Елена Стриж.

Тишина



скачать книгу бесплатно

Стук колес



Бриллиант, упавший в грязь, все равно останется бриллиантом, а пыль, поднявшаяся до небес, так и останется пылью.


Надо же, уже весна, это очень, очень хорошо. Я радовалась этому, потому что скоро мои каникулы. Ну, не совсем каникулы, а отпуск. Марина еще осенью обещала отпустить, это мой начальник – Марина Алексеевна, немного старше меня. Этот отпуск уже четвертый в моей жизни. Наверное, поеду в Северск, что около Томска, давно обещала тете Инне. Да и речка Томь, там можно купаться с утра до вечера. Если получится, то и Светлана со своим мужем приедет, так что не скучно.


Девушка стояла на площадке между этажами и мечтала о будущем. Она совсем забыла про Галину, к которой пришла в гости. Та перезвонила и сказала, что немного задержится. Смотрела в окно и как-то странно улыбалась не то водителю, который никак не мог припарковаться, не то бабушке, что бегала за маленькой девочкой и вытаскивала ее из лужи (недавно прошел дождик). А зачем лужи, если по ним не шлепать?

Закрыла глаза и ощутила дуновение теплого воздуха, что залетел в открытое окно. Кто-то явно спешил. Девушка услышала его сбившееся дыхание, шарканье ног. Опять улыбнулась и, открыв глаза, повернулась назад, надеясь увидеть того, кто спешил. Его нелепые, потрёпанные сандалии чавкали. Он на секунду остановился, но, увидев ее, тут же побежал дальше по ступенькам.

«Да, спорт – не его конек», – подумала она и улыбнулась незнакомцу.

– Про… про… прошу, про… прощения, что задержался, – заикаясь, сказал он.

– Да ничего страшного, – ответила она незнакомцу. – Лифт не работает? – спросила его, хотя еще несколько минут назад сама поднималась на нем.

– А… а… а его под… подчинили? – удивился молодой человек, спустился на несколько ступеней вниз и нажал на кнопку вызова, мотор сразу загудел. – А… а утром не работал.

– Ничего, зато тренировка, – она имела в виду, что ему полезно подниматься пешком.

– А, ну да… и… идемте, – он побежал впереди.

Яна не знала, что делать. Молодой человек явно ее с кем-то перепутал, она уже хотела ему об этом сказать, как он остановился и, повернувшись, добавил:

– Е… еще раз прошу извинить, про… пробка на Мельникайте.

– А… – С сочувствием выдавила она из себя.

– Пойдемте, тут один этаж, я се… сейчас, все приготовлю, про оплату не… не беспокойтесь, я компенсирую, – и не дождавшись ее ответа, побежал дальше, чавкая своими сандалями.

Яна даже не знала что и делать, то ли идти, то ли крикнуть вдогонку, что он ошибся. Внутри что-то екало как мина замедленного действия: еще немного, и рванет. Почему он к ней так отнесся? Кто он такой, ведь видит его первый раз, а может это Галина попросила временно приютить ее? Она не знала, как поступить.

Самое тяжелое, это нерешительность, вроде и хочется и в то же время колется. Подняла голову и посмотрела, как почти над головой сверкают его ноги.

Через секунду щелкнул замок.

– Поднимайтесь, – сказал он и открыл дверь.

Наконец девушка решилась, сделала первый шаг, а после стало легче и, переступая ступеньки, все думала, Галине может позвонить? Дверь была приоткрыта, остановилась и нерешительно коснулась ручки. Холодный метал обжег ее пальцы, она отдернула руку. Прислушалась, как молодой человек где-то там в глубине коридора швыркнул носом и еще раз позвал ее входить.

Ну ладно, решилась она и, открыв дверь, вошла. Яна пораженно остановилась. Думала, что квартира точно такая же неопрятная, как и сам юноша, но от стен и мебели веяло каким-то спокойствием и уютом. Разинув рот, она стояла и смотрела на вазу с засохшими цветами, но они не выглядели повядшими, просто засохли. Коридор был узким, квартира маленькой, еще их называют студиями, где кухня располагалась прямо в комнате, которая выступала одновременно и кабинетом, залом, спальней и столовой.

Соломенная циновка на полу, несколько небольших картин маслом, изображающие натюрморты с игрушками.

– Это я… я рисовал, еще в школе, – увидев, что девушка рассматривает их, пояснил юноша. – Проходите, – он быстро юркнул за ее спину, захлопнул дверь, вернулся к импровизированной кухне и стал доставать пакеты из сумки.

Яна сняла туфли и ноги сразу загудели. Осторожно ступая, вошла в комнату.

– Может помочь? – на всякий случай спросила его.

– Я… я сейчас, быстро, я… – Он хотел еще что-то сказать, явно волновался.

– Не спешите, все успеете.

Он закивал головой, забежал за перегородку и, вернувшись, пошел в ванну.

– П… п… прошу, не стесняйтесь, я… я тут полотенце и ха… халат повесил, – он вышел из небольшой ванной, хотя тут ванны как раз и не было, только душевая кабина. – Прошу…

Он опять вернулся на свою кухню, заулыбался и несколько раз скосился в сторону девушки, та не удержалась и ответила ему тем же. «Странный он», – подумала Яна и закрыла за собой дверь.

И что теперь? Спросила сама себя девушка. Что? Она стояла и смотрела на свое отражение в зеркале. Может он все же ее с кем-то перепутал, уже хотела взять телефон и звякнуть Галине, но тут заметила, что сумку оставила в коридоре. «Да ладно», – решила она и расстегнула пуговицу на вороте блузки.

Минут через десять, приняв душ, на душе стало спокойнее. Она прикинула в уме, сколько уже времени. Часа через четыре домой вернется Олег, ее муж. Яна сегодня не работала и могла себе позволить погулять. Что-то не так… В груди защемило, она скосилась на дверь и подумала о юноше, что суетился на кухне. Сколько ему лет? Двадцать или даже больше, но выглядит мальчишкой. На лице опять проскользнула улыбка. Яна подошла к зеркалу и посмотрела на свое обнаженное тело. Капли воды цеплялись за прозрачные волоски, а после, не удержавшись, катились дальше.

Девушка вздрогнула, будто на нее посмотрел тот самый юноша, быстро повернула голову, но дверь все так же была закрыта на защелку. Почему он ее пригласил и не сказал про Галину? Из кухни потянуло сладким ароматом поджаренного хлеба. Она опять улыбнулась и в душе что-то запело. Аккуратно сложила свои вещи, оставила их на стиральной машинке, а после накинула на голое тело теплый халат. Он явно был великоват, рукава свисали, казалось, что набросила на плечи полушубок.

Усмехнувшись своему виду, шлепая босыми ногами, Яна вышла в коридорчик.

– Ух ты, – восхитился он, – тебе идет.

– Что, халат? – спросила она.

– Ну да, – а потом, помедлив, добавил, – красивая.

Она не ответила, подошла и как в детстве стащила с тарелки одну дольку порезанного болгарского перца и сразу начала его жевать. Юноша скосился, краска с лица прошла.

– А… а можно, я… я поцелую? – спокойно спросил он.

Яна перестала жевать и быстро проглотила то, что было во рту. Она не знала, что ответить, может это шутка или он… Юноша подошел, Яна молчала, он чуть нагнулся, девушка не пошевелилась, и тут он поцеловал.

Его губы коснулись ее. Яна смотрела на него и не понимала себя, почему не отошла, почему не отвернулась или просто не остановила? В голове что-то защелкало, сломанное реле заело и не хотело реагировать на логические вопросы. Она стояла и позволяла целовать ее в губы.

Поцелуи были мягкими как тогда в марте, пару лет назад, когда они с Олегом ехали на поезде. Их сосед по купе вышел в Омске и к ним никто не подсел. Под стук колес поцелуи были нежными как лепестки ромашки, его руки гладили ее щеки, скользили по шее и плечам… Яна вздрогнула. Юноша сразу выпрямился.

– Я… – Он опять стал заикаться.

– Все хорошо, – постаралась успокоить его, а у самой в груди забарабанило сердце. Так гулко, что даже ресницы стали вздрагивать.

– Я сейчас, в ванную и приду, – без запинки сказал юноша и убежал, захлопнул за собой дверь.

Яна стояла как вкопанная, не зная, что делать. Мысли заело, они крутились на одном месте, а в груди все горело. Чтобы справиться с собой, подошла к столику, взяла салат и стала просто его жевать. Через секунду послышалось, как заработал душ, вода брызнула. На мгновение она представила его голым там, где еще с минуту назад сама стояла обнаженной. Опять забарабанило сердце и в глазах чуть потемнело. Яна что-то схватила с тарелки и, усердно жуя, старалась прийти в себя.

Зачем я поцеловалась? Спрашивала себя, откусывая очередной кусочек перца. Сердце не унималось. Яна опять вспомнила поцелуй в поезде, как постукивали колеса, а рука Олега настойчиво опускалась все ниже и ниже. Девушка вздрогнула и невольно посмотрела на дверь в ванную. Что теперь? Шепотом спросила себя, улыбка поплыла по ее лицу, тряхнула головой, прогоняя ужасные мысли, но через минуту улыбка вернулась.

Яна была в растерянности, он наверняка ее принял за кого-то, ошибся, а может… Тут в голове промелькнула чудовищная мысль, от нее ей стало смешно. «Неужели он мог подумать, что я?..» Она чуть было не засмеялась. «Девушка по вызову? Кто я?..» Вода в ванной перестала течь, и сердце опять неистово забарабанило.

Она отошла от столика, посмотрела в окно, за которым открывалась панорама парка. «Надо же, тут нет дороги», – промелькнула мысль, хлопнула дверь, и штора чуть покачнулась. По спине прошёлся холодок, который тут же сменился испариной, и стало ужасно жарко в этом халате. Она так и не решилась пойти одеваться, просто не успела об этом подумать, повернулась и замерла… Он стоял перед ней голый.

Внизу живота все напряглось, она перестала дышать, нервы зазвенели и ни одной мысли. Яна смотрела на тело юноши, тело мужчины, тело самца… «Что…» Это единственное слово, которое где-то промелькнуло у нее на задворках сознания. Она внимательно смотрела, как он подошел к ней, как опять нагнулся и поцеловал в губы. Опять в груди все закипело, мысли промчались как скорый поезд, в которых она ничего не поняла. Старалась осознать, где она и почему, но не могла пошевелиться, а он продолжил ее целовать.

– Пойдем, – вдруг выпрямившись, сказал он. И взяв ее за руку, потянул к кровати, что была скрыта за перегородкой, которая делила комнату на коридор и маленькую спальню.

Яна улыбнулась, она не заметила ее, сделала шаг и вдруг все изменилось. Мысли вернулись, они были легкими как дуновение ветра, что касались верхушек деревьев. Она сделала еще один шаг, он отпустил ее, отбросил в сторону покрывало.

– Что ты хочешь? – как-то спокойно спросила Яна.

– Все, – так же спокойно ответил он.

Ее пальцы аккуратно развязали пояс. В голове продолжал звучать стук колес, а поезд мчаться сквозь пространство. Ее память блуждала между прошлым и настоящим, губы шептали слова, а ресницы сами закрывались.

Маньяк



Женщины не мыслят… Они замышляют!


– Свет, а ты давно уже водишь машину?

– Да нет, чуть больше года, а что?

– Муж хочет мне купить жучек, – женщина на этом слове чуть хихикнула.

– Для города самый раз.

– Но я боюсь.

– Да брось, мужики сами порой трясутся от страха на дороге, поэтому и орут, сигналят. Забей на них, просто рули и все. А знаешь что?

– Что? – тут же с интересом спросила женщина и потянула за поводок своего кокера.

– Представь, что у тебя есть магия, ну вот как у эльфов. На тебя начинают кричать, сигналить, а ты поставь невидимый барьер, как щит между собой и тем придурком. Скажу честно, на душе сразу станет так легко. Ты на него посмотришь как на рыбку в банке. – Светлана хихикнула. – Зевс, ты где? Иди, мой малышка. – Пекинес, услышав голос хозяйки, завилял хвостом и, перепрыгивая через торчащие корни сосен, помчался к ней.

– Спасибо. Ну все, я побежала домой, до завтра.

– Пока, – махнула рукой Светлана и, взяв за болтающийся поводок, пошла дальше по парку.

Уже начало десятого, привыкла в это время прогуливать свою собачку. Работа, ужин, дела, а после с Викой ходили по парку. У нее кокер-спаниель, вот шубутная собака, просто реактивная.

– Ой, – удивилась Светлана, почувствовав, как на лицо упала капелька дождя. Посмотрела вверх. Появилась серость и потянуло влагой. – Зевс, мальчик, пойдем домой. – И быстро побежала за ним, стараясь поймать поводок, что тянулся по траве. – Да постой же, дождь, завтра еще погуляем, ну же.

Наконец догнала своего питомца и потянула за собой. Обходить весь парк далеко, а если и правда пойдет дождь, то Зевс пролежит в коридоре еще не один час, пока не высохнет, и все это время будет скулить и стараться незаметно прошмыгнуть в зал. Светлана ускорила шаг, свернула в сторону стадиона. Зимой тут играют в хоккей, но сейчас это ограждённое место как раз для детворы. Они прыгают по лужам, пока их мамаши, причитая, бегут, ища вход на площадку.

Светлана улыбнулась и уже сама побежала за пекинесом. Он понял, что пошли домой, а там его ждет заветный ужин, вот и спешит.

– Прошу прощения, – вдруг ее окликнул мужчина, – не покажете, как пройти до Посейдона, что-то я с картой запутался. – Он крутил в руке смартфон с открытой вкладкой карты местности.

– Посейдон?

– Ну да, магазин, он где-то на Рижской, – и ткнул пальцем в экран своего телефона.

– Посейдон… – Протянула Светлана, стараясь вспомнить, где его видела.

– Вот, смотрите, – мужчина подошел поближе и протянул свой телефон, показывая место, где он сейчас находится.

– А, вспомнила, – радостно сказала Светлана и махнула рукой в сторону Профсоюзной. – Налево до светофора и прямо до следующего светофора, а после направо. Он где-то там.

Она потянула поводок, стараясь унять пыл Зевса.

– Спасибо, – ответил он и тут же резко сделал шаг к ней.

Светлана не успела ничего понять, как что-то острое ткнулось ей в горло. Боль пронзила, она хотела крикнуть от возмущения, но его стальная рука обхватила ее и с силой прижала к себе.

– Не советую орать. – Как бы между прочим сказал мужчина и толкнул женщину в сторону.

– Ты…

– Заткнись, лучше молчи.

Боль в горле была настолько сильной, что ее нельзя было сравнить с той, что она испытала, когда удаляла нерв в зубе. «Что за глупая игра», – вдруг подумала Светлана, понимая, что сейчас находится в оживленном парке. Что совсем рядом ходят люди, бабушки, что шуршали своими спортивными палками, ушли отдыхать, а на их место пришли бегуны. Она и сама хотела в свое время начать бегать, почему бы и нет, но как-то не решалась, нужна компания.

Его рука толкнула ее, она, быстро перебирая ногами, стараясь не споткнуться о неровности дороги, отошла к стене. Мужчина держал ее крепко. «Насколько же он сильный», – вдруг промелькнула глупая мысль, и Светлана попыталась вспомнить, кому принадлежит голос.

– Не ори, – опять достаточно спокойно сказал он и толкнул ее еще дальше к дереву, а после вглубь кустов сирени.

Она, послушно семеня ногами, следовала туда, куда он ее направлял. «Что за глупая выходка», – думала Светлана, стараясь не потерять поводок, но он выскользнул и тут она уже не на шутку заволновалась.

– Вякнешь, насажу твою головку на пику, – и в знак убеждения еще сильнее надавил ей чем-то острым на горло, боль тут же обожгла ее тело от самой макушки до пят. – Поняла?!

– Да… – Шипя и вытягиваясь на цыпочках вверх, прошептала она.

Светлана слышала голоса прохожих, почему-то услышала, как Зевс, запутавшись поводком среди кустов, поскуливал и пытался выбраться из дебрей. Она услышала, как не так далеко проехала машина, и кто-то из велосипедистов нажал звонок. Она в парке, среди людей, но сейчас Светлана не могла ничего сказать, не могла дернуться, боялась, что эта пика и правда проткнет ее. Не было ужаса или страха, а появился гнев и злость, что какой-то придурок спутал ее планы на вечер.

– Сделаем все быстро. Верно? – спросил ее, и она была вынуждена чуть кивнуть головой, соглашаясь с его словами. – Вот и славненько.

«Дебил, – вертелось в голове, – больно же», – подумала она и еще чуть выше вытянулась на носочках, стараясь хоть немного унять боль в горле. Его рука, что так сильно прижимала ее к нему, вдруг отпустила, но она все так же не могла пошевелиться, поскольку острие метала смотрело ей горло.

Страха не было, только негодование. Светлана так и не понимала, то ли это чья-то злая шутка или правда в парке появился придурок, который решил ее обокрасть.

Его рука легла на живот и резко пошла вверх, через мгновение пальцы сжали грудь, и тут Светлана задергалась.

– Стой, дура. Ты же хочешь домой? – она тут же кивнула. – Тогда снимай трусы.

Это что такое? Она в душе даже усмехнулась. Насильник? Как много раз про них слышала и читала. На мгновение ей захотелось засмеяться, но только боль в горле не дала этого сделать. Опять послушались голоса людей, они были рядом и не знали, что она тут в этих кустах. Ей стоит только закричать и все, но Светлана не могла этого сделать. Что-то ужасно острое упиралось в горло, и она уже не могла точно сказать, может он уже проткнул ее, а она еще не знает этого.

– Снимай трусы! – чуть громче сказал мужчина и опять сжал пальцами ее грудь.

Насильник. Сколько женщин в год насилуют, тысячи или десятки тысяч. Не многие идут в полицию, многие как рабыни, принимают неизбежное, боятся огласки и поэтому молчат, терпят. Что он хочет? Почему-то подумала Светлана, стараясь разобраться в том, что происходит.

– Шустро! – почти в приказном порядке прошептал он у нее над ухом. – Трусы! – напомнил, что надо сделать.

И опять эта боль, она чуть вскрикнула, но тут же заткнулась по причине страха, что он и правда проткнет ей горло. Тело, у нее всего лишь тело, что тут такого. Как часто она поступала так? Вспомнила, как увела у Верки Виталика, а он после первых с ней поцелуев начал хвастаться перед парнями. Она его бросила, а после переспала с Алексеем, мужем Маргариты. Подло, сама после жалела, но ей тогда было хорошо. Светлана вспомнила, как в офисе за шкафами обнималась с Генкой, а ведь он всего как год назад женился.

Почему-то на душе стало противно. Тело, всего-то тело, ничего лишнего. Мужик хочет свое, а женщина свое. Она вздрогнула, когда его рука сжала ее бедра и пальцы скользнули вперед и сразу между ног.

– Снимай трусы, – повторил он.

Она испугалась. Чего ей бояться, ведь много раз делала это. Но когда это было последний раз, шесть месяцев или уже больше? Она почему-то подумала, что уже давно не занималась сексом, вот так просто подумала об этом. Секс. Что за тупое слово, в котором так много скрыто.

Его пальцы скользнули еще ниже, будто искал там что-то.

– Трусы… – Шипя у самого уха, злобно прохрипел он.

– Да… – То ли от страха, то ли от злобы прошептала она и стала тянуть юбку вверх.

Тело, подумаешь, тело. Светлана вспомнила передачу, где обучали самообороне. Полицейский, что показывал приемы, в конце пояснил: «Если можете, то бегите, трусость тут не при чем. Если на вас направили оружие, не сопротивляйтесь, отдайте что есть, не стройте из себя героя. Жизнь – вот что главное». Жизнь. Светлана опять испугалась за себя. Этот холодный метал упирался ей прямо в глотку, еще чуть-чуть и он пронзит ее.

– Трусы… – Шипел он у нее над ухом.

Ей хотелось ответить ему, да слышу я тебя, слышу, сейчас. И пальцы рук яростно продолжали дергать ткань юбки, таща ее вверх. Секс, всего лишь, что тут такого, жизнь превыше всего. Она задрала юбку и стала стягивать колготки вместе с трусами. Светлана извивалась, виляя задом, стараясь как можно быстрее стащить их с себя, а он все продолжал и продолжал шипеть у нее за ухом. Трусы, трусы.

А вдруг кто увидит? Промелькнула странная мысль, и стало стыдно. Я что, шлюха, что в кустах вот так? Лицо покраснело, а пальцы все тянули эту ткань к коленкам. В животе заурчало, и вдруг в паху что-то вспыхнуло. Светлана заморгала, сжалась. Его пальцы бегали по ее телу, то хватали грудь, что провисала от того, что она нагнулась вперед, то опять бежали к ее заду, то старались проникнуть ей между ног.

Она вспомнила последний свой секс со Славой. Он был тупой, так, ради галочки, никаких ощущений или переживаний, просто секс. Светлана рассталась с ним со скандалом, он еще долго приходил к ней, звонил, просил прощения. А ведь раньше было совсем не так. Она тяжело вздыхала, прижималась к нему, тянулась губами и позволяла делать ему все то, что хочет мужчина. Но это было уже давно, очень давно.

И вдруг в паху опять все вспыхнуло. Светлана чуть присела, сжала посильнее ноги. Секс. Секс. Она тяжело задышала. Эта пика у горла, зачем она тут? Боль, пронизывающая боль. «Да будь ты проклят», – подумала она и выпрямила ноги в коленках.

За ее спиной что-то зачавкало, что-то прижалось к бедру. На мгновение Светлана замерла, ожидая его. Нет, она не боялась, почему-то сейчас хотела этого, даже не понимала почему, но хотела, чтобы мужик сделал свое дело и отвалил. В паху загудело, как пустой бидон. Она ждала, ждала, ждала…

Опять послышалось чавканье.

– Черт… – Проворчал он.

Он возился и трясся на месте.

– Что не так? – прошептала она.

И тут он отпустил ее. Железная пика, что все это время тыкала ее в горло, пропала. Светлана, не понимая, стояла, задрав свой голый зад, и слушала его возню. Что он там делает? Подумала она и с опаской посмотрела себе за спину.

Кусты скрывали их, они были в самой их гуще. Светлана опять услышала голоса людей. Выпрямилась и уже с иронией смотрела на этого мудака. Он стоял и тряс свой никчемный мужской инструмент, что болтался в его руке как сдувшийся шарик. Ей захотелось засмеяться. И если бы он сейчас все исправил, вернул своей колбаске силу, то Светлана повернулась бы к нему опять спиной, чтобы закончить начатое. Ей хотелось, да, уже хотелось это. Но теперь она разозлилась.

Быстро натягивая колготки с трусами и опуская юбку, она зарычала:

– Козел! Петух! Придурок! – Ее голос повышался с каждой буквой.

Он выпрямился и с ужасом посмотрел на нее. В следующую секунду она въехала ему ладонью в лоб, отчего его тело буквально отлетело на метр назад.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6