Elias.

Oldman from the Haselhope-city



скачать книгу бесплатно

© Elias, 2018


ISBN 978-5-4490-3215-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 Начало

Южный и западный Хасельхоп блистал прекрасной жизнью во все стороны, и жизнь в этом городе была прекрасна во всех отношениях. Южная часть города протягивалась по всему побережью моря и была почти всей его частью. Но и западная была не меньше. Заводов было почти не видно из-за высоких красивых и самых разных небоскребов. Каждое утро, обед и вечер, в не зависимости от погоды, убирали улицы. Они напоминали то, что ты в большом городе, где жизнь идёт своим чередом. Метро было идеально чистое, такое, что пол блестел, и тысячи идущих людей могли увидеть в этом полу, абсолютно любого незнакомого себе человека и понять, что он некрасив. На улице картина выглядела похожим образом. Асфальт блестел от солнца и не единой трещинки не наблюдалось с 1980 годов. Парки и скверы были раем для отдыха и изучения растений и деревьев. В каждом парке имелся свой фонтан. Дорожки в парке вели к нему или вдоль него. Из-за деревьев виднелись высотки, которые, во время солнечных дней, сверкали в солнечных лучах. Сидя на скамьях, сделанных из самого дорогого дерева в мире, смотря на красивые солнечные виды насыщенного жизнью Хасельхопа, так и хочется сидеть и наблюдать за этим долгие часы. Люди спешили куда-то и шли, не смотря куда. Были и те, которые проходились спокойной походкой и, осматривая красивые дома, наверное думали о своей прекрасной жизни.

Каждый вечер проходили разные мероприятия, представления в театрах и в цирках. Либо шли вечерние и ночные сеансы фильмов. Кинотеатров в Хасельхопе было двадцать девять и тридцатый, Кинотеатр «Фурролд», строился на улице Закку 518. Рядом был парк «Монрон», куча кафе и различных заведений. Если идти прямо по улице Закку, то вскоре выглянет Мэрия, а напротив неё – здание Главного Суда Хасельхопа.

Это и был настоящий Хасельхоп. А предыдущие части города были местом для отбросов общества. Именно там они и обитали.

Самыми элитными районами в Хасельхопе были «Хао-Хе» и «Млассо». Каждый дом в этих районах был украшен: золотые или мраморные статуи блестели на солнце, огромные заборы с острыми концами рвались к голубому небу. Газоны идеально выстрижены и множественные сады были зеленее зеленого цвета. На конце «Млассо» было видно море, но «Хао-Хе» был к нему ближе. Здесь и жили все Великие личности Хасельхопа, такие как Руддофорг Ашанди Цинбэ IV (1788—1874) – мэр Хасельхопа с 1829 по 1873 гг. Руддо был самым выдающимся мэром и в честь него построили Дом Руддо. В этом доме 78 этажей и возведен он в 1869 году к 40-летию правления Руддо в городе. Памятник Руддофорга Ашанди Цинбэ IV построили в первом Центре Хасельхопа в 1872 году, памятник был полностью вылить из золота и высотой достигал 96 метров. Он стоял прямо в центре площади, а за памятником было здание Мэров. В 1846 году его перестроили по усмотрению Руддофорга и по его предпочтениям.

И с 1848 здание Мэров стало именоваться «Форгский дом Ашанди».

Руддофорг смог отбить атаку Хасельхопа целых сорок три раза и победить четыре войны из пяти.

И, разумеется, с 1865 года в «Млассо» самым элитным огромным и красивым пентхаузом был Руддский. Сейчас там живут предки Руддофорта. Но династия Ашанди Цинбэ закончилась со смертью внука Руддо-Риллориана Ашанди Цинбэ VI. Он и был последним мэром Хасельхопа из рода Ашанди. Его отец– Баррин Ашанди Цинбэ V (1843—1919) был мэром с 1873 и до конца жизни. И его сын Риллориан (1879– 1978) встал на пост в 1919. Ему быть мэром не понравилось и в 1925 году по его желанию на пост избрали нового из династии Юпитеро– Сарирона Смитло-Яхв Юпитеро I (1880—1963).

В общем, эти два района были слишком элитны для обычных людей и, проезжая по этому району, каждый восхищается разнообразной архитектурой пентхаузов. «Млассо» протягивался на пятнадцать километров, а «Хао-Хе» – на восемь.

– —

Когда-то, конечно, Северный Хасельхоп процветал, но это было сорок лет назад когда Нилл Нольсон еще жил на улице «Потомков «56. Это был почти центр. В те года даже в трущобах жизнь не была настолько плачевной, чем сегодня. Эта часть города была весьма большой и о вопросе об экологии никто не думал, вокруг города, начиная с 1869 года, построили 46 фабрик и заводов. Эти заводы и фабрики были самыми разными, но по производству каждый из них был вреден природе, морю, возле которого и был построен Хасельхоп. Да и вообще всему окружению они – как рак для человека. То есть от этого не вылечиться. Из всех фабрик самыми опасными были пять, которые по вреду и производству их продуктов переплюнули все остальные. Из-за фабрики «Ferg-Gion» (они выпускали какую-то химическую штуку, которую вывозят в Сприган и заправляют ей ядерные ракеты). Поэтому небо стало чёрным, и вместо дождя шёл мазут. Хасельхоп стал первым городом по производству ядерного мазута, а облучение в нём было размером в триста радов. С таким облучением даже находится рядом нельзя, поэтому на производстве были задействованы роботы. В этой части города была очень сложная ситуация, и люди, жившие там, были тварями, но не физическими, а моральными уродами. Агентство Г. Д. Х (Глобальных Дел Хасельхопа) в той части убивало людей и захватывало их в плен (в том числе и животных). Люди не могли жить в таких условиях и однажды 100 тыс. человек подняли бунт против Г. Д. Х. Но никто не выжил, потому что Г. Д. Х всех перебили и часть города стала заброшенной. Именно тогда Г. Д. Х начали использовать его для транспортировки всех видов оружия.

Второй завод «Win Pezfeel» был построен в 1859 году в когда-то зелёном и прекрасном лесу, где жило около 50 видов животных. Но после постройки завода животные начали умирать, а некоторые даже мутировали. Так тут остались одни лесные кенгуру: у них был иммунитет к Визилину. Визилин был открыт Холдоном Дерексом-Оуном в 1848 году. Этот препарат был основным в создании нового вида топлива «Зорон». Один грамм этого топлива сжигался пять часов, поэтому оно и стало очень дорогим. «Зорон» имел свойство сжигать человеческую плоть. А если сам Визилин вдохнёт человек, организм мутирует, но человек не умрет. Он будет мутировать всю жизнь и каждый год будет для него мучительнее предыдущего, если только человек сам себя не убьёт.

Только эти два завода выбрасывали ядерные и другие отходы по 1875 тонн в месяц. Те заводы, которые были построины около моря, через огромные трубы смывали туда опасные отходы. И вскоре в той части моря вода стала настолько грязной, что загустела. Все водные животные вымерли и северный берег (там в 1661 году и был построен первая фабрика «Нон». Производила она кирпичи, блоки, строительные смеси и всё, что связано со стройкой. На северном берегу было 16 заводов) стал опасен для посещения и прогулок. Песок на северном побережье стал серо-коричневого цвета. Там стоял запах гнили и сырости. Горы мусора почти закрывали вид на грязное море, а над побережьем всегда стояли облака чёрного дыма. Каждую пятницу тут сжигали старый транспорт, и из ненужных частей машин и образовался лабиринт, который вёл к старому, давно заброшенному порту.

Третья, самая опасная и вредоносная фабрика «Englofeel», была построена в конце 1899 года. На ней производили секретный мутаген для научных целей. Эта фабрика находилась около площади «Судьбы будущего», и поэтому над ней стоял вечный смог и огромные клубы дыма валили со стороны «Englofeel».

Завод «Hio-Limited» был расположен дальше от города и от берега моря. Перед началом стоительства этого производства, будущий директор настоял на том, что-бы «Hio-Limited» построили в горах. Горы назывались в честь их первооткрывателя Чиммиронно Лороэниэсса. На этом заводе создавали и выпускали роботов для технической и трудовой работы. Леса, которые были под горами Чимми Лоро, постепенно вырубались для переплавки дерева в древесный уголь. После того, как сжигали пни, возводились огненные трубы в сто метров высотой, для более лучшей переработки дерева и в другие материалы. И даже в самых элитных районах (но не везде, это ближе к западной части города) были видны уже на этот год 17 труб из которых рвались красные языки пламени.

Изнор Акрам в 1948 году основал первый и самый опасный, как для работающих на нём, так и для экологии и для обычных граждан северной части Хасельхопа, завод «Akram». Возведён этот завод был у выезда из Хасельхопа. Около «Великих холмов» и леса «Диранара». Сие творение создавало из воздуха воду. Этот завод и был самым богатым. Так как брать воду из моря был не выход, потому что вода требовалась всем фабрикам и заводам в Хасельхопе и в его окрестностях (в округе Бэй было 12 фабрик, то есть всего их было 76) и если-бы все фабрики начали таскать воду с моря или с трёх озёр, одно из них было прямо в Хасельхопе остальные двое в округе Бэй, то воды бы уже не было. Но вплоть до 1948 года все работающие на тот момент фабрики и заводы (в 40—48 их было 19) брали воду с моря и с третьего озера Бэй– Нирра, оно было самым чистым и большим.

В 1940 году когда Изнор Акрам и открыл способ получать воду из кислорода, это был слишком сложный процесс который требовал столько много химических, физических и других процессов и он сразу-же нанял лучших архитекторов и поручил им построить будущий завод. Через 8 лет завод был построен и начал свою деятельность. И сразу через два года завод «Akram» стал самым богатым. Но он и переживал и падения. Например, в 1965 году все акции Акрама опали в связи с кризисом завода и прибыль завода снизилась на 10% но через месяц все вернулось в норму. Пожар, причину которого так и не установили до сих пор, в Главном отделе «Akram» в конце 1988 года унёс 219. 819 жизней обычных рабочих. Этот пожар разрушил Главный отдел и перекинувшись на аппараты и цилиндры с фильтрами взорвал их. Это произошло 29 декабря 1988 года и вошёл в историю как «Неизвестный пожар на Акраме». Прибыль Акрама снизилась на 34%, а потом после восстановления еще на 27%. Это чуть не сломило Акрам. Однажды в 1999 году на фабрику напали террористы. Они убили зам. директора Акрама Доллпа Доржэ и расстреляли многих рабочих, почти всех, как подсчитали 301. 326. Террористы управляли Акрамом три недели. И на протяжении этих недель, если их приказы не выполняло государство то убивали массы, а если выполняли то оставляли жизни. Но в конце этих недель террористы убили почти всех рабочих. После этого террористов захватили и приговорили к смертной казни. Они это заслужили.

Северная часть города начиналась довольно не плохо. Грязных и убогих подворотен почти не было. Дома были более менее чистыми и осмотрительными. Но уже, если идти пешком, через 10 минут вся картина сменялась темными, грязными и заросшими лишайником, крапивой и ядовитыми плющами. Дома были от полуразрушенных до одноэтажных «камней на камнях». Самое высокое строение там было «Ollyt» в 47 этажей. И оно было самым ухоженным зданием. На каждом шагу были горы мешков с мусором, почти не один фонарь в ночное время суток не работал. Подворотни (только они здесь и были) были узкие, расстояние между стенами домов было до метра. Там сложно было пробираться. Мусор и выброшенные ненужные вещи мешали проходить, между узкими проходами. По улицам редко ездили машины. Потому что в Северном Хасельхопе (так назывался этот район. Он был в десяти километров от Хасельхопа) жили только те люди, для которых жизнь, не имела никакого значения. И именно около Северного Хасельхопа, строили большинство заводов и производств.

Глава 2 Джоног

Именно сюда, в элитный район «Млассо», который находился около парка «Ромма» и по соседству с домами «Миро» и «Джэ-Джу-Уен», в дом «Жоан» в 1836 году переезжает Ниллсон Аль-Форж Фронский, но на тот момент он был уже Ниллом Нольсоном. Род Аль-Форжов был богат и родители могли обеспечить еще два или три поколения, но Ниллсон хотел добиться всего сам и в семнадцать лет, взяв только 1200* Сенкори* (* Сенкори, 1245 год номинации, Валюта в Иламории) 1200* (Для нашего мира, 1 сенкори=12 $, то есть Нилл взял с собой 14, 400$). Но этих денег было мало. Один билет на теплоход из Иламории в Трихарианию стоил 500 сенкори. Но Нилл не предупредив никого из родных и в 3:00 ночи поехал в порт города Лорда (Иламория) и уже в 5:00 утра, 10 апреля, 1826 года теплоход названный в честь своего капитана «Джоног» отправился в Трихарианию. Именно там и был основал Хасельхоп в начале 1438 года.

Билет, мало по малу, стоил 710 сенкори. «Джоног» был третьим по роскоши теплоходам с 1810 по 1848 гг. поэтому и билет стоил для обычных граждан выше среднего. А почему, Биннер не взял больше денег и не купил самый роскошный теплоход, на те года, это был теплоход «Наган», потому что с самого его рождения предки только и знали, что покупать самое брендовое, а Ниллсон был от рождения простым и ему это все не очень нравилось, что он с самого рождения, уже ни в чем не нуждающийся человек. И именно из-за этого не клеились отношения с родителями и прочими богатыми родственниками. Вся родня даже не могла подумать, что мог уродиться такой в их династии Форжов. Да, родное Ф. И. О Ниллсона было Аль-Форж Ниллсон Фронский III. Но фамилию и отчество он сменил, но об этом позже.

«Джоног» сам был средних размеров относительно «Нагана». Персонал довольно приятен, как на униформу так и на общение. На любую твою просьбу ответят с улыбкой и скажут еще за просьбу: «Спасибо, что обратились мы всегда рады помочь.». В «Джоноге», его еще называли «Нога Джонсона», было два этажа не считая трюмы, что под палубой. На первом этаже располагался большой зал со столами и баром, здесь можно было хорошо поесть и вся еда в меню была абсолютно бесплатна. На втором этаже была рубка капитана и его каюта. Внизу были комнаты, где жили, те кто купил билеты на «Ногу Джонсона». И еще ниже каюты для моряков.

Когда Ниллсон покупал билет оставались комнаты 11 и 15. Он купил себе комнату 15.

Комната была довольно уютная. Мягкая кровать с красным одеялом, кожаный диван золотистого цвета даже камин имелся. Душ и уборная находились в соседней комнате. По среди зала стоял стол не поделку от камина, а на против камина кресло и тоже кожаное и красного цвета.

***

Ниллсон поднялся на палубу «Джонога» и пошёл вниз в комнату номер 15. Везде на теплоходе было все идеально выдраено и ни одной пылинки не было видно на всём теплоходе. Достав и открыв ключом дверь вошел в комнату и сразу-же запер ее на все запоры. Он включил свет и прошелся до кровати и упал на неё. Через тридцать минут у Ниллсона заурчало в животе и он понял, что он не ел целый день. Ниллсон встал с кровати и двинулся к выходу. Бар был шикарным, меню с едой не перечитать за час. Людей здесь было толпа толпой, звучала какая-то музыка, кто-то орал были и те, которые уже напились и начинали творить, что вздумается на пьян.

Нилл заказал себе обычную яичницу с беконом и лимонный сок. Пройдя через кучу людей и чуть не уронив свою еду сел за стол около окна. За окном был спокойный, темный океан который уходил вдаль. Волн почти не было, но если-бы и были то во тьме не увидели-бы и вы их. Здесь было слишком шумно но в тоже время и комфортно. Яичница была очень даже не пресной и вкусной, так-же и бекон. Лимонный сок выпитый Ниллом ему тоже понравился и он отправился в свой номер спать.

Внизу шум и гам на верху заглушался и заснуть было совсем не трудным делом. Как писалось на путеводителе, переплыв из Иламории в Инрэссо на «Джоноге» составлял неделю и один день. На утро Нилл встал и сразу умылся и вышел на верх где-то в 10:39. Не смотря на вчерашнюю вечеринку уже было все идеально убрано. На верху около ограждения стоял только один мужчина и курил смотря на бесконечный океан.

Ниллсон за утро обошел весь теплоход любуясь утренним океаном и ветром с его стороны. К 12 утра начали выходить люди и идти на завтрак. Весь этот день Ниллсон просидел на скамье и смотря и думая о жизни. И второй прошел с таким-же успехом. На третий Нилл решил пойти к капитану корабля и поговорить о корабле и о Хасельхопе и тому подобное.

Ниллсон поднялся в рубку по лестнице и прошелся до двери. Он постучал в дверь. Ему отворил какой-то моряк с большой щетиной и грязными не очень длинными волосами.

– Ты кто? И какого черта здесь нужно? – спросил он, от него пахло сырой рыбой и чем-то тухлым.

– Можно мне поговорить с капитаном? – спросил Нилл. Моряк очень вопросительно на него посмотрел.

– Ха! Ха-ха! – засмеялся моряк. – Иди от сюда, салага. – он начал закрывать дверь но кто-то крикнул впустить Нилла. Моряк был выше его и когда он проходил около него моряк смотрел на него сверху вниз с подозрительным видом. Тот кто окликнул моряка был самим Джонам Имфро-Диглсом (1768—1851, 83 года). Это и был основателем и капитаном Джонога. Сейчас ему было 58 лет. У него была длинная, густая, чёрная борода которая уже сидела. Так же сидевшие, чёрные, чуть кудрявые волосы лежали у него на плечах. Джон был довольно высокого роста где-то на вид 190 сантиметров. Он держал руль и курил большую трубку фирмы «Amrstin-Dex», они были самыми дорогими и тем самым самыми элитными. Их создатель мистер Дэшоон Амстрон Делу родившийся в 1736 году, на данный момент ему было 90 лет, в Коллианне в городе Ванбурд в семье богатого купца Дило Амстрона Делу. Дэшоон в 1759 году переезжает из Коллианны в Королевство Изинаро, в ее столицу Изоро и там берет в аренду самое большое здание которое в Изоро можно было арендовать. Никто не знал, что зативает Дэшоон и в 1760 году со здания снимают тряпье и выстраивают красивейшее здание, а на верх здания ставят огромные буквы: «Amrstin-Dex». В начале 1761 года Дэшоон выпускает первые самые лучшие трубки и табак для них. В 1766 году «Amrstin-Dex» стали самыми продаваемыми по всему миру.

Нилл не удивился этому, так как в его семье дымили как его старший брат Ситлг так и его дед Бирин и половина его родни. Капитан смотрел вперед чуть нахмурившись и выпуская клубы дыма.

– Джон Имфро-Диглс. Вы сами? – спросил Нилл не веря своим глазам. Джон посмотрел на него и засмеялся:

– Ну разумеется! Кто ж мать тебя за ногу еще? – он достал трубку из-за рта и проговорил после смеха: – А ты Ниллсон.. Ниллсон, чёрт возьми Аль-Форж Фронский, верно? Верно! Я знаю твоего деда и отца. Конечно, один хуже другого но однако люди надежные. Давай садись расскажу. В 1811 году твой дед Бирин пришел ко мне и значит давай говорить то, что мой теплоход не очень то быстрый и из-за меня он опоздал на конференцию открытия нового завода в городе Кеношол (Сориэлло). И требует что-бы на моего «Джонога» поставили другие движки, более мощные каратица святая! Ну я поставил новые движки и в июне того же года, значит эти его «новые» движки от компании «Ноук» перестали работать! Как вспомню, что было.. простояли почти в середине океана Имра-Регано 15 недель. А припасов было всего на 10. На конец 15 недели поднялся такой бунт. Пассажиры начали есть друг друга и конечно мои моряки перестреляли этих психов, а тех кто адекватнее в самые нижние трюмы под замок. И вот смотри: пассажиров всего было 122 на тот момент, одичали 76, 16 мы посадили в трюмы, а все остальные 30 остались на борту и многие из них были ранены. Помню, иду по зоне отдыха, это где сейчас веселятся те беззаботные личности, то глаз воляется, то оторванная рука или еще лучше выпущенные внутренности. И моим морякам это убирать. В общем в среду 16 недели за нами приплывает корабль-буксир и тащит нас до самого Сориэлло. Выйдя на сушу я сразу-же отправляю твоему деду весточку с письмом о том, что его эти движки настоящее дерьмо и из-за них я, моя команда чуть не сдохли, а из пассажиров выжили 30. Ответа я до сих не могу дождаться, – капитан усмехнулся, все это он рассказывал с улыбкой на лице, кроме тех моментов когда речь доходила до жертв. – А с отцом твоим у меня были весьма не плохие торговые отношения, ваша ведь династия занимается виноделием, вот я его товар переправлял с 1818 вплоть до 1824 года. Конечно 10% вина шла мне и 10% заработка. В общем жили так: я на своем «Джоноге» в океанах и морях с дорогим вином, а твой отец Девинсон сидел в Лорде и писал писюлки куда-то там в неизвестные дали, куда отправлял мне не говорил. В общем и в декабре 1822 года в Искреннем Океане настигают нас Искренние мать их пираты, так они называли себя. Их корабль был чу-чуть больше Джонога и всю команду они взяли на абордаж. Меня закрыли в моей-же рубке. Помню ту проклятую неделю. Эти ублюдки убили Жэнси, Дурнара, Лорине, Эха, Филдироннсона, Инд-Смита, Индарассо, Болло, Чоронско, Тимо. Все эти ребята были моложе меня на целых десять и пятнадцать лет. И их всех убили у меня на глазах. Вино все взяли себе и подожгли Джонога и уплыли. Конечно Вамр, Жэз, Шогх, Тимсонн выжили они и помогли мне потушить пожар. Мы добрались до Кранда и там починили нашу «Ногу Джона». Твой отец хороший человек и отдал целых 45% мне, а моей команде 30%. Так что на этом не закончилось. И последующие разы на нас нападали пираты и я сам отказался больше возить вино Девинсона. Потому что жизни моей команды мне важнее заработка и дорогого вина. – Капитан пустил дым и Нилл спросил:

– Капитан, с каких времён вы знаете моего отца?

– С чего тебя посетил такой вопрос? – Джон улыбнулся и продолжил: – Мы с твоим отцом знакомы, не поверишь, с самого дальнего детства. Мы родились на Анамских островах в городе Ник-Эхо. В одной песочнице провели первые годы своей жизни. Учились в одной школе. К 20 годам Деви задумал переехать в Иламорию и перевести туда весь свой род. И через неделю он начал действовать. Ваш род богат так что уже скоро его вся семья переехала в город Лорд. В это время я был обычным моряком на старом и еле державшимся на воде корабле «Угле». В 1789 году когда я вернулся с плавания узнаю, что мой друг мать их в Иламории! Через день мне пришло письмо от него в нем был билет в Иламорию на самом, в те года, элитном корабле «Вирсо». Я сразу собрал вещи и вскоре был в Лорде. Там я узнал, что твой отец состоит в Лордской мафии и туда приглашают меня. Меня приняли в семью и… – Капитан смолк дымя трубкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное