Елена Тебнёва.

Тяжело в учении



скачать книгу бесплатно

Интересно, насколько эта компания стукнута на голову? Продолжают ли преследовать или же никто за мной и не гнался? Не зря говорят, что у страха глаза велики – во время панического бегства мне слышался нарастающий топот, а о том, чтобы оглянуться и проверить, и речи не шло.

Так или иначе, но в Школу возвращаться нельзя. Что-то подсказывает – новые знакомые не из тех, кто спускает с рук насмешки в свой адрес. Как пить дать у ворот караулят.

Я горестно вздохнула и уткнулась лицом в колени. К прискорбию, мое место в пищевой цепочке Нарл определил совершенно точно. Да и на что еще может рассчитывать слабое, одинокое существо, не умеющее отстоять свои права кулаками?!

Я зло всхлипнула, провела ладонью по защипавшим от слез глазам. Мое обычное везение…

– Эй, ребенок, ты чего? – хрипловато раздалось прямо надо мной, и я подскочила как ужаленная.

– Уй! – зашипел кто-то. – Осторожнее нельзя?!

– Сам полез! – дрожащим от невыплаканных слез голосом выкрикнула я, разглядев в полумраке высокого белобрысого парня, со страдальческим видом потирающего челюсть.

Неплохо я его приложила собственной макушкой…

– Так чего ты здесь делаешь? – подозрительно быстро забыв про ушиб, воззрился на меня белобрысый. – Эй, да ты ведь наша!

– Я своя собственная, – шмыгнула носом я.

– Я имею в виду – из Школы, – снисходительно хмыкнул парень. – По ауре видно – Остромысл всегда так малявок метит. Первокурсница, верно?

– Верно, – буркнула я едва слышно.

– Так что, расскажешь, из-за чего слезы льешь? – задорно подмигнул белобрысый. – Хотя у вас, девчонок, чаще всего одна причина – несчастная любовь.

Это оказалось последней каплей!

– Угадал, – зло процедила я, гордо выпрямившись. – Любовь, любовь к жизни! А несчастная она потому, что некоторые личности, обделенные умом, но не силой, так и норовят нас разлучить!

Белобрысый нахмурился и с очень нехорошими интонациями спросил:

– Так это тебя Нарл со товарищи ищут?

Я промолчала, настороженно следя за парнем. Чего так вскинулся? Неужели и он из той же банды?!

– Ну и дела, – удивленно присвистнул он, беззастенчиво разглядывая меня. – Ты что, на любимую мозоль ему наступила?

– Забыла уточнить насчет любимой, – огрызнулась я.

– У Нарла они все любимые, – усмехнулся белобрысый. – Что ты ему сказала? Или сделала?

– Не твое дело, – недружелюбно прищурилась я.

– Да у тебя талант! – не обратил внимания на грубость парень. – Раньше Нарл за девчонками не охотился…

– Все когда-то бывает впервые, – раздраженно выдала я банальную истину. – И что дальше? Так и будешь стоять и пялиться? Или же выдашь своему дружку?

– Нарл мне не… – начал было парень, но тут в переулке раздался топот и послышались злые голоса.

Обреченно пискнув, я мышкой юркнула в щель между двумя деревянными ящиками и даже дышать перестала. От ужаса не сообразила, что мои метания по меньшей мере смешны – стоит только белобрысому указать, где именно я прячусь…

– Опять ты! – Услышав голос Нарла, я обреченно зажмурилась. – Не видел здесь мелкую деваху? Худющую, беловолосую?

– Не видел, – лаконично ответил парень и посоветовал таким тоном, что у меня вдвое прибавилось мурашек: – Шел бы ты отсюда, Нарл, не дай боги, еще мое задание по твоей милости сорвется…

Громила досадливо сплюнул и, судя по быстро стихшему топоту, убрался из тупичка.

– Эй! – тихо позвал блондинистый спаситель. – Вылезай, они ушли.

Я завозилась и, опасливо втянув голову в плечи, выползла из-за ящиков.

Как ни странно, они действительно ушли. Боюсь только, что недалеко…

Грустно вздохнув, я нерешительно осмотрелась вокруг. Увиденное, даже с учетом сгущающихся осенних сумерек, ничуть не вдохновляло, но идея переночевать здесь нравилась мне гораздо больше, нежели перспектива попасть в лапы обозленным хулиганам.

– Ты чего? – поразился белобрысый, когда я мрачно и гордо уселась на перевернутый ящик.

– Ничего, – буркнула я, искоса глянув на него.

Сейчас, когда страх отступил, удалось разглядеть гораздо больше – худощавое лицо, длинноватый прямой нос, ямочка на подбородке, необычного разреза темные глаза. Странное сочетание, но отнюдь не отталкивающее. Парень озадаченно нахмурил темные брови, а потом понимающе хмыкнул и неожиданно протянул руку:

– Ясно, боишься. Идем, провожу.

– С чего бы это? – насторожилась я, ибо твердо усвоила, что никто и пальцем для тебя не пошевелит за простое «спасибо».

Парень тяжело вздохнул, смотря с откровенной жалостью:

– И как ты на свете-то живешь, такая недоверчивая?

– Потому и живу, что недоверчивая, – поправила я.

– Что ж, – он усмехнулся и отвесил поклон, – не смею настаивать. Спокойной ночи, ребенок. Постарайся не простудиться – наши целители всегда рады замучить неосторожно заболевшего пациента!

Я хмуро показала язык его удаляющейся спине.

На душе было мерзко. Хотелось плакать. От жалости к себе и обиды на весь мир.

Становилось все темнее и темнее. Холодало, тонкая куртка не могла согреть, но я упрямо куталась в нее, сжавшись на облюбованном ящике в маленький дрожащий комочек. Ничего, ничего, уговаривала я себя. Не в первый раз, в конце концов. Доводилось на улице спать, и ничего, до сих пор жива… Наверное, это оттого, что меня не баловали. Я всегда была сама по себе. Как сорняк, который и выбросить бы надо, да все руки не доходят…

Я всхлипнула, зло вытерла глаза рукавом и упрямо закусила губу. Не буду плакать! Не из-за чего. Подумаешь, понадеялась, что здесь все будет по-другому… С чего я вообще это взяла?! Я всегда была одиночкой, одиночкой и останусь. Да, я не доверяю людям, так ведь не без оснований! От людей ничего хорошего ждать не нужно. Иначе вряд ли бы я сидела сейчас в холодном грязном тупике, чувствуя, как постепенно замерзают промокшие в попавшейся на пути луже ноги…

Когда стемнело окончательно, я все-таки не выдержала и решила вернуться в Школу. Вряд ли эти ненормальные до сих пор бродят по улицам. Наверняка сидят в теплых комнатах, попивая горячий чаек…

Обиженно шмыгнув носом, я спрыгнула с насиженного места и едва кулем не свалилась на землю. От долгого пребывания в одной позе тело занемело, и сейчас застоявшаяся кровь бодро бежала по сосудам, неприятно покалывая их. Морщась и ругаясь вполголоса, я кое-как растерла затекшие руки-ноги и медленно, кривясь при каждом шаге, побрела к Школе. Вроде бы до полуночи еще далеко, ворота должны быть открыты. А если нет… Значит, судьба такая.

Несмотря на опасения, мне повезло. То и дело казалось, что за мной следят, но на улицах меня никто не подстерегал, а ворота и не думали закрываться. На радостях я приободрилась и, потеряв всякую осторожность, почти вприпрыжку подошла к крыльцу жилого корпуса.

Там-то меня и ждали. И, судя по просиявшей физиономии, с большим нетерпением. Дружок Нарла улыбнулся мне, как родной, и поднялся со ступеньки, неторопливо разминая руки. Я испуганно застыла, не зная, что делать – бежать или кричать. Когда подручный неприятеля подошел почти вплотную, а я решила, что не возбраняется одновременно делать и то и другое, ситуация резко изменилась. За спиной колыхнулась какая-то тень, и лицо отморозка заметно побледнело. Процедив сквозь зубы грязное ругательство, он метнул на меня недобрый взгляд – и испарился.

Я медленно выдохнула и обернулась.

Никого не было. Лишь за углом на мгновение мелькнуло что-то светлое. Пожав плечами, я торопливо скользнула в приоткрытую дверь. Думать, что меня спасло на этот раз, не хотелось.

Глава 6
Лантэлия

Бывают люди, при встрече с которыми представление о мире переворачивается вверх тормашками…

Из размышлений философа, попавшегося разбойникам и висящего на дереве вниз головой

Завтрашний день обещал быть поистине великим. Мало того что первый учебный, так еще и волнительный для новичков, не знающих, во что умудрились впутаться…

Первое занятие по некромантии. Наглядно-ознакомительное, как загадочно значилось в вывешенном в холле расписании.

«Лион Ривенс, мастер второй ступени посвящения», – прочитала я накануне в том же расписании, в графе «преподаватель».

Воображение радостно встрепенулось и живо набросало портрет худощавого, подтянутого старикана с хищным профилем, цепким взглядом темных глаз, сверкающих из-под кустистых бровей, конечно же седых, как и длинные волосы, ниспадающие на черный балахон.

Нервно сглотнув, я поскорее срисовала расписание себе в тетрадь и присела на ближайший подоконник, размышляя о грядущем событии. Со старшим наставником, курирующим некромантов, наш курс познакомили сегодня. Мастер Милон Малик не произвел на меня впечатления, разве что своим роскошным серебристым хвостом, стянутым на затылке кожаным ремешком. Ну какой из него некромант? Эльф – он и есть эльф, как его ни назови. Молодой, циничный, непрошибаемый, правильный до кончиков ухоженных ногтей. Скучно! Так что все надежды вкупе со священным ужасом возлагались на непосредственного наставника, коий еще нам не показывался. Наверное, чтобы не пугать раньше времени. Вторая группа, существование которой стало для меня неожиданностью, тоже не видела своего мастера и точно так же строила предположения, одно страшнее и притягательнее другого.

Старшекурсники на робкие расспросы лишь снисходительно посмеивались, храня таинственное молчание. Лукавые взгляды ясно свидетельствовали, что наши муки любопытства были им хорошо знакомы.

Мимо моего подоконника прошла группа студентов, судя по вышитым на форменных куртках воронам с тремя крошечными пентаграммами под ними – некроманты, третий курс. Важные и загадочные до невозможности. Окинув парней недовольным взглядом, я вздрогнула, когда один из них задорно мне подмигнул и махнул рукой. Ах да, вчерашний белобрысый. Надо же, запомнил. Понять бы еще, хорошо это или плохо…

Я спрыгнула с подоконника и поплелась в жилой корпус, раздумывая, идти на обед или нет. Есть, конечно, хотелось – завтрак я пропустила, с другой же стороны – лишний раз ходить по коридорам совершенно не прельщало. Нарла за этот день я видела раза три и все три раза ловила такие многообещающие взгляды, что проще и безболезненнее было бы пойти и повеситься самостоятельно, не дожидаясь его помощи. И хотя он почему-то не торопился осуществить свои намерения и даже не подходил ко мне достаточно близко, в безопасности я себя не чувствовала.

Вспомнив о кульке сухарей, запрятанном в недрах сумки, я взбодрилась и прибавила шагу, чтобы мелкий противный дождик не успел промочить одежду и выданные грозным хранителем мудрости книги, не забывая бдительно оглядываться по сторонам.

К счастью, до женского крыла я добралась без приключений.

В комнате было тепло, сухо и уютно. Соседка лежала на кровати, лениво листая какой-то журнал. Мое появление заставило ее отложить чтение и окинуть меня подозрительным взглядом. Ну да, вчера я заявилась довольно-таки поздно, да еще в весьма жалком виде… Боюсь представить, что она подумала. Впрочем, какое мне дело? Я же не лезу в ее жизнь, вот пусть и она меня не трогает.

Я сгрузила книги на кровать и зарылась в сумку в поисках сухарей. Нашла пустой кулек и загрустила. Вот что бывает, когда собираешься в ужасной спешке! Вздохнув, бросила взгляд в окно, за которым мелкий дождь превратился в проливной. Есть хотелось очень сильно, но избежать встречи с Нарлом и Ежом хотелось еще сильнее, а потому я, успокоив себя мыслью о пользе разгрузочных дней, села на кровать, перебирая выданную литературу.

Прикосновения к старым, пожелтевшим страницам успокоили, а ни с чем не сравнимый книжный аромат немного приподнял настроение. Жизнь уже не казалась столь безрадостной и серой. В конце концов, завтра начинаются занятия, а это значит, что места прежним переживаниям и прочей ерунде не останется. Труднее было смириться с отсутствием обеда, но сия проблема тоже не относилась к разряду всеобъемлющих, а потому…

– Давай пить чай! – донесся до меня робкий музыкальный голосок.

Я вздрогнула, отрываясь от своего занятия, и только сейчас заметила накрытый стол и сидящую за ним девушку. Она несмело улыбнулась и указала на две чашки, полные ароматного горячего напитка. Рядом на ярко-желтой скатерти стояли вазочка с печеньем и тарелка с намазанным вареньем хлебом.

Желудок заполошно дернулся и попытался завязаться узлом, но я решительно пресекла бунт:

– Нет, спасибо! – и вновь уткнулась в книги.

– Зачем ты так? – тихо спросила соседка, и я обнаружила, что она стоит рядом, пытаясь поймать мой взгляд. – Ты вчера осталась без ужина, да и сегодня не завтракала… Ну же, я ведь угощаю!

В ее голосе было столько мольбы, что я подошла к столу и притянула к себе чашку с чаем. Девица просияла и радостно улыбнулась:

– Вот и славно! Мы ведь так и не познакомились… Меня Лантэлией зовут, можно просто Лана, а тебя Виорикой, да?

– Да. Виорика… Вики, – настороженно отозвалась я, немного ошалев от такого напора.

Пытаясь запить удивление, я сделала глоток чая и обнаружила, что он весьма и весьма хорош. А уж тонкий ломоть свежего, с хрустящей корочкой, хлеба, щедро намазанный густым яблочным вареньем, и вовсе был выше всяческих похвал!

– Очень приятно! – прощебетала девушка. – Мы с тобой в одной группе, здорово, правда?

Я неуверенно кивнула. Не привыкла я к такому! Дома меня замечали, если я в очередной раз делала что-нибудь не так, и столь теплое отношение незнакомой девицы воспринималось с недоверием.

– Лантэлия, – начала я, – а с чего ты решила меня угостить?

– Ну, – запнулась девушка, – как же… Ведь мы живем в одной комнате, учимся в одной группе, а значит, можем стать подругами… Разве нет? – совсем жалко закончила она, растерянно глядя на меня дивными бирюзовыми очами.

Я задумалась. Не уверена, что умею дружить… Но раз уж начинаю новую жизнь, почему бы и не попробовать?

– Да! – улыбнулась я, с наслаждением ощущая, как тепло разливается по телу.

Лантэлия улыбнулась в ответ и подлила в мою чашку ароматного чая, от которого растаяли грустные мысли и появилась надежда, что все еще в моей жизни наладится…

Разве нет?!

Глава 7
Наставник

Столкновение мечты с реальностью чревато шишкой на лбу.

Запись на полях в тетради Виорики

– Вики, Вики, да проснись же ты! Мы на первое занятие опоздаем! – надрывно вещали над ухом.

Бо-о-оги, да я же только недавно уснула!..

Застонав, наугад отмахнулась от источника пронзительного звука. Подушкой. В ответ послышался возмущенный визг, и меня самым бесцеремонным образом стащили с кровати. За ногу.

– Лана! – протестующе охнула я, пытаясь подняться с пола, но накрепко запутавшись в одеяле. – Ты чего?!

– Ничего! – Соседка, с которой мы чуть ли не полночи пили чай и болтали, стояла надо мной, одетая в школьную форму – брюки удобного покроя, рубаха из плотной ткани и теплая куртка, – и смотрела на меня, как древний инквизитор на проштрафившегося мага. – Ты что, решила прогуливать занятия с первого же дня? Даже не познакомившись с нашим наставником?!

– С наставником? – задумчиво протянула я, поднимаясь, и хлопнула себя ладонью по лбу: – Боги всемогущие, с наставником!

С некромантом. С тем самым таинственным чародеем, под чьим чутким руководством нам целых четыре года предстоит грызть гранит магической науки. И который вряд ли будет рад студентке, нагло опоздавшей на первую же лекцию!

Мысли безумным хороводом проносились в голове, пока я металась по комнате, сшибая углы и натягивая полученную еще вчера одежду.

– Бежим! – крикнула я Лантэлии, ожидающей у двери.

– Вик, а волосы?! – ужаснулась она.

Я недовольно мотнула головой, не глядя в зеркало, пригладила пятерней волосы и, скрутив в тугой узел разлохматившуюся косу, закрепила ее длинной шпилькой на затылке. Сойдет, какие бы взгляды ни бросала на меня Лана! Небось бывалого некроманта растрепанной студенткой не испугать – всяко не страшнее мертвяков…

На улице было свежо и мокро, но с неба больше не капало; в мелкой, но широкой луже у общежития самозабвенно плескались воробьи, чирикая и забавно топорща перышки.

– Куда идти-то?! – запыхавшись, спросила я у Лантэлии, когда впереди замаячил учебный корпус.

– В подвал! – ответила она, ловко огибая широченную лужу, которую я не заметила.

– Тьма! – завопила я, влетев в холодную мутную воду. Темно-синие брюки мгновенно намокли практически до колен, куртку «украсили» грязные брызги, заляпав даже вышитого ворона…

– Виорика! – укоризненно крикнула с другого «берега» Лана, и я, посчитав, что терять уже нечего, не стала тратить время на обход лужи и пошла вброд.

– Замечательно, – сочувственно вздохнула Лантэлия, окинув меня оценивающим взглядом.

– Не то слово, – мрачно отозвалась я, оставляя на чистом полу грязные следы. Одно радовало – казенные сапоги оказались на редкость качественными и не промокли.

– Боги милостивые! – присвистнул кто-то, и я обреченно вздохнула.

На лестнице, ведущей вниз, стоял давешний блондинистый красавчик и смотрел на меня такими глазами… Разозлившись, я вновь напрочь утратила инстинкт самосохранения.

– Ты же некромант, так?! – едва не прорычала я.

Лана вздрогнула и нырнула мне за спину. Парень нервно сглотнул и не очень уверенно кивнул.

– Так чего вытаращился?! Неужто нежить краше меня будет?! – оскорбленно подбоченилась я.

– Да нет, – отмер блондин, – краше тебя, мелкая, я не встречал…

Я обиделась. Не надо, ох не надо хамить девушке с самого утра!

– Вик, пойдем, а? – робко шепнула Лантэлия. – Опоздаем ведь!

– Опоздаете! – правильно истолковав мой недобрый взгляд, поспешил согласиться парень. – А мастер ой как такого не любит… Так что давай-ка отложим разговор на потом, хорошо?

– Не хорошо, – возразила я. – Мне с тобой вообще не о чем разговаривать!

– Ну это мы еще посмотрим! – усмехнулся он. – Но – позже. А теперь идемте, провожу, а то заблудитесь.

– Мы в состоянии ориентироваться в пространстве, – все еще кипятясь, буркнула я, тем не менее следуя за блондином по крутой лестнице вниз. Сзади пыхтела Ланка, крепко держась за мой рукав.

– Не сомневаюсь, – безмятежно отозвался парень, сворачивая в узкий коридор, – только я с самого утра вас, первокурсников, по всему подвалу вылавливаю да в нужное помещение отвожу… Не фыркай ты так, я два года назад тоже плутал, пока старшекурсники не нашли!

– Сочувствую, – с достоинством проговорила я, – только не нужно всех мерить по себе!

Белобрысый пожал плечами и буквально впихнул нас с Лантэлией в низкое, угрюмое помещение, где уже стояли, прижимаясь к стенам, наши одногруппники, среди которых я приметила новенькую рыжую девицу. Затянутые в одинаковую форму, они выглядели слегка оглушенными и потерянными. Пара факелов, коптящих потолок, не разгоняла клубящийся по углам мрак. Где-то монотонно, действуя на нервы, капала вода. Посреди комнаты стоял грубо сколоченный стол, на столе лежало нечто, покрытое серым куском ткани.

– Цепей не хватает, – оценив общую картинку, заключила я.

– Каких цепей? – встрепенулся неугомонный Алтэк.

– Ну таких массивных, на стенах, чтоб узников приковывать, – охотно пояснила я.

Ланка вздрогнула и еще сильнее прижалась ко мне, как к последней защите. Алтэк весело фыркнул, Тэка закашлялась, скрывая смех. Остальные, за исключением на диво спокойного буянского богатыря, побледнели еще больше, что в полумраке помещения выглядело довольно-таки зловеще.

Нервные какие… Хотя они вряд ли пару дней жили в катакомбах дворца, банально заблудившись в них. Выбралась я тогда чудом. Кстати, за то время, пока я блуждала по мрачным подземельям, никто меня даже не хватился.

– Цепи у нас в другом зале, двумя этажами ниже, – раздался насмешливый голос. – Там отбывают наказание особо нерадивые студенты, так что советую сделать правильные выводы.

Мы дружно вздрогнули и повернули головы в сторону двери. Полумрак мешал как следует рассмотреть говорившего – видна была лишь не особо высокая фигура в плаще. Однако голос уже разочаровал – не скрипучий и желчный, как я ожидала, а молодой и звонкий, со странным мягким акцентом… Может, очередной старшекурсник?

– Прошу прощения за опоздание, господа студенты, – продолжал тем временем новоприбывший. – Позвольте представиться – мастер-некромант второй ступени посвящения, Лион Ривенс.

Преподаватель шагнул вперед, повел рукой, и в помещении моментально сделалось светлее.

Я едва сумела подавить вздох глубочайшего разочарования. Вместо ожидаемого зловещего старикана перед нами стоял измотанный, явно давным-давно забывший, что такое здоровый сон, мужчина, которого я видела в преподавательской в свой первый вечер в стенах Школы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12