Элеонора Шах.

Закат рассвета



скачать книгу бесплатно

Когда Ленар смолк, леди Маргарет заговорила, пристально глядя ему в глаза:

– Позвольте мне напомнить вам, Ленар, что более полторы тысячи лет назад мы уже заявляли о себе и о своих правах людям, и в результате большинство из нас было уничтожено, а те немногие, кто уцелел, на долгие столетия были подвержены гонениям, вынужденные прятаться еще тщательней, чем прежде. Его величество – Отец Сери?л – и его последователи убили за одну ночь более нескольких сотен человек, за что нас чуть не уничтожили посланники Бога.

После этого нам был выдвинут ультиматум, и мы были вынуждены устранить Сери?ла, а также предыдущий Совет старейшин. Господь, как всегда, нашел мудрое решение: с того момента мы должны были стать защитниками человечества, а взамен мы получили то, что так упорно искали – долголетие! Поэтому мы никак не можем нарушить данное ему обещание! Разве это не доказывает, что люди находятся под защитой Бога?

– При всем уважении, леди Маргарет, – Ленар одарил ее колючим взглядом – времена меняются. В те давние времена люди вообще ничего не понимали. И говорить с ними о чем-либо было бесполезно. Они боятся того, чего не знают или не понимают. Поэтому чем принять что-то или кого-то, что не укладывается в их представления, проще устранить это. Конечно, Сери?л слегка увлекся, пытаясь достичь желанную цель, но мы ведь не будем повторять его ошибок.

– Слегка?! Это не слегка! – возмутилась женщина. – Разве кровь предков не напоминает вам тот хаос, тот беспорядок! Там было столько крови и ужаса, что даже нам стало не по себе. Все, кто помнит это, никогда не пойдут на то, чтобы был хоть малейший риск совершить подобную ошибку. Я думаю, его высочество разрешит наш спор!

Леди Маргарет повернулась в сторону трона.

Сидящий там молодой мужчина, до сего момента просто наблюдавший за происходящим в зале, посмотрел на Ленара и спокойно произнес:

– Я предлагаю проголосовать и решить, заявлять нам о себе или нет.

Александр давно понял, чего добивается Ленар. Несмотря на довольно молодой вид по возрасту он был не намного младше Ленара, но уже имел большой жизненный опыт. Получив трон не по праву наследования, Александр с юности был окружен Советом старейшин, поэтому отлично знал историю и традиции своего народа и народа человеческого. Он вобрал в себя всю мудрость предков. Все это время своими решениями и действиями ему приходилось постоянно доказывать, что его отец – Август, сын Сери?ла – принял мудрое решение, отдав трон младшему сыну. Доказывать, что он, Александр, достоин этого. Он понимал, что времена действительно меняются, и на смену старому поколению пришло более молодое. Пытаясь удержать равновесие между ними, он избегал методов тирании, которых придерживался его дед. Повидимому, Ленар придерживался тех же взглядов, что и Сери?л. По этой самой причине Александр дал возможность Ленару, который после долгого отсутствия вернулся в страну, организовать это собрание и посмотреть, к какому результату оно приведет.

По его итогам Александр мог судить, насколько еще сильна власть старейшин.

– Кто за то, чтобы мы заявили о себе? – обратился к залу Александр спокойным и полным достоинства голосом.

Ленар быстро поднял руку, оглядывая зал и гадая, сколько последует за ним. Собравшиеся начали коситься друг на друга, ожидая, кто первым поднимет руку, все сомневались, в глазах было смятение. Большинство смотрели на Александра и на старейшин. В результате было поднято немного рук, и в основном это были руки тех, кто по возрасту был не старше трехсот лет.

– Поднимите руки те, кто против, – громко сказал лорд Мариут и поднял руку. Вслед за ним тут же подняли руки сам Александр, все старейшины, их последователи и, чуть колеблясь, уже те молодые, которые все-таки имели здравый смысл и уважали авторитет и мнение старших. А, может, просто были трусливы и решили «плыть по течению».

Лицо Ленара потемнело. Сжав пальцы в кулак, он оглядел присутствующих убийственным взглядом, как будто пытался запомнить каждого проголосовавшего против него, и, повернувшись к лорду Мариуту, процедил сквозь зубы:

– Скоро вы убедитесь, что я был прав и что ваши взгляды устарели и уже не имеют былой силы.

После этого Ленар поклонился Александру и, произнеся металлическим голосом «ваше высочество», быстро вышел из зала. Вслед за ним последовала та небольшая группа, которая проголосовала за его предложение.

– Я им еще покажу! Я заставлю их думать по-другому, – бушевал Ленар, – они еще мне спасибо скажут! Александр за весь вечер проронил лишь три слова, разве таким должен быть тот, кто возглавляет расу избранных?! Если бы не он, я уверен – больше половины подняли бы руки за меня. Он еще молокосос – не то что наш дед Сери?л.

Ленар направился к выходу, его лицо было черным от злости, а глаза, казалось, вот-вот начнут метать искры. Он вышел за дверь и в одну секунду исчез из виду.

Когда все приглашенные покинули замок, старейшины окружили трон.

– Ваше высочество, что вы думаете по этому поводу? – встревоженно спросила леди Маргарет.

– Я думаю, что Ленар неплохо разбирается в истории. Но все его намерения направлены не на благо нашего народа, а на воплощение каких-то своих планов, что он и попытался сегодня начать. Поэтому мы должны за ним приглядывать.

– Хорошо, ваше высочество, мы присмотрим за ним, – кивнула леди Маргарет.

После этого все старейшины поклонились и исчезли по одному, создавая все тот же неповторимый звук порхающего мотылька.

Часть 3
декабрь 2009

Эрик как всегда сидел за столом в своей лаборатории, по уши зарывшись в бумаги перед монитором компьютера. Он работал над очередной загадкой природы, которую с детства пытался разгадать.

Родившись в семье биолога и химика, которые приехали во Францию в качестве практикантов и решили остаться здесь жить, он пошел по стопам родителей и перенял от них любовь к пробиркам и всяким бесформенным разновидностям жизни. К неполным тридцати годам Эрик уже был профессором, работал в Академии Медико-Биологических Наук, причем подавал большие надежды в области вирусологии.

Его дом напоминал огромное складское помещение, в котором он жил: ел, спал, работал – и у него никогда не хватало времени навести здесь порядок.

Эрик был среднего роста, худощавого телосложения, видимо, от неправильного и нерегулярного питания. Волосы у него были короткие и светлые, а большие голубые глаза всегда были широко распахнуты, как у удивленного ребенка. И конечно, очки! Эти вечно падающие с чуть вздернутого носа очки, которые он часто поправлял. При этом пачкал стекла пальцами, отчего приходилось их постоянно протирать краем рубашки, так как салфеток под рукой, как всегда, не оказывалось. Таких еще в школе называют «ботаниками».

Только со второго раза Эрик услышал, что к нему в дверь кто-то стучит – настолько он был погружен в решение очередной загадки. Он посмотрел на часы – было десять вечера. Удивительно! К нему мало кто заходил в гости, да еще в такое время. Протирая очки, он пошел открывать дверь.

На пороге дома стоял странный гость: молодой мужчина похожий на байкера, немногим старше самого Эрика.

Ученый, недовольный тем, что его оторвали от работы, буркнул:

– Чем могу помочь?

– Добрый вечер! Вы Эрик Стивенсон? – спросил поздний гость.

– Да, я, а что случилось?

– Извините, что так поздно, меня зовут Ленар, – представился мужчина. – Ваш адрес мне дали в Биологическом центре Академии. Я ехал к вам из другого города, поэтому добрался только сейчас. У меня к вам деловое предложение.

Ленар был предельно вежлив – ему надо было дождаться, пока его пригласят войти. Иначе он не мог переступить порог ни одного дома, где жил человек.

– Заходите! – произнес Эрик, распахивая дверь шире.

Вот оно! Ленар проследовал в дом. Хозяин, пропустив перед собой гостя, захлопнул за собой дверь. Не успев отойти от двери, он почувствовал железный захват сзади и острую боль в области шеи…

Спустя некоторое время ученый очнулся от боя часов. Голова кружилась и шумела, в глазах мелькали какие-то темные пятна, было трудно оторваться от диванной подушки. С некоторым усилием Эрику все же удалось подняться, но он лишь смутно помнил, что произошло. Уставившись в пол гостиной, он медленно приходил в себя и, уже решив, что все это ему приснилось, почувствовал жжение в области шеи. Он дотронулся до этого места – там прощупывались две небольшие ранки. Машинально взглянув на пальцы, ученый увидел кровь. Он попытался встать с дивана. Часы пробили двенадцать, болезненно отражая звук в висках. Едва передвигаясь, Эрик подошел к зеркалу в прихожей и, посмотрев на свое отражение, упал без сознания.

Спустя некоторое время он снова очнулся, лежа на диване. Голова раскалывалась от ушиба, из раны на лбу сочилась кровь. В кресле напротив, словно в тумане, виднелась фигура сидящего мужчины.

– И снова здравствуйте! Я уже устал ждать, пока ты «выспишься»… – с издевкой произнес тот.

– Кто вы, что происходит, почему вы здесь и который сейчас час? – засыпал вопросами непонятного гостя Эрик, автоматически посмотрев на настенные часы.

Стрелки указывали без четверти три.

– Ты был в глубоком обмороке два раза: первый раз, потому что я тебя укусил, второй – потому что ты увидел себя в зеркале, точнее сказать, почти увидел, – спокойным голосом ответил Ленар.

– Что значит «почти»?! И что значит «укусил»?! – Эрик чувствовал, как кровь стучит в висках, а сердце бешено колотится.

– А ты еще раз посмотри на себя, только не падай больше, а то у меня времени не так много.

Ученый снова подошел к зеркалу. От увиденного он застыл с открытым ртом. По привычке протерев очки и нацепив их на нос, он уставился в свое отражение – но там ничего не изменилось. Эрик снял очки – результат был тем же. Он себя видел и не видел одновременно. Его отражение стало полупрозрачным, вот-вот готовым вовсе исчезнуть. Он бросился в гостиную, в которой со спокойным видом продолжал сидеть Ленар.

– Это что такое, что со мной… что вы со мной сделали, почему я не вижу в зеркале своего отражения?! – заикаясь, крикнул Эрик.

– Не пугайся, ты живой. Ты же не женщина, чтобы часами пялиться на себя в зеркало, а чтобы побриться – этого хватит, – тем же спокойным голосом ответил Ленар. – Должен тебе признаться, Эрик, мне от тебя кое-что нужно, а в другом случае ты бы мне этого просто так не дал, даже за деньги. Ты не алчный, тебя, кроме твоих пробирок, больше ничего не интересует.

Гость усмехнулся, держа в руке пустую стеклянную пробирку, одну из тех, которые валялись по всему дому.

– А почему вы думаете, что теперь я вам дам то, что вам нужно? – со злостью огрызнулся ученый.

– Потому что теперь ты от меня зависишь и если не станешь выполнять то, что я тебе скажу, то будешь мучиться в страшной агонии от нехватки особенного элемента, который есть в моей крови и который я тебе передал с укусом. Без меня ты, в конце концов, сам не захочешь долго жить в таких мучениях. Моя кровь – это своеобразный наркотик, который исцеляет в случае необходимости, и в то же время делает человека зависящим от меня.

– Да кто ты, черт побери?! – закричал Эрик, уже не думая о вежливости.

– Кто я? Я – «ужас, летящий на крыльях ночи»! Я – вампир, – и Ленар издевательски застенчиво улыбнулся.

Хозяин дома подозрительно посмотрел на незваного гостя.

– Ну да, тогда я – зубная фея!

– А тебе твоего отражения в зеркале недостаточно, или ты ждешь, что я начну вензеля в воздухе для тебя выделывать?!

– Чего ты хочешь от меня? – отчаянно воскликнул Эрик.

– Я хочу, чтобы ты взял у меня кровь и на ее основе создал вирус, способный передаваться по воздуху. А обычная кровь таких, как я, должна быть антивирусом.

– Но как ваша кровь может быть антивирусом, если я сам, по твоим словам, стал зависимым от твоей крови? – все еще не веря в происходящее, спросил ученый, усаживаясь на диван.

– В том-то и суть, что через три дня после заражения этим вирусом иммунная система людей должна сильно ослабнуть. Тогда заработает программа саморазрушения, чем в сущности и должен являться этот вирус. Люди будут болеть, не зная, что с ними происходит. Мы предложим миру спасение от этой болезни – лекарство, которое будет содержать нашу кровь со всеми полезными веществами, находящимися в ней. И это лекарство будет временно останавливать воздействие вируса. Подумай сам! Ты сможешь получить огромные средства для своих исследований. Ведь людям наше лекарство будет нужно постоянно. А твоя зависимость – другая. Ты будешь зависеть только от меня. Так что мы станем партнерами в этом деле.

– Зачем тебе это? – настороженно спросил ученый, нахмурив брови.

– Я хочу показать людям, кто мы такие. Пусть увидят, что мы – единственные, кто может спасти их от неизвестной болезни. А лучшими из людей мы пополним наши ряды, – с самодовольным видом ответил странный гость.

– А ты их спрашивал, хотят ли они?! – возмутился Эрик.

– А зачем?

– Но ведь, как я знаю…

– Какой же ты нудный, – прервал его Ленар, вставая с кресла. Он начал расхаживать по гостиной, разглядывая всякие предметы, хаотично расставленные по тумбам и полкам. – Я сам сделаю бессмертными тех, кого посчитаю нужным. Насчет остальных – мне просто нужно массовое подчинение. Все очень просто. Я собираюсь установить более крепкое взаимозависимое сосуществование. Так как на нас никакой вирус не действует, мы выступим в роли спасителей человечества. А люди, в благодарность за спасение человеческого вида как такового, облегчат нам доступ к крови – в результате главенствующую роль займем мы. Хороший план?

Ленар довольный, как пятилетний ребенок, посмотрел на хозяина дома, который с каждой минутой все больше мрачнел.

– Да уж, хороший, ничего не скажешь! – глухим голосом произнес Эрик. – А что будет со мной?

Гость перестал расхаживать по комнате, остановился рядом с сидящим на диване ученым и с некоторой паузой сказал:

– Ну, ты, в принципе, такой же, как и прежде. Можешь ходить под солнцем, зрение твое улучшится, сил прибавится, может, летать во сне над кроватью начнешь. Только вот каждые два месяца тебе придется подкрепляться моей кровью, и теперь я всегда буду знать, где ты находишься. Поэтому не пытайся улизнуть, хотя, когда ты почувствуешь первые признаки недомогания, тебе самому не захочется никуда бежать. Начинай работать над вирусом сразу после моего ухода, а сейчас возьми у меня кровь.

И Ленар уселся на стул, стоящий у камина, задрав рукав до самого локтя.

Эрик, словно под гипнозом, молча сходил за шприцем, перевязал жгутом бледную, как стена, руку Ленара. Вену искать не пришлось – у него они были такого синюшного цвета, что можно было, не включая свет, попасть с первого раза. Он воткнул иглу, отвязал жгут, набрал кровь в пробирку и замер в каком-то исступлении с пробиркой в руке, думая над тем, что же он, черт побери, делает…

Когда процедура была закончена, полуночный визитер направился к двери. Хозяин дома, все еще находясь в шоке от произошедшего, даже не услышал, как незваный гость покинул дом.

Часть 4
март 2010

Прошло около трех месяцев после первой встречи с Ленаром.

Эрик сидел в лаборатории своего дома и лихорадочно искал разумное объяснение всего происшедшего с ним. Он вспоминал, как мучился в конце второго месяца, как терпел до последнего, пытаясь бороться с непонятным заболеванием, которым якобы наградил его какой-то ненормальный. Поначалу ученый решил, что это злая шутка, своеобразный способ запугивания, который использовал сумасшедший с бредовой идеей. Он даже не сомневался в том, что тот никакой не вампир. Как и все ученые, Эрик верил только фактам, тому, что сам мог видеть, слышать и осязать, и пытался разобраться в феномене с зеркалом.

При разговоре он не заметил никакой особенности в строении зубов Ленара. И ничего особо сверхъестественного, что отличало бы его от обычного человека, в ночном госте тоже не было.

Что же касается теперешнего состояния Эрика, так и в этом не было ничего особенного. Ну да, теперь он не пользовался очками, прибавилось бодрости и аппетита, но мало ли чудес на свете?! Опухоли сами рассасываются, а зубы мудрости вообще растут, когда им вздумается.

Первые полтора месяца ученый даже и не помышлял начинать работу ни над каким вирусом. Он все еще был под впечатлением от странного визитера, но это событие постепенно стиралось из его памяти. Однако по истечении семи недель он почувствовал, что с ним что-то не так. С утра начались головокружение и тошнота, температура поднялась до тридцати семи и пяти – признаки, как у простуды. Но с каждым днем становилось все хуже. К концу второго месяца стало ломить все тело, мышцы болели, жажда, отдышка, потливость и температура – уже под тридцать девять! Эрик постоянно принимал антипростудные средства, но все было тщетно.

«Простуда» перешла в иную стадию, напоминающую ломки наркомана. Он чувствовал, что становится параноиком – чуть ли не каждые пять минут, превозмогая слабость, подходил к входной двери, всматриваясь в темноту через дверное стекло. Со страхом и полным отчаянием он ожидал того гостя, о котором так хотел забыть.

И Ленар снова появился…

И вот тогда, получив дозу крови и почувствовав облегчение, Эрик наконец-то поверил, что это была не шутка, и что он обречен.

Будучи таким же слабым человеком, как и большинство людей – он испугался. Даже осознавая все последствия ужасного предложения, о котором говорил Ленар при первой встрече, ученый все же начал работать над вирусом. Параллельно с этой работой, он углубился в изучение вампиров, о которых ему так мало было известно, пытаясь найти способ избавиться от своей зависимости.

– Так, что тут у нас? – усевшись за компьютер, стоящий у окна, Эрик набрал слово «вампир» в поисковике, получив более ста миллионов ссылок. – Неплохо для мифического персонажа!

Он придвинул лицо ближе к экрану монитора, стараясь ничего не упустить, и кликнул на первую попавшуюся ссылку. Сайт пестрил картинками белокожих существ, так похожих на людей, но при этом на всех изображениях у них был хищный оскал и стекающие с губ капли крови. На следующем сайте он прочитал: «Вампиры – побочная генетическая ветвь человечества, исчезнувшая и впоследствии восстановленная при помощи генной инженерии. Они часто имеют бледный вид, и их кожа холодна на ощупь. Они вообще не могут есть человеческую пищу, что вынуждает их избегать приглашений в кафе, рестораны, на званые обеды и т. п. Предпочитают человеческую кровь, или в крайнем случае кровь животных. Иногда они могут превращаться в животных, чаще всего в летучих мышей, крыс и волков. Некоторые вампиры умеют даже превращаться в туман или дым. Некоторые умеют летать. Вампиры не отбрасывают тени и не имеют отражения. Вампиры также не могут быть сфотографированы и не имеют души».

Эрик, нахмурив брови, делал свои умозаключения после очередной найденной информации. По другим сведениям вампир – это существо, вставшее из могилы, мертвец, который высасывает кровь у спящих людей.

«Нет, я не спал, это точно», – вспомнил Эрик первую встречу с Ленаром.

В большинстве статей вампиры рассматривались не как умершие люди, а как отдельный вид существ, живущий бок о бок с людьми. Но при этом было очень мало сведений об их отличиях и особенностях для отдельно существующей расы.

– Так, мифы, легенды, истребление… – Эрик крутил колесико компьютерной мышки, штудируя текст на каком-то из сайтов о всякой нечисти. – Вот! Не любят розы, чеснок, серебро, осину… Даже весь охотничий набор древней инквизиции предоставлен. Может, в следующий раз вручить Ленару букет роз и обвешаться чесноком?!

«Да, пожалуй упырь от меня и отстанет… а заодно с ним и все мои знакомые, – Эрик усмехнулся своей скептической мысли. – Наверное, Ленару еще никто цветов не дарил… Да, а что тогда будет со мной потом, через два месяца?! Нет уж, не хочется мне биться в лихорадке всю оставшуюся недолгую жизнь».

– «Существует поверье, что укушенные вампиром в свою очередь тоже становятся вампирами»… Похоже, это не мой случай, – Эрик задрал губу, пытаясь пальцами нащупать клыки, глядя на свое призрачное отражение в темном окне. – «Вампиры обладают сильной способностью к регенерации»… Мои раны затянулись на третий день, хотя это было довольно странно, ведь обычно даже банальный порез заживал неделю. Теперь мне все понятно.

Дальше в статье говорилось о фактах обнаружения вампиров, зафиксированных древней инквизицией. Свидетельство того, что в окрестностях есть вампир, включает в себя смерть скота, родственников или соседей, эксгумированное тело, которое словно живое, с отросшими ногтями или волосами и с кровью на губах. В XVIII веке в Восточной Европе была серьезная паника по поводу вампиров. В охоту на вампиров втягивали даже государственных служащих.

– Интересно! Ну, хоть что-то! – произнес молодой человек, продолжая скользить глазами по монитору компьютера, пока не остановился на ссылке «Эритропоэтическая порфирия (болезнь Гюнтера)». Что может быть интересней для ученого, чем очередная загадка из медицинского справочника!

Эрик перешел по ссылке к статье, где нашел следующее: «…это редкое заболевание (по некоторым данным, страдает им один человек из 200 тысяч). Болезнь характеризуется тем, что организм не может произвести основной компонент крови – красные тельца, что в свою очередь отражается на дефиците кислорода и железа в крови. В крови и тканях нарушается пигментный обмен, и под воздействием солнечного ультрафиолетового излучения или ультрафиолетовых лучей начинается распад гемоглобина. При порфирии небелковая часть гемоглобина – гем – превращается в токсичное вещество, которое разъедает подкожные ткани. Кожа становится всё тоньше и от воздействия солнечного света лопается, поэтому у пациентов со временем кожа покрывается шрамами и язвами. Больным противопоказан солнечный свет, который приносит им невыносимые страдания. Кожа вокруг губ и десен высыхает и становится жесткой, что в результате приводит к тому, что резцы обнажаются, создавая эффект оскала. Ещё один симптом – отложение порфирина на зубах, которые могут становиться красными или красновато-коричневыми. Кроме того, у пациентов сильно бледнеет кожа, в дневное время они ощущают упадок сил и вялость, которые сменяются более подвижным образом жизни в ночное время. Надо сказать, что все эти симптомы характерны только для поздних этапов болезни, кроме того, существует множество других, менее ужасающих её форм. Болезнь была практически неизлечима вплоть до второй половины XX века. Есть сведения, что в Средние века, якобы, больных лечили свежей кровью, дабы пополнить дефицит красных телец, что, конечно, невероятно, так как употреблять в таких случаях кровь «перорально» бесполезно. Страдающие порфирией не могли есть чеснок, так как сульфоновая кислота, которая содержится в чесноке, усиливает повреждения, вызываемые заболеванием. Это заболевание может быть вызвано и искусственным путём – путём употребления некоторых химических препаратов и ядов. Сегодня таким больным делают инъекции с препаратами крови».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6