Елена Тимофеева.

Путь наверх. Книга первая. Воительница



скачать книгу бесплатно

– Той зимой, в месяц вьюжень, – ответил колдун.

– Я не знала тебя до этого часа, – уверила его Демира, – и прежде никогда не ступала в твои владения.

– Истина, – кивнул он, – это я ступил на твою территорию.


И поскольку взгляд его гостьи выражал полнейшее недоумение, колдун пояснил:

– Ты не добила тогда раненого волка, ты принесла его на руках в пещеру, ты зашила его рану, дала ему еды и воды; ныне я плачу тебе свой долг, а ты ничего не должна мне.

– Волк? Волк – ты? – холодея, спросила Демира, вспоминая страшные сказки об оборотнях, что сказывал долгими зимними ночами седой и скрюченный прадед в её далёком детстве.

Он отвернул ворот своей чёрной рубахи, низко наклонился, и к ужасу своему она увидела белый шрам у основания его шеи, и вспомнила, как смотрела вчерашней ночью на кроваво-жёлтый диск полной луны, низко висящий в безоблачном ясном небе.

Арий Конрад выпрямился, и на долю мига воительница успела заметить жёлтый волчий отблеск в его холодных серых глазах.


Оборотень! Зверь! Побратим нечистой силы! Липкий ужас придавил Демиру каменной плитой к ложу, кончики пальцев похолодели, лоб покрыла ледяная испарина.

– Я не причиню тебе вреда, дитя Солнца, – в третий раз повторил магистр, – когда ты почувствуешь в себе силы сесть на коня, ты покинешь мой дом. А теперь тебе нужно выпить это, – и он протянул девушке серебряный кубок с тёмным зельем, издающим пряный дурманящий аромат.


Демира настолько была раздавлена слабостью, болью и суеверным страхом, что не нашла в себе силы приподняться. Тогда магистр поднёс кубок к её губам, но, хотя пить хотелось сильно, девушка отвернулась и плотно сжала губы.

Красиво очерченные брови магистра сошлись над переносицей, он запрокинул голову и коротко сдавленно засмеялся.

– Ты заставила волка есть со своей руки, и волк ел, чтобы выжить. Ныне ты будешь пить с руки волка, если хочешь жить, – холодно отчеканил он и, приподняв Демиру за плечи, поднёс к её губам питьё.

И когда она глотала горькое зелье, ей на мгновение показалось, что не белая костлявая рука держит кубок, а огромная волчья лапа с длинными, изогнутыми, чёрными когтями.

Воительница зажмурилась, мотнула головой, отгоняя наваждение, а когда вновь открыла глаза, рука, державшая серебряный кубок, была обыкновенной человеческой рукой с длинными тонкими пальцами, не костлявая совсем, разве бледная – и только.


Как долго носило Демиру по свинцовым волнам этого тяжёлого сна, она того не ведала. Выпив колдовского зелья, она рухнула в бездну без конца и начала, без звука и света, чёрную, ровную, незыблемую.

– Хозяин, не оставляй меня больше с нею! – вопил по ту сторону бездны чей-то испуганный голос. – Она умирает! Она бредит и в бреду говорит страшные вещи!

– Она не умрёт, – насмешливо отвечал низкий, знакомый голос, – она не прошла всего пути.

Демира мечется по постели, пытаясь вырваться из цепких объятий Гипноса.

– О, хозяин! – шепчет полный тревоги  первый голос. – Она так молода и так прекрасна! Моим очам больно зреть, как эти раны уродуют её совершенное тело! Бедняжка!

– Ха-ха-ха! – смеётся отрывистым сухим смехом тот, другой. – Уж не влюбился ли ты, Арефа?

– О, хозяин! – вздыхает первый голос. – Она даже не взглянет на меня!

– Взглянет, отчего же! – хохочет второй голос. – И только!


Ледяные пальцы касаются лба Демиры.

Судорожно вздохнув, она открывает глаза, видит расплывчатым пятном бледное лицо Арий Конрада, мрачный взгляд его застывших серых глаз; он кладёт холодную ладонь на её грудь, шепчет звучным клокочущим шёпотом:

– Инфламма! Риторна!


Облако густых благовоний окутывает раненую, и в этом облаке она видит другое лицо, восемнадцатилетнего юноши, с чёрными, спадающими на лоб кудрями, живыми, полными огня карими глазами и румянцем во всю щёку. Он с тревогой смотрит на неё и, увидев, что она открыла глаза, облегченно вздыхает.

– Видишь, Арефа? – удовлетворённо говорит магистр. – Свою жизнь она не ценит ни в динар, но не ей решать, когда уйти. Каждый должен пройти свой путь. А теперь дай ей поесть.


Юноша поднёс к губам Демиры чашку с похлёбкой, но она, хотя ничего не ела уже несколько дней, не разомкнула губ.

– Хозяин, – озадаченно проговорил юноша, – она не хочет есть. Должно, невкусная похлёбка? Может, я забыл чего положить? Корешков забыл?

– Кишков лягушачьих забыл! – передразнил его Арий Конрад. – Она не ест, потому что думает, что ты намешал в своё варево червей и жаб. А колдуны не едят червей и жаб, они лишь пьют в полнолунье кровь девственниц.

– Скоморох базарный! – хрипло проговорила Демира и, взяв слабой рукой из руки юноши миску, глотнула из неё.

Арефа побледнел так, что его румяное лицо стало бледнее лица магистра.

– Мессир, – прошептал он, – она сказала…

– Меня мутит от запаха еды, – внятно и чётко произнесла Демира, хотя голос её звучал слабо, – когда я смогу есть, я съем и червей, и жаб, и всё, что дадите, – и сунула миску обратно Арефе в руки.

Арий Конрад в упор смотрел на дерзкую воительницу, пряча улыбку в уголках жестоких надменных губ.

– Голова её стоит десять тысяч динариев, – изрёк он, – присматривай за ней, Арефа, – велел колдун и вышел из кельи.


– Десять тысяч динариев! – повторил вслед за ним ошеломлённый юноша. – Такова цена за твою голову? Это правда?

– Почему ты зовёшь его хозяином? – спросила тихо Демира, с трудом перекатывая по постели тяжёлую голову. – Ты служишь ему?

– Магистр Арий Конрад воспитал меня, – ответил Арефа, – моя мать была уличной женщиной. Роды застали её в лесу. Когда мессир нашёл меня, она была мертва. Он подобрал меня младенцем, выходил, вырастил, и я предан ему душой и телом.

– О да! – с трудом улыбнулась Демира. – Лучший способ заполучить верного пса – это приручить его щенком.

– Магистр заменил мне отца! – возразил оскорблённый Арефа.

– Да ведь он молод! – не поверила воительница. – Если он воспитал тебя, то должен быть в летах!

– Магистр живёт уже третий век! – сказал юноша. – Ему известен секрет вечной молодости.

– А бессмертия? – не удержалась от вопроса Демира.

– Увы, мессир смертен, – печально вздохнул Арефа, – но он сумеет найти секрет бессмертия, – добавил уверенно.

– Слишком скучно быть бессмертным, – губы раненой сложились в презрительную усмешку, – гоняющийся за вечной жизнью и боящийся смерти труслив и смешон.

– Не говори так! – побледнел ученик магистра. – Арий Конрад не знает страха! В его груди сердце льва!

– Лев тоже собака! – зевнула Демира и, не видя, как вскинулся Арефа, спросила:


– Колдун поручил меня твоим заботам. Как долго его не будет?

– Сколько обычно длится месса на горе Кулаберг? – сам себе задал вопрос юноша. – Дня три, редко, чтоб подолее.

– Надо поправляться и уезжать отсюда, – пробормотала Демира и, взяв миску, которую Арефа так и держал в руках, давясь, через силу глотнула из неё несколько раз.


Всяк слыхал про то проклятое место – чёрную гору Кулаберг, обиталище Аримана – Князя Тьмы. Туда не то, что человек – дикие звери не смеют ступать, там не растёт ни одного дерева, и ни одна птица не смеет подняться над её вершиной.


Мистический Орден Сов! Три века назад его рыцари бросили вызов Ормузду – Богу Света, пытаясь выкрасть у его жрецов Книгу Бессмертия и приготовить эликсир вечной жизни, дарующий безграничную власть в Новом мире. Согласно преданиям, Совы потерпели поражение в неравной битве с Ангелами Света. Те, кто остались в живых, не смогли найти дороги обратно из Белой Пустыни, и в наказание за свою гордыню вечными тенями обречены скитаться по раскалённым пескам. Лишь Арий Конрад чудесным образом избежал кары, обрёл секрет вечной молодости и полон-таки решимости обмануть Ормузда и завладеть Книгой Бессмертия.


Этот живой призрак рождал в Демире неизъяснимый трепет; своим могуществом, властью над необъяснимым против воли притягивал к себе. Он умел управлять временем, владел секретом вечной молодости, легионы демонов подчинялись одному взмаху рукава его красного плаща. Грозный и прекрасный, надменный и величественный, презрительный и равнодушный, Арий Конрад не мог не вызвать к себе интерес.


К вечеру того же дня Демира нашла в себе силы подняться с постели, оделась и заплела косы. Арефа поил её какими-то мерзостными отварами, нестерпимо-горькими, скулы сводящими, но эти зелья возвращали её к жизни.


Ночью она спала спокойно, без кошмарных сновидений, а к исходу дня даже смогла выйти из чертогов колдуна к свету.


Солнце клонилось к закату. Демира и Арефа стояли у подножия скалы – жилища Арий Конрада и смотрели на медленно опускающийся за кромку чёрного леса огненный шар. Красные отблески лизали вершины деревьев, в лучах заката небо казалось багрово-фиолетовым. Солнце золотило длинные ресницы Демиры, придавая её взгляду кроткую нежную прелесть. Природа готовилась ко сну. Всё вокруг дышало чистотой и покоем и даже не верилось, что вот здесь, в этой скале – обитель чёрного мага, переплетение подземных галерей, где вальсируют призрачные фантомы, радуясь завершающей стадии мессы на Кулаберге.


Следующим днём Демира совсем оправилась. Раны затянулись и почти не болели, слабость постепенно отступала. Арефа расстарался: сварил на ужин такую похлёбку из зайчатины, что можно было вместе с ложкой её съесть. И поев её, девушка почувствовала, как в её раненое тело возвращаются и прежняя ловкость, и гибкость, и сила.

– Хочу спросить тебя, Арефа, – сказала Демира, – наёмники визиря Аль Магруфа, что гнались за мной, что с ними сталось?

– Ты поела? – спросил юноша.

Демира кивнула.

– Следуй за мной, – велел он, поднимаясь из-за стола.

Она прошла вслед за ним по коридору, затем он отворил находившуюся сбоку потайную дверь, и Демира увидела ведущую вниз каменную винтовую лестницу. Арефа снял со стены факел и взял её за руку.

– Не оступись.


Опираясь на горячую, вздрагивающую от волнения руку юноши, Демира осторожно спустилась вниз и вошла следом за ним в сырой промозглый зал, освещаемый дюжиной лампад. Ароматное масло горело ровным светом в тщательно отполированных человеческих черепах.

Волосы зашевелились на голове – слухи слухами, но теперь она сама видела, что являет собою магистр Ордена Сов. Их было двенадцать! Двенадцать вооружённых до зубов головорезов, каждый из которых одним взмахом сабли мог разрубить противника пополам.

– Арефа, – глотая тошноту, тихо спросила Демира, – колдун отсёк им головы и выпотрошил их черепа?

– Мне про то неведомо, – отозвался юноша, спокойно поправляя фитиль в одном из светильников, – мессир принёс тебя, раненую, беспамятную, бросил мне под ноги мешок с этими черепами и велел сделать из них лампады. В эту же ночь он спустился в этот зал и зажёг их взглядом – все двенадцать. Потом долго стоял посреди зала, скрестив на груди руки, и от тела его шёл еле зримый голубой свет. Потом он сказал: « Видишь, Арефа, как горит масло в этих светильниках? Так же горят в аду души тех, кто хотел погасить этот солнечный луч».

– Солнечный луч – это я? – изумилась Демира.

– О да, – ответил Арефа, с тихим благоговением глядя на неё, – и хоть очи твои чёрны, как безлунная ночь, в них живой ясный огонь. Косы твои пахнут залитой светом травой, все краски солнца играют на твоём лице. Ты истинно дитя Солнца. Не Луны.

Демира вздохнула. Цветистые речи из мужских уст не ласкали её гордыню, не трогали слух, скуку лишь вызывали. Она молча прошла в середину зала, где стояла огромная, под потолок, позолоченная статуя богини Гекаты. Много усилий, наверное, пришлось приложить, чтобы доставить сюда этого исполина. А может, колдун плавит золото здесь, ещё глубже, под землёй?


У подножия статуи был сооружён массивный каменный жертвенник, пятна засохшей крови темнели на нём, и воительница ощутила нестерпимое желание поскорее уйти отсюда, подняться из этого подземелья к свету. Она нашла взглядом каменные ступени и стала медленно подниматься вверх. Арефа догнал её, взял за руку и помог выйти. Юноша прожил с Арий Конрадом всю жизнь, с рождения, и ничто не смущало его в этих отшельничьих покоях, а у Демиры всё увиденное вызывало смятение. Когда они вышли из каменных чертогов, её ещё долго сотрясала внутренняя дрожь.

– Улететь бы птицей, – тихо молвила Демира, глядя в серую прозрачность осеннего неба.

– Твой конь пасётся по ту сторону горы, – отозвался Арефа, – ты можешь уехать, когда захочешь.

– Завтра, с первым лучом рассвета, – решила она.

Юноша смотрел на неё, и печаль таилась в его взгляде.

– Далёк твой путь? – с усилием спросил он.

– О да, – взгляд Демиры, устремлённый вдаль, был отрешён и холоден, – я пересеку Киммерию и двинусь на Север. Там я найду своё королевство. Я верю, что где-то оно есть – моё королевство.

– А король? – голос Арефы звучал совсем безжизненно.


Демира повернулась, смерила его тяжёлым взглядом и уголки её красивых, чуть полноватых губ приподнялись в презрительной полуулыбке.

– Зачем король, Арефа? Я буду королевой, а не забавой короля.

– Дух твой твёрд, взгляд ясен, руки ловки, ноги быстры, ум остр – ты будешь королевой, – заключил ученик магистра.

– Не возьму тебя с собой, – отрубила Демира, – не люблю рабов.


Арефа молчал, глядя, как танцует ветер в опавших листьях.

– В хрустальном шаре ты видишь этот мир, – напомнила воительница, – у каждого свой путь. Служи магистру, и, возможно, он поделится с тобой секретом бессмертия.


В глазах юноши сверкнул странный огонёк, губы дрогнули, но он не произнёс ни слова. Демира подошла ближе и положила ему на плечо руку. Взгляд её потеплел.

– Ты заботился обо мне. Я буду помнить.

– И я тебя никогда не забуду, – эхом отозвался Арефа.


Когда совсем стемнело, они разожгли костёр и пекли на огне лесные яблоки, нанизав их на тонкие прутики. Луна пошла на убыль и смотрела на них из-за облаков хитро прищуренным оком. Воздух, наполненный полынной горечью, запахом прелой травы, ещё хранил тепло осеннего дня, дурманил, кружил голову. Тихо потрескивали янтарные уголья, и далеко за лесом, в болоте, заросшем осокой, тоскливо кричала выпь.


Демира сидела близко к костру, натянув на голые колени рубаху и обхватив их руками. Отблески пламени бросали золотые тени на её задумчивое лицо. Тяжёлые косы чёрными змеями спускались по спине, поблёскивая золотыми искорками в свете костра. В них девушка вплела маленькие жёлтые цветочки, что цветут в лесу до поздней осени – их бережно собрал для неё днём Арефа.

Они молчали. Магия ночного леса была так сильна, и единение с природой было настолько тесным, что вмешаться живым словом – значило сломать хрупкую гармонию.


В небе трижды ухнул филин, и эхо зловещим многоголосьем повторило его полночный клич. И едва стихли последние отзвуки, как приглушённый опавшей листвой, послышался топот копыт, и из леса на полном скаку вылетела чёрная, словно из царства мрачного Аида, лошадь. Её длинная грива, встрёпанная ветром, искрилась, точно наэлектризованная молнией, глаза полыхали красным пламенем, а копыта – прежде Демира не видела ничего подобного – были золотыми.

Верховой в чёрном плаще осадил коня перед самым костром так резко, что тот взвился на дыбы, показав всю силу и грацию неукротимого животного. Всадник сбросил капюшон – и Демира узнала магистра Ордена Сов Арий Конрада.

– О, ты совсем оправилась, – голос колдуна звучал глухо, словно тело его уже перенеслось сюда, а сознание ещё находилось там, на вершине Кулаберга, – когда отправишься в путь?

– На рассвете, – ответила Демира.

– Хватит ли тебе сил? – глаза цвета расплавленного олова смотрят на неё в упор.

– Да, – последовал решительный ответ.


Арий Конрад медленно повернул голову, оглядел ночной лес, словно раздумывая о чём-то, потом властно крикнул:

– Карфакс!

Вдалеке послышалось знакомое ржание, топот копыт, и к пещере прискакал палевый жеребец Демиры, стройный, сильный, быстрый, как ветер.

– Карфакс! Мой верный! Мой славный! – Демира подошла к коню, похлопала по боку, погладила. Жеребец всхрапнул, потянулся к хозяйке, ткнулся бархатной мордой в плечо.

– Довольно нежностей! – одёрнул её Арий Конрад. – У нас мало времени. Пока ночь не повернула на день, нужно доехать до священного источника и искупаться в его водах. Это вернёт тебе силы. Едем.

Демира не спорила. Привычным движением вскочила на спину неосёдланного коня, в раненом боку кольнуло болью, и девушка закусила губы, сдерживая стон.

– Вперёд, Карфакс! – и палевый послушно поскакал вслед за чёрным конём магистра.


Они пересекли лес в полном молчании. Потом пошли скалы – в свете убывающей луны они казались голубыми. Узкая лесная тропа – двоим не разъехаться – в этом месте ещё более сужалась, делала крутой поворот, и конь на полном скаку выносил всадника на берег небольшого лесного озера. Неукротимый водопад обрушивался в него с отвесной скалы. Внизу в скале вода промыла грот, и пенный поток падал перед ним отвесной стеной, а сбоку, разбиваясь о камень, ронял воду легко и мягко.

Всадники спешились, отвели коней на поляну, оставив щипать последнюю желтеющую траву, и вернулись к озеру. Демира сняла высокие кожаные сапоги, ступила в воду. Ступни обожгло холодом – до чего студёная, но девушка даже не поморщилась.

Арий Конрад стоял на мокром песке, откинув капюшон чёрного плаща и скрестив на груди руки.

– Разденься, – велел он низким приглушённым голосом, – расплети косы и сними повязки. Целебные воды источника, что бьёт из этой скалы, залечат раны и дадут твоему телу силу и твёрдость этих камней, мудрость и мягкость этого озера, чистоту этого ветра.

Демира миг поколебалась, но взгляд магистра был настолько бесстрастен, что она отбросила смущение, стянула через голову полотняную рубаху и принялась снимать повязки. Раны затянулись и заживали быстро, прежняя сила возвращалась в тело.


В озере купалась луна, пересекая его серебряной дорожкой. Демира прошла по отмели к гроту, на ходу проворно расплетая косы. Тряхнула волосами, расправляя их, и на одном дыхании шагнула под холодный поток. Дух перехватило, девушка встрепенулась всем телом, и тот час же ей стало жарко, кровь быстрее заструилась по жилам, щёки вспыхнули румянцем, глаза заблестели живым влажным блеском. Вода и впрямь была волшебная – вливала крепость, несла исцеление. Забыв о присутствии магистра, Демира подняла вверх руки, потянулась к потоку навстречу, гибкая, стройная, безупречно красивая. С наслаждением подставила лицо холодным струям, закрыла глаза, растворяясь в шуме падающей воды.

Она забыла обо всём на свете под чудотворным потоком, и в себя её привело, как и тогда в пещере, ощущение тяжёлого пронзительного взгляда. Демира вздрогнула всем телом, открыла глаза и обернулась так резко, что мокрые волосы взлетели полукругом и смачно шлёпнули её по спине. Рука неосознанным инстинктивным движением скользнула к бедру, где обычно висел в кожаных ножнах тяжёлый кованый меч, но в ту же секунду воительница осознала свою оплошность и опустила руку.


Громкий ироничный хохот многократным эхом пронёсся в скалах и замер где-то вдали, оборвавшись на самой высокой ноте. Демира вышла из воды, на ходу выжимая волосы, и подошла к магистру почти вплотную, мельком отмечая, что ростом приходится чуть выше его плеча. А ведь она не коротышка, статная, атлетично сложенная.

– Не очень-то мне по душе быть посмешищем, – процедила Демира, яростно отбрасывая назад мокрые волосы.

– Смеюсь я редко, – ответил Арий Конрад. Голос его звучал холодно, но в серых, пристально глядящих на неё глазах, вспыхивали задорные искорки, – я не осмеивал тебя, – добавил с полуулыбкой магистр, – оденься, замёрзнешь, – он наклонился, поднял с песка полотняную рубаху и протянул её Демире.


Интересно, сколько женщин перебывало на его ложе, что он так спокойно, не меняясь в лице, взирал на её обнажённое тело?

В любви и на войне Демира была безумна, и после смертной битвы отдохнуть, напившись допьяна в мужских объятиях, было для неё привычно. Утром уходила, не оглядываясь, не смущаясь, не сожалея, не привязываясь. Но никакие силы не столкнули бы её в объятия Арий Конрада – этого бесстрастного, мрачного колдуна. Хотя – она уверена – они могли бы быть весьма жаркими.


Воительница надела толстую рубаху, обулась, откинула на спину тяжёлые от воды волосы. Рубаха облепила влажное тело, подчёркивая все его линии. Арий Конрад по-прежнему не сводил с неё глаз.

– Ты любишь оружие? – спросил он.

– Да, – Демира всегда отвечала на прямо поставленный вопрос так же коротко и прямо.

– Ты слышала о Разящем Без Промаха Мече, что закалён в пламени Ада?

– Слышала, – последовал ответ.

– Хочешь владеть им? – медленно проговорил магистр, испытующе глядя на неё.

– Что я должна делать? – спросила воительница.

– Ты отправишься со мною за семь перевалов, в пустыню Яхтан – в Белую Пустыню, туда, где святилище Ормузда граничит миры на Этот и Иной. Спустившись в святилище, ты овладеешь Мечом.

– А что получишь ты? – поинтересовалась Демира.

– Книгу Бессмертия, – спокойно ответил Арий Конрад.

– Чтобы завладеть миром? – уточнила воительница. Едва заметная усмешка скользнула в её голосе.

– Там видно будет, – уклончиво отозвался магистр.

– Нет, – Демира покачала головой, – эти игры не по мне. Найди другого спутника.

– Мой выбор пал на тебя, – отрезал колдун.

– Я не хочу биться с Воинами Света за Дьявольский Клинок, – пояснила Демира, – я молода, я мало видела мир, и я хочу найти в нём своё королевство.

– Тогда тебе тем более необходим Разящий Без Промаха Меч, – кивнул Арий Конрад, – без его помощи тебе не стать королевой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное