Элиан Тарс.

Б.О.Г. 2. Re:запуск



скачать книгу бесплатно

Б. О. Г. II

re: Запуск

Глава 1

Широкие кожистые крылья дракона застилали все небо! Великий ящер зарычал – звуковая волна ударила мне в грудь, перебив дыхание. Вот он вновь разинул пасть, чтобы на сей раз низвергнуть на землю могучий водяной поток. Синяя змея стихии неслась прямо на меня и…

Я вздрогнул и открыл глаза. Хм… Потолок желтый и пыль по углам. Давно не красили…

– Пип… пип… пип… – размеренный писк заставил меня скосить взгляд и слегка наклонить голову. Рядом с кроватью стоял кардиомонитор.

«Что за…» – мысли, как несмазанные петли, скрипели в голове.

– Больной… очнулся… – донеслись обрывки фраз будто бы из другого измерения.

Медленно, по-черепашьи, приходило осознание происходящего. Я только сейчас заметил, что не могу толком пошевелиться, что обвешан какими-то трубками, что…

Дверь распахнулась, и я кожей ощутил юркнувший в комнату поток воздуха. Спустя несколько секунд надо мной склонилась встревоженная физиономия в модных пластиковых очках.

– Вы меня слышите? – спросил врач – мужчина лет тридцати пяти с едва заметной проседью.

Я моргнул и, вроде бы, даже что-то прохрипел.

– Прекрасно, – кивнул он, взглянув на монитор.

***

За ночь я приходил в себя еще трижды и под утро, уже благодаря медсестре Леночке, смог доковылять до туалета. Благо идти пришлось всего несколько метров – палата мне досталась персональная и со всеми удобствами.

– Ну и как вы себя чувствуете? – поинтересовалась Леночка, помогая мне улечься на кровать. – Вы так стремительно вышли из комы! Просто удивительно!

Не знаю, насколько мой случай уникален, но освободиться от аппаратов – дорогого стоило. Сейчас меня сковывала лишь капельница.

– Спасибо, – с легким усилием произнес я, – хорошо.

– Ну и слава Богу! – всплеснула руками Леночка. – А то мы совсем не знали, что с вами делать!

– Что со мной случилось? – выдавил я.

Она внимательно посмотрела на меня, что-то прикидывая в голове. И медсестра, и мой лечащий врач Геннадий Петрович уже знали, что пациент очнулся с провалами в памяти. Вот только пациенту уж очень не нравился этот вакуум в голове. Как я сюда попал?

Наконец Леночка решительно выдохнула:

– Вам нельзя сейчас волноваться. Отдыхайте и думайте о хорошем. Со временем всё наладится, и память вернется, – она поправила мне одеяло, проверила капельницу и вышла из палаты, закрыв за собой дверь.

От меня явно что-то скрывают. Не нравится мне это, ну а что поделать? Спросить все равно больше не у кого.

Я осмотрелся по сторонам, размышляя, чем бы себя занять. Взгляд уперся в старый телевизор у противоположной стены. С надеждой потянулся к прикроватной тумбочке и выдвинул верхний ящик. Вот оно! Пульт!

Повинуясь взмаху руки, экран ожил:

– Продолжается разбор завалов на месте взрыва бытового газа по улице Маркса. Два офисных здания были разрушены. Из-под завалов извлечены тела ещё двоих погибших.

На данный момент общий счет жертв превысил восемнадцать человек. Еще сорок человек находятся в больницах города с травмами разной степени тяжести. На сегодняшний день разбор завалов подходит к концу. По указу губернатора завтрашний день объявлен днем траура по погибшим. Будут отменены все развлекательные мероприятия…

Кадры сменяли друг друга. Не отрываясь, я смотрел, как спасатели с помощью спецтехники поднимают бетонные обломки. Как подъезжают и уезжают машины скорой помощи. Как мелькают заплаканные лица.

Тротуар со сбитой плиткой, проезжая часть на две полосы, высокий ломкий тополь – во всем этом я видел что-то смутно знакомое. Не сразу, но до меня начало доходить.

Да это же моя работа!!! Как такое возможно? Почему на месте моего офиса груда камней?!

Я сидел, словно оглушенный, не в силах поверить в произошедшее. В голове медленно складывалось два и два – так вот как я здесь оказался?!

Бессильно откинувшись на подушки, я закрыл глаза…

***

– Скорее! Велите готовить операционную! – встрепенувшись, я проснулся и повернул голову. За стеклом по коридору бежал запыхавшийся врач и, жестикулируя, громко кричал в трубку телефона. Он пролетел мимо Геннадия Петровича, который, проводив коллегу взглядом, заглянул ко мне.

– Как самочувствие? – деловито поинтересовался он, не переступая порог.

– Вашими усилиями, – выдавил улыбку я.

– Прекрасно, – он серьезно кивнул. Чуть погодя добавил: – К вам сейчас зайдет посетитель.

Еще раз кивнув, он развернулся и, на ходу приложив трубку телефона к уху, скрылся из поля зрения, оставив меня в гордом одиночестве.

Долго гадать, кто же решил ко мне наведаться, не пришлось. Буквально через пару минут в коридоре послышались торопливые шаги, и в палату влетела мама.

– Ваня! – крикнула она с порога и бросилась мне на шею. – Как же я волновалась! – она даже не пыталась сдержать слезы, прижимая меня к груди.

– Ваня! – не переставала причитать мама. – Как ты себя чувствуешь? Все в порядке? Врач сказал, что у тебя провалы в памяти!

– Успокойся, мама, я чувствую себя отлично! Зря ты так волнуешься.

Не сразу, но все же она взяла себя в руки. Пододвинув стул к кровати, села, с тревогой всматриваясь в мое лицо.

– Почему ты здесь? – как ни в чем не бывало спросил я. – На ком магазины? Папа же один не справится.

– Какие магазины?! – возмутилась мать. – Мы приехали сюда, едва нам сообщили, что ты… – она замолчала, пытаясь побороть подступивший к горлу комок.

– Все в порядке, мама, – поспешил я ее успокоить и повторил: – Я прекрасно себя чувствую и скоро вернусь к своей привычной жизни. Поваляюсь немножко дома на больничном, и с новыми силами на работу… – поняв, что сказал, я осекся.

Мама закусила губу и отвернулась.

– Некуда тебе возвращаться, Ваня, – тихо проговорила она. – Ваш бизнес-центр полностью разрушен.

– А что с ребятами? – выпалил я пришедшую в голову мысль.

Она замялась, неловко теребя в руках кончик шарфа.

– Что с ними? – с нажимом повторил я.

– Из вашего крыла никого не спасли, – тихо произнесла она. И тут же добавила: – Хорошо, что ты ушел с работы раньше!

– А почему я ушел раньше? – нахмурился я.

– У тебя было свидание с Оленькой, – удивленно ответила она.

Мне ни о чем не говорило это имя.

– Кто это? – с недоумением спросил я.

У мамы округлились глаза. Кажется, она начала понимать, что я всё-таки не совсем здоров.

– Но как же? – затараторила она. – Такая милая девушка волнуется за тебя! Ходит в больницу! Нахваливает и благодарит, что ты её спас от аварии. А ты даже не рассказывал матери! Но я-то тебя знаю, из тебя клещами такое не вытянешь! Ты правда её не помнишь? Как же она расстроится, когда придет тебя навестить. Правда, последние два дня она не приходила… И даже на телефон не отвечает! Может, в командировке?

– Тр-тр-тр, – в очередной раз затрещал мамин мобильник, прервав поток её мыслей и переживаний, а также избавив меня от необходимости отвечать.

Она недовольно посмотрела на дисплей и раздраженно крикнула в трубку:

– Да?!.. Нет!.. Пока не знаю!.. Ты что, сам заказать не можешь?!

Я не смог сдержать улыбки. Жизнь и привычки не меняются с годами. Все так же, как и в моем детстве – работа занимает всё время.

– Тебе лучше вернуться домой, – усмехнулся я.

Мать изумленно захлопала глазами:

– Как? Разве я могу тебя оставить? Ладно, отец уехал, всё-таки нельзя бросать дела без присмотра…

– Я в порядке. Не веришь мне, можешь спросить у врача. Я рад, что вы приехали, но папе сейчас ты нужнее, чем мне. Его сердце не выдержит долгого общения с поставщиками.

Геннадия Петровича даже специально звать не пришлось – он сам шел ко мне. Вежливо извинившись перед мамой, сообщил, что я должен пройти кое-какие обследования, и что при хороших показателях меня вскоре отпустят домой.

– Смотри мне, – заявила мама, прощаясь. – Не дай Бог что-то не так – я никуда не уеду.

***

Результаты моих обследований поразили лечащего врача. По его словам, меня «хоть сейчас можно в космос отправлять – ни единой болезни, ни одного дефекта». Честно говоря, я сам удивился – помню раньше и язва мучила, и зрение не стопроцентное, и позвоночник кривой…

А может, мне это кажется? Может, я всегда обладал богатырским здоровьем? Ох… как голова кружится…

– Вам плохо? – ахнула Леночка, придерживая меня по пути в палату. – Нужно присесть?

– Нет, спасибо, – мотнул я головой и продолжил ковылять по коридору.

Мы вернулись в мои хоромы, и медсестра оставила меня, сообщив, что скоро принесут обед. Я взял пульт от телевизора и залез на кровать.

– Эпидемия в Париже разрастается, – вместо приветствия сообщила бессменная ведущая главного новостного канала страны. – Все выезды из города перекрыты. Но вспышки заражения вирусом Эбола IV фиксируются уже по всей стране и за её пределами. Число же зараженных в Африке – на родине вируса – достигло уже сорока процентов от общего количества населения…

Я завис, тупо уставившись в экран и в очередной раз пытаясь переварить информацию. За те шестнадцать дней, что вылетели из моей головы из-за амнезии и комы, в мире разразилась настоящая катастрофа! Ведь не было такого ужаса две недели назад! И, вроде как, лекарство изобрели… По крайней мере, так сообщала ВОЗ! Не зря я тогда не поверил ни единому их слову!

Дверь открылась, в палату вошла санитарка, толкая перед собой сервировочный столик. Выставив на стол мою тарелку с вязкой на вид кашей и стакан чая, она молча удалилась.

Скривившись, я посмотрел на обед. Понимаю, что тех, кто еще недавно считался коматозником, нельзя кормить нормальной пищей, но… За что мне такое счастье!

Живот заурчал, поддерживая мое негодование. Тяжело вздохнув, я принялся поглощать безвкусную жижу. Отвратительно! Ну, хоть голод немного притупляет.

– Перейдем к другим новостям, – предложила телеведущая. – Информация о скором пробуждении супервулкана Йеллоустоун может оказаться правдой. Как сообщили из…

Я внимательно смотрел на экран, вслушиваясь в каждое слово женщины. Эбола, Йеллоустон… все это казалось… таким знакомым! Но если о вирусе уже давно трещат по всем углам, то про супервулкан я не слышал. По крайней мере, не могу вспомнить… Такое ощущение, будто что-то важное вылетело из головы. И вот оно бьётся в закрытую дверь, пытаясь вернуться обратно, а я все никак не могу подобрать ключи…

Я встрепенулся – в дверь действительно постучали. Встревоженно повернул голову и увидел, что, не дождавшись моего ответа, в палату вошел здоровенный мужчина лет сорока на вид. Сощурившись, я попытался предположить, кто же это может быть. О таких говорят «косая сажень в плечах», такие нравятся женщинам и вызывают зависть у других мужчин.

– Пришли наконец в себя, – вместо приветствия констатировал незнакомец, захлопнув за собой дверь и оставив в коридоре сопровождавшего его Геннадия Петровича. – Очень рад, что вы вернулись в наш мир. С подключением, можно сказать.

