Элисон Гудман.

Эона. Последняя заклинательница драконов



скачать книгу бесплатно

– Благодарю тебя, – продолжил император, – за то, что вытащила меня из омута смертельной ярости. Я знаю… – Он умолк, темные глаза внезапно наполнились тоской. – Я знаю обо всем, что случилось. Твои храбрость и верность…

– Обо всем? – эхом повторила я.

И о том, что мечи Кинры пытались его убить?

Император смотрел сквозь меня:

– Я вижу каждого из них. Каждое лицо.

Ах! Не только я сражалась с призраками. И хотя я понимала, что не должна спрашивать о солдатах на поле боя, все ужасы сегодняшнего утра, да и смущение Киго придали мне смелости. Я коснулась его руки:

– Вы и всех раненых убили?

Император напрягся, и между нами вновь пролегла бескрайняя классовая пропасть.

– Это было военное решение, леди Эона. Не вмешивайся не в свое дело.

– Ваш отец никогда бы так не поступил.

– Тебе не дано знать, как бы поступил или не поступил мой отец.

Краем глаза я заметила, что Рико и второй гвардеец отвлеклись от своих дел. Но я не могла остановиться. Я хотела, чтобы Киго был сыном своего отца.

– Вы убили их? – спросила снова. – Скажите, что нет.

– Да кем ты себя возомнила, если смеешь так говорить со своим императором? Ты не моя нейзо, – холодно припечатал Киго. – Мне не нужны от тебя ни упреки, ни советы. Ты даже не настоящий лорд. Знай свое место, женщина.

На секунду его отповедь лишила меня дар речи. Но потом что-то вспыхнуло у меня внутри, притупляя чувство долга и страх. Был ли то мой собственный гнев или последние угольки древней ярости Кинры? Внезапно мне стало все равно. Я знала лишь, что это мощная сила и она во мне.

– Я восходящий заклинатель, – процедила я сквозь зубы. – Лорд или леди, я ваша единственная связь с драконами. Не забывайте об этом.

Слова попали в точку – лицо императора почернело.

Он шагнул ближе, пытаясь задавить меня своим ростом:

– Надеюсь, ты сможешь подтвердить сие притязание делом. Много мужчин и женщин зависит от твоей силы, но, по словам Рико, ты до сих пор ее не обуздала. Он говорит, ты уничтожила поселок и убила тридцать шесть человек. Невинных, которые не могли дать отпор.

– Но я хотя бы сделала это ненамеренно, – не сдавалась я. – Я хотя бы сознаю весь ужас содеянного.

– Я не владел собой! Ты же видела. Я не понимал, что творю.

– Я говорю не о вашей слепой ярости, – упрямо буркнула я. – Я о выживших после боя.

Я думала, император меня ударит. Вместо этого он отступил, прижимая кулаки к бедрам:

– Мне не нужна еще одна совесть, леди Эона. Следи за собственным поведением и держись от меня подальше.

И император зашагал через двор к коновязи, где его ждал Дзю-Лонг – крупный конь серо-пегой масти. Я наблюдала, как император, склонив голову, проводит рукой по блестящему от пота боку зверя. И хотя внутри меня по-прежнему бушевал гнев, я ощутила в душе разлад.

Разочарование.

– Леди Эона, – позвал Рико.

Я повернулась, и он замер. Я бы не перенесла встречи еще и с его яростью.

Рико протянул мне мечи Кинры.

– На лошади его величества нет седельных ножен, – сказал он воинственно. – Хочешь нести мечи за спиной?

– Нет! – почти прокричала я.

Затем глубоко вдохнула, успокаиваясь. – Сбереги их для меня. Прошу.

Рико быстро поклонился с каменным лицом:

– Как пожелаешь.

Император вывел своего коня в центр конюшенного двора, легко запрыгнул в седло и подозвал другого гвардейца:

– Тирон, помоги леди Эоне забраться на Дзю-Лонга. Она не обучена верховой езде.

Щеки обдало жаром. В последний раз Киго видел меня на лошади в ночь дворцового переворота, в ту же ночь он узнал, что я не лорд Эон, а девушка. Со стыдом я вспомнила, как он презрительно оглядел сверху донизу мое тело, как разозлился.

Император жестом велел мне приблизиться:

– Поедешь за мной. Держись коленями, но не мешай движениям Дзю-Лонга.

Еще один взмах руки – и Тирон присел возле лошади. Стоило мне подобрать юбки, как юный гвардеец покраснел. А потом вежливо отвернулся, когда я поставила ногу на его сцепленные ладони.

– Готова, – сказала я и вдруг взмыла в воздух.

Крутанулась, неловко перебросила исцеленную ногу через коня и ухватилась за спинку седла. Приземление вышло тяжелым, и я инстинктивно сжала колени, отчего Дзю-Лонг попятился, цокая по камням. Пока император его успокаивал, я из последних сил пыталась удержаться на огромном мускулистом коне, гарцевавшем подо мной.

– У тебя есть позволение прикасаться ко мне, леди Эона, – сухо заметил император, остановив коня. – Иначе в конце концов ты окажешься на земле.

Я осторожно отпустила седло и коснулась талии императора, сквозь ткань туники почувствовав тепло его тела.

– Я же сказал «держись». – Киго притянул меня ближе, прижав мои ладони к своему плоскому животу.

Я медленно сдвинулась вперед по жесткому седлу.

– По коням, – приказал император остальным из нашего отряда.

Я не стала оборачиваться, опасаясь свалиться, но слышала цокот копыт за спиной и гневные проклятия Делы, когда ее первая попытка взобраться в седло провалилась. Я сосредоточилась на крошечных красных камнях, вплетенных в длинную косу императора, и осторожно выясняла, с какой силой лучше сдавливать лошадиные бока. От напряжения бедра уже свело, да и шея затекла. Единственно разумным было прислонить голову к спине императора, но такая поза показалась мне излишне интимной. Я не могла позволить себе такую вольность.

– Выступаем, – объявил Киго.

Уже через несколько шагов лошади перешли на рысь. Я невольно крепче обхватило талию иммератора, пытаясь поймать ритм, при котором не буду так ерзать в седле.

– Не сопротивляйся. – Император оглянулся и нахмурился. – Расслабься и прислонись ко мне, иначе утянешь вниз нас обоих.

Именно тогда я поняла, куда мы направляемся.

– Мы выходим через главные ворота?

– Юсо хочет проехать по деревне, прежде чем мы двинемся в лес.

Я почувствовала, как Киго натянул поводья, и мы свернули во внутренний двор. От вони конь запрокинул голову и громко фыркнул, выражая свое возмущение. Перед нами лежали недвижимые тела, а камни под ними были покрыты кровью и испражнениями. Черные падальщики уже явились на пир, но при нашем появлении взмыли ввысь, тяжело хлопая крыльями. Император направил коня к краю здания и повел мимо трупов. Я хотела закрыть глаза и отвернуться, но вдруг заметила что-то краем глаза.

Движение.

Солдат встал на колени, а потом, покачиваясь и кряхтя, оперся на стену дома.

– Они не мертвы, – выдохнула я. – Вы их не убили.

– На их беду, – жестко ответил император. – Большинство все равно умрут, даже если местный лекарь позаботиться о них. А остальные нас предадут.

– Я рада, что вы не стали…

Киго снова посмотрел на меня:

– Ты будешь рада, когда мой дядя разоблачит твой маскарад? Или когда он узнает о нашем местонахождении? – Император повел Дзю-Лонга к воротам постоялого двора. – Нечему тут радоваться.

Но он ошибался. Когда, повинуясь удару ноги, конь сорвался в стремительный галоп, я прижала голову к плечу императора и позволила его спине стать моей крепкой опорой.

Глава 6

Когда Юсо объявил привал, смеркалось. Мы съехали на небольшую лесную поляну под неумолчный гомон птиц – предвестник заката. За листьями папоротника и многочисленными кустами я увидела раздавшийся во все стороны ручей, подкормленный недавними муссонными дождями. Без присмотра заклинателей и драконов на мир обрушились мощные ливни. В Круге нас осталось только двое – один умирающий, второй никудышный, – и пройдет совсем немного времени, прежде чем какая-нибудь серьезная напасть разорвет землю на куски, а на крики о помощи никто не ответит.

Я соскользнула с потной спины Дзю-Лонга, и резкое приземление отдалось острой болью в ногах. Полные двенадцать колоколов мы чередовали короткие отрезки галопом на лошадях и долгие пешие прогулки бок о бок с усталыми животными по невыносимой жаре. Мои бедра не привыкли к столь суровым испытаниям, и теперь натруженные мышцы ныли, а кожа горела.

Превозмогая боль, я с трудом опустилась на корточки и плюхнулась прямо на влажную лесную почву, разметав вокруг тяжелые горячие складки своей юбки. В ягодицу уткнулась упавшая ветка, и я с проклятием отбросила ее прочь. Повязка на руке загрязнилась, но рана уже не ныла, даже когда я шевелила пальцами. На другом конце поляны Солли расседлывал коня, которого делил с Тироном, а юный гвардеец тем временем занимался Дзю-Лонгом. Рико передал свои поводья Виде и направился ко мне. В его глазах я прочла намерение начать разговор и уже приготовилась, но рядом вдруг уселся император, остановив приближение островитянина. От облегчения я обмякла. У меня не было для Рико ответов.

– Вот, попей. – Император протянул мне лакированную флягу. – Еще пара дней на Дзю-Лонге, и ты привыкнешь ездить верхом.

– Еще пара дней, и я умру от боли в заднице.

Я захлопнула рот ладонь – ругнулась при императоре…

Киго сдавленно фыркнул.

Я нерешительно улыбнулась. Я лишь однажды слышала смех Киго – в ответ на одну из шуток отца. Разумеется, при императорском дворе не так уж много поводов для веселья. Улыбка императора напомнила мне о его покойной матери. Изящные скулы и подбородок леди Джилы передались и Киго. Хотя лицо его было и мужественным, однако я могла заметить чувственную красоту леди Джилы в темных глазах и полных губах ее сына.

«Бедная леди Джила. Да упокоится ее дух в садах божественного наслаждения». Всего несколько недель назад – а будто бы несколько лет – мы вместе сидели в гареме, и я обещала, что стану другом ее сыну и всегда буду его защищать. Но пока что не сильно продвинулась в выполнении своего обещания.

– Никогда прежде не слышал слово «задница» из уст дамы, – мягко заметил император.

– Я давно не была дамой, – напомнила я. И маленький демон, рожденный усталостью и императорской улыбкой, подтолкнул меня добавить: – Целых пять лет я спокойно говорила «задница». Трудно перестать говорить «задница» после столь долгого срока. Наверное, я должна прекратить повторять «задница», поскольку леди не говорят…

– Задница, – закончил император.

Я ухмыльнулась.

– Ваше величество. – Перед нами на колени опустился Юсо.

Император выпрямилось, с лица его исчезла непринужденность.

– Что случилось?

– По моей оценке, мы на день опережаем любых преследователей, даже если они верхом. И все же советую не разжигать огонь для приготовления пищи и ограничиться сухим пайком. Девушка все вам принесет. – Капитан кивнул на Виду, которая снимала седельный тюк с одной из лошадей. – Она говорит, что группа сопротивления менее чем в дне пути отсюда. Нужно туда добраться. У них есть свежие новости о передвижениях Сетона.

Император кивнул:

– Хорошо. Я хочу собрать как можно больше людей и маршем двинуться на дворец.

Юсо с шумом втянул воздух; на его всегда спокойном лице мелькнуло напряженное выражение, но через секунду исчезло, сменившись прежним самообладанием.

– Мы не пойдем к восточным племенам, ваше величество? По словам Рико, группа сопротивления собирается там.

– Нет. Пока мы скачем на восток и обратно, двенадцатидневный срок на законное притязание истечет. Нужно действовать немедленно.

Я прикусила губу. Поход на дворец без полноценной армии – самоубийство.

– Как пожелаете, ваше величество, – произнес Юсо.

Он тоже знал, что это самоубийство, я прочитала это по его глазам. Тогда почему промолчал? Лишь поклонился, верный, послушный солдат.

– Ваше величество, – осторожно начала я, – сопротивление ожидает нас на востоке. Именно там вы обретете мощную поддержку. – Я зыркнула на Юсо: – Не так ли капитан?

Он отвел глаза, явно опасаясь императорского гнева.

– Его величество желает идти на дворец, – деревянным голосом произнес Юсо.

Я окинула его яростным взглядом. Кто-то должен был сказать правду, но я не собиралась тонуть в одиночку.

– Уверена, ты согласишься, капитан, что для действенной армии ни здесь, ни во дворце не хватит людей, – деликатно сказала я. – В данный момент в распоряжении верховного лорда Сетона куда большая мощь.

Император смотрел на меня безучастно. Я видела, как его досточтимый отец, сталкиваясь с неприятными известиями, надевал такую же каменную маску. Я старалась не ерзать под этим неумолимым взглядом. Старый император был расчетливым политиком, готовым выслушать противоположное мнение без карательных мер. Я надеялась, что его сын проявит ту же сдержанность.

Император взмахнул рукой:

– Можешь идти, капитан.

Юсо поклонился и попятился прочь.

Дождавшись, когда он окажется вне пределов слышимости, император заговорил:

– Мой дядя может обладать большей военной мощью, леди Эона, но у него нет ни императорской жемчужины, ни твоей силы.

– Моей силы, ваше величество? – Я впилась ногтями в золотой пион, вытравленный на фляге. – Вы просите призвать дракона для войны?

– Войны? – Император покачал головой. – Не будет никакой войны. Вот зачем нужно время для законных притязаний – чтобы избежать подобного бедствия. У меня есть древний символ суверенитета, – он коснулся жемчужины на шее, – и поддержка Зеркального заклинателя, символизирующего обновленную силу. Дядя увидит, что его притязания ничего не стоят против моих.

Я знала, что не искушена в управлении государством, но не сомневалась, что верно оценила честолюбие Сетона. И его безжалостность.

– Ваш дядя не полагается на символы, ваше величество, только на насилие. Он уже провозгласил себя императором, с жемчужиной или без нее.

Рука Киго вновь потянулась в горлу.

– Ты не понимаешь. Без этой жемчужины он просто не может занять трон. Именно она удерживает драконов с нами – печать нашей божественной сделки.

– Значит, он убьет вас и заберет ее.

На краткий миг все мои чувства свелись к жаркому шепоту жемчужины под моими пальцами и к пламенным намерениям Кинры. Я сжала кулаки, сражаясь с воспоминаниями.

– Если он заберет ее, то убивать меня не придется, – сухо промолвил император. – Камень теперь часть моей хуа, мы связаны кровью. Я умру, если снять жемчужину.

– Часть вас? – удивилась я. – Не понимаю.

– Сказано, что жемчужина – это живая связь с драконами. Как только она вшивается в императорское горло, двое соединяются навеки через кровь. Именно поэтому переносить ее с тела мертвого императора в живого наследника нужно менее чем за двенадцать вдохов. Иначе жемчужина погибнет, и печать нашей сделки исчезнет.

Я оглядела золотую оправу камня и насчитала двенадцать стежков золотой нити, расходившихся от нее в разные стороны. Верхние три смотрелись еще аккуратно, а вот остальные были сделаны как попало, и плоть вокруг них до сих покрывали синяки и кровавая корочка.

– Двенадцати вдохов, похоже, маловато для столь деликатной работы, – заметила я.

Император хохотнул:

– Двенадцать стежков на горле менее чем за полторы минуты. Как видишь, мой лекарь нервничал и очень торопился.

– Наверное, очень больно.

Киго заколебался, будто вел как-то внутренний спор, а потом посмотрел мне прямо в глаза.

– Такой боли я никогда в жизни не испытывал, – вздохнул император, и я знала, что подобная откровенность – огромный шаг, как для него, так и для меня. – Жемчужина крепится к горлу двенадцатью когтями. Они прокалывают кожу, и в каждом есть маленькое ушко, через которое потом металл вшивается в плоть. – Он провел пальцем по синякам. – И еще… в кровь вливается пламя, и следующие несколько часов будто кислота бежит по венам.

Я сочувственно сглотнула:

– Ваш дядя знает о том, что жемчужина может умереть?

– Конечно. Двенадцать вдохов, двенадцать стежков – этому учат всех мужчин, претендующих на трон.

– Тогда он попытается взять вас живым, чтобы спокойно перенести жемчужину в свое горло.

Император покачал головой:

– Ты так уверена, что дядя наплюет на законные притязания.

Собравшись с духом, я выпалила то, что хотела:

– Он зарезал ваших мать и брата, отравил вашего отца. Зачем ему останавливаться на вас?

Неужели я переступила черту? Судя по расширившимся зрачкам Киго, слова угодили в цель, но я не дрогнула. Может, он и потерял разум от ярости, когда узнал о гибели своей семьи, но он не видел, как Сетон пронзил мечом его крошечного брата. Не видел окровавленные трупы обитателей дворца. Не видел, как верховный лорд подстрекал свои войска к дальнейшим зверствам. Кто-то должен был раскрыть императору истинное положение вещей.

И все же мне потребовалось все мужество, чтобы не согнуться в раболепном поклоне.

Где-то рядом Вида копалась в седельных сумках, Тирон совещался с Солли, Дела устало теребила тугую косу, и никто из них не сознавал, что их император уверился, будто может просто войти во дворец и вернуть себе трон.

– А ты прямолинейна, леди Эона, – наконец произнес он и прижал ладони к глазам. – Я дурак. Мой отец слепо доверял своему брату, и вот теперь я повторяю ту же ошибку. – Император глубоко выдохнул, словно оставляя надежду на бескровное разрешение проблем. – Разумеется, ты права. Он попытается забрать жемчужину. И он далеко не первый, кто посчитал, будто может украсть ее силу.

Киго знал историю жемчужины. Наверняка знал и о Кинре. Это был мой шанс выяснить, правдивы ли воспоминания, внушенные мне мечами. Действительно ли во мне течет дурная кровь. Под учащенный ритм своего сердца я пыталась взвесить риски и оценить возможности.

– Например, Кинра. – Всего два слова, а я чуть не задохнулась.

Император пораженно опустил руки:

– Откуда тебе известно про Кинру?

– Я… видела это имя в одном из свитков лорда Браннона, – выпалила я, и император успокоился. – Там сказано только, что она пыталась украсть жемчужину. Кинра была наемной убийцей, ваше величество?

– Нет, всего лишь женщиной для утех. Своим колдовством она чуть не отняла жемчужину у императора Дао. За что он и казнил ее как изменницу, подвергнув Двенадцатидневной пытке. – Император наклонился ближе. – Я слышал, палачи умеют долго удерживать людей в живых, даже когда основные органы уже вырезаны. Надо запомнить, пригодится для дяди.

Я отвернулась, опасаясь, что лицо меня выдаст. Истории разнились – каким-то образом моя прародительница стала продажной женщиной, а не заклинателем, – но в своих видениях я была ею и ласкала горло императора, гладила жемчужину. Возможно, правда где-то посередине. Не потому ли Кинра вычеркнута из летописей, что превратилась из королевы заклинателей в вероломную шлюху?

Император коснулся моей руки:

– Прошу прощения, леди Эона, я не хотел тебя напугать.

Я выдавила слабую улыбку:

– Думаю, я просто устала, ваше величество.

Киго жестом подозвал к нам Виду:

– Принеси леди Эоне что-нибудь перекусить. И коврик. – После чего он поднялся. – Я оставлю тебя, отдыхай.

Через несколько шагов император уже стоял возле Тирона, объясняя ему, как правильно обтирать Дзю-Лонга. Я надеялась, что он переосмыслит свою стратегию и мы все же двинемся на восток. Пусть Киго и унаследовал от отца верность традициям и преданность тем, кто того не заслуживает, однако, от матери ему достались гибкость мышления и прозорливость.

– Я сам отнесу, – вдруг раздался голос Рико, и не успела я приготовиться, как он уже стоял передо мной, протягивая кусок черствого хлеба и полоску сушеного мяса.

– Спасибо. – Я взяла хлеб, избегая взгляда островитянина.

Его свободная рука сжалась в кулак.

– Как ты управляла мной? – спросил Рико.

– Не знаю. – Подняв глаза, я увидела его поджатые губы. – Рико, я правда не знаю.

– Тогда зачем?

– Смертей и так хватало.

– Ты можешь это повторить в любое время, когда пожелаешь? – Несмотря на суровое выражение лица Рико, в его голосе слышался страх.

– О чем ты, Рико? – Подоспевшая к нам Дела положила руку на его плечо и добавила, подчеркнув мой статус: – Ты возвышаешься над леди Эоной.

Рико стряхнул ее ладонь:

– Леди Эона как-то поработила мою волю. Остановила меня в бою.

– Поработила волю? – повторила Дела и вопрошающе уставилась на меня.

– Это правда, – признала я, понизив голос, – но я не понимаю как. В решающие, казалось, безнадежные моменты между нами будто нить протягивается.

– Только с Рико? Или у тебя есть власть над кем-то еще? – спросила Дела.

– Нет, только над Ри… – Я осеклась, оглушенная внезапной неприглядной истиной. – Да. Еще над лордом Идо. Там все немного иначе, но я связана с обоими.

– Рико и лорд Идо, – задумчиво протянула Дела. – Что у них общего?

– Ничего, – холодно отрезал островитянин. – У меня ничего общего с этим подлецом.

Дела вдруг побледнела:

– Ошибаешься. – И встревоженно посмотрела на меня. – Вас обоих исцелила леди Эона.

Мы переглянулись, признавая неоспоримое.

– Обмен хуа, – сказала я. – Моя сила текла через тебя, Рико. Как и через Идо во дворце.

Островитянин затаил дыхание:

– Так это цена жизни? Пожертвовать свободой воли? Свершать то, что противно моей природе?

– Я не знала! – крикнула я.

– Это я попросила леди Эону исцелить тебя, – вмешалась Дела.

– И оказала мне медвежью услугу, – резко бросил Рико. – Разве я мало отдал общему делу? Теперь у меня нет даже собственной воли.

– Но я не могла позволить тебе умереть, – глухо произнесла Дела и вновь потянулась к островитянину, но он отступил.

Я поймала Делу за руку. Не время ей признаваться в своих чувствах.

– Возможно, есть способ разорвать связь, – сказала я. – В фолианте.

– Я поищу, – заверила она.

– А если нет такого способа, – зыркнул на меня Рико, – то я навеки в твоей власти?

– Я не воспользуюсь ею снова, – пообещала я. – Клянусь.

– Рад слышать, – хмыкнул Риом. – Но ты отъявленная лгунья, и я не в силах тебе помешать.

– Рико! – ужаснулась Дела.

Но островитянин лишь окинул ее колючим взглядом и прошагал на другую сторону поляны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10