Елена Тверская.

Время неврозов, или Как пережить переходный возраст в категории 50±



скачать книгу бесплатно

Предисловие

На дворе стояло прекрасное время года – осень, середина сентября. Было еще тепло, деревья понемногу начинали желтеть и краснеть, словно стыдясь своей предстоящей наготы. Воздух по утрам дрожал от своей прозрачности, переливался всеми цветами радуги и, несмотря на резко увеличившийся поток автомобилей в городе и утренние пробки, был даже ещё и свеж.

Мария Графинова любила это время года, её тонкая поэтическая душа каждый раз умирала и возрождалась от умиления, глядя на это природное великолепие. В свои «около пятидесяти» она не разучилась замечать прекрасное вокруг себя, чувствовала и понимала людей, радовалась и грустила, как пятнадцатилетняя девочка, догадываясь, что не соответствует душой своему биологическому возрасту. Ее приводили в восторг даже увядающие цветы, которые сидели в клумбах, всё ещё сохраняя свой цвет и создавая при солнечной погоде эффект продолжающегося лета.

Ей редко выпадала возможность полюбоваться на окружающую среду, потому что работала она много и часто, бо?льшую часть суток проводя в помещении при искусственном освещении, давно не была на море и не медитировала под шум прибоя. Дочки её уже были взрослыми, обе получили хорошее образование, работали на приличных должностях и радовали мать своими успехами. Несмотря на это, в последнее время она чувствовала себя уставшей, словно загнанной в угол. Организм пока ещё сопротивлялся возрастным изменениям, но часто мучили головные боли, спина то и дело напоминала о хроническом остеохондрозе, плюс ко всему началась обычная затяжная депрессия, спровоцированная конфликтами на работе, бытовой суетой и полным отсутствием личной жизни. Машка тянулась из последних сил, не хотелось подводить, как обычно, людей на работе, да и подзаработать бы не мешало (у Ланы, старшей дочи, день рождения послезавтра… и подарок ещё не купила… и маникюр не сделала… эх…).

Гром грянул, как всегда, неожиданно. Накануне дня рождения Ланки у Марии был выходной. Она уже с утра почувствовала себя плохо, началась мигрень, подташнивало, к вечеру состояние ухудшилось, поднялось давление. Головная боль не проходила, Машка валялась с повязкой на голове и тихо постанывала. Организм еле выдерживал напряжение, давление не спадало, по телу бегали мурашки, началась легкая дрожь в коленках, и Машка запаниковала. Лана не оставляла мать ни на минуту, сидела рядом и держала её за руку, сочувственно вздыхая, периодически мерила ей давление, но состояние не улучшалось, и дочка решила вызвать «скорую».

Близился вечер, с работы пришла младшенькая – Ириша. Девочки сориентировались, собрали вещи в больницу на всякий случай.

И случай не замедлил наступить. «Скорая» приехала быстро, вердикт оказался печальным: давление 200/110, спазмы, головокружение. Дома оставаться не рекомендовали, напихали в рот кучу таблеток, сделали укол, немного сбили давление и повезли в больницу. Машка тряслась в «скорой» и чуть не плакала: называется, сделала подарок родной дочери на день рождения…

С этого дня началась Машкина география по городским больницам.

В первой пролежала неделю – результат нулевой: все анализы хорошие… а давление держится… жизнь на таблетках продолжается. Мария старалась не унывать, но уставший организм словно разучился в одночасье радоваться жизни, поэтому через неделю сестра Наталья забрала тоскующую Машу из городской больницы в свою частную клинику, где был стационар.

Вот это были условия! Следующая неделя, состоящая из новых анализов, нового обследования, хорошей кухни, добросердечного отношения персонала, завершилась-таки переездом домой, потому что не знает лечащий врач, чем ещё можно полечить эту интересную женщину. Анализы снова хорошие, внешний вид ещё вполне, но давление по-прежнему прыгает и организм временами трясёт, видимо, он сопротивляется Машкиному выходу на работу.

После трехдневного лежания дома пластом и вызова ещё двух «скорых», после которых были прослушаны лекции про климакс и про то, что «кушать надо больше, девушка» (а Машка похудела сразу на несколько килограммов), решили искать платных врачей, клиники, целителей, бабушек-знахарок – всё равно кого, лишь бы помогло.

Сестра висела на телефоне, выспрашивая у знакомых и друзей какие-либо рекомендации, собирая информацию по похожей симптоматике, а заодно решая и свои вопросы. И вот, наконец, кое-что. Посоветовали доктора: врач восточной медицины N-клиники, рефлексотерапевт, якобы есть результат при лечении именно таких пациентов, когда болит непонятно что и непонятно где.

Но до доктора надо было ещё доехать! Машка на тот момент производила впечатление… вернее, не производила уже никакого впечатления…

С помощью родни женщину дотащили по лестнице до третьего этажа клиники восточной медицины, в которой было всё, кроме лифта: приятная обстановка, небольшой кабинет, кушетка и медитативная музыка. У доктора азиатская внешность, он внимательно смотрит на Машу: «Присаживайтесь… э… э… или лучше прилечь?» Заботливо заглядывает в Машкины глаза (смотрит зрачки), долго разглядывает ногтевые пластины, слушает пульс… и вердикт: полное нервное истощение!

И пошло лечение. Лечебные сеансы были один-два раза в неделю всю осень и зиму с небольшими перерывами. Машку ещё долго мучили приступы, во время которых зашкаливал адреналин, начинались замирания в груди, дышать становилось трудно, но через некоторое время она как-то научилась сама контролировать ситуацию: дышала через нос, выдыхала через приоткрытый рот, старалась не думать о своих страхах, вспоминала все известные молитвы, ну, и таблетки принимала по схеме.

Лечение помогало, но на короткое время. У Марии постепенно начала развиваться паника: что с ней такое и как дальше с этим жить? Домашние тоже измучились: лежит дома человек, боится оставаться один, делать ничего из-за слабости не может, глотает таблетки, глаза, как у побитой собаки. Все крутились вокруг Машки, а у неё наконец-то появилось время, которого раньше так не хватало на то, чтобы начать задумываться о смысле жизни, о вечном, так сказать. Почему жизнь так ее остановила? Может, двигалась она не туда? Может, дорога на развилке судьбы увела её не в ту сторону? Что же предпринять, как вернуться на свой путь, как понять себя, услышать голос внутри, где они – интуиция и внутренняя сила, которая дарует исцеление без таблеток? Где взять силы и энергию, чтобы совершить квантовый скачок и перейти на другой уровень жизни, здоровья, отношений, восприятия действительности? Вопросы… вопросы… вопросы…

Лежа в одиночестве в пустой квартире, пока все были на работе, Машка начала задавать себе эти вопросы и отвечать на них, иногда даже рассуждая вслух, разговаривая сама с собой и представляя, как же это выглядит со стороны. Ответы стали возникать неожиданно, словно щелкнул выключатель в ее больной голове и лампочка загорелась. Постепенно она начала понимать, что, во-первых, нельзя отказываться от самой жизни, от движения, надо переключаться с паники на созидательные мысли, на творчество, направить все свои резервы на исцеление души и тела, искать новые подходы и пути, возможно, даже поменять свою жизнь совершенно неожиданным образом. Нервная система ее просто ждала сигнала для обновления во всех сферах и на всех фронтах, и организм напрягся в предвкушении реальных изменений и судьбоносных открытий.

Машка начала искать информацию везде: спрашивала у друзей, читала в интернете, запрашивала в поисковиках похожие симптомы, консультировалась со специалистами, и вот ситуация стала проясняться. Женщина начала делать дыхательную гимнастику, изучала нетрадиционные методы лечения, слушала музыкальные диски со звуками природы, каждый день гуляла вокруг дома, впрочем, ещё боясь отходить далеко от подъезда. В общем, успокаивала перевозбужденный организм всеми методами.

И с приходом весны вроде полегчало, появилось настроение, и Иришка решила привести мать в порядок, записала в салон на окрашивание и стрижку. Машка поехала с опаской, было жутко находиться в толпе, среди людей. Она паниковала без привычного домашнего окружения. Тем не менее магическая процедура была произведена, и Мария, два часа промучившись в кресле у нетрадиционно ориентированного мастера-стилиста, наконец-то не узнала себя в зеркале. Вообще-то, она всегда выглядела стройной, и в свои годы носила девичьи размеры, всегда в форме, стильная, интересная женщина. Но с новой прической это особенно бросалось в глаза. Вышли из салона с Иришкой, как две молодые девушки. Загляденье!

Но Машка почувствовала, что очень устала, очень-очень… Пока добрались до дома, она была уже на грани: слабость усилилась, опять начала болеть голова, и на другой день после долгого перерыва их дом опять посетила «скорая». Врач-мужчина был хорош, ЭКГ, как всегда, в норме, не снималось только упрямое давление. И поехала Машка опять в больницу. Лана проводила её до дверей, шмыгнула носом, сказав: «Пока, мамуль!» Но простились они всего на две недели. Врач-терапевт при выписке сказала, что Машкины кризы носят психосоматический характер, и посоветовала лечить нервы, подразумевая голову. Машка даже не оскорбилась, потому что сама уже поставила себе такой же диагноз и всей душой была готова к перерождению.

Ровно через три дня криз повторился в два часа ночи, и опять замечательный доктор со «скорой», рослый, плечистый, долго пытался сбить высокое давление, а Машку трясло и знобило. Её укутали, долго ждали ответ ЭКГ – снова всё в норме. Немного сбили давление и опять поехали в ту же больницу, откуда она недавно вернулась. Ланке одной пришлось ночью сопровождать мать, так как Иришка накануне уехала в отпуск со своим женихом, уверенная, что мать подлечили. Досталось Ланочке, конечно, но она быстро в этот раз оформила маму и уехала на такси. На прощание Машка, стуча зубами, сказала, что это уже входит у неё в привычку. И в тот момент она была гораздо ближе к пониманию высшего смысла всей этой чехарды в её жизни, чем когда-либо. Она практически уже подошла вплотную к той черте, когда человек в её состоянии либо становится частицей мироздания и подчиняется ситуации, смиряясь с ней и молясь о духовном прозрении, а прозревая, получает исцеление, либо падает духом, смиряясь именно со своим недугом, и тогда процесс идет к логическому завершению.

Машка смиряться с болезнью не хотела, приставала к лечащему врачу с вопросами, читала, молилась, искала свои скрытые резервы, те, что есть у каждого человека, эти некие дремлющие до поры до времени силы, второе дыхание, космические высоты в своем сознании.

И вот ещё две недели в этой же больнице завершились наконец-то направлением в клинику неврозов, о которой, собственно, и её обитателях пойдёт речь.

К её выписке из больницы вернулись из отпуска младшая дочь со своим другом Димоном. Загорелая и отдохнувшая Иришка вертелась вокруг Машки и щебетала: «Ах, мамочка, мамочка! Как же так? Даже нам ничего не сообщили?» Машка ведь строго-настрого запретила домашним говорить им о новой госпитализации, чтобы они хорошо отдохнули. Отдохнули они, конечно, прекрасно и теперь спешили помочь изо всех сил своей дорогой и любимой «мамито». А так как все остальные работали, то в этот раз пришлось Иришке с Димоном везти Машку в клинику неврозов на реабилитацию.

Глава первая
Оформление

И вот он, наконец, приют обетованный для всех отчаявшихся людей с хорошими анализами!

О клинике ходили хорошие отзывы, лечение в ней напоминало санаторно-курортное: можно и обследование пройти, и посетить всевозможные процедуры для укрепления здоровья. Машка, едва дыша, все-таки отметила, что территория вокруг клиники была ухоженной, росли вековые деревья, под деревьями стояли лавочки-скамеечки, гуляли неспешно люди, то ли пациенты, то ли посетители. Она как-то сразу успокоилась и обмякла.

В кабинете строгая врач-психиатр очень тщательно вела прием, долго задавала вопросы личного характера об образе жизни, о семье, об отношении к конкретным ситуациям, потом одним пальцем долго заносила информацию в компьютер. Машка уже не чаяла, когда это все закончится, так ей хотелось на коечку прилечь, как вдруг услышала:

– Всё понятно, нужно пройти курс лечения, но положить сегодня не можем, уже поздно, только завтра!

Машка, еле живая от своего невроза, вышла в коридор. Иришка по её лицу поняла, что возникли проблемы с госпитализацией, взяла ситуацию в свои руки и пошла на приступ.

Не знает до сих пор Мария, о чём говорила её распрекрасная дочь в кабинете, как сумела растопить сердце административного работника, но вышла она из кабинета с заплаканными глазами, а за ней врач, которая кивнула:

– Подождите здесь.

Бледненькая Машка молча вопрошала у дочи: «В чём дело?» Та сглотнула ком в горле и спокойно сказала:

– Мамочка, нам велели подождать, врач попробует всё решить.

Машка опустилась на стул, чувствуя, как бьётся её неспокойное сердце. Состояние было, как перед расстрелом. Но это же самое сердце почувствовало, что она на верном пути и что-то должно измениться в её жизни, тем более что недавно в больнице она прочла книгу известной писательницы о тайнах нашего подсознания, и это учение глубоко тронуло её. Она теперь постоянно твердила: «Я совершенно здорова, я богата, у меня стальные нервы, отличная работа и замечательная семья!»

Женщина свято поверила в то, что она уже здорова, и это придавало ей силы двигаться вперед.

Вернулась врач, сказала, что можно сегодня ложиться, и Машка, Иришка и Димон побежали, если так можно выразиться, в приёмное отделение, волоча две дорожные сумки с вещами на целый месяц лечения. Там ещё раз пришлось рассказать историю своей болезни, и Мария Графинова официально стала частичкой этой клиники, её маленькой клеточкой и участницей необходимых процедур и манипуляций.

Дети донесли ей вещи до дверей отделения и простились. А Марию забрал к себе в кабинет лечащий врач отделения, и опять шла беседа, похожая на игру «вопрос-ответ» или на краткое описание своей биографии. Врач была милой женщиной, очень приятной в общении, звали её Нина Викторовна.

Вообще, в психиатрии большое значение имеет личность самого доктора, его отношение к больному, врачебный и человеческий талант. Именно врач может расположить к себе пациента, выудить из него самое сокровенное, то, что тщательно скрывается от домашних, то, что не расскажешь никому, даже самому близкому. Так думала Машка, пока заводили её личное дело. Потом в сестринской старшая медсестра Мария Ивановна определила её в палату № 13. Но сидевшая рядом на диванчике медсестра Вера подсказала:

– А там пациентка… это… храпит.

Машке идея не понравилась, и дрожащим голосом она попросила:

– Пожалуйста, только не это!

Добрый ангел Мария Ивановна снова «пробежалась» по списку палат:

– Вот! Мы её в палату № 7 определим, там двое скоро выписываются.

Так и решилась Машкина судьба: её счастливое число – 7. Палата № 7!

Глава вторая
Знакомство

Марь Ивановна сразу ввела Машку в курс дела, провела по отделению: везде цветы, картины, мягкие диванчики, креселки, чирикают попугайчики, огромные крупнолистовые растения в ящиках-горшках, камин, телевизор.

Машка почувствовала себя комфортно, по-домашнему. Всё уютно и чисто. Несколько холодильников на всё отделение, два душа и, естественно, удобства. Выдали постельное бельё, и пошла Машка устраиваться.

В пустой палате оказалось пять кроватей. Машка выбрала свободную, постелила постель, разложила вещи, предварительно протерев тумбочку (всё как у всех), и почувствовала себя на своём месте. Это очень важно – чувствовать себя на своём месте. Да! И ещё быть кому-то нужным! Машка погрузилась в размышления, наслаждаясь тишиной.

Она думала о том, что в последнее время ей почти не удавалось побыть в тишине наедине со своими мыслями, помедитировать, погрузиться в то состояние, когда мысли текут сами по себе, внезапно возникая из ниоткуда в усталой голове, и исчезают в никуда. Иногда, кстати, возникают очень мудрые мысли и хорошие идеи и даже делаются серьёзные открытия в чисто человеческом плане. Это касается и отношений, и дальнейших действий.

Покой души и умиротворение – вот суть нашего бытия, принятие ежесекундного с радостью, с целью наполниться, напитаться жизненной силой для духовного роста и физического здоровья. Принятие самого себя с любовью, безоговорочно целиком и полностью – это первостепенно и очень важно для гармоничного существования в этом мире, ибо мы есть частички всего сущего, а сущее и есть Бог!

Так думала Машка, и к ней подкрадывалось умиротворение.

Тем временем в палату вбежала девушка. Машка ей улыбнулась и поздоровалась:

– Мария.

– Лена, – ответила та. – Ну вот, нашего полку прибыло.

– А сколько вас? – поинтересовалась Машка.

– Четверо, да только я после выходных выписываюсь. Там, в углу, Надя, напротив Света. А вот здесь, рядом с тобой, женщина, но она за десять дней слова не сказала, неразговорчивая она. Сейчас на выходные всех домой отпускают, девчонки уже ушли, а эта остаётся, будете вдвоём молчать, – засмеялась Лена.

– А я и сама не прочь помолчать, устала от беготни этой, – ответила Машка.

Открылась дверь, и вошла невысокого роста хмурая женщина лет пятидесяти пяти, с темными короткими волосами, в трикотажной кофте и спортивных брюках.

Машка посмотрела в её серо-голубые глаза и улыбнулась:

– Маша.

– Валя, – ответила та.

– Варя? – переспросила Машка.

– Да нет, Валя, Валентина Луганская, – улыбнулась женщина в ответ, и в глазах её Машка уловила искорку. Вот и ладно, всё будет хорошо, разговорим, подружимся. Машка всегда могла поладить с любым и каждым, не выносила только хамства и пьянства, и никогда не лезла первая в дружбу с малознакомыми людьми.

Начинались июньские праздники, некоторых пациентов отпускали на эти три нерабочих дня домой, поэтому Надя и Света уже уехали, а Лена собирала сумку и минут через двадцать тоже ушла.

И вот Маша с Валентиной вдвоём. Машка осталась без обеда, её как раз принимали в это время, но с собой заботливая доченька сунула ей сок и булочку. Так и перекусила.

Меж тем разговор-то потихоньку клеился. Машка легла, с утра была на ногах, оказывается. Тело приятно расслабилось. Валентина тоже прилегла напротив, так, что они смотрели друг на друга. Валя спросила:

– Ты не обедала?

– Нет, – ответила Машка, оценив заботу. – Да и не очень хочу, перекусила вот, да и ужин, наверное, скоро.

– Угу.

– А как народ в палате? Настроение вообще?

– Да, ты знаешь, я особо с ними не общаюсь, лежу десять дней, три-четыре дня из них проспала…

– Проспала?

– Да, все спят, от препаратов, ну, лекарства специальные дают, чтобы расслабить организм вначале. И ты будешь спать! – Валентина замолчала.

Машка представила, как же она будет делать всё в сонном состоянии, если даже столовая находится в другом корпусе, и туда три раза в день нужно ходить, и ходить, заметьте, надо не только туда. Но её внутренний голос подсказывал ей, что всё будет хорошо, и она продолжала:

– Вообще-то я не против поспать, меня и надо успокоить, нервная система на пределе, постоянно идут гипертонические кризы, да ещё и потрясывает, знобит, – улыбнулась Машка и заметила заинтересованность собеседницы, ещё не понимая причины.

– И что, как тебя трясло, расскажи, какие были ощущения? – перебила Валя.

– Ну, как будто внутри всё сводит судорогой и волны адреналина по телу… А почему ты спрашиваешь, что, у тебя тоже так было? – теперь удивлена Машка.

– О! У меня ещё как было! Всё пошло с живота, как будто кишки проснулись и стали танцевать ламбаду. А через какое-то время заплясало и всё тело. Давление зашкаливает, сбить ничем не могу. И стали меня лечить по телефону родственники, так как я была не в Москве, а в гостях в другом городе. Караул! Сейчас смешно, а тогда было не до смеха, потому что в «скорую» не удалось дозвониться, ведь посёлок, где я была, находится вдалеке от города. Я заметалась, от этого давление не снижалось, а потом начало прыгать, как зайчик. Чувствую, помощи никакой… И тут мне страшно захотелось жить! Не помню, сколько я промучилась и приняла всяких таблеток, но наконец приехали мои родственники и решили вопрос с отправкой в Москву, к дочери. В рейсовом автобусе я чувствовала себя «прекрасно», так как моя внутренняя тряска совпадала с тряской автобуса. Помню каждую кочку и даже ухабы на своём пути. При въезде в Москву я была уже нетранспортабельна, но ещё сорок минут мужественно сидела на чемоданах около автовокзала и ждала, когда за мной приедут.

Дома я стала реветь на всю квартиру, как белуга, от всего пережитого и смеяться от радости, что вижу дочь и внуков. Потом на «скорой» увезли в ближайшую больницу, а из больницы по направлению – в клинику неврозов. Как ни странно, кроме проблемы с кишечником, все анализы были в норме. Ой! Заболтались мы с тобой, – всплеснула руками Валя, – ужинать пора.

После ужина Машка получила первую порцию таблеток и укол. День завершался спокойно, с уверенностью, что она в нужном месте, в нужное время. Диагнозы Машки с Валентиной были похожи, это давало надежду, что она не одна такая особенная. А панические атаки, как заверил Машку доктор: «Мы вылечим!»

Ура! Лекарство начало действовать, и Машка первый раз за последнее время уснула сразу же, как голова её коснулась подушки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное