Елена Скидан.

Десять миров холодных глаз



скачать книгу бесплатно

Глава 1 «Вера»

«В чем смысл жизни?» – подобный вопрос впервые сформировался у Веры настолько ясно. Мысли в голове вертелись и путались, не давая возможности собрать их воедино или, хотя бы, упорядочить все элементы непростого монолога. Эта женщина никогда не была склонна к приступам самоанализа. Возникший из ниоткуда вопрос такой серьезности и глубокого смысла мгновенно вывел из равновесия спокойный рассудок, заставив каждую клетку мозга натянутся, словно новая, необыгранная струна.

Для человека, не привыкшего думать, подобные рассуждения стали пыткой. Каждая отдельная фраза ранила ленивый, незакалённый мозг подобно ножам, вонзавшимся с каждым разом сильнее и сильнее, тем самым мстя за бесполезные попытки Веры прогнать их за причиненную боль.

Природа появления этих странных мыслей носила естественный характер: это был результат многолетних попыток судьбы внести в безамбициозный характер Веры минимальные стремления и побудить к активному участию в течении собственной жизни. К тому же, постоянные жалобы самой себе на жизнь, проходящей всегда или возле, или мимо Веры, делали этот момент не просто внезапным всплеском эмоций, а началом, возможно нового, сознательного этапа в жизни.

Эта особа имела привычку оправдывать свои одинаковые дни убежденностью, что стремление выбрать для себя постоянный жизненный ориентир – дело банальное и будничное, навязанное принципом стада и подходящим лишь для обывателя. Сама того не понимая, она сделала выбор, став тем самым обывателем, которых так не любила и даже призирала. Вот только выбор жизненного течения Веры не напоминал бурный горный поток, а походил на унылое течение тонкого лесного ручейка.

Последней отчаянной попыткой вернуть себя к привычному рассудку стала холодная вода, вылетая себе на голову из маленькой желтой лейки. Вера прислонилась плечом к стене на балконе. Стена и пол были устланы необычайно красивой плиткой, напоминавшей Вере о ее кратковременном пребывании на юге прошлым летом. Отделка была мелкой, больше похожей на мозаику. Кладка имела приблизительно одинаковое число белых, синих и желтых фрагментов. Роспись на ней была плавной, не имела острых углов, что делало рисунок очень приятным для глаза, особенно, в серые и унылые дни. Этот элемент декора делал съемную квартиру очень конкурентной на рынке арендного жилья, так как, наличие подобного живописного угла, давал возможность арендатору получить место для отдыха и мыслей. Не было ничего удивительного в том, что именно эта часть скромной обители станет, катализатором для человека, не желающего прежде ничего менять.

Светло-рыжие волосы Веры сейчас выглядели намного ярче, благодаря солнечному свету, который появился совершенно нежданно, после многих дней пасмурной и холодной погоды. Она уныло поднесла левую руку к лицу, желая закрыть глаза от слепящего солнца. Сейчас нужно было остаться на балконе. После таких мыслей, рыжая, словно, от возникшего из неоткуда приступа мазохизма, принялась считать кактусы, растущие в старых керамических лотках.

Растений было чуть больше двух дюжин. Каждый год, в день своего рождения, она подсаживала в лоток по одному. Вид, размер, форма и оттенок колючих питомцев зависел от настроения накануне праздника. Выбор именно этого вида цветов тоже был не случайным. Бабушка всегда говорила, что Вера закрытая и неприступная, как кактус.

Пересчитав и изучив как следует хорошо знакомую ей рассаду, Вера пришла к выводу, что в ее жизни все же преобладают дни упадка и уныния. И, так как день уже считался безнадежно испорченным, а день рождения и вправду приближался, она, не придумав ничего полезнее, решила отправиться в цветочную лавку, находящуюся довольно далеко от дома. По правде говоря, эта лавка не была единственной в районе. Множество подобных заведений, не отличавшихся друг от друга, находились вблизи от дома. Вера любила посещать самую удаленную, так как дорога к лавке позволяла ей прогуляться. Во время этой прогулки женщина мечтала, и мечты были несбыточными. Пожалуй, это была классика всех самолюбивых лентяев о волшебном совпадении времени и места, в котором они, совершенно случайно встретят своего благодетеля, который чудесным образом откроет в них талант, неслыханного, до этого дня, масштаба. Продолжая верить в эту сказку из года в год, мечтатели, не желая сделать шаг на встречу такому желаемому успеху и счастью, не перестают себя уверять в том, что «этот день настанет, это будет!» Абсолютная масса этих мечтателей так и остаются всего лишь мечтателями, на закате жизни сожалеющих об утраченном времени. Лучшим, для каждого из них, стало бы появления не волшебного покровителя, бесконечно верящего в способности избранного, и желающего помочь именно этому избранному, а жестокого отрезвителя. Этим просветителем не обязательно должен стать человек, а возможно событие или случай, способный ясно вразумить оторванного от жизни мечтателя.

До этого дня с Верой не случалось подобных проблесков раздумий. Она не задумывалась не по собственной воле, не по вине окружающих. Да и появление того самого случая или события рыжей всегда мало угрожали. Она не была общительной, друзей заводила редко, и, как результат неумения поддержать даже самые непринужденные отношения, этих кратковременных друзей теряла постоянно. Всех без исключений.

Единственных всплеском коммуникабельности был периодический визит в дом деда, за обедом у которого собиралась вся немногочисленная семья Веры. Обеды были не частыми, посещение их формальностью. Временами девушка, прибывая в обществе самых близких людей, завидовала своим знакомым, которые гордились и хвастали своими семействами и с которыми они имели не только внешнее, но и душевное родство. Такими настоящими эпитетами, как дружная, близкая и теплая – эту семью наградить было нельзя. Все же, именно благодаря таким встречам молодая женщина не теряла связи с реальностью, входила в курс политической ситуации в стране, новостей в области культуры и быта, и, конечно же, самых дешевых общественных сплетен.

Дорога от балкона до холла показалась короткой. Она почти не заметила, как оказалась у входной двери. Поленившись приодеться покрасивей, она решила оставить на себе простое голубое платье, в котором годилось ходить только дома, когда никто не видит. Накинув легкое драповое пальто, Вера взглянула на себя в зеркало. В первые за многие годы владения этим гардеробом она заметила удивительную сочетаемость цветов ткани, рыжих волос и собственных глаз. Светло-серое пальто создавало отличный фон для апельсинового цвета гривы, очень напоминавшей пух на холке у молодых львов. Но, даже, не смотря на дивные волосы, самой примечательной чертой Вериного худого лица были прозрачные, подобные цвету самого холодного льда, роговицы глаз. Именно ее глаза могли заставить замерзнуть самых пылких и отогреть самых скованных, навсегда утонувших в себе. Она не была красавицей, не обладала врожденной грацией или приобретенным чувством стиля. Все же, нередко притягивала к себе взгляды, так как обладала внешностью, не свойственной ни одной народности. Была просто экзотом для любой местности в которой проживала.

Задерживаться в квартире не было смысла, так как за последние минуты эта обитель способствовала нарушению хрупкого равновесия в жизни молодой женщины. Выйдя на улицу, Вера легко укутала голову черным вязаным платком. Опустив руки в карманы, она спокойно и уверенно зашагала по бетонным пешеходным дорожкам. День был будним. Место обитания Веры находилось недалеко от центральной части города. Большая часть здешнего населения покинули район, уехав на работу. Благодаря этому, на улице было очень просторно и тихо. Звуки касания каблуками бетонных тротуаров звучали отчетливо и звонко. Из-за пустоты дороги создавалось эхо, которое приятно множилось, благодаря отсутствию наставленных вплотную машин.

Рыжая, ощутив все спокойствие и непоколебимость воздуха бульвара, отметила для себя в этом некий символизм, который ей самой не понравился, так как носил характер насмешки над собою. Ведь именно эта обстановка способствовала продолжению мыслей и пробуждению новых, хоть и знакомых, бесполезных мечтаний. По привычке, она стала возвращаться в те полеты воображения, в которых была счастливой и благополучной, благодаря случайным обстоятельствам и свалившемуся из неоткуда успеху.

Проходя мимо магазина сладостей, женщина остановилась, принявшись рассматривать чудесную витрину. Круглые сутки вся вывеска освещалась голубым неоновым светом. За стеклом располагались шоколадные макеты известной архитектуры и причудливый механизм, который был собран из мелких красочных деталей. Этот механизм раскладывал разноцветные конфеты по формам, которые не имели дна, из-за чего нижние леденцы выпадали вниз, где механизм их собирал и раскладывал по новой. Все в этой машине было гармонично, она была сложена не только разумным, но и утонченным мастером, чье простое творение было лаконично и неоспоримо прекрасно. В Вере всегда было что-то детское. Вещи, похожие на эту витрину, неизменно привлекали ее внимание. Они помогали ей оторваться от мечтаний и просто насладится моментом забвения и сказки. Все же, она тайно ревновала эти произведения искусства к их творцам, так как в душе сознавалась, что не в силах создавать подобное.

Задержавшись немного у магазина, она двинулась вперед, оставив нарисованную звездочку в месте, где теплое дыхание соприкасалось с холодным стеклом витрины.

Проходя вдоль бульвара, Вера впервые заметила примыкающий тонкий переулок. Транспортного движения там не было, вдоль густо гнездились маленькие лавки разного предназначения. Удивительно, но именно здесь было всё. Первой в ряду была лавка текстиля и товаров для рукоделья. Она имела угловой вход. Следом за ней располагался бутик вин и коньяков, напротив находился магазин садоводства и бытовых товаров, носившего причудливое название «Угол вверх». Далее следовали заведение по продаже кожи и меха, магазин парфюмерии и косметики, кофейня и многое другое.

Эта кофейня сразу притянула внимание к себе. Снаружи располагался подиум из светлого дерева, сколоченный, по всей видимости, не очень умелыми руками. Не взирая на это, терраса была уютной, обставленной неслыханным количеством растений. Посадка была разной: там были и комнатные цветы, растения с грядки, полевые элементы, окультуренные саженцы-пришельцы с дальних тропических стран. Вазоны для растений были не похожи один на другой, располагались хаотично на полу и стендах.

Комфорт, исходивший от описанного заведения делал безоружным странника, предавшегося серьезным думам. Вера свернула в направлении кофейни. Заказав большую чашку жасминового чая, она села за кованый, окрашенный голубой краской столик. Дело приближалось к вечеру и фонари вдоль улицы только что зажглись. Следом, словно по команде или какой-то договоренности, включили освещение внутри бутиков и магазинов улицы. Последним последовало освящение террасы кофейни.

Получив свой заказ, рыжая продолжила свои мысли. Опыт во всем имеет смысл. На этот раз начать размышлять было уже не так трудно и болезненно. Теперь, охладив голову прогулкой, мысли вращались более плавно. Больше не напоминали стаю разъяренных обезьян, запертых в клетке. Сквозь тьму обрушившихся фраз начали прорастать свежие ростки светлых вопросов, имевших уже наводящий характер.

«Все же, как все просто и рационально в человеческой природе. Стоит только начать думать и разбираться. Действительно, самое трудное – начать», – задумалась рыжая, удивляясь тем простым открытиям, которые для большинства были нормой, в порядке вещей.

Будучи не в силах сразу поставить себе правильные диагнозы и прописать панацею, она решила последовать правильным, более логичным путем, который обещал помочь во всем разобраться. Вера принялась за анализ последних прожитых лет. За это время ей не удалось сделать ни решительных шагов по созданию семьи, ни серьезных поисков по самореализации себя как личности, ни укреплению себя как профессионала. И если с первым попытки были, то со второй и третьей сторонами жизненного вопроса все обстояло еще хуже.

Для более грамотных раздумий молодая женщина принялась делить все три аспекта жизни на отдельные категории, тем самым сделав большую ошибку. Она посчитала их мало связанными между собою и, следовательно, таковыми, которые следует рассматривать по отдельности.

Завести мужчину для рыжей никогда не было проблемой. Она не была легкомысленной, обладала постоянным характером. Причиной безрезультатных отношений оставалась ведущая черта ее характера. Вера не была той, что заводит любовников по собственной выгоде, считала это занятие недостойным и очень гордилась своей честностью. Основой всех ее отношений были теплые чувства, которые Вера так тонко умела лелеять.

Вывод напросился сам собой: романтика не вечна. Отношения, основанные на страсти, не имели будущего, так как с самого начала не подразумевали создание чего-то. Они только давали насладиться мигом здесь и сейчас. Отсутствие общих взглядов или целей не позволяли романам переходить на новый уровень. Развитие было не возможным. Ни с одним человеком не удавалось синтезировать опыт, извлекать полезное для обоих, строить не воздушные планы на будущее.

В этот момент, Вера вспомнила слова одного хорошо знакомого человека, которого считала действительно мудрым и способным к генерированию по-настоящему ценных мыслей. Фраза была простой, но носила необычайно уместный характер: любовь – это общие взгляды и цели. Эта формулировка была из тех, которые большинство людей безоговорочно воспринимали как истину. Хоть Вера и была из числа согласных с этим изречений, подозревала о его несовершенстве. «Ведь, если любовь сделать рациональной, это уже не любовь, а сделка длинною в жизнь. Здесь же сам смысл понятия о любви утерян», – думала она, незаметно возвращая себя к логике, которая и привела ее к этим размышлениям. Девушка была человеком крайностей, который способен примкнуть только к одