Элисон Гудман.

Клуб «Темные времена»



скачать книгу бесплатно

– Дерби, подай мне ленту, – приказала она.

– Какого цвета? – Горничная склонилась над корзинкой с принадлежностями для рукоделия, стоявшей возле кушетки.

– Неважно. – Хелен показала ширину указательным и большим пальцами. – Но примерно такую, в пару дюймов.

– Такая подойдет, миледи? – спросила Дерби, выудив из корзинки обрезок голубой ленты.

Хелен забрала у нее ленту и решительно кивнула, а затем разжала кулак и продемонстрировала горничной медальон:

– Помоги мне привязать его к вееру.

Глава пятая

Прятать кулон оказалось сложнее, чем представляла себе Хелен. В коридоре дворца толклась уйма людей, и приходилось продираться сквозь толпу, придерживая юбку обеими руками. Удерживать все одновременно: наряд, подол, карточку[15]15
  Карточка с именем и фамилией. Ее передавали лорду-камергеру, и он объявлял собравшемуся обществу даму, представляемую Ее Величеству.


[Закрыть]
, веер и прилаженный к нему портрет – было нелегко.

– Бога ради, не сжимай ты так свое платье, – попросила тетушка, заметив, что племянница вцепилась в сетчатую ткань мертвой хваткой. – Давай я что-нибудь понесу.

Прежде чем Леонора успела дотянуться до веера, Хелен передала ей карточку. К счастью, они уже входили в заполненный народом парадный зал, и помощь Хелен больше не требовалась.

– Теперь нас ждет мучительное ожидание, – вздохнула тетушка. – Первым делом примут высокопоставленных лиц. Тем не менее не помешает заранее подобраться ближе к гостиной. Не хотелось бы расталкивать всех гостей, когда нас позовут.

Недавно пробило двенадцать, и день был солнечный, однако громадная хрустальная люстра сияла под потолком, и горящие свечи нагревали и без того теплое помещение. В дальнем конце зала, у входа в парадную гостиную, собрались придворные, готовые приступить к работе. Хелен пробежалась взглядом по картинам, которыми были увешаны стены: портреты королей, королев и одна очень привлекательная пастораль. Кисти Риччи, если она не ошибается. Жаль, что не удастся как следует ее рассмотреть.

– Кажется, у двери есть свободное место, – громко прошептала ей на ухо тетушка Леонора и одновременно улыбнулась джентльмену, который задел ее сиреневое платье, принимая его извинения. – Не отходи от меня, дорогая.

Хелен кивнула. Ей удалось покрепче перехватить медальон, и она сконцентрировалась на поисках Миллисенты. От пастельно-розовых, нежно-фиолетовых, белых, кремовых, голубых, редких желтых мелькающих платьев и качающихся перьев кружилась голова, и различить в этом водовороте знакомое лицо представлялось практически невозможным. А уж отыскать среди миниатюрных блондинок в бледных нарядах нужную и вовсе непосильная задача. Внезапно до Хелен донеслось имя Делии, а за ним последовал ехидный смешок.

Хелен обернулась, чтобы пронзить виновницу взглядом, но неизвестная уже скрылась.

– Ты видишь Миллисенту? – спросила она тетушку.

– Ох, дитя, я даже разобрать не могу, кто эти три леди перед нами.

Хелен с тетушкой сдвинулись еще на фут или даже меньше. Благодаря высокому росту Хелен заметила островок пустоты в толпе: никто и близко не подходил к темноволосому джентльмену, который расположился у громадной мраморной полки камина. На секунду ей удалось рассмотреть его лицо: молодое, но изможденное страданиями, с крупными чертами, глаза по-хищному зорко оглядывают комнату. Высокий и гибкий, незнакомец походил на змею.

– Постоим здесь, – предложила Леонора, отвлекая внимание Хелен, и пригласила племянницу пройти на свободное местечко около синей вазы из китайского фарфора в центре зала. – Ко входу уже не протиснуться.

Тетушка остановилась на пустом пятачке и окинула взглядом менее влиятельную даму с ее протеже, которые тоже спасались от людского потока у вазы. Те сделали реверанс. Молоденькая девушка поспешно отодвинулась, уступая место Леоноре, при этом она задела юбкой из белого тюля стоявшего поблизости джентльмена, и тот подпрыгнул от неожиданности. Хелен мягко улыбнулась – бедняга покраснел, слившись цветом со своими подвязками.

– Возможно, леди Гардуэлл с Миллисентой пока не прибыли, – предположила тетушка.

Хелен вернулась к изучению джентльмена у камина. У него уже успел появиться собеседник. Девушка мгновенно его узнала: невысокий, светловолосый; элегантный синий сюртук выделялся среди множества шелковых нарядов с вышивкой и кружевом. Господи, это же мистер Браммел, кумир Эндрю! Отличный фасон сюртука, идеальное сочетание белого жилета и выглаженного шейного платка. Рядом с ним все казались безвкусно одетыми. Не зря этот человек носил неофициальный титул красавчика.

– Тетушка, смотри, кто стоит у каминной полки.

Леонора, отыскав джентльменов глазами, поджала губы.

– Вот это зрелище. Обычно мистер Браммел не посещает такие приемы. Полагаю, он прибыл потому, что здесь ожидают принца-регента.

– А кто рядом с ним?

– Это, девочка моя, граф Карлстонский, – понизила голос тетушка. – Я слышала о том, что он вернулся с континента. Хватило же ему наглости.

Значит, вот кого Эндрю так сильно презирал.

– Он убил свою жену, верно? – прошептала Хелен.

А еще, возможно, похитил Берту, подумала Хелен. Граф улыбался словам Браммела, но лишь из вежливости, а сам внимательно изучал собравшихся. Не сложно поверить, что этот джентльмен способен похитить невинную девушку.

– О нет, он на нас смотрит! – ахнула тетушка и отвернулась от графа. – Дорогая моя, не обращать на него внимания.

Хелен нерешительно отвела взгляд. Ей не давало покоя ощущение, будто тетушка ожидала, что они заинтересуют Карлстона. Она тайком взглянула на него снова. Лорд вел беседу с мистером Браммелом. Вдруг его плечи вздрогнули, и на мгновение лицо исказила боль. Любопытно, но это все, что Хелен смогла различить в его выражении.

– Боже мой, что же ты на него уставилась! Пойдем искать Миллисенту. – Тетушка взяла Хелен за руку, словно надеялась, что это помешает племяннице рассматривать графа, и огляделась вокруг. – Ага, вижу ее, за епископом Миде!

И она махнула веером в сторону изящного высокого окна, задернутого красной бархатной шторой, которое выходило на королевские сады. Стоявшие перед ним леди и джентльмены разошлись, и за ними Хелен заметила знакомую белокурую головку, склоненную набок. Сторонний наблюдатель увидел бы в этом жесте очаровательное легкое недоумение, но Хелен уловила признак того, что Миллисента вот-вот осадит собеседника, которого считает идиотом, – конечно же юного денди в канареечно-желтом костюме, который стоит перед ней и ее матерью. Несмотря на нежно-миловидный внешний вид, эта юная блондинка терпеть не могла дураков.

Миллисента отвернулась, надеясь привлечь внимание кого-нибудь из друзей. Она встретилась взглядом с Хелен, и скрытое нетерпение на ее лице сменилось искренним удовольствием. Несколько месяцев назад Миллисента во всех деталях описала Хелен платье, которое собиралась сшить на заказ. Бесподобное облако кремовой сетчатой ткани и тюля с золотыми нитками, расшитое переплетенными между собой медовыми и зелеными листами. Хелен знала, что одна только вышивка на платье обошлась семье в пятьдесят гиней. Как заметила Миллисента однажды днем за совместным просмотром модных картинок, «самая роскошно одетая из дам – самая разоренная».

Миллисента коснулась худой руки матери и, сдержанно кивнув на прощание молодому человеку, отправилась в центр зала. Хелен улыбнулась. Даже предстоящая встреча с королевой не могла подавить бойкую натуру ее подруги и повлиять на беспомощность леди Гардуэлл. У матери Миллисенты было отвратительное зрение и никогда не получалось сфокусировать взгляд. Из-за этого с лица леди не сходило выражение отчаяния, и подход к жизни у нее был такой же затуманенный, как и взгляд.

Хелен согнула кисть и еще надежнее сжала в кулачке медальон. Тонкая, как бумага, лайковая перчатка прилипла к руке. В зале собралось слишком много людей, и воздух стал тяжелым от запаха парфюма и пота, а особенно от ожидания, которое давило на всех присутствующих, словно грозовые облака в ненастный день. Хелен изучила лицо подруги: под коркой спокойствия крылся страх. И это неудивительно, ведь от предстоящей минутной беседы с королевой многое зависит. У самой Хелен читалось напряжение в глазах.

Тетушка Леонора раскрыла веер и обмахнулась им, обдав себя и Хелен порывом теплого воздуха.

– Великий Луд! Этот оттенок голубого на леди Гардуэлл совсем не смотрится, – прошептала она племяннице и одарила подошедших дам, сделавших реверанс, ослепительной улыбкой. – Леди и мисс Гардуэлл, я безмерно рада вас видеть.

– Леди Пеннуорт, – робко улыбнулась мать Миллисенты. – Здесь ужасная толкучка, не правда ли? – Ее нежный голос был едва различим в шуме толпы. – Хелен, вы сегодня прекрасно выглядите.

– Постоите здесь, со мной? – ласково предложила тетушка Леонора. – Я так устала от этой суеты. Расскажите скорее, как поживает сэр Джайлс?

Дамы отвлеклись на беседу, и Хелен отвела Миллисенту в сторону.

– Ты об этом слышала? – спросила она, слегка наклонившись к своей миниатюрной подруге.

– О Делии? – Хелен кивнула, и Миллисента неодобрительно скривила губы. – Конечно, эта новость у всех на слуху. Она, должно быть, страшно подавлена. Увидеть подобное своими глазами!

– Я отправила ей письмо. Это все, что мне позволили сделать.

– Мне тоже, – нахмурилась блондинка. – Делия рассказывала тебе об этом джентльмене? Не припомню, чтобы она упоминала хоть какого-то молодого человека.

– И я. – Хелен дотронулась до руки подруги. – Меня не покидает чувство, что я должна была ей помочь. Я видела, что Делия в отчаянии, и пальцем о палец не ударила!

– Глупости. Делия частенько поддавалась меланхолии. Даже ты не можешь определить, что творится у человека на душе. – Миллисента быстро взглянула на тетушку Леонору. – А что с Михайловым днем?

Хелен покачала головой:

– Я их просила, но они не разрешили мне пригласить Делию. Но ты же придешь, правда?

– Разумеется, – ободряюще улыбнулась Миллисента, но уголки ее губ тут же опустились. – Боюсь, мы обе не скоро увидим Делию.

Девушки умолкли. Хелен сильнее сжала медальон. Тетушка все еще разговаривала с леди Гардуэлл. Рискнуть или нет?

– Миллисента, – тихо проговорила она, прерывисто дыша от волнения. – Смотри.

Хелен разжала кулак, и на мгновение медальон сверкнул в ее руке, но она тут же накрыла его пальцами.

Миллисента ахнула:

– Поверить не могу, что ты его принесла. – Она пригляделась к лицу подруги, и между ее бровями пролегла беспокойная морщинка. – Я не умею так, как ты, читать по лицам, но все равно вижу: у тебя что-то произошло.

Хелен пожала плечами.

– Дядюшка? – упрямо спросила Миллисента.

Хелен вжала голову в плечи.

Миллисента с пониманием кивнула:

– Постарайся, чтобы он не узнал о том, что ты взяла с собой портрет матери. Я очень хочу, чтобы моя лучшая подруга присутствовала на моем балу.

– Он не узнает. Просто… – Хелен опустила взгляд на руку с медальоном. – Мамы-то со мной нет.

– Да, – сказала Миллисента. – Я знаю. – Она раскрыла веер и взмахнула им, словно стараясь разогнать уныние подруги. – Мне все кажется, что я сейчас разорвусь на части. Скорее бы этот день закончился. Расскажи мне, что у тебя нового. Может, так я отвлекусь и не буду без конца представлять себе, как наступаю на собственный шлейф и падаю на пол или неправильно делаю реверанс.

– Есть кое-что, – ответила Хелен. Подруге удалось слегка поднять ей настроение. – Посмотри за мое плечо. Видишь, у камина стоит темноволосый джентльмен?

Миллисента вгляделась в зал:

– Ты про того, который направляется к нам вместе с мистером Браммелом?

Не успела Хелен обернуться, как тетушка взяла ее под руку:

– Дорогая, похоже, сюда идет мистер Браммел. Не забывай улыбаться.

– А с ним лорд Карлстон, леди Пеннуорт? – прищурилась мать Миллисенты. Ее голос прозвучал необычайно резко.

– Думаю, что да, леди Гардуэлл, – слегка запнувшись, ответила Леонора.

– Он же ваш родственник?

Хелен почти физически ощутила, как обе собеседницы внутренне напряглись. На их лицах застыли вежливые улыбки.

Свинцовую тишину нарушила леди Гардуэлл:

– Мы с дочерью не будем мешать семейному воссоединению. Прошу нас извинить. Bonne chance[16]16
  Всего хорошего (фр.).


[Закрыть]
, Хелен. – Пожилая дама присела в неглубоком реверансе и добавила: – Идем, Миллисента, я заметила одного из наших знакомых.

Леди Гардуэлл схватила дочь за руку и утянула за собой в толпу. Миллисента бросила на ошеломленную подругу взгляд, полный недоумения.

– Родственник? – переспросила Хелен, когда мать и дочь пропали из виду. – Он наш родственник?

Тетушка Леонора прижала руку к бриллиантам на шее. Ее напудренные щеки густо покраснели.

– Не по крови. Он троюродный брат твоего дядюшки. Я надеялась, что ему хватит порядочности умолчать о нашем родстве.

Значит, лорд Карлстон и ее дядюшка одной крови. В это легко поверить: они оба смотрят на мир с презрением.

– Почему никто мне не сказал? Эндрю об этом знает?

– Да, но сама понимаешь, о подобной связи нам совсем не на руку рассказывать. К тому же мы и не подозревали, что он вернется. – Тетушка снова потянула девушку за локоть, и Хелен чуть не выронила кулон. – Не думай о Карлстоне, моя дорогая, не трать время зря. Мистер Браммел – важная персона. Благодаря ему ты сможешь приобрести известность. Не забывай, скромность и очарование – вот твое оружие. И улыбка!

Хелен едва успела улыбнуться. Джентльмены уже стояли перед ними. Мистер Браммел поклонился, одновременно с этим хладнокровно оценивая внешность Хелен. Сломанный нос казался отчасти сплющенным и нарушал симметричность черт его привлекательного лица. По мнению Хелен, это добавляло ему мужественности и привносило некую изюминку в его образ, без которой он казался бы кукольно-красивым. Тетушка Леонора признательно кивнула, и перо в ее волосах покачнулось.

– Мистер Браммел, как приятно вновь с вами встретиться.

По окружавшей их толпе прошла волна еле заметного движения. Леди и джентльмены отстранились и косо посмотрели на собеседников Хелен. Что это было – уважение к мистеру Браммелу или неприязнь к Карлстону? Вскользь пробежавшись глазами по лицам присутствовавших, девушка уловила ответ. Знаменитого обаяния мистера Браммела не хватало на то, чтобы смягчить отношение окружающих к лорду Карлстону. По крайней мере, пока что.

– Я польщен, мадам. Это взаимно. – Мистер Браммел отвесил еще один поклон. Хелен снова ощутила на себе оценивающий взгляд джентльмена и заметила искру интереса в его глазах. Мистер Браммел изящно выгнул руку в сторону лорда Карлстона: – Леди Пеннуорт, представляю вам графа Карлстонского.

Тетушка холодно склонила голову, приветствуя графа:

– Лорд Карлстон.

– Мадам. – Граф слегка поклонился.

Он обладал мужественной красотой, и рядом с ним все мужчины казались женоподобными. Однако крепко сжатый рот графа намекал на жестокосердие. Кожа, вопреки моде, смуглая – тетушка и Эндрю упоминали о том, что какое-то время граф жил на континенте. Темно-коричневая радужка глаз сливалась с черными зрачками, что придавало лицу непроницаемое выражение. От этого становилось не по себе, и граф представлялся человеком бездушным, с глазами заспиртованной акулы – вроде той, что Хелен видела в новом Египетском зале. Девушки вздрогнула, по спине внезапно пробежал холодок. Сравнение уместное: откуда возьмется душа у человека, убившего свою жену? И вполне вероятно, похитившего горничную. Хелен еще крепче сжала веер. И вовремя – тетушка повернулась к ней, чтобы представить племяннице джентльменов:

– Моя дорогая, позволь мне представить тебе графа Карлстонского и мистера Браммела. Господа, это моя племянница, леди Хелен Рэксолл.

Хелен исполнила реверанс, но глаза, вопреки правилам приличия, не опустила – она следила за тем, как кланяется ей лорд Карлстон. Тот также изучал девушку, и взгляд его был чересчур пристальным для джентльмена, знакомого с правилами хорошего тона. Они долго рассматривали друг друга. Что ж, сколько бы граф ни смотрел на Хелен своими темными акульими глазами, он ничего не сумеет прочесть на ее лице.

– Лорд Карлстон, мистер Браммел, – сделав реверанс, приветствовала мужчин Хелен и окинула их отчужденным взглядом. Да, Эндрю просил ее не приближаться к его светлости, но нельзя же опозорить тетушку молчанием. К тому же это прекрасная возможность что-нибудь о нем разузнать. – Рада знакомству.

Карлстон все еще не сводил с девушки глаз.

– Я также очень рад встрече, леди Хелен. Тем более что между нами есть родство.

– Дальнее, – процедила Леонора.

– И в то же время неоспоримое. – В улыбке графа сверкнуло превосходство, присущее человеку с таким титулом.

Тетушка сжала губы. Мистер Браммел прокашлялся. Очевидно, этим он подал знак Карлстону, тот бросил оценивающий взгляд в дальний угол зала. Соблазн оглянуться в ту же сторону оказался велик, но все бы сразу обратили на это внимание. Так или иначе, увиденное никак не повлияло на выражение лица лорда Карлстона. Он не умел скрывать свои эмоции.

Граф снова обратил взгляд на Хелен и улыбнулся. Девушка сравнила его с волком, готовящимся к прыжку.

– Леди Хелен, вижу, у вас «Верни Мартен»?

Девушка стиснула в руке основание веера с медальоном. Улыбка на ее лице превратилась в гримасу ужаса. Почему граф спросил именно про веер? Хелен приложила ладонь к шее, словно надеясь сдержать жар, который охватил ее.

– Я известный ценитель вееров, – добавил граф.

– Вы не шутите? Вееров? – Хелен сделала упор на последние слова. – И часто вы ими пользуетесь?

Плечи мистера Браммела дернулись – он еле сдержал смешок.

– Да, часто ли, Карлстон?

Тетушка Леонора выразительно посмотрела на племянницу:

– Дорогая, смею предположить, что лорд Карлстон всего лишь увлекается веерами.

– Верно, мадам. – Граф лгал, сомнений в этом не было, однако ничем это не продемонстрировал. Он не моргал чаще обычного, не сглатывал с шумом слюну. – Позволите осмотреть ваш, леди Хелен?

– Он совершенно обычный, лорд Карлстон. – Улыбка Хелен вышла не менее фальшивой, чем у ее собеседника. Зачем он настаивает? Ей нельзя никому передавать веер! Зоркая тетушка может заметить медальон. – Не сомневаюсь, что для знатока он не представляет ни малейшего интереса.

– «Верни Мартен» обычным быть не может. – И граф протянул руку.

Хелен вскинула подбородок, принимая его вызов. «Нет, – категорично проговорила она про себя. – Ни за что». В акульих глазах блеснуло нечто непредвиденное: сочувствие. Неужели он с ней играет?

– Хелен, покажи лорду Карлстону свой веер, – приказала тетушка.

– Не могу поверить, что вы это всерьез, сэр, – ответила Хелен, подражая дразнящему тону Миллисенты, которым та разговаривала со своими многочисленными поклонниками. – Боюсь, что вы надо мной смеетесь.

– Стоит вам узнать меня поближе, и вы поймете, что я всегда серьезен, леди Хелен.

– Дай ему веер, дорогая, – прошипела тетушка, склонив голову набок.

Очевидно, истинный посыл был таков: «Покажи ему веер, чтобы мы скорее от него избавились».

Граф поднес раскрытую ладонь еще ближе к Хелен. Взгляд его оставался спокойным и возмутительно безразличным. Он знал, что леди не имеет права отказать. При дворе никогда не простят подобной грубости. Если Хелен и дальше будет медлить, тетушка вырвет веер у нее из рук и сама передаст лорду. Что ж, так тому и быть. Еще выше задрав подбородок, девушка поместила основание «Верни Мартена» в руку графа и вжала медальон в его ладонь. Затем она отстранилась и опустила плечи, готовая к выговору. Тетушка придет в бешенство.

Карлстон раскрыл веер и прикрыл основание от посторонних глаз своей широкой кистью. Хелен глубоко вдохнула. Ее вот-вот раскроют. Граф изучал пастораль, наклонив голову. Чего он ждет? Медальон у него в руке – как можно его не заметить? Но граф молчит. Более того, он прячет его от тетушки.

– Прекрасный веер, – сказал наконец граф, но между темными бровями пролегла крошечная морщинка.

Хелен могла только предположить, что, несмотря на маску полнейшего равнодушия, граф был ошеломлен.

Он посмотрел на нее, и долгая пауза прибавила веса его последующим словам. Девушка стояла неподвижно. Она надеялась, что так граф скорее вернет ей кулон.

– Вам его преподали как подлинный «Верни Мартен»?

Хелен резко выдохнула. Граф тянет время. Зачем?

Тетушка вытянулась в струну негодования:

– Чтобы вы знали, этот веер леди Хелен подарил ее дядюшка, виконт Пеннуорт!

– Чудесный подарок, – улыбнулся граф.

Веер со щелчком закрылся и вернулся в руки Хелен. Она сразу почувствовала, что он стал легче. Медальон исчез. Упал? Хелен скользнула взглядом по полу – ничего. Между пластинками все еще болтался обрезок голубой ленты. Край был ровным. Ленту отрезали ножом, но как же она ничего не заметила? Ее пальцы нервно сжали основание веера. Граф надеется увидеть ее подавленной? Нет, она не подарит этому ужасному человеку подобного удовольствия. Девушка придала своему лицу беззаботное выражение и встретилась взглядом с веселыми темными глазами. Граф забавляется! Хелен не могла понять, зачем ему это.

– Мы уступим другим возможность познакомиться с вами, леди Хелен, – сказал лорд Карлстон и поклонился. – Приятно было с вами побеседовать.

Он уходит с портретом ее матери! Нет!

– Лорд Карлстон, надеюсь, вы нас навестите, – выпалила девушка, стараясь хоть как-то его остановить. Мистер Браммел замер в поклоне, шокированный тем, что леди нарушила правила приличия. – Я хочу сказать, – упрямо продолжила Хелен, – что сочту за честь, если завтра вы удостоите нас своим визитом. Ведь мы одна семья. – Она растянула губы в напряженной, как сжатый кулак, улыбке.

– Хелен! – возмутилась тетушка.

Глаза лорда Карлстона еще ярче засверкали весельем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10