Он усмехнулся, а я едва заметно скривился. Эта избитая фраза, порожденная интернет-мемами, вспышкой молнии пронеслась в моей голове. Она явно для меня значила больше, чем для многих. Вот только…

– Кто вы? – спросил я у уже успевшего расположиться на стуле незваного гостя.

– Ох, как не прилично вышло! – всплеснул он руками. – Покорнейше прошу прощения, – он улыбнулся и шуточно поклонился. – Вот, смотрите, – здоровяк достал из внутреннего кармана пиджака красные корочки и ловким движением пальцев раскрыл их у меня перед носом. – Подполковник Батурлин Александр Сергеевич. Старший оперуполномоченный по особо важным делам.

Он захлопнул передо мной удостоверение офицера ФСБ и вновь поклонился, лучась улыбкой Алена Делона.

– Чем обязан? – только и смог выдавить я.

Несколько секунд он беспардонно пялился на меня. Под его насмешливым въедливым взглядом я чувствовал себя крайне неуютно. Кажется, даже поежился. И это не скрылось от глаз подполковника.

– Не буду вас мучить и перейду сразу к делу, – после затяжной паузы наконец-то произнес он. – Что вы слышали о Волчьем Когте?

– Простите? – не понял я. – Это что, какой-то фильм?

– Ха-ха-ха, – громко засмеялся фсбшник. – Лучше бы фильм, – он вмиг посмурнел и уже серьезно спросил: – Действительно провалы в памяти?

Я неуверенно кивнул. Рядом с таким важным человеком чувствуешь себя цыпленком на слете беркутов. Поскорей бы он уже ушел! Чего прицепился?! Я обычный парень. В жизни ничего такого не делал, за что ко мне следовало бы спецслужбы присылать! Даже провокационные репосты в соцсетях не оставлял, ей-богу!

– Хм… – протянул Александр Сергеевич. – Я не удивлен. Более того, это норма. Обычно в таких случаях память возвращается в течение нескольких дней, но я и так слишком долго ждал вашего пробуждения. Придется сделать то, что не очень рекомендуется, – он задумчиво покачал головой и резко поднялся на ноги. – Собирайтесь! Вы выписываетесь.

– Что? – удивленно выпалил я. – Геннадий Петрович ничего такого не говорил!

– Я сказал, – властно произнес Батурлин.

Не успел я даже пикнуть, как в дверь постучали, и на пороге возник еще один незнакомец. Как и подполковник, он носил весьма представительный костюм, правда, был несколько меньше в плечах и ниже ростом.

– Александр Сергеевич, – произнес вновь прибывший, – документы готовы. Можем выписываться, – мужчина всучил Батурлину медицинскую карточку и лист А4 в мультифоре.

– Очень хорошо, – кивнул фсбшник и, переведя на меня взгляд, устало вздохнул. – Ну, чего сидим? Подъем, Иван Александрович, – положив документы на тумбочку и обогнув мою кровать, он нагнулся и поднял пухлый пакет. – Вот, родные вам оставили вещи. Я подожду вас снаружи. Не буду требовать, чтобы вы оделись, пока горит спичка – знаю, в армии вы не служили и не готовы к подобному испытанию. Но, пожалуйста, сильно не задерживайтесь.

Он еще раз поклонился и вместе со своим подчиненным вышел за дверь. Я проводил их взглядом. Через стекло было видно, что подполковник, не оборачиваясь, зашагал дальше по коридору, а второй мужчина как истукан застыл возле моей палаты.

На автомате я потянулся к пакету. Сверху лежал кошелек, ключи, паспорт и телефон с зарядным устройством. Новая модель… Даже заводская пленка на месте – видимо, родители купили, а мой старый остался под завалом. Ну да ладно, не время сейчас радоваться обновкам.

Медленно натягивая джинсы и свитер, я пытался понять, что же вокруг творится! Слава Богу, мама уехала и не придется ей лишний раз волноваться за непутевого сына.

Но почему, собственно, непутевого? Тут явно какая-то ошибка! Точно! К чему подполковнику ФСБ я сдался? Может, что-то перепутали…

Я сжал кулаки, пытаясь перебороть волнение, и открыл дверь.

– Готовы? – встретил вопросом меня «истукан». – Идемте.

Я молча, как покорный теленок, последовал за ним. Идя по коридору, невольно замечал, что персонал старается не смотреть в глаза ни мне, ни моему конвоиру. Похоже, фсбшники успели тут примелькаться, а связываться с ними лишний раз у обычных людей не было никакого желания.

Мы спустились на лифте к главному входу и вышли на улицу. Пройдя через небольшой скверик, оказались перед проезжей частью, где, мигая аварийкой, стоял черный «мерседес».

– Садитесь, – велел сопровождающий, открыв передо мной заднюю дверь.

Я опасливо поглядел по сторонам.

– Не бойтесь, Иван Александрович, – услышал я голос Батурлина. Полковник уже сидел на заднем сидении и радушно улыбался. – Мы едем домой.

Мой конвоир сел рядом с молчаливым водителем, и автомобиль тронулся с места.

Я не решался заговорить. Так в тишине мы и ехали.

– Ну, что сидите? – усмехнулся Батурлин, когда «мерседес» остановился возле моего подъезда. – Пойдемте.

– Вы тоже идете? – удивился я.

– Тю, – развел руками подполковник. – А вы не рады гостям? Не бойтесь, ребят я отпущу. А сам много не съем.

– Хорошо, – только и смог ответить я и вылез из машины.

Подойдя к двери подъезда, потянулся за чипом, но Батурлин меня опередил. Я изумленно взглянул на него, он лишь загадочно улыбнулся. То же самое произошло, когда мы оказались перед моей квартирой. Он даже и не думал скрывать, что владеет ключами от всех дверей.

– Не хотите ли чаю? – вежливо предложил я, оглядывая родные пенаты. Вокруг все сияло чистотой – сразу видно, что мама приезжала…

– Нет, спасибо, – отозвался подполковник. – У нас с вами есть куда более интересные дела.

Он запер дверь и уверенно прошел в комнату.

– Садитесь, – велел гость, указывая на диван. Сбросив куртку, я поспешно выполнил его приказ. – А теперь готовьтесь. Будет больно.

Положив руки на колени, я встревоженно глядел на стоявшего передо мной подполковника. Тот широко улыбнулся и… мгновенно изменился! Теперь передо мной стоял какой-то косплеер в кожаном оранжевом плаще с темными вертикальными штрихами и огненного цвета шляпе, напоминающей ту, что отправила Гарри Поттера в Гриффиндор.

Улыбчивое лицо Батурлина по сути осталось прежним, но немного вытянулось и обросло длинной черной бородой.

– Ну как? – он, будто Дед Мороз, стукнул посохом об пол. – Возвращаются воспоминания? – фсбшник ехидно лыбился.

Я смотрел на него, не отводя взгляда. С каждой секундой в голове будто поднималась волна. Она билась о невидимую стену, пытаясь прорваться.

– Бам… Бам… – каждый новый вал бил сильнее предыдущего и отзывался гулкой болью.

Я протяжно выдохнул, схватившись за голову.

– А… А-А-А!!!

Содержимое черепной коробки словно перекручивали через мясорубку. Сам не заметил, как я начал кататься по полу. Из глаз лились слезы, из носа сочились сопли, меня дважды вырвало, причем один раз кровью.

На периферии зрения замигал конверт, внизу появились какие-то странные пиктограммы. Я хотел внимательней всмотреться в них, но едва подумал об этом, получил новый болевой импульс.

– А!!! А!!! А-А-А-!!! – не переставая, кричал я.

Где-то на задворках сознания всплывали картинки. Мне не нужно было их разглядывать, я и без того знал, что они означают.

Игрок Б. О. Г. при поддержке Игрока Хаммера, Игрока Йоко, Игрока Рольфа, Игрока Лии и Игрока Волчий Коготь желает воскресить вас. Внимание! Отказ невозможен!

Эта надпись появилась в небытие – в безмерном пространстве, переливающемся всеми цветами радуги. Не знаю, сколько я там пробыл, казалось, вечность…

Картинка в голове вновь сменилась. Я видел себя в небольшой комнате, вот я открываю дверь и….

– А-А-А!!! – вновь закричал я, наблюдая, как меня режет на куски появившийся из ниоткуда незнакомец.

– Пора, похоже… – услышал я где-то вдалеке отрешенный голос Батурлина.

В следующий миг крепкая рука вцепилась в мое плечо. Кажется, меня куда-то тащат. Я попытался открыть глаза и увидел вращающееся пространство…

***

– А-а-а… А-а-а… – стонал я, пуская слюни.

Я не понимал до конца, что происходит, только знал, что подполковник волочит меня в неизвестном направлении.

– Терпите, Иван Александрович, – сквозь пелену донесся его голос. – Сейчас станет легче…

Мир вновь завертелся…


Глава 2

Терровский воздух окрылял. Едва вдохнув полной грудью, я почувствовал себя немного лучше…

СТОП! Это уже было!

– Ух! Не дергайтесь так! – воскликнул Батурлин, разжимая мертвую хватку.

Я рухнул на пыльную дорогу. Черт… Как же все болит! Ощущение, будто по мне гусеничный трактор ездит взад-вперед.

Тяжело дыша, я поднял голову и увидел деревянное крыльцо, над которым висела вывеска «Три поросенка». Младагор… Соскучился я по этому месту. Хотя…

– Не хотите ли подняться и войти внутрь, Иван Александрович? – вежливо поинтересовался подполковник. Не дождавшись ответа, он схватил меня за шкирку, будто котенка, и поставил на ноги. – Идемте, – велел он, все так же придерживая меня за воротник.

Едва мы вошли внутрь, к нам на встречу бросился Ульрих:

– Господин Иван! – зачастил он. – Какое счастье! Простите меня! В моей таверне еще никогда не случалось подобного! Я так виноват перед вами! Что б хоть как-то искупить свою вину, предлагаю вам бесплатно комнату на год!

– Очень хорошо, – за меня ответил Батурлин. – Ведите нас, Ульрих. И не забудьте принести чего-нибудь поесть да выпить.

Поднявшись на второй этаж, мы вошли в небольшую комнатку. Подполковник толкнул меня на кровать, а сам распахнул окно, впуская свежий воздух.

– Спасибо, – кивнул я.

– Не за что, – отмахнулся он, подвинув стул и усевшись напротив. – Как самочувствие?

– Как у пациента хосписа, – вяло усмехнулся я, сквозь тупую боль пытаясь сфокусировать взгляд на собеседнике.

Батур. Человек (ликантроп). Шаман. Уровень 82.

Ну не преувеличивайте, Иван Александрович, – покачал головой фсбшник. – Вон уже соображать пытаетесь – разглядываете меня. А это так невежливо… Ну, ничего страшного. Для начала позвольте еще раз представиться – Батур. Шаман. И по совместительству – агент спецотряда при ООН.

Я нахмурился. Соображать все еще было тяжко.

– Что за Лига Справедливости? – усмехнулся я. – А как же подполковник ФСБ?

– Скорее Щ. И. Т. ,– осклабился шаман. – А звезды подполковника – светлая память о прошлом. Сейчас они для меня всего лишь средство коммуникации на вверенной территории.

В дверь постучали, и в комнату вошла официантка. Увидев ее, Батур галантно улыбнулся, вскочил с места и пододвинул стол так, чтобы тот оказался между нами.

– Благодарю, мадмуазель, – улыбнулся он, принимая у девушки поднос.

Она покраснела, что-то пролепетала о том, что скоро будет основное блюдо, и пулей вылетела в коридор.

– Ваш спецотряд состоит сплошь из Героев? – поинтересовался я, после того как Батур налил мне из графина воды, а свою кружку наполнил вином.

– Отнюдь, – пожал он плечами, пригубив солнечный напиток. От резкого запаха меня едва не стошнило. – Но все наши знают и про Терру II, и про Бога, и про другие миры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное