ушла в свою спальню, но эта мысль пришла в голову слишком поздно: дверь уже открылась внутрь со щелчком. Хелен остановилась на пороге и оценила обстановку. Дерби заглянула ей через плечо. Света из выходящих на улицу двух окон хватало на то, чтобы различить небольшие детали: блеск золоченых букв на корешках стоявших на столе книг, изгибы камина и красные тлеющие угольки, оставшиеся от вечернего огня, призрачно-белая сорочка на сушилке для белья, мерцающая фарфоровая посуда, заполнившая множество прибитых к стенам полок.

И, к счастью, ни одной живой души.

– Вот он, под столом, – тихо проговорила Дерби. – Я заметила его сегодня во время вечернего чая.

– Найди свечу, – попросила Хелен. – Я достану сундук.

Она еще раз оглядела черный коридор и затворила дверь.

Сундучок Берты оказался маленьким и легким, что Хелен с удивлением отметила, вытаскивая его из-под стола. Значит, в нем немного вещей. Дерби зажгла вощеный фитиль у камина, и он мягко осветил комнату. Даже при крошечном огоньке было видно, что сундук дешевый: сосновые доски не отполированы и даже не покрыты лаком, медный замок кое-как прилеплен к крышке. Хелен постучала по нему пальцем. Ненадежный – неплотно прилегает к дереву. Может, удастся открыть его и без рашпиля. Девушка зацепилась ногтями за щель между крышкой и корпусом и потянула их вверх, но упрямый сундук не спешил открываться.

Дерби встала подле Хелен на колени, держа в руке оловянный подсвечник.

– Не повредите ногти, миледи, – пробормотала она. – Давайте я попробую. Я уже так раньше делала.

– Нет, я справлюсь. – По крайней мере, если их преступление вскроется, Хелен сможет с чистой совестью признаться, что взломала сундук она. И она просунула кончик рашпиля в щель рядом с замком.

– Подвиньте его направо, а затем вверх, миледи, – посоветовала Дерби, дополняя свои слова взмахами фитиля, и огонек нарисовал в воздухе подсказку, исчезнувшую через мгновение.

Хелен крепче сжала рашпиль, дернула им вправо, а затем вверх. Видимо, слишком твердо. Что-то хрустнуло, и девушка в ужасе застыла.

– О нет, – прошептала Дерби. – Он треснул.

– Зато открылся. – Хелен вытащила напильник и осторожно подняла крышку.

Дерби была права: замок развалился надвое и расщепил доски. Девушка попыталась соединить сломанные части; разумеется, замок невозможно было починить таким способом.

– Как же быть, миледи?

– Ищем улики, – сказала Хелен, уже предчувствуя катастрофу из-за сломанного замка, но не было смысла бросать начатое. – Подержи над ним свечку.

Горничная подчинилась.

Содержимое сундука покрывала белая хлопковая шемизетка[26]26
  Шемизетка – легкая женская кофточка-накидка или вставка в платье, закрывающая декольте. Эта деталь туалета вошла в моду в XVIII веке.


[Закрыть]
со скромными оборками у шеи и кривоватыми защипами спереди.

– Ее лучшая воскресная одежда, – вздохнула Дерби.

Хелен аккуратно переложила кофточку на ковер, и на душе вдруг стало тяжело от того, что она копается в вещах несчастной девушки. Вряд ли ей самой было бы приятно, если бы в ее бюро вломились, разоблачив все ее секреты.

За шемизеткой последовал длинный отрез легкой хлопчатобумажной ткани на платье, еще никак не обработанный. Ткань была грубая, но Хелен приглянулся очаровательный узор из колокольчиков. Под ней прятались бережно уложенные в сундук сокровища: дешевое издание поэмы «Дева озера» мистера Вальтера Скотта, три старых билетика в Воксхолл-Гарденз, спрятанных в сложенном листе бумаги, отрезок зеленой тесьмы, четыре фартинга в жестяной коробочке в форме сердца и Библия.

– Писем нет, – покачала головой Хелен, изучая небольшой набор предметов. – Говоришь, ее мать живет на севере? Разве она не пишет своей дочери?

– Может, она не умеет писать, – пожала плечами Дерби.

Скорее всего. И все же обидно, что они не нашли адрес. Хелен выудила билетики в Воксхолл-Гарденз из бумажных доспехов. Им было уже несколько лет, и они покрылись грязью. Скорее всего, горничная нашла их на земле, ей понравился красивый рисунок на билетиках, и она решила забрать их себе. Хелен вздохнула и вложила их обратно в конвертик.

После стольких усилий она испытывала разочарование от того, что не обнаружила ни одной улики, которая помогла бы им отыскать Берту.

Хелен взяла в руки Библию в черной кожаной обложке. Очень стильное издание для простой горничной. Вероятно, книгу ей подарили или дали в награду, а значит, на форзаце должны быть послание и подпись дарителя. Девушка открыла книгу и разочарованно вздохнула. На листе чернело только имя Берты. Хелен прижала большой палец к золоченым краям страниц и принялась быстро их листать. В середине она остановилась, заметив, что в Библию что-то вложено: две тонкие открытки. Хелен достала их, не сразу осознав, что изображено на верхней открытке.

– Что там? – Дерби наклонилась к сундуку, осветив безобразное изображение. – Господи боже!

Там была нарисована голая женщина, лежавшая на кровати, раздвинув ноги, а на нее сквозь линзы лорнетов с любопытством смотрели мужчины. Подпись в углу показалась Хелен знакомой.

– Это Роулендсон. – Девушка уставилась на картинку, не веря своим глазам. Этот факт шокировал ее больше самого изображения. – Как он мог нарисовать подобное? Его картины висят в Королевской Академии художеств!

Изображение на другой открытке не принадлежало кисти Роулендсона и выглядело еще более скандальным. Голая женщина стояла на коленях, а над ней, как жеребец над кобылой, нависал возбужденный мужчина.

– Зачем Берте такие отвратительные вещи? – Дерби пошатнулась. – О, миледи, неужели я ошиблась и она все-таки сбежала в Ковент-Гарден?

Хелен затошнило от ужаса, но она не могла отвести глаз от картинки. Разумеется, она знала, как выглядит мужское достоинство, по греческим статуям в Британском музее, но никогда не видела его таким большим и твердым. Разве это естественно?

– Миледи, вам станет нехорошо, если вы будете глядеть на эту дрянь. Спрячьте их.

Хелен запихнула карточки обратно в Библию и занесла было ее над сундуком, как в голову ей пришла мысль, что подобной непристойности не место в святой книге; она вытащила картинки и перепрятала их в «Деву озера».

– Надо уходить, Дерби.

Горничная понимающе кивнула, сочувствуя хозяйке. Они дрожащими руками уложили вещи Берты обратно в сундук, закрыли его и задвинули под стол.

– Как поступим с замком? – спросила Дерби.

– Не знаю, – честно призналась Хелен и поднялась на ноги. Ей хотелось как можно скорее уйти из комнаты, подальше от жутких картинок.

Дерби поставила подсвечник на каминную полку, потушила фитиль и последовала за Хелен в темный коридор. Они вернулись тем же путем, и успокаивающий храп Барнетта преследовал их до самой лестницы. Выбравшись в серый мрак главного холла, Хелен оглянулась. На мгновение ей почудилось, что в закутке, ведущем во двор, виднеется человеческая фигура, сотканная из плотной тьмы. Она моргнула, и тень исчезла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10