Элина Попова.

Лигориум



скачать книгу бесплатно

© Элина Попова, 2017


ISBN 978-5-4485-8053-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Ксанна стояла на берегу. Близилась ночь, и нужно было что-то решать. Скоро появятся землеройки – она в этом не сомневалась. К утру нужно быть в Западном лесу. Она посмотрела в темные воды Западной реки. Кто и когда придумал эти названия, Ксанна не помнила, но оригинальностью они явно не отличались.

Есть другой вариант, напомнила себе девушка. Не обязательно это делать. Можно просто дойти. Правда, тогда велик шанс попасться в логово землероек. С одним-двумя Ксанна справилась бы с легкостью, но вооруженная орава была ей не под силу. Глубоко вздохнув, Ксанна посмотрела наверх. Небо заволокли тяжелые тучи, что сильно осложняло дело. Однако делать было нечего. Она сняла накидку и спрятала под близлежащий камень. Укрытие не ахти какое, но времени не оставалось.

Снова вздохнув, Ксанна начала спускаться к воде. Холодная вода защекотала ступни. Войдя в воду по плечи, она закрыла глаза и легла. Удивительным образом девушка оставалась на плаву, вовсе не двигаясь. Вдруг очертания тела начали стремительно бледнеть, и вот уже только волосы светлым пятном переливаются на водной глади.

Быстрее же, ну, быстрее, отчаянно подумала Ксанна. Теперь и копна волос растворилась в темной воде. Спустя минуту река приняла прежний вид. Темные воды Западной устремлялись к Великому Западному морю, лунные блики красиво серебрились на них… Что было весьма странно, учитывая безлунную ночь.

***

Она почти поверила в собственное везение, когда услышала тяжелый топот позади.

Двое. Один поменьше. Наверное, оба – землеройки. Сейчас у Ксанны не было тела, поэтому, когда на берег за ней выкатились две грузные фигуры, ей не пришлось поворачиваться, чтобы увидеть их.

– Стой! А ну стой! Сюда, паршивка!

Она увидела полную грязную женщину, выбежавшую на берег. За ней, переваливаясь и выкрикивая ругательства, трусил обрюзгший землеройка. Ксанна отметила, что из оружия при нем только широкий столовый нож, неизвестно зачем заткнутый за пояс. Женщина и вовсе была безоружна. Она добежала почти до самой воды, когда землеройка догнал ее и повалил на землю.

– Ну и куда же ты думала убежать? От Ридды Великого никто еще не убегал!

– Это ты-то великий? – женщина рассмеялась. Очевидно, она нисколько не боялась своего компаньона. – Помнится, в Ухвате тебя Риддой Облезлым зовут.

– Облезлый, говоришь? Ну, я покажу тебе Облезлого! – толстяк повалил повизгивающую для порядка шлюху на землю и полез к ней под юбку.

Ксанна пожалела, что не может зажмуриться и заткнуть уши. Она унеслась бы отсюда за две секунды, будь это возможным. Увы, девушка могла немногим больше того, на что была способна река. Стремясь убраться подальше от столь отвратительного действа, Ксанна сконцентрировалась на собственной скорости и резко поплыла вперед. Это было большой ошибкой.

– Стой-ка.

Погоди, Сюзи. Да погоди ты! Что это там?

Ксанна спохватилась и снизила скорость, но было поздно. Землеройка, прищурившись, смотрел прямо на нее. Конечно, он видел всего лишь серебристый блик на воде, но даже у такого тугодума хватит мозгов посмотреть на небо. Ксанна лихорадочно соображала. Ей нужно секунд пять на то, чтобы принять собственный облик. Еще пять, чтобы добраться, скажем, до того камня, и запустить им в землеройку. Но что, если шлюха, а так наверняка и будет, примется кричать? Или, пока она превращается, землеройка побежит к своим? Раз они выбрали для утех берег реки, застава недалеко. Но насколько?

Все это за секунду пронеслось в ее мозгу. Тем временем землеройка, жестом приказав спутнице замолчать, вглядывался в реку. Шлюха, к счастью, смотрела только на него. Вот подбородок землеройки дернулся наверх, и Ксанна поняла: сейчас. Переметнувшись максимально близко к берегу, она вспомнила свое тело, концентрируясь как никогда быстро. На секунду, не больше, в сам момент перевоплощения, она разом потеряла все чувства. Почувствовав руки и ноги, девушка мигом вынырнула из воды. Ей повезло – Ксанна выплыла почти у самой земли. Времени на то, чтобы оценить обстановку, не оставалось. Схватив запримеченный ранее камень, она резко выпрямилась.

Удача явно не собиралась от нее отворачиваться. Шлюха не кричала, а землеройка не бежал к своим. Оба, оцепенев, таращились на Ксанну. Похоже, этот землеройка редко бывал в поле, и никогда не видел не то что Ойи, а просто чего-либо подобного. Девушка мысленно поблагодарила многочисленные харчевни Вэлокса и, размахнувшись, запустила камень прямо в макушку Ридды Облезлого. Толстяк странно дернулся и с грохотом повалился к ее ногам.

И тут шлюха начала визжать. Ксанна бросилась к ней и зажала рот рукой. На миг Ойя запаниковала. Придется убить обоих, иначе выйдут на ее след.

Нельзя, нельзя было этого делать. Она посмотрела в глаза женщины. По щекам Сюзи текли грязные слезы, оставляя разводы на сером от грязи лице. Ксанна потянулась и вытащила нож у оглушенного землеройки. На миг ей пришлось убрать руку с лица Сюзи.

– Пожалуйста… пожалуйста, не надо. – Голос шлюхи был странно тихим. – Я никому не скажу. Не надо.

Второй раз за эту ночь Ксанна захотела остаться без глаз и ушей.


Когда все было кончено, Ксанна одно за другим отволокла тела в воду. Подходящего груза не оказалось, пришлось запихивать им за шиворот камни с берега. Заметая следы, она все время оглядывалась, но землероек пока не было видно. Наконец, приведя берег реки в относительный порядок, Ксанна легла на воду. Собраться с мыслями никак не удавалось, поэтому превращение заняло больше обычного. Наконец, она ощутила положенное единение с водой и поплыла. Если бы Ойи умели плакать, река Западная изрядно обогатилась бы этой ночью.


***

Только дурак сунется в Западный лес. Эта людская поговорка всегда смешила Ксанну, потому что, помимо обычных завсегдатаев леса, нередко попадались там землеройки. Кто совершал вылазки с целью завоевания бессмертной (как они думали) славы, кто шпионил, а кто просто любил заварушки. Всех без исключения Ксанна считала глупцами, ибо редко кто возвращался. Но и вернувшиеся счастливчики, если их можно так назвать, немало могли поведать о своих приключениях. Жители леса умело оберегали собственные тайны.


Ксанна выбралась из воды и огляделась. Редкие деревья здесь подступали к самой реке. Заглянув под первый попавшийся камень, девушка ничего не обнаружила. Она последовательно обходила берег в поисках одежды, но все было пусто. Как только Ксанна решила, что поднимает последний камень, а потом идет голой, и пропади все пропадом, она нашла смятую тунику. Одевшись, Ойя побрела между деревьев, все больше углубляясь в чащу. Здесь можно было ничего не бояться – она была под защитой леса и собравшихся в нем. Ксанне пришлось брести около часа, прежде чем она вышла на маленькую лесную опушку. Покрытая мягкой зеленой травой опушка была пуста, лишь странный куст, росший прямо посередине, привлекал внимание. Мелкие серебристые листья казались очень острыми, диковинные черные плоды блестели в лучах утреннего солнца. Совсем как акрутские бриллианты, в который раз подумалось Ксанне.

– Доброго солнца, Ниэль, – произнесла она. Куст зашевелил ветками, и Ксанна поспешила отвернуться. Сзади послышался шелест, затем протяжный вздох.

– Где же эти проклятые… Как сейчас помню, сюда клал. Чтоб тебя! А-а-а, вот и вы, – спустя секунду ей на плечо опустилась рука.

– Быстрой воды, Ксанна. Красивая накидка.

Ксанна повернулась и посмотрела на собеседника. Это был невысокий худой юноша с бледной, почти прозрачной кожей. Он задорно улыбнулся, тряхнув кудрявыми черными волосами.

– Привет, рыбка! Как доплыла? – он захохотал, довольный собственной шуткой. Вообще-то, Арвы не отличались веселостью, Ниэль был редким и потому приятным исключением.

– Не очень. Боюсь, меня заметили.

Ниэль мигом посерьезнел.

– Ты привела их?

– Нет. Пришлось убрать обоих.

– Уложила двух людишек? Завидую!

– Нечему завидовать. Пузатый землеройка и шлюха. Великая победа.

Наверное, пережитые муки отразились на ее лице, потому что Ниэль вдруг понимающе закивал.

– Она просила тебя, ведь так? Просила пощадить ее.

– Да. Откуда…

– У них в последнее время мода такая. Что ни горожанин, все просит не убивать, мол, детки у него малые, – он равнодушно посмотрел на Ксанну. – И кто им сказал, что нас это сможет остановить?

– Знаешь… – Ксанна задумалась, – а ведь со мной сработало. Я чуть не оставила ее в живых. И потом… Так нехорошо стало.

Ниэль внимательно посмотрел на нее.

– Это потому, что ты Ойя. Вы все такие чувствительные. Что она тебе наплела? Про шестерых детей и больную мать?

– Нет. В том-то и дело. Просто сказала – не надо. А меня так проняло – полдороги потом с мыслями собраться не могла.

– Ладно, не бери ты в голову, – Ниэль зевнул и потянулся. – Просто помни – либо мы, либо…

– Либо они. Знаю я. Но мне кажется, она в первый раз видела такую как я. Да и землеройка тот… пьяница, одно слово. Может, они не…

– Ксанна, сестра моя, – Ниэль вдруг выпрямился и заговорил типичным степенным тоном Арва. – Непозволительная роскошь думать подобным образом. Нас слишком мало, и становится все меньше. Если мы потеряем и тебя…

– Я поняла, поняла, – перебила его Ксанна. – Хватит, Ниэль.

– Идет. И больше не думай об этом, – Ниэль мигом повеселел. – Пойдем, тебя уже заждались, наверное.

Ксанна поспешила за ним. Слова Ниэля заставили ее вновь задуматься о ночном происшествии. И в который раз она со страхом подумала: неужели придется убить всех?


Пока они шли, Ниэль рассказывал о положении дел. Поймали еще нескольких землероек. Все пришли за славой, так что, ничего стоящего узнать не удалось. Тем временем, Темный лес окончательно взят горожанами, погибли последние находящиеся там Арвы. Убит Синиэн. Говорят, лорд Фирза задумал срубить лес. Пока смельчаков не нашлось – боятся гнева Ойей, но прямого указа горожане ослушаться не посмеют, а он не за горами. В Вирге состоялся суд над Анной – молодой Ойей. Девочку решили карать прилюдно, якобы за колдовство, нанесшее урон мирным жителям. Промах лорда Ланса Великолепного был сокрушительным: ни в коем случае нельзя казнить очаровательную пятилетнюю малышку на глазах толпы. Горожане взбунтовались и разгромили Площадь Порицаний. Анна, надо отдать ей должное, исчезла с плахи через минуту после начала беспорядков. Известий от нее нет, возможно, Ойю все же настигли и убили, на этот раз тихо. В настоящий момент восстание подавлено, Анна объявлена невиновной и потому освобожденной, а горожане утихли. Думается, Ланс впредь поостережется устраивать зрелища.

– Одно непонятно, хорошо это или плохо, – бормотал Ниэль, аккуратно раздвигая ветви. – Теперь мы даже не узнаем быстро, кого из наших… – он умолк.

Ксанна огляделась и поняла: они пришли. Ниэль вывел ее на широкую поляну самого диковинного вида. Тут и там как попало стояли Арвы. Ни один пока не принял человеческого облика, и выглядело это весьма живописно.

В отличие от Ойей, Арвы не всегда растворялись в своей стихии. К примеру, этот лес был хвойным, полным сосен и елей. Но только половина Арвов сливалась с местностью. Некоторые были тропическими деревьями, некоторые – березами и кленами, а какие-то – и вовсе непохожими на все, виденное Ксанной.

Наконец, Ксанна нашла его – высокое угольно-черное дерево с почти прозрачными листьями, стоявшее поодаль. В который раз залюбовавшись красотой Мириэна, она зазевалась, и только после ощутимого толчка Ниэля вспомнила – нужно поклониться.

– Доброго солнца, братья Арвы, – негромко произнесла Ойя. Затем поспешно отвернулась. Ей был странен этот обычай Арвов – встречать посланника в истинном воплощении, а затем по несколько минут заставлять его ждать. Будь Ксанна Арвом, ей было бы дозволено не отворачиваться. Она со вздохом отошла вглубь леса. Позади послышались шелест листьев, шуршание одежд и негромкие голоса. Наконец, звуки стали затихать.

– Быстрой воды тебе, дочь Безмолвных. Повернись и смотри на нас.

Ксанна обернулась. Как всегда, дыхание перехватило. Арвы в человеческом воплощении были куда интереснее Ойей. Прекрасный каштан обернулся светлокожим шатеном с ясным, пронзительным взором – Раэлем. Чуть позади задорный сиреневый куст с буйными красными цветами превратился в ее старого друга – Милиэля. Милиэль чуть поднял руку и приветственно улыбнулся Ксанне. Но взор девушки был прикован к высокому темнокожему Арву с сияющей копной серебристых волос.

– Надеюсь, враги не омрачили твой путь. Не будем же терять бесценное время – поведай о том, что доверено.

Ксанна, как обычно, не могла смотреть ему в глаза. Уставившись в переносицу Мириэна, она заговорила, стараясь успокоить взвинченный голос.

– Мириэн, я… – Ксанна сделала глубокий вдох, – мне повелели передать, что пробудить удается немногих. По большей части они несмышленые, на обучение уйдет много времени и воды. Тинианна кланяется и просит прислать всех, кто вам не понадобится, дабы могли они помочь в Пробуждении.

Ни одна черточка не дрогнула на лице Мириэна, хотя новости были неутешительные. Он с минуту вглядывался в Ксанну, затем сказал:

– Все твои сестры нужны здесь. Я не смогу их отпустить. Мне жаль, ты напрасно проделала такой путь. Это все, Ксанна, дочь Безмолвных?

– Нет, Мириэн. Я шла через Темный лес. Шестнадцать дней назад меня встретил Синиэн. Он повелел передать… – она понизила голос, – он повелел передать, что птицы принесут ложную весть. К тому времени, как я доберусь до вас, известно будет о смерти всех Арвов и Синиэна с ними. Вы не должны этому верить. Фирза обманет вас, обманет всех.

– Мы не пророки, и Синиэн не мог знать наверняка. Однако вести интересные. Что-нибудь еще, Ксанна?

Ей ужасно не хотелось рассказывать, снова вспоминать все это. Но Мириэн смотрел на нее, ждали и остальные.

– Я убила двоих, Мириэн. Землеройку и женщину. Я… я не хотела. Мне пришлось, иначе они…

– Не хотела?! – громогласно осведомился Раэль.

Раздался ропот. Арвы, все как один, недоуменно смотрели на нее. Милиэль больше не улыбался. Раэль презрительно сморщился, остальные тихо переговаривались.

– Не забывайте, она Ойя, к тому же весьма юная, – произнес Мириэн.

– Что с того, что она Ойя?! – гневно крикнул Раэль. Лицо его, перекосившись, потеряло все очарование. – Я знал десятки Ойей, старых и молодых! И все готовы были рвать им глотки голыми руками!

– Подобным поведением, Раэль, ты напоминаешь мне горожанина.

Страшно было взглянуть на Арва в этот момент. Тем не менее, слова Мириэна возымели действие – воцарилась тишина.

– Братья, возвращайтесь к своим делам, – произнес Мириэн. Во взгляде некоторых Арвов сквозило недовольство, но никто и не подумал ослушаться. Мириэн подошел к Ойе и указал рукой на темень деревьев позади нее.

– Дочь Безмолвных, ты выполнила предназначение. Теперь можешь возвращаться к сестрам. Путь твой будет опасным, но вернуться необходимо. Сестры излечат твои сомнения, смоют страхи и печаль. Мы рады были лицезреть тебя, вестница.

– Не все были рады, правда? – вырвалось у Ксанны, прежде чем она осознала сказанное.

Мириэн остановился.

– Пойми их, Ксанна. Постарайся понять. С рождения они не знали покоя. Некоторые Арвы стары и помнят, очень хорошо помнят времена, когда обычные люди не ведали о нас. Когда мы, в Акруте, в Вирге, Сараме жили простой жизнью горожан; когда то, что выделяет нас из других, было достоинством, а не признаком уродства.

– Я все понимаю, Мириэн…

– Ты знаешь, что Вэлоксу чуть больше ста лет? Я старше Вэлокса. Темный город стоит на земле триста лет. Я старше Темного города. Я видел, как строились эти города, как топорами убивали моих братьев. Знаешь, как тогда умирали Арвы? В своем истинном воплощении, не пытаясь превратиться и выдать своих братьев. Они верили в людей, верили в то, что будут оставлены в покое, когда закончатся стройки. Как они ошибались…

– Мириэн, я не…

– Ты знаешь, когда был образован Первый союз?

– Пятьдесят семь лет назад.

– Правильно, Ксанна. Мы всегда были братьями и сестрами. Но пятьдесят семь лет назад Арвы и Ойи поняли, что поодиночке не справятся с яростью горожан, и было принято решение бороться совместно. Я видел все своими глазами, и до сих пор уверен, что, будь нас чуть меньше, не давай мы им постоянный отпор… и они сожгли бы леса и испарили реки, – Мириэн повернулся и посмотрел ей в глаза. Ксанна, как ни старалась, не смогла выдержать его взгляд.

– Они не понимают, Ксанна. Не понимают, что мы только чуть ближе с природой, а в остальном такие же. Спроси любого человека о твоих сестрах, и он с отвращением и трепетом расскажет об Ойях-разрушительницах, создающих шторм и ураган, заставляющих воду кипеть, управляющих водными тварями. Так ли это, Ксанна?

– Нет, Мириэн. Но неужели нельзя объяснить…

– Ты мыслишь, как сотни до тебя. Тому, кто объят страхом, ничего не объяснишь, – он помедлил. – Раэлю чуть больше тридцати. Западный не его лес. Он родился в Нойенском лесу. Когда ему было десять… Ты знаешь, что произошло?

– Двадцать три года назад жители Акрута ценою жизней сотен рабов сожгли Нойенский лес, – безучастно проговорила Ксанна. Ее с детства выучили истории противостояния людей и… «И нас».

– Верно, Ксанна. Раэль, один из немногих, остался в живых. Он был еще мальчиком, и его, убегающего из горящего леса, приняли за горожанина. Он видел, как горели его братья, видел – и не мог помочь. Скажи мне, Ксанна, что бы ты сделала, если бы видела гибель своих сестер?

– Я… я не знаю, Мириэн.

– Что ж, – он отвел взгляд и посмотрел на кроны деревьев, – надеюсь, дочь Безмолвных, тебе никогда этого не узнать.

– Я думала, мы выше мести.

– Мы не мстим. Мы просто пытаемся выжить. А теперь ступай, – Мириэн повернулся и исчез в тени леса.

***

Сказать, что Ксанне было гадко – не сказать ничего. Реакция Арвов окончательно уверила ее в собственной никчемности. Ойя брела среди деревьев, предаваясь мрачным раздумьям, когда ее окликнули. Она обернулась и увидела Ниэля, бегущего следом. Казалось, он летит среди деревьев, с легкостью огибая колючие ветки. Ксанна каждый раз поражалась подобной несправедливости. Да, Ойи – мастера маскировки, но они слабы от природы. Всему, что Ксанна умеет – обращению с ножами, луками, даже мечами и рогатками, рукопашному бою и прочим премудростям – всему она училась днями и ночами, подолгу пропадая с Арвами на тренировках. Ниэль же, как и прочие Арвы, с рождения был великолепным воином – быстрым, ловким и смертельно опасным. Наверное, не заключи Ойи тот союз, их народ был бы обречен. Даже в нынешние неспокойные времена многие ее сестры оставались в лоне защищавших их вод, предпочитая заботу о пробужденных битвам.

Ниэль догнал ее и схватил за плечи.

– Ну ты и начудила, сестрица. Теперь ты новость номер один у всех Арвов Западного леса! – он захохотал. – Раэль просто вне себя от ярости!

– Не думаю, что это так уж весело.

– А по-моему, очень даже! – Ниэль, обладавший простым веселым нравом, недолюбливал чопорных Арвов вроде Раэля. – А что тебе сказал Мириэн?

– Ты любопытен, как вэлокская шлюха. Не пристало Арву такое поведение.

– А ты зануда, совсем как Мириэн! – Ниэль ойкнул и, прикрыв рот рукой, заозирался. Ксанна улыбнулась.

– Думаешь, кто-то здесь есть?

– Ну, своих-то я сразу увижу. Но кто его знает, какие уши тут у Мири… а, неважно. Ты не останешься?

– Мириэн вежливо попросил меня убраться.

– А можно мне с тобой, Ксанна? – Ниэль лукаво посмотрел на нее.

– Приключений захотелось?

– Надоело торчать здесь, только и вижу, как землеройкам глотки перерезают да собрания устраивают.

– И как ты себе это представляешь? – Ксанна ухмыльнулась. – По реке тебя сплавлять будем?

– Я тут не менее пяти раз ходил! – вскинулся Ниэль. – Пройду еще один.

– Два. И последний твой поход был четыре года назад. На равнине не было ни одной заставы, а в Темном городе стоило надеть капюшон – и ты в безопасности. Теперь все по-другому. Стоит тебе выйти из леса…

– Что же, до конца жизни тут ошиваться?

– Знаешь… Если Вэлокс и Темный город объединятся, долго сидеть тебе не придется.

– Кто тебе сказал, что они объединятся?

– Ну, – Ксанна прикусила губу, – будь я на их месте, так бы и сделала.

– Вот только ты не на их месте. Говорят, нынешний Управитель Вэлокса, как его… Морри, Мэрри… В общем, он не в ладах с Фирзой. И, к тому же, глуп – считает, что справится с нами своими силами. Слышал, недавно он отправил группу горожан на плотах – обогнуть Вэлокс по Северным водам и напасть на нас с тыла. Смеху, наверное, было, когда его крысы одна за другой потонули! – Ниэль снова рассмеялся. Ксанна сморщилась.

– Это всего лишь слухи. Если бы по Северным водам можно было плыть, я не рисковала бы собственной шкурой, и не тащилась через весь материк.

– Но согласись, этот идиот мог посадить людей на плоты!

– Мне пора, Ниэль. Приятно было тебя увидеть.

– Значит, не берешь меня с собой? – Ниэль прищурился.

– Не могу, извини.

– Что ж, прощай, Ксанна, – на миг он прикоснулся к ее щеке, затем повернулся и медленно побрел вглубь леса.


***

Спустившись к самой реке, Ксанна села на камень и задумалась. Будь она более мудрой, более опытной Ойей, ей не составило бы труда плыть против течения. Однако Ксанне было семнадцать, и мудрость, которую она могла обрести за прожитые годы, девушка променяла на боевые умения. Поэтому даже Западная – весьма спокойная, ленивая река – была ей не по плечу. С другой стороны, можно плыть, не превращаясь. Риск быть замеченной возрастал многократно, но идти по равнине было намного опаснее. К тому же, как любая Ойя, Ксанна могла долго находиться в воде без воздуха и плыть куда быстрее обычных людей. Река мне поможет, иначе я не Ойя, решила Ксанна, пряча тунику. Поворотив камень на место, она нырнула и поплыла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное