Эли Берг.

Книжный ниндзя



скачать книгу бесплатно

– Все дело в детских гормонах! Они захватили мое тело и заставляют меня делать невероятные глупости, – выдавила Кэт, промокая глаза смятой салфеткой. – Хуже всего то, что я буквально никогда так не хотела секса, как сейчас. А Клод настаивает на том, чтобы в постели быть суперосторожным. Он боится помять ребенка, что ли! Но я хочу только громкого, неприличного секса, от которого кровать ломается в трех местах!

– Что ж, это тебе не соленые огурцы с арахисовым маслом в три ночи, – сказала Фрэнки. – Значит, у тебя зашкаливают гормоны, и… ты что, просто упала ему на член после занятий?

Кэт виновато улыбнулась и покраснела.

– Все получилось как-то само собой. Я была вся на взводе после танцев. Он такой милый. Нас словно притянуло магнитом, – восторженно сказала она. – После занятия он подошел и помог мне растягиваться. Знаешь, такая растяжка, когда ты лежишь на полу, а кто-нибудь нажимает тебе на бедра и ноги? Он практически сидел на мне верхом, и я… не знаю, меня просто охватило желание. Я никогда не испытывала такого притяжения! Следующее, что я помню, – как мы делаем это в туалете, втиснувшись между унитазом и сушилкой для рук.

Она вздохнула и уронила лицо в липкие ладони.

– Ох, Фрэнк, меня с тех пор не отпускает чувство вины. Особенно из-за того, что Клод такой внимательный! С тех пор как мы узнали про беременность, он так старается, чтобы я была довольна и счастлива! А еще есть ты. Мы же ничего друг от друга не скрываем!

Фрэнки сжала ее колено.

– Он что-то знает? – спросила она как можно более спокойно.

– Боже, нет! – выдохнула Кэт, поднимая голову. – Ты же знаешь, какой у него характер. Это его совершенно уничтожит.

Фрэнки всегда знала, что Клод обожает Кэт, но натура у него чувствительная, и временами он не умеет прощать. Нередко случалось, что она приходила в «Маленький книжный на Брунсвик-стрит» и обнаруживала, что Кэт и Клод все еще кипят после вчерашней ссоры. У обоих были сильные характеры, и они вместе не только жили, но и работали три дня в неделю. Их связывали любовь и бухгалтерия, и после многих лет такой связи их отношения стали менее страстными и более практичными. Но Фрэнки все равно было трудно поверить в услышанное.

– Ты все равно любишь Клода и хочешь с ним быть, правда?

От этих слов Кэт как будто всем телом провалилась в себя. Поколебавшись минуту, она сказала:

– Да, конечно. У нас будет ребенок.

Фрэнки снова вздохнула, теперь окончательно лишившись дара речи. Она хотела защитить подругу и успокоить; у Кэт и в лучшие времена легко падал сахар в крови. Неужели она действительно думала о том, чтобы разрушить двенадцать лет отношений ради момента, вызванного гормонами безумия? Хотя они не всегда и не во всем соглашались друг с другом, Фрэнки испытывала своего рода преданность Клоду и хотела защитить его от только что обнаруженной измены. Кэт всегда была излишне влюблена в жизнь, переходя от одной одержимости к другой. «Это, наверное, еще одна ее одержимость, – сказала себе Фрэнки, – секундная потеря самоконтроля».

– С тем парнем все кончено? – мягко спросила она.

У Кэт задрожала нижняя губа.

– С тем парнем все кончено.

– Ты читала новую книгу Эстер Перель? «Право на лево»?

Кэт покачала головой.

– Но она говорит с таким нажимом, что я готова поверить каждому ее слову.

– Она пишет о том, что иногда люди изменяют не потому, что не любят своего партнера, и не потому, что ищут кого-то лучше, а потому, что ищут какую-то часть себя, часть, которая потерялась в складках безопасных и комфортных отношений. – Фрэнки погладила Кэт по руке и взяла наполовину съеденный круассан с шоколадом. – Господи, это райское наслаждение во рту!

Так они и сидели, соприкасаясь руками, и пробовали разложенные перед ними сладости.

Кэт взглянула на часы, сочла, что они могут потратить еще несколько минут, и решила, что теперь ее очередь вести допрос.

– Так, значит, ты совершила сексуальное нападение на покупателя?

Теперь уже Фрэнки спрятала лицо в ладонях, то морщась, то смеясь, пока рассказывала о происшествии во всех мучительных подробностях, время от времени восклицая: «В нос, Кэт! В нос, блин!». Кэт была вне себя от смеха, то и дело фыркая на стол крошками и заварным кремом.

– А я-то думала, что это у меня проблемы, – сказала она, ловя воздух ртом.

– Честное слово, это самый позорный случай в моей жизни.

– Он, по крайней мере, хорошо выглядел? Или только его нос? – Кэт подмигнула Фрэнки, которая в ответ закатила глаза.

– Ты не представляешь. – Они обе разразились приступом хихиканья. – О, ты не поверишь, что за книгу он купил.

– “Hi-Fi”? «Грозовой перевал»? «Ребенок Розмари»? – стала гадать Кэт.

– Хуже.

– «Пятьдесят оттенков серого»?

Фрэнки подняла брови, подсказывая Кэт двигаться в том же направлении.

– «На пятьдесят оттенков темнее»?

– «Город праха»! – расхохоталась Фрэнки.

– О нет! То есть не пойми меня неправильно, у меня есть слабость к районам, которые сражаются до смерти, и воровству книг, но «Город праха»! Ты уверена, что целовала нос взрослого мужчины?

– Знаю, знаю. Почему у всех приятных на вид мужчин такой ужасный вкус в выборе книг? – опечаленно вздохнула Фрэнки, пытаясь состроить ближайшему официанту глазки, говорившие «я буду крепкий капучино».

– Так что мы будем с этим делать? – сказала Кэт ей в затылок.

– С чем?

– С ужасной половой засухой, из-за которой с твоей мелкой моторикой происходят странные вещи.

– Ничего не будем делать! Я не в состоянии с кем-то встречаться.

Юная официантка в рваных джинсах и черном топе наконец подошла к их столику, и они заказали капучино и мятный чай навынос.

– Фрэнки, ты не думала, что тебе нужно быть более открытой? Мы уже говорили про твою «дистанцию», – сказал Кэт. – Даже когда ты была с Эдсом, то держала его на почтительном расстоянии. Может, ты недостаточно открыта, не хочешь никого подпускать близко? Знаешь, романтика – это не только мистер Бингли и Аттикус Финч!

– По крайней мере, они много читали.

* * *

Когда они вышли на улицу, Кэт драматически повисла на Фрэнки.

– Я слишком измучена и беременна, чтобы идти пешком! – Она захлопала ресницами. – Мы можем поехать на трамвае? Пожалуйста!

Фрэнки не могла не смеяться, пока они шли к ближайшей трамвайной остановке, где плюхнулись на скамью.

– Знаешь, Франкенштейн, – сказала Кэт, пока Фрэнки, наклонившись, вглядывалась в даль в ожидании трамвая, – нам в детстве все время говорили, что нельзя судить о книге по обложке. Может, тебе стоит начать применять такую же логику и к мужчинам?

– Щедрые слова от тебя, Кэт Эрншоу. Ты почти готова убить каждого, кто приходит в магазин и просит Николаса Спаркса.

– Ему нужно больше разнообразия! – возразила Кэт. – Ладно, в твоих словах есть смысл.

– Видишь, по тому, что человек читает, можно многое понять.

Услышав знакомый звон приближающегося трамвая, они поднялись со скамьи и принялись лихорадочно разыскивать транспортные карты. Запрыгнув в набитый салон, Кэт бросила взгляд на подростков, сидевших на местах для инвалидов и беременных, и решительно направилась к ним. Она встала прямо перед ними, широко расставив ноги и уперев руки в бока, и выразительно откашлялась. С испуганным видом подростки ретировались, и Кэт с удовлетворенной ухмылкой устроилась на сиденье. Хотя ее беременность еще не была заметна, Кэт уже начала по-новому к себе относиться. Фрэнки смущенно последовала за ней и уцепилась за поручень рядом с самодовольной подругой.

– Слушай, – сказала Кэт, неожиданно выпрямляясь, словно ее осенило, – используй книги, чтобы найти мужчину!

– То есть?

– Кни-и-иги! – пропела Кэт, словно это было очевидно.

– Что ты несешь, женщина?

– Серьезно, Фрэнк. Если считаешь, что можешь так много понять по книжной полке человека, почему бы это не проверить? Пусть твои приятели Джон Уиллоби и Генри Кроуфорд проверяют мужчин.

Фрэнки презрительно фыркнула.

– Что, мне надо врываться в дома мужчин и рыться на их прикроватных тумбочках для того, чтобы решить, годятся ли они в мужья? Сегодняшняя история служит мне уроком: не стоит вторгаться в чужое личное пространство.

– Я не предлагала тебе вламываться в дома. Фрэнки, только подумай: литература – это твоя жизнь. Ты бродишь по тиндеру в поисках начитанных мужчин, но пока не получается. Давай поменяем стратегию: используем твои любимые книги, чтобы найти мужчину.

– С помощью любимых книг организовать поиск мужчины? Ты с ума сошла. – Фрэнки рассеянно уставилась в окно, позволяя глазам расслабиться и двигаться вперед-назад, следуя ходу трамвая.

– Да, организуй книжный клуб. Повесь на дверь табличку: «Разыскиваем красивых мужчин, разбирающихся в классической и современной литературе!». Можешь вести его, делать заметки, проверять их аналитические способности… По крайней мере, так ты снова начнешь писать.

Фрэнки закатила глаза, но потом, когда ритм движения трамвая убаюкал ее до легкой дремоты, у нее в голове вспыхнула идея.

Глава 3
Поток сознания

Я стояла в поезде, цепляясь за влажный (надеюсь, не от человеческих рук) поручень и удерживая потрепанный томик «Доводов рассудка». Напротив меня мужчина играл на укулеле; на нем были только зеленые плавки и цилиндр (вершина элегантности). Вдалеке раздавался стук: «Бум. Бум. Бум». Ты… на… самом… дне. Он как будто дразнил меня.

Что я здесь делаю, спросите вы, в этом бескрайнем, открытом, новом для меня мире блогов? После того как я нечаянно поцеловала – хм, напала на нос – незнакомца у себя на работе, мне пришлось искать альтернативные методы выбора партнера. Поэтому я запрыгнула в вагон поезда в 5.42 до Аламейна, вооружившись хорошей книгой и лишь немного растеряв уважение к себе. Мой план? Использовать свои исключительно высокомерные литературные пристрастия (будем честны: мы действительно судим о книгах по обложке), чтобы отсеять плохих парней, неважных в постели парней и таких же читателей. С помощью героических и безнадежно романтичных слов моих любимых романов я намереваюсь найти мужчину приличного вида, который может меня рассмешить и способен высидеть целый ужин, не цитируя интернет-мемы. Неужели я так много прошу?

Итак, незаметно подчистив полки книжного магазина, в котором я работаю (#kleptomaniac #shelfie #bestbossever) и выбрав несколько томов из моей личной коллекции, я открыла седьмую с конца страницу каждой книги и написала:

У тебя прекрасный вкус в книгах. Пойдешь со мной на свидание? Напиши мне, Скарлетт О’ х hello@thebookninja.com

В следующие несколько недель я буду тайком раскладывать эти книги (самые разные, от Эткинсон до Зусака) в разных поездах и трамваях, пересекающих город и уходящих за его пределы. На что я надеюсь? На то, что какой-нибудь мужчина их найдет, прочитает и его так глубоко и бесповоротно затронут слова (потому что у него превосходный вкус в книгах, он явно умен и знает, что к чему), что он захочет связаться со мной? И между нами пробежит искра? Несколько месяцев мы будем встречаться? Съедемся? Поженимся? И не успеете вы сказать «Фитцуильям Дарси», как окажется, что мы живем долго и счастливо с нашими тремя детьми, двумя далматинцами и книжной полкой из американского ореха, конечно?

Да-да, я знаю, о чем вы думаете… Неужели у этой женщины не осталось ни капли достоинства? А как же феминизм? Забота о безопасности и анонимности? Разве она не понимает, что ценность ее жизни не определяется наличием у нее мужчины?

Признаюсь: я одинока. У меня не было секса много месяцев – больше, чем я могу сосчитать; и в последний раз меня обнимал, действительно обнимал, живой человек, когда я споткнулась на входе в 7-Eleven в 23.40, отправившись туда за вторым ведерком «Бена и Джерри». Не поймите меня превратно: вполне нормально желать большего, чем тепло незнакомца в поздней ночи. Но на самом деле я готова открыться перед вами (кем бы вы ни были и где бы ни находились), потому что мне нужно найти способ преодолеть «дистанцию» (как называет это моя лучшая подруга), которую я держу между собой и другими людьми, и просто рискнуть в жизни и в любви. Мне нужно превозмочь свой отчаянный страх неудачи и снова начать писать, и, может быть, где-то на этом пути я найду мужчину своей (выдуманной) мечты.

О, и еще один вопрос, которым вы можете задаваться: КАК ТЫ МОЖЕШЬ РАССТАТЬСЯ СО СВОИМИ КНИГАМИ?! Не знаю, что на него ответить. Это единственный изъян в моем плане.

Прошло четыре дня с тех пор, как я выпустила «Доводы рассудка» на рельсы. Завтра я отправлю в путь «Щегла», а послезавтра – «Ловушку-22». И все это время буду обновлять страницу браузера как одержимая, пока этот социальный эксперимент не принесет ожидаемого или (я надеюсь) неожиданного результата. Все стоящие сообщения и даты будут документироваться здесь.

В целях анонимности, то есть чтобы моя мать не смогла найти этот блог, в следующие несколько месяцев вы будете знать меня как Скарлетт О’ – женщину, чей рассудок унесен ветром.

До следующего раза, дорогие мои.

В конце концов, завтра – это только еще один день.

Скарлетт О’ хх


Оставить комментарий (3)

Кошка в сапогах > Я бы пошла с тобой на свидание. А теперь приходи уже, будем смотреть «Горца».

Ничего личного, но… > Столько усилий, чтобы найти мужчину? Я независимая женщина, и мне это кажется несколько антифеминистичным.

Стивен Принс > @ничеголичногоно… Тебе нужно погуглить определение феминизма. Скарлетт О’, ты моя королева.

Глава 4

«Потерять и найти», Брук Дэвис

Трамвай 78 в Норт-Ричмонд

Фрэнки в жизи не видела вокруг столько лайкры. Она изумленно смотрела, как по залу танцуют блестящие легинсы в полоску и пропотевшие ядовито-зеленые короткие топики.

– Не могу поверить, что позволила тебе втянуть меня в это, – крикнула она сквозь громкую корейскую поп-музыку, гремевшую на все здание, и одернула свою темно-синюю майку.

Кэт соскользнула на пол и отвела ногу под прямым углом, яростно ею стуча. Она потерла себя по животу, пульсирующему в такт музыке. Фрэнки присела на корточки рядом с ней и вытянула ногу, неловко пытаясь угнаться за танцем.

– Не уверена, что ты понимаешь, насколько плохо танцуешь, – со смехом сказала Кэт.

– Не уверена, что ты понимаешь, насколько я сейчас тебя ненавижу, – ответила Фрэнки между вращением бедрами и размахиванием волосами.

Инструктор с фиолетовыми волосами, в белом тренировочном костюме и оранжевых кроссовках, добавил музыке громкости.

– А теперь встаем и делаем Высокомерный танец! Раз-два. Раз-два. Раз-два.

Все восемнадцать танцующих корейцев поднялись как один. Они без видимых усилий приняли нужную позу, расставив ноги и покачивая бедрами; за ними совсем не по-корейски последовали Фрэнки и Кэт, которые не особенно изящно танцевали в заднем ряду.

– Вот так! Высокомерно! Высокомерно! – кричал инструктор с таким энтузиазмом, что Фрэнки боялась, что он взорвется и оставит клубы блестящего дыма.

Все скрестили руки и продефилировали вперед. Все, кроме Фрэнки, сосредоточившейся на том, чтобы не свалиться с ног.

– А теперь танцуем попой. Быстро, танцуем попой! Попой! – серьезным тоном командовал инструктор, как будто учил их делать искусственное дыхание, а не трясти задом.

Все повернулись к инструктору попой. Фрэнки окинула взглядом затянутых в лайкру танцоров с флуоресцентными волосами и исключительной координацией, а среди них – свою рыжую, раскрасневшуюся, исключительно нескладную беременную подругу, которые так трясли задом, словно от этого зависела их жизнь, и подавила смех.

– В жизни не делала ничего смешнее, – крикнула она потной Кэт, вращавшей попой.

– Хватит болтать, крути задом, Фрэнкстон! Крути, черт возьми! – Кэт шлепнула Фрэнки по заднице.

– Да, сэр! – засмеялась Фрэнки.

Через несколько секунд, пытаясь выполнить «фантастическую детку», движение, которое требовало одновременно трясти ногами и руками, Фрэнки выдохнула:

– Ну же, ты мне скажешь, наконец, кто из них Джин Су?

– Я уже сказала: нет. Это случилось всего один раз и больше никогда не повторится. Не хочу больше об этом думать или говорить. Никогда! – прошипела Кэт, яростно размахивая руками и ногами во все стороны, как безумный осьминог.

– А я тебе сказала, что приду на эти твои танцы только при одном условии: что ты покажешь мне парня, с которым спала! – выдавила Фрэнки, двигая тазом.

– О, ладно, ладно. Но перестань делать шимми; это движение вообще не используют в кей-поп! – огрызнулась Кэт, нервно оглядываясь по сторонам. – Вон он, – сказала она, указав куда-то в первые ряды танцоров.

Фрэнки прищурилась и выгнула шею, пытаясь разглядеть получше.

– Кто? Парень в майке из серебряной сетки?

– Нет, вон тот. Перед классом.

– Кто? Инструктор?

– Да, инструктор.

– Ты переспала с инструктором по танцам? Кэт! – выдохнула Фрэнки.

– Да. Теперь ты это знаешь, и мы больше никогда не будем об этом говорить, – твердо заявила Кэт.

Фрэнки передернуло. Признание Кэт неожиданно оказалось слишком реальным.

– Ладно, хорошо, – неохотно согласилась она.

– И закончим движением «ринг-динг-донг»! Все делаем «ринг-динг-донг»! – прокричал Джин Су.

– Хочешь сделать с ним «ринг-динг-донг», Кэт? – невинно улыбнулась Фрэнки.

– Хватит! – Кэт больно стукнула ее по руке.

Все стали качать бедрами, опускаясь к полу; по лбам тек пот. Внезапно музыка прекратилась, и Фрэнки резко остановилась, но на два такта позже всех остальных. Джин Су неожиданно высоким голосом поблагодарил участников за то, что они пришли. Когда танцоры начали расходиться маленькими группами, болтая друг с другом, он снял футболку, продемонстрировав скульптурный пресс, от которого у Фрэнки потекли слюнки. Она одобрительно присвистнула Кэт на ухо, но потом отошла и увидела, что подруга напряженно смотрит в пол.

– Что случилось? – спросила она.

– Ничего. Ничего. Я просто хочу отсюда уйти, – ответила Кэт, быстро направляясь прочь из зала, на людную Суон-стрит.

– Никак не могу поверить, что ты с ним переспала, Кэт. Ты и вправду не собираешься рассказывать Клоду?

Они шли мимо кафе, окруженные густым запахом кофе и свежевыпеченного хлеба.

– Я не могу ему рассказать, Фрэнк. Он будет вязать для успокоения нервов и накрутит себя до срыва, – сказала Кэт, остановившись перед «Пиром достойных», их любимым кафе в Ричмонде.

– Я считаю, что это хороший план, Кэтти, – согласилась Фрэнки, пристраиваясь следом за подругой в очереди перед окошком заказов навынос. – И помни: ты обещала, что больше никогда не сделаешь ничего подобного, иначе не сносить тебе головы!

– Да, знаю, знаю, – ответила Кэт.

– Двойную порцию латте с двойным шотом и мятный чай, пожалуйста, – сказала Фрэнки баристе, вручая ему десять долларов.

– Одну минуту! Ваше имя? – Бариста записывал их заказ на картонных стаканчиках.

– Джин Су, – ответила Фрэнки с ехидной улыбкой.

Они сели на два ящика на краю тротуара, ожидая, когда объявят их заказ.

– О боже, не могу дождаться, когда мне снова можно будет пить кофе. Осталось еще пять месяцев, пока этот ребенок из меня не вылезет. Обещай, что когда будешь навещать меня в больнице, то принесешь кофе, сашими, мягкий сыр и…

– И бутылку пино. Помню, помню. Ты напоминаешь мне об этом каждый божий день, с тех пор как узнала, что беременна, – сказала Фрэнки.

– И буду продолжать напоминать каждый день, пока не увижу тарелку сашими с мягким сыром, кофе и пино прямо перед собой.

Фрэнки кивнула, проверяя время на экране телефона. Было уже 8.45. Кэт откроет магазин очень поздно. Фрэнки заметила свое отражение в витрине кафе и фыркнула с отвращением. Волосы у нее растрепались и распушились, а футболка с надписью «Я люблю Нью-Йорк» липла к телу. Но у нее не было шансов успеть домой, чтобы принять душ.

С усилием она отвела глаза и снова сосредоточилась на Кэт, которая объясняла, как Клод застрял в Аделаиде, перейдя на новый уровень «Быстрых спиц» в ежегодном южном соревновании.

– Он очень расстроен, что не попадает на очередной визит к акушеру-гинекологу, но я сказала: «Ты столько месяцев тренировался, милый! Пойдешь со мной в следующий раз».

– Это, наверное, к лучшему; ему не требуется дополнительное вдохновение для детской одежды. Сколько шерстяных комбинезончиков у вас уже накопилось? – Фрэнки покосилась на стойку кафе, все больше торопясь пойти. Если ей придется переодеваться в подсобке, она хотела как минимум успеть пройтись по волосам утюжком, который они держали на работе на всякий случай.

– Ты взяла с собой книги, чтобы оставить в поезде? – спросила Кэт.

– Конечно, взяла, вот они, со мной. – Фрэнки похлопала свой рюкзак.

– Получила хоть одно письмо?

– Пока нет, но прошла всего неделя. Ведь, чтобы дочитать до конца, нужно время, – неуверенно сказала Фрэнки.

– Ну же, поспеши, мужчина мечты! Или чокнутые сталкеры… – Кэт внезапно замолчала и спрятала голову за подвернувшимся под руку меню, яростно тыкая Фрэнки в бок.

– Что ты делаешь? Ой! Кэт, больно! – Фрэнки отбросила ее руку.

– Он здесь, – сказала Кэт.

– Кто здесь?

– Джин Су. В очереди за кофе. Черт. Не смотри ему в глаза. Не смотри.

– Зачем ты до сих пор ходишь к нему на занятия, если хочешь его избегать? – прошипела Фрэнки, скрючиваясь за грустноватого вида лировидным фикусом в горшке перед ними.

– Потому что такой саундтрек больше нигде не ставят. И я больше с ним не разговариваю. Прихожу и ухожу. Вошла – вышла! Вошла – вышла! – покраснев, сказала Кэт.

– Ладно, ладно. Пожалуйста, перестань говорить «вошла – вышла»! Ты хочешь уйти? Я возьму напитки и встречусь с тобой за углом.

Кэт яростно закивала, медленно поднимаясь.

– Джин Су! – крикнул бариста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6