Елена Славная.

Глупая



скачать книгу бесплатно

Артемио тоже уселся, привлекая внимание к своему телу. Весь такой рельефный, но не объёмный. Я даже засмотрелась.

– Джениса, прекращай. Я понимаю твой страх…

– Я ничего не боюсь! – заявила и сама вся выпрямилась.

– Ничего, говоришь? – пробормотал Тео и поднялся.

Уходит?

Нет – расстёгивает брюки.

– А можно посмотреть?

Руки мужа замерли.

– На что?

– На то, чем мальчик от девочки отличается, – пояснила, склонив голову, чтобы скрыть свой бесстыжий взгляд. – Я как-то хотела за папой подсмотреть, но меня мачеха поймала, потом ухо дня три болело. А мальчики, когда я просила их показать, краснели и убегали.

– Ты серьёзно?

– Ну, мне интересно просто… Ты тоже убежишь?

– Не надейся.

Поёрзав, я уселась удобнее, скрестив ноги, и с затаённым ожиданием произнесла:

– Тогда показывай!

Тео замешкался. А затем, прищурившись, выдал:

– Вообще-то, прежде ты должна снять с себя одежду.

Обиженно надув губы, я протянула:

– Так нечестно! Сначала разденься, потом дай потрогать… И всё равно не покажешь! Тогда уходи отсюда, раз такой жадный!

– Потрогать? – озадачился муж. – Кто-то уже просил тебя об этом?

– Да, – кивнула я. – Он потрогал, а потом всё равно убежал. Лоретт сказала, что все мужчины обманщики, только обещать горазды. Знаешь, как мне обидно было?

– Представляю, – задумчиво отозвался Артемио.

– Тогда показывай.

Я даже слегка подалась вперёд, чтоб виднее было.

Не спуская с меня глаз, Тео расстегнул брюки, но снимать их не спешил.

– Ну? – подогнала я его.

Ухмыльнувшись, муж резким движением оголился.

– Ух ты, дракончик! – воскликнула я, подпрыгнув на месте.

Артемио озадаченно взглянул на признак своей половой принадлежности.

– Дракончик?

– Да! Дракончик! Я в детстве их именно так изображала. Правда, потом, когда я развесила рисунки в гостиной перед приёмом каких-то гостей, папенька запретил мне малевать, как он выразился, вообще.

– Хм… ну, не худшее название, – заключил Тео и потянулся к спущенным брюкам.

– А потрогать можно? – робко спросила я. – Всегда было интересно, какой дракончик на ощупь, – добавила скороговоркой.

– Трогай, – разрешил он.

– Правда, можно? – уточнила я, уже придвигаясь к краю кровати.

– Правда, – улыбнулся муж.

Оставаясь на расстоянии вытянутой руки, я замерла.

– А у тебя дракончик не огнедышащий? Ничем не дыхнёт на меня?

– Ничем, не волнуйся.

– Или он у тебя из ледяных? Замораживает? – спросила, слегка наклонившись набок.

– Нет, – ответил муж, слегка качнув головой.

Моя ладошка вспотела. Не каждый день ей приходится трогать такое. Подвинувшись ещё немного, я протянула руку и кончиками пальцев коснулась… дракончика.

– Ай! – вскрикнула и тут же одёрнула руку. – Он дрогнул! Ты видел, Тео, он дрогнул!

– Видел, – сквозь зубы процедил муж, натягивая брюки.

Затем Артемио уселся спиной ко мне.

– Тео, – тихо позвала его. – А это у всех такие дракончики? – Он не ответил. – А как вы с таким ходите? Мешает же? А сидите? Не больно? А почему мальчики не носят юбок?

– Хватит! – грубо гаркнул он. – Хватит притворяться, будто ты ничего не понимаешь!

– Но я, правда…

– Что? – Тео обернулся. – Считаешь, я не понял твоих уловок, дорогая?

– Выбирал бы подешевле!

– Да уж, просчитался! Не надо было дочь сапожника в жёны брать.

– Папеньку не тронь.

Он всю страну обул. А это не каждому сапожнику по силам!

– Обул… и меня он неплохо обул.

Муж встал, взял свою рубашку, надел её и принялся спешно застёгиваться.

– Я старался избежать этого брака всеми силами. Но раз уж Тьма связала нас, то пусть хоть какой-то толк выйдет из этого союза. Ты родишь мне сына.

– Но я не знаю, как! – продолжала настаивать на своём.

– Завтра я покажу.

Не говоря больше ни слова, Тео покинул спальню, а затем и комнаты. Через дверь, что странно. Когда я подошла, чтобы запереться, услышала голос Сабиты.

– Артемио? Проходи, конечно…

Что ж, похоже, Тео нашёл ту, которая оценит его дракончика.

Прислонившись к двери спиной, я прикрыла глаза.

Специфический шорох, раздавшийся из центра гостиной, узнала сразу.

– Давно ты здесь?

– С самого начала, – ответил Гирд.

– Что скажешь?

– Клинок и ножны звучали бы убедительней, а прикасаться к «дракончику» было лишним.

– Ситуация не та, Гирд.

– То есть ты не просто избегала первой ночи? – догадался он.

– Именно.

Я посмотрела на друга. Конечно, два месяца – не срок для изменений, но взгляд упорно искал хоть что-то цепляющее. Никаких отличий я не нашла, даже руки Гирда были привычно заняты пакетом молока и сдобными булочками.

– Как Хелин? – спросила я, оттолкнувшись от двери.

– Растёт вперёд и вширь. Скучает по тебе.

– Надеюсь, что скоро смогу повидаться с ней.

– Сможешь, – заверил Гирд. – Рассказывай, как попала к палачу.

Поведя плечом, я прошла в кабинет, махнув другу рукой. Он направился за мной. Зажёг свет, молча раскрыл пакет, материализовал кружку и налил туда молока.

– Не боишься? – насторожилась я такому вольному использованию магии.

– Тер Артемио Лафар уже отбыл из дома, – патетично ответил Гирд.

– Уверен? Я слышала, как он в соседние комнаты заходил.

– Ты садись и ешь. От голода у тебя сообразительность снижается, – подшутил друг. – Говорю, ушёл твой муж. И не морщься, привыкай к замужней жизни, – он подал мне булочки. – Гостья его неосторожно решила подслушать вас, вот тер Артемио и захаживал к ней с предупреждением.

– Меня не интересует, зачем он к ней…

– Это пока, а потом загрызёшь его и себя заодно, – перебил Гирд. – Хелин тоже сначала говорила, что прошлое в прошлом, а затем стала ревновать ко всем и вся, выяснять, было или не было, любил или не любил. Да и я… иногда так хочется набить Айко рожу, – доверительно прошептал он.

– Его отпустили? – вспомнила я.

– Через три дня. Он выдал Дженго.

– Совсем выдал?!

Гирд взглянул на меня так, что захотелось спрятаться. Его глаза, наполненные настоящим сиянием, приводили в больший ужас, чем псевдотьма Тео.

– Поняла. Ем, утоляю голод и становлюсь сообразительней. Наверное, ещё из роли не вышла.

– Конечно, – снисходительно кивнул друг. – Дженго ищут, – продолжил он. – Многие его ищут. Уж слишком большой шум поднялся тогда.

– Папенька знает, – тихо сказала я, когда расправилась с одной булочкой.

– Много?

– Вряд ли. Скорее, смог догадаться кое о чём. Он не говорил со мной, не расспрашивал, но я ведь тут.

– Подробнее, – потребовал Гирд, усаживаясь напротив меня.

– Всё очень просто. Мне грозит опасность. Что делает папенька? Избавляет от угрозы, – развела руками, показывая элементарность рассуждений.

Запустив пальцы в светлую шевелюру, друг несколько раз что-то пролепетал одними губами. Наверное, ругался.

– Не сходится, Джен, – выдал он. – Как он сумел уболтать Артемио жениться на тебе, я ещё могу представить, но «истый» союз… Его Сияние даёт нечасто, что уж говорить о Тьме.

– Ты был у храма?

– Нет. Меня личная жизнь палача не интересует, хотя ажиотаж вокруг его невесты был немалый.

– Два месяца папенька держал меня в полном неведение о происходящем вокруг…

Я начала коротко описывать свою жизнь начиная с момента нашей последней встречи с другом. На самом деле, там и рассказывать было нечего. Папенька запер меня в четырёх стенах, надеясь уберечь от всего, а после выдал замуж.

Не успела я перейти к описанию окончания последнего дня, как Гирд прервал моё повествование.

– Странная у тебя… соседка, – прошипел он.

– О чём ты?

– Слушай, – сказал он, поднимая указательный палец.

Ночная тишина внезапно прервалась женскими протяжными стонами.

– Ой, противно это! – возмутилась я. – Можешь заглушить?

– Не бережёшь ты моё сияние, – наигранно обидевшись, друг махнул рукой, создавая барьер посторонним звукам.

– В храм сходишь и восполнишь с избытком, – отмахнулась я. – Так вот, – вернулась к сбитым мыслям, – всё произошедшее склоняет меня к нескольким выводам. Во-первых, Артемио брака не желал. Во-вторых, папенька знал об этом. В-третьих, у них между собой имеются определённые договорённости, о которых мне, естественно, знать не положено. В-четвёртых, увидев, что Тьма решила всё по-своему, – показываю другу руки, – оба попытались или попытаются переиграть ситуацию. А дальше я ещё не придумала, как сформулировать. О! А ещё папенька что-то говорил о голом заде, вернее, о том, что мы можем с ним остаться.

– Допивай молочко, Джен, – с улыбкой произнёс Гирд. – Тебя сейчас должны волновать не чужие договорённости, а собственная жизнь.

– И когда ты успел стать таким занудой? Всего год женат, а уже невыносим! В следующий раз приходи с Айко, с ним хоть поговорить можно. И собери газеты за прошедшие два месяца, пожалуйста!

– Все?

– Нет, сплетни мне не нужны. «В центре» и «События» подойдут.

– Будто в них только правда.

– Они ежедневные. На фантазию меньше времени остаётся.

– Хорошо. Но я не могу гарантировать, что появлюсь скоро. Сегодня защита дома на минимуме. А маг сияния, – он мотнул головой в сторону соседних комнат, – слабее меня. Повезло ещё, что палач, очевидно, принял моё присутствие, как отголосок твоей соседки.

– Я всё понимаю, Гирд. Не рискуй. Ты скоро станешь отцом, а это гораздо важнее всего остального. Я уже под хорошей защитой, просто… просто не понимаю, что делать дальше. И Айко предупреди! С него станется пролезть сюда из любопытства. Может быть, я смогу беспрепятственно покидать дом, и тогда проблем будет меньше.

– Договорились, подруга, – вставая, ответил Гирд. – Я пойду, не стоит испытывать удачу.

– Конечно, – улыбнулась я. – Спасибо, что навестил меня!

Подмигнув, друг щёлкнул пальцами, убирая со стола крошки, пустой пакет из-под молока и кружку, а после исчез сам.

Я сразу же пожалела об этом, ведь вместе с ним пропал непроницаемый для звуков барьер, и наигранные стоны Сабиты вновь стали слышны. Какой-то дом безумия, а не приличное жильё.

Уснуть удалось, на удивление, быстро. Не помешали этому ни потуги из соседних комнат, ни лай невесть откуда взявшихся под моими окнами собак, ни залпы салюта, раздающиеся где-то неподалёку.

А утро явилось преступно рано. Не могло ещё поспать…

Разбросав подушки, я рывком поднялась с кровати, потянулась, размяла мышцы, болящие от непривычной постели, заглянула в гардеробную и побрела в ванную. Макияж, стойко продержавшийся почти сутки, сейчас легко смывался водой, что немало радовало. Интересно, кроме мыла, мне ещё дадут что-нибудь или придётся приобретать всё самой? Хвала мачехе, к вещам она положила «сундучок ПН» – большую шкатулку с мини-набором средств первой необходимости для ухода за кожей, волосами и прочим. Никогда не думала, что он может мне понадобиться. Но всё же надолго его не хватит.

Над выбором одежды я не задумывалась. Удобные брючки и глухая рубашка – лучшее решение для любого случая. На ноги – туфли на небольшом каблуке. Волосы собрала в низкий пучок, не такой гладкий, как у Катрис, но я старалась. Взглянув в зеркало последний раз, надела перчатки, расправила все складочки, покорчила себе рожицы и спокойно пошла к выходу. Среди подарков должно найтись что-нибудь интересное.

Как только я раскрыла дверь, обнаружила за ней Катрис. Подозрительно заглянула ей за спину – никого, пустой коридор, освещённый многочисленными бра, прикреплёнными практически через каждые два шага. Интересно, не потому ли дом Тео стоит на окраине города, что потребляет столько электричества?

– Доброе утро! – весело поприветствовала женщину.

– Доброе утро, тера Джениса, – она снова являла собой саму сдержанность. – Ваш муж просил показать вам дом.

– И когда успел? – удивилась я. – А где он сам? – поинтересовалась, покосившись на соседние комнаты.

– По ночам тер Артемио работает, – пояснила Катрис, чем вызвала мою ухмылку. – До полудня ваш муж обычно спит.

Вот это распорядок!

– И так каждую ночь?

– В ближайшие три дня тер Артемио закончит свои дела и возьмёт небольшой отпуск.

Осмотрела невозмутимую Катрис ещё раз с ног до головы.

– Знаете, не нужно при мне так стараться.

– Вы о чём?

– Ваше «тер» звучит неестественно, сразу заметно, что вам не привычно его употребление. А ещё вы часто избегаете имени, называя Тео «ваш муж».

– Вы очень наблюдательны, – сохраняя спокойствие, ответила Катрис.

– Тогда и ко мне не нужно обращаться «тера». Я ещё не привыкла, – попросила и улыбнулась.

Настроение было прекрасным, и потому доброжелательность давалась мне без труда.

– С чего бы вы хотели начать осмотр, Джениса?

– А кто там живёт? – спросила, указывая на соседнюю дверь.

– Тери Сабита Футол, давняя знакомая Артемио. Как только он найдёт более безопасное для неё место, тери покинет этот дом.

– И что за беда у неё произошла?

– Я не могу рассказать об этом. Спросите Артемио.

Ну да, конечно, он мне с удовольствием доложит, от чего защищает свою «давнюю знакомую», поселив её, кстати, уже в нашем доме. Папенька всегда говорил: гордость гордостью, а имущество – пополам.

– А вы знаете, где подарки?

– Разумеется. Список почти составлен.

А у мужа, как оказалось, неплохая память.

– Я хочу сама на всё посмотреть.

Подарков было много. Я, конечно, не рассчитывала на иное, но такого количества не представляла даже в своих самых смелых фантазиях.

– Сколько же было гостей? – поразилась я.

И ведь наверняка все хотели увидеть молодую жену…

– Артемио никому не высылал приглашений. Его принадлежность к Тьме слишком глубока, чтобы поддаваться новым веяниям, заимствованным из обычаев Сияния.

А союз, заключённый Тьмой, не предполагает праздничных гуляний. Столы накрываются по любому более-менее вескому поводу, и сесть за него может каждый пришедший. Тьма сама приносит дары, а не берёт их.

И ведь я знала это, но вспомнила только после слов Катрис.

В последние годы многое из обоих храмов переплелось настолько, что истинные традиции остались известны лишь единицам. И видимо, Тео один из этих немногих.

Увы, даже в книгах нет достоверной и подробной информации. А папенька, мачеха и большинство моих знакомых благоволили Сиянию, не давая мне поводов заинтересоваться Тьмой вплотную.

– Но кто-то же подарил всё это? – недоумевала я всё больше.

– Прислали с курьерами, – Катрис позволила себе улыбку. – Не отказываться же.

– Естественно! – согласилась с ней, решая, что распаковать первым.

– Тера Катрис, – к нам подошёл высокий рыжеволосый парень, – список, как вы и просили, – он передал ей папку. – Не все дарители пожелали назвать себя, поэтому часть подарков мы раскрыли для проверки, они помечены галочками.

– Благодарю, Озим. Вы проделали работу в колоссальные сроки, – похвалила она его.

– Нам ещё на занятия нужно спешить, – мило засмущался парень.

– Идите. Ваши счета у меня записаны. После полудня тер Артемию подпишет бумаги, и оплата поступит уже к сегодняшнему вечеру.

Кивнув, Озин спешно удалился.

– Артемио изредка позволяет студентам подзаработать, – зачем-то пояснила Катрис.

– Что?

– Я предугадываю ваш вопрос о том, почему составлением списка занималась не уже нанятая прислуга, а посторонние.

– Ясно. Вообще, я подумала, что дело в магии.

– И это тоже.

– А можно мне?.. – я кивнула на папку в руках женщины.

– Конечно.

Взяв папку, я быстро просмотрела исписанные листы. Зачем столько вина? Как оно поможет семейной жизни? Понятно, почему дарители пожелали остаться неизвестными.

Посуда, какие-то свечи, статуэтки, детская кроватка – три штуки; книги (хоть что-то полезное!), всякие драгоценности, билеты на разные концерты (чувствую, что сами артисты прислали!), ковры, шторы… ножны (ну, Айко, держись!) и автомобиль… от папы.

– Где он? – спросила я, тыча пальцем в надпись.

– На улице, возле входа в правое крыло.

– А как туда пройти?

– Вы не хотите взглянуть на остальное?

– Да на что там смотреть? – пробормотала, но сама прочла список дальше.

Дом? Это кто такой хороший? Даритель неизвестен? Слишком щедро для анонима. Но зато теперь известно, куда я поеду на своём новом автомобиле. Не зря Айко научил меня управлять им.

Снова книги, картина одна, картина другая, амулеты… волшебный фонарь? Не слышала о таком, надо будет ознакомиться. Какое-то «искусственное солнце», музыкальная шкатулка, рулон ткани, детская коляска (похоже, о детях грезят многие), благо, что одна; палатка, набор зонтиков, вазы – видимо, кто-то избавлялся от хлама. А вот телефона нет. Очень жаль.

– А что вот это значит: «кор. квад. 30х40»? – спросила я у Катрис. – И это: «кор. круг. 30»?

Заглянув, она пояснила:

– Коробок квадратный, коробок круглый, а цифры – это размеры. Наверное, их не сочли нужным раскрывать.

– Ага, я так и поняла, но решила уточнить. Наверное, это как раз они? – указала на множество упакованных коробков, сложенных прямо перед нами.

Именно эта пирамида и поразила меня сначала.

Соблазн раскрыть их немедленно был не столь велик, как желание опробовать подарок папеньки. Никогда бы не подумала, что он решится на автомобиль. Ведь мама погибла, не справившись с управлением.

Но оказалось, что ключи уже у Артемио. А дразнить себя просмотром без возможности проехаться… В общем, до полудня я зарылась в разноцветные обёртки, в кои были упакованы подарки.

Катрис не выдержала моих рассуждений вслух и довольно быстро ушла. Вернулась она только для того, чтобы позвать на обед. Я бы отказалась, но ключи ведь у мужа…

Столовая, располагавшаяся на первом этаже, выглядела весьма мило. Хотя до бабушкиного уюта ей далеко. Ведь у бабули нет кухарки и горничной, делающих всю работу. За столом, рассчитанным на восемь персон, сидели Тео и незнакомый мне мужчина. Когда мы с Катрис вошли, оба встали, прервав свой разговор на полуслове.

Муж двинулся к нам навстречу, чем немало удивил. Взяв за руку, он подвёл меня к столу.

– Джениса, познакомься, это Эйо Гатера, мой друг и помощник. Он частый гость в этом доме…

Ровесник Артемио, высокий, подтянутый шатен глядел на меня с лёгкой усмешкой. Точно, как на ребёнка.

– А вы тоже маг? – выпалила я.

– Очень приятно, Джениса, – продолжая улыбаться, он протянул мне руку.

– И мне, – кивнула в ответ. – Так вы маг?

На его ладони возникла серая дымка, а затем появился букет из разноцветных тюльпанов. Эйо протянул его мне.

– Спасибо! – я приняла цветы. – А можете ещё семь таких сделать?

– Зачем так много, дорогая? – вмешался Тео.

– Нам подарили восемь ваз. Надо же их как-то использовать.

– А ещё три кроватки, – заметил муж.

– Надо их в твой кабинет перенести, – пробурчала я, не желая принимать поражения.

Довольно улыбнувшись, Артемио помог мне усесться. В это же время Эйо ухаживал за Катрис. Горничная, накрывавшая на стол, вышла, тихонько притворив за собой дверь.

Не успела я взять ложку, как в столовую ворвался вихрь. Красный такой и полураздетый.

– Простите за опоздание! – весело прощебетала Сабита. – Артемио, я надеялась, что ты разбудишь меня, как обычно это делал.

Следом за тери вошла горничная с подносом. Я взглянула на стол: лишних приборов не было. Похоже, о ком-то просто забыли.

– Не стал тебя беспокоить, – отозвался Тео, вернувшись к своей тарелке.

Сабита уселась напротив моего мужа прежде, чем Эйо успел подняться с места. Тео махнул одной рукой, останавливая друга, и чуть заметно покачал головой.

– Вы успели осмотреть дом? – поинтересовался он у меня.

– Ещё нет. Мы подарки распаковывали, – ответила, лениво переливая ложкой суп.

Когда уже будет сладкое?

– Артемио, – пропищала Сабита, – мне нужно в центр. Буквально на пятнадцать минут. Ты не мог бы меня перенести?

Я аж застыла. Маг сияния просит о портале днём?

– Ты так и не смогла научиться перемещаться осознанно? – спросил её Эйо.

– Уже лучше, но не всегда удаётся попасть туда, куда требуется. Удивительно, что вчера у меня это получилось.

– Да, действительно, удивительно, – не сдержавшись, прошептала я.

Не думаю, чтобы потерять чулок в моей ванной, забрать его, а затем появиться за спиной Артемио в тот момент, когда он один – просто везение. А о способности применять магию сияния ночью вообще молчу. Не каждому магу это доступно.

Гирд рассказывал, что только долгими тренировками и чрезмерным усердием можно развить такую способность: использовать магию сияния ночью или магию тьмы днём. И если Сабите не даются обычные порталы, которые входят в умения всех магов, то ночью она просто не смогла бы ничего сделать. Но раз попыталась подслушать, то вывод напрашивается весьма очевидный.

Эйо, сидевший по левую руку от Тео и, соответственно, напротив меня, приложил палец к губам и подмигнул мне. Муж заметил этот жест, нахмурился, но ничего не сказал.

– Я занят, Сабита, – ответил он гостье.

– Не обязательно сейчас, – не успокаивалась та. – Можно позже или вечером.

К вечеру и пешком дойти можно.

– Перед отпуском нужно сделать очень много дел, Сабита, – сообщил Тео.

– Кстати, об отпуске. Через пять дней приём, где мне непременно нужно появиться. Ты сопроводишь меня?

– Исключено, – не задумываясь, ответил он.

– Но… – растерялась та.

– Сабита, – прервал её Тео и отложил ложку, – немедленно извинись.

– За что? – возмутилась она.

– Своим приглашением ты оскорбляешь мою жену. Более того, ты старательно делаешь вид, будто не замечаешь этого.

– Прости, но… но я не знала, что она тут.

– Сабита, – тихо, но замораживающе произнёс Артемио, – ещё раз: моя жена – хозяйка дома, где ты получила приют. Твоё неуважение к ней неприемлемо. А я не обязан представлять её тебе. Достаточно того, что ты знаешь о моём браке, – он показал свои руки, на которых, как и обещал были перчатки, но вязь на пальцах оставалась видна.

– Прошу прощения, тера, я не хотела вас оскорбить, – тут же среагировала Сабита.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10