Елена Соковенина.

Приключения П. Осликова, ребёнка, который хотел как лучше



скачать книгу бесплатно

Для младшего школьного возраста


Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.


© Соковенина Е., текст, 2016

© Пташник О., иллюстрации, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательский дом “Самокат”», 2016

* * *


У Петечки Осликова есть мама, которая много читает и «делает важные дела», папа, который много работает и… работает, а также бабушка и дедушка – нормальные все люди. Один Петя какой-то неправильный, да что там неправильный – ужасный мальчик! Просто недоразумение какое-то!

Ну а Петечка Осликов (если, конечно, когда-нибудь кто-нибудь его об этом спросит) скажет вам совершенно искренне, что с этими взрослыми можно с ума сойти.

Елена Соковенина – писатель, журналист, блогер, финалист «Русской премии» (2010) и конкурса на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру» (2013, 2014), веселая и умная мама уже почти взрослого мальчика – большой специалист по детским проказам и взрослым переживаниям.


Как П. Осликов мечтал на уроке

Вот пристали: «Осликов, не мечтай! Осликов, ты опять не с нами! Осликов, ау, ты где?» Да тут я, тут. И ничего я не мечтаю. Я думаю.

День сегодня неудачный какой-то. Не мой сегодня день, да. По русскому написали: «Не сделана дом. работа». С самого утра – и замечание. Сюрпри-из! Работа, точно, не сделана. Потому что я в дневник посмотрел, а там ничего не записано. «Ура, – думаю, – ничего не задано!» А оно задано, просто я не записал почему-то. По математике «дом. задание» записал, по музыке записал, по естествознанию тоже, а по русскому вот не записал. Думал, все не записали, а все записали. Это я почему-то, как диктовали задание, не слышал, а на доску посмотреть забыл. Наша классная говорит, я ужасно рассеянный и всё время мечтаю о чём-то. Да не мечтаю я! Просто всё само так получается. Вот Ещё беда – контрольная по математике сегодня. Эх, ладно. Контрольная так контрольная.

Так, задача номер двадцать два. Что за задача? «Человек купил шесть стульев по тридцать латов каждый…» О, интересно, а зачем ему столько стульев? Наверное, он учитель и купил шесть стульев для класса. Хотя нет, Мария Степановна, кажется, не покупает стулья для класса. Кто-то другой покупает. И ещё: если бы человек купил стулья для класса, было бы написано, наверное, что это детские стулья. Тогда, наверное, он просто такой человек, обыкновенный, и купил стулья тоже просто так, домой. Может быть, у него дома не было стульев, а теперь вот есть. Даже много – целых шесть. Теперь, наверное, он сидит и думает: «А зачем я купил столько стульев в свою одну квартиру?» Жадный какой-то человек.

Такой, скорее всего, всё время в костюме ходит и на всех кричит. Эх, что-то мне неохота решать задачу про такого дурацкого человека.

Я не мечтаю, Мария Степановна, я думаю. Думаю я. О чём думаю? Как задачу решать. Что непонятно? Э-э-э… Ну… Перечитать, о чём спрашивается в задаче? Сейчас.

Сейчас почитаем, о чём там спрашивается. Эх, все пишут и пишут. Даже Мухина не щиплется и не кидается ничем. Все контрольную пишут. Всем всё понятно. Одному мне непонятно. Опять не успею решить, опять училка кричать будет: «О чём ты всё время мечтаешь, Осликов? На уроке не мечтать, а работать надо! Мне, – скажет, – Осликов, очень хочется увидеться с твоими родителями». Ай, ладно. Сейчас быстренько прочитаю, что же там спрашивается-то, в задаче. Значит, так: «Сколько денег потратил человек?» Ну, если он купил целых шесть стульев, да Ещё по тридцать латов каждый, то, наверное, денег потратил много. Вот было бы смешно: «Контрольная работа, Осликов Петя, второй “А” класс. Второй вариант. Задача номер двадцать два. Ответ: человек потратил много денег!» Ну и лицо было бы у нашей Маши!

А? Кто спит? Да не сплю я на уроке. Я сейчас, Мария Степановна, я просто считаю. Блин, задумался как-то. До конца урока пятнадцать минут, а у меня всего одна задача решена, вам отсюда видно? Ох ты, Маша-то, оказывается, на меня всё время смотрит! Во глазастая тётка наша Маша. Ой, Мухина руку подняла. Всё решила, что ли? А нет, выйти просит. Может, тоже попроситься выйти, догнать Мухину и спросить, какой у неё вариант? А если у неё первый? Тогда лучше не надо. Можно было бы списать у Серёжки, но Маша сто процентов увидит. Тогда всё, кранты мне. Ладно, что там было-то? Значит, шесть стульев по тридцать латов. Умножаем латы на стулья. Стоп, нельзя же умножить латы на стулья! Или можно? Гы, это же прикольно: если умножить латы на стулья, будут стулья в латах! В железных, как рыцарские доспехи! Такие стулья для рыцарей. Так, ладно. Может, и нельзя латы на стулья, а только больше умножать тут нечего: цифр только две – шесть и тридцать. Значит, надо их умножать. Или делить? Шесть на тридцать не делится, значит, делим тридцать на шесть. Получилось пять. Ответ: пять. Мария Степановна вроде говорила писать полный ответ. Значит, пять латов. Точно, пять латов. Стоп, как это? Там же один стул стоит тридцать латов, а надо посчитать, сколько всего потратил денег тот, в костюме. Значит, не пять. Значит, надо было всё-таки умножать. Эх, сколько времени пропало! Ого, как все зашевелились, забегали! Что-что? Пять минут до звонка?! А у меня ничего не сделано! Так, быстро. Шесть на тридцать – это будет… это будет… так, лучше столбиком. Значит, столбиком шесть на тридцать будет… Ух, есть. Сто восемьдесят это будет. Нифига себе, столько денег на стулья!

Так, едем дальше. «Из пункта А в пункт Б выехал велосипедист…» Классно ему, в школу не надо, можно на велике рассекать. А чего это ему никуда не надо? Каникулы, что ли, или из школы уже пришёл? «Ему навстречу едет мотоциклист…» И совсем необязательно мотоциклист едет навстречу велосипедисту! На велосипеде потому что можно где хочешь ехать, а на мотоцикле – только по дороге! А классно было бы, если бы мне купили мотоцикл. Как поедешь: «Э-э-м-м! Э-э-эм!» Супер. Надо будет, кстати, отца попросить, чтобы велик из гаража достал… Ну и что, что грязь на улице: многие ездят, сам видел.

Ых, звонок! Всего в контрольной пять задач, а у меня только две решены. Плохо как, а? Да всё равно уже Маша замечание написала. Бли-ин, как я маме скажу, что её в школу вызывают? Она ругаться будет! Ты, скажет, опять на уроке мечтал. Потом скажет: «Ну что мне с тобой делать?» Как будто я знаю. Потом спросит: «В кого ты только такой?» В кого в кого – не знаю в кого! И Ещё потом скажет: «Сколько я могу тебя тыркать? На уроке нужно заниматься предметом, а не мечтать! Внимательным нужно быть, внимательным! Ты понял меня? Отвечай, когда спрашивают! Понял?» И потом всё это повторит раз десять. И всё будет спрашивать, понял я или нет. Понял я, давно уже понял. На уроке нужно быть внимательным. Только я не умею.


Как П. Осликов не мог определиться

– Петя, – спросила мама, – будешь чай?

– Буду, – сказал П. Осликов.

И мама поставила чайник. А когда чай был готов, налит в чашку и даже с сахаром, П. Осликов вдруг сказал, что не будет его пить. Мама решила, что это ничего, просто совпадение. Чуть погодя П. Осликов сказал:

– А давайте в воскресенье все в кино пойдём?

– Давайте! – обрадовалась мама.

Папа очень хотел бы хоть в воскресенье побыть дома, полежать на диване. Но пойти куда-то всей семьёй ему тоже хотелось. Тем более они с сыном видятся мало. Потому что папа приходит поздно, а уходит рано. И папа обрадовался.

– Давайте, – сказал он, – пойдём, конечно!

Но в воскресенье, когда мама с папой уже даже собрались, П. Осликов вдруг сказал, что не хочет в кино. Мама с папой подумали и решили идти так, без него.

Но этим дело не кончилось. Судьба чая и кино постигла и другие хорошие вещи, как то: омлет с курицей, омлет без курицы, новые спортивные штаны и день рождения одного знакомого, Кирюшки. Туда П. Осликов тоже не пошёл. И вообще оказалось, что П. Осликов какой-то ненадёжный: только что чего-нибудь хотел, уже практически всех убедил, а потом – раз! – и ничего не надо.

– Но ты же сам просил! – возмущались родители.

– А я передумал! – возмущался П. Осликов. – Может человек передумать?

Но родители сказали, что не может. Или может, но не слишком часто.

Папа сказал, что его сын избалован. Потом походил немного и добавил, что летом непременно надо будет отправить П. Осликова в спортивный лагерь. Там из него быстро мужика сделают.

П. Осликов испугался. Из него Ещё никогда не делали мужика, он не знал, как это делается, но предполагал, что это неприятно.

Мама тоже сказала, что П. Осликов ужасно избалован. И вообще папу поддержала. А сама по себе на П. Осликова обиделась. И перестала ему всё предлагать.

П. Осликову показалось, что в доме ничего не изменилось: подумаешь, большое дело, не предлагают ни чаю, ни омлет! Правда, конечно, и в кино пойти не предлагают, но это же не навсегда, правда?

Несколько дней П. Осликов прожил без чаю. И даже без обеда. Правда, этого он не заметил, потому что таскал из буфета печенье. Но на третьи сутки даже самое вкусное печенье кому угодно поперёк горла встанет. Особенно если обеда никто не предлагает. И конфет тоже. И вообще ничего. Жить стало как-то скучно.

Но П. Осликов был человек не конченый. Он вообще был нормальный такой. Просто недоразумения бывают. И он, конечно, пошёл с родителями мириться. А так как папы обычно допоздна нет дома, мириться пришлось сначала с мамой.

– Но почему, – сказала мама, – ты так себя ведёшь? Как будто назло.

– Эх, – сказал П. Осликов и втянул голову в плечи.

Это был очень сложный вопрос. Потому что П. Осликов и сам хорошенько не понимал, почему он так себя ведёт.

– Ну, во-первых, – задумчиво сказал П. Осликов, – я иногда передумываю. Вот только что было «Да», и вдруг – раз! – и «Нет». Как с апельсиновым соком, понимаешь?

Вот как раз про апельсиновый сок мама не очень-то понимала. А дело было так.

Один раз П. Осликов попросил маму выжать ему сок из настоящего апельсина. И мама пошла выжимать. Потому что ребёнку витамины нужны. Ну и вообще, что плохого в том, что человеку захотелось сока? Но когда сок был готов… Вы поняли, да? Так вот, в тот раз П. Осликов сказал, что не может пить сок, потому что в нём оказалась мякоть от апельсина. А П. Осликов её терпеть не может. Мама сказала, что это очень странно, потому что неделю назад П. Осликов пил точно такой же сок в кафе. И пил с удовольствием. П. Осликов сказал, что в том соке в кафе не было мякоти. А мама сказала, что мякоть, ничего подобного, была. П. Осликов сказал, что мама плохо посмотрела. Мама сказала, что смотрела хорошо, мякоть была, и сок П. Осликов обязан выпить. П. Осликов сказал, что он не может этого сделать. Мама сказала, что П. Осликов её третирует. П. Осликов толком не понял, но сказал, что ничего подобного. Мама сказала, чтобы он пил сок. П. Осликов отказался.

В общем, они поссорились. Мама это отлично помнила. Потому что очень трудно с таким ребёнком жить.

– Но ведь я же не знал про мякоть, – объяснил П. Осликов.

– Как ты мог не знать, – удивилась мама, – если она и в том соке была, и в этом есть? Хоть я её и не вижу. Ты просто капризный. Кто тебя только так избаловал?



– Тогда, наверное, в том дело, что я в том соке мякоти не видел, а в этом увидел. И теперь не могу его пить. Я же терпеть не могу мякоть.

Мама сказала, чтобы П. Осликов не выдумывал. И они опять чуть не поссорились.

– Нет, – сказал П. Осликов, – это плохое объяснение. Сейчас будет хорошее. Вот, смотри. Про кино.

– Это ты вообще уже, – завозмущалась мама, – во вторник договорились, а в воскресенье ты всех подводишь!

– Я не подвожу, – смутился П. Осликов, – просто до воскресенья очень долго. Неделя почти что. Мне во вторник хотелось в кино всей семьёй, а в воскресенье вдруг – раз! – хочется телевизор смотреть.

Мама подумала.

– Ну допустим, – сказала она. – Но если бы только это!

– Да, – сказал П. Осликов, – я сейчас Ещё объясню. Вот, допустим: ты предложила мне кашу.

– Та-ак, – сказала мама, подозревая нехорошее.

– А я, – торопливо продолжал П. Осликов, пока мама не рассердилась, – не очень хочу эту кашу. Но перед кашей была история с соком, и ты сердилась. И я говорю, что буду кашу. Чтобы ты не раздражалась. Понимаешь?

– А потом что?

– А потом, – сказал П. Осликов, – ты приносишь кашу. На тарелке. И я её вижу. И есть её не могу.

Мама каши как раз любила. Но она была довольно продвинутая мама и знала, что другие люди, бывает, каши терпеть не могут. Поэтому она почти всё поняла.

– Но всё-таки ты же знаешь, что не любишь каши, – сказала она. – Зачем же ты соглашаешься?

– Чтобы тебя порадовать, – вздохнул П. Осликов.

Тут мама как начнёт хохотать! П. Осликов чуть не обиделся. Но мама вовремя перестала и говорит:

– Ну и кто ты после этого?

– Кто? – спросил П. Осликов.

– Не знаю, – честно ответила мама. – Но, думаю, это ты не очень хорошо придумал. Я же всё равно ругаюсь.

– А ты не ругайся, – предложил П. Осликов.

– Не могу, – вздохнула мама, – не могу. Я к тебе как к человеку, а ты капризничаешь, как погода в апреле.

– У нас же погода круглый год капризная, – не согласился П. Осликов.

Он это очень хорошо знал. Потому что как только мама раздражалась несправедливо, она потом говорила, что это погода шалит.

– Вот я и говорю, – согласилась мама, – не начинай, пожалуйста, демагогию.

– И ничего я не начинаю демагогию! – надулся П. Осликов, который понятия не имел, что это.

– Придётся тебе как следует думать, прежде чем отвечать, – сообщила мама, чтобы не стукнуть этого мальчика.

– Я думаю, – насупился П. Осликов.

И они замолчали.

Тут как раз пришёл с работы папа и сказал, что хотел бы конкретных предложений. И они решили вот что:

1) Как уже решил П. Осликов, он будет сначала думать как следует, а уж потом отвечать. Тут самое главное – не торопиться и не волноваться.

2) Если договорённость на воскресенье была во вторник, в пятницу или в субботу, надо её проверить: может быть, обстоятельства изменились. Могут же они измениться?

3) А случай с соком – это просто недоразумение.

И папа выпил сок. С мякотью.

П. Осликов говорит по телефону

Однажды П. Осликов позвонил маме на работу. По очень важному делу. Но у мамы в этот момент тоже были важные дела. И она сказала:

– У тебя что-то важное, или ты просто так, поболтать?

– Важное, – сказал П., – я скачал новую игру, и…

– Петя, – ужасным голосом сказала мама, – если ты забыл, у меня тоже бывают важные дела. Куда важнее всяких игр. Я позвоню тебе, когда освобожусь!

И отключилась. П. Осликов чуть не заплакал!

Мама Осликова в это время тоже чуть не плакала. Она совсем не хотела обижать П. Осликова. Просто у неё были важные переговоры, и на её нервах можно было играть, как на скрипке. Музыка на таком инструменте получилась бы неважнецкая, но факт: мама волновалась. И на нервной почве обидела невиноватого ребёнка.

Дома она объяснила всё это П. Осликову и попросила прощения. П. Осликов, правда, не очень понял про важные переговоры. У взрослых каждый день важные дела, а нормальные игры не так часто попадаются! Но всё-таки он извинения принял. А мама говорит:

– Для того чтобы таких недоразумений не случалось, надо спрашивать, может ли твой абонент говорить.

– Чего? – спросил П. Осликов.

У него абонемент только в бассейн был, и разговаривать он не умел, это точно.

– Я говорю, когда ты звонишь кому-то, надо сначала спрашивать, может ли человек говорить!

– А, – сказал П. Осликов, – понял!

На следующий день он позвонил маме и спросил:

– Можешь говорить?

– Во-первых, здравствуй, Петя, – сказала мама вредным голосом.

– Привет! – сказал П. Осликов.

– Привет! – ответила мама. – Так что ты хотел?

– Можешь говорить? – спросил П. Осликов.

– Да могу я, могу! – рассердилась мама. – Ну?

– Надо купить ракетки, – упавшим голосом сказал П. Осликов.

– Какие Ещё ракетки?

– Для настольного тенниса… – грустно сказал П. Осликов и положил трубку.

Мама опять была недовольна. На эту маму просто не угодишь, вот что! Она перезвонила и говорит:

– А прощаться не надо?

– Надо, – печально ответил П. Осликов.

– А узнать, куплю ли я ракетки?

– А ты не купишь? – испугался П. Осликов. – Меня же будут ругать!

– Куплю, конечно, – смягчилась мама, – но надо же уточнить.

– Не понял, – сказал П. Осликов, – что уточнить?

– Ну, про ракетки, – объяснила мама, – к какому именно дню они нужны, сколько их нужно. Может быть, нужны какие-нибудь определённые ракетки…

– А-а, – сказал П. Осликов, – я понял. Ракеток нужно одну штуку, к понедельнику, какую угодно, только чтобы для настольного тенниса.

– Вот всё это, – сказала мама, – ты и должен был мне сказать по телефону. Потом удостовериться, что я тебя поняла, и только потом попрощаться и положить трубку. Понятно?

– Понятно, – вздохнул П. Осликов, положил трубку и ушёл в свою комнату.

Ему очень хотелось, чтобы кто-нибудь объяснил маме, что, когда на человека рычат в телефон, этому человеку очень хочется бросить трубку. И ничего больше не уточнять.

Мама, правда, уже тоже это поняла и расстроилась. Это у неё неделя напряжённая была. А так она вполне себе умела разговаривать по-человечески. Огорчение было в том, что тот, кого ты обидел по телефону, ничего этого не знает. Сидит себе обиженный и думает, какой ты злой абонемент. Поэтому она перезвонила П. Осликову и сказала:

– Извини, я не хотела тебя обидеть.

– Ага, – сказал П. Осликов, – а поздороваться?

– Привет! – послушно сказала мама.

– А если я не могу говорить?

Мама досчитала до сорока пяти и сказала грозно:

– Здравствуй, Петя. Можешь говорить?

– Привет! – как ни в чём не бывало сказал П. Осликов. – Я могу говорить. Что ты хотела?

– Я хотела сказать, – так же грозно сказала мама, – чтобы ты на меня не обижался. Я не специально на тебя нарычала.

– А-а-а, – отозвался довольный П. Осликов, – это хорошо. Всё в порядке, я не обиделся.

И опять положил трубку.

Мама перезвонила снова.

– А попрощаться? – возмутилась она.

П. Осликов подумал, что мама не поздоровалась и не спросила, может ли он разговаривать. Но решил не придираться и сказал:

– Ой, я забыл. Ну, пока?

Мама хотела придраться к чему-нибудь, но ничего такого не нашла.

– Ладно, – сказала она, – пока.

Ей хотелось спросить: «Ты что, не хочешь со мной разговаривать?» Но, по здравом размышлении, ей пришло в голову, что разговор с ней – и правда занятие не из приятных.

И они стали тренироваться. Мама старалась не рычать в телефон. И не только не рычать, но и поменьше вздыхать. Потому что иногда можно вздохнуть таким тоном, что у абонеме… у абонента сразу портится настроение. Как будто он виноват, что тебя толкнули на улице. Или что у тебя с утра живот болит. Или Ещё что-нибудь такое.

У П. Осликова тоже дела шли так себе. То поздороваться забудет, то «Можешь говорить?» спросить. Как-то не выходило сразу всё! А когда получилось, он вдруг стал забывать прощаться и просто клал трубку. Когда уже сказал всё, что хотел.

В общем, не очень это простое дело – культурно разговаривать по телефону. Так прошло несколько месяцев.

Как-то П. Осликов решил позвонить маме. У него не было никакого дела, просто он заскучал и хотел с кем-нибудь поговорить. Подумав, он набрал мамин рабочий номер и сказал:

– Привет!

– Привет, Петя! – радостно сказала трубка.

– Можешь говорить? – спросил П. Осликов.

У него сразу поднялось настроение.

– Да, конечно, могу! – сказала трубка.

– Я тут заскучал, – сообщил П. Осликов, – и хотел бы с кем-нибудь поговорить.

– Ну давай поговорим, – ответила ему трубка. – А где твоя мама?

– На работе, – вздохнул П. Осликов, – у неё важные переговоры.

– Не расстраивайся! – утешила его трубка. – Она, наверное, скоро придёт.

– Наверное, – сказал П. Осликов.

Он подумал и спросил:

– А ты не знаешь, когда примерно это будет?

– А я ей сейчас позвоню, – сказала трубка.

П. Осликов так обрадовался, что забыл попрощаться.

Через минутку у него зазвонил телефон.

– Всё в порядке, – сказала трубка. – Твоя мама уже едет домой.

– Здорово! – обрадовался П. Осликов.

Он подумал и спросил:

– А как у тебя дела?

– Хорошо, – ответила трубка. – Мы тут в бассейн собираемся. Девочка Саша шести лет, уже большая девочка Даша и мы с мамой.

– Я тоже хожу в бассейн, – сказал П. Осликов, – у меня и абонент есть!

– Ты, наверное, хотел сказать «абонемент»? – засмеялась трубка.

– Ой, то есть да, абонемент!

Когда Петечкина мама вошла в квартиру, её сын, ученик второго класса Пётр Осликов, непринуждённо болтал по телефону с неизвестным абонентом. Он увидел маму и сказал в трубку:

– О, мама пришла. Ну, пока?

– Пока, – сказала трубка. – Приятно было поговорить!

– Мне тоже! – сказал П. Осликов и положил трубку.

– Здорово, – сказала мама, – приятно, что ты научился вежливо разговаривать по телефону.

– Ага, – согласился Петечка.

Мама кивнула на всякий случай и пошла мыть руки, размышляя, что приятно, конечно, когда твоего сына хвалят знакомые, которым он позвонил «просто поговорить», но несколько обидно. Даже учитывая, какой этот мальчик «приятный» и «вежливый». Она думала очень долго. А на следующий день, когда П. Осликов только-только пришёл домой из школы, позвонила и сказала:

– Привет! Можешь говорить? Я соскучилась…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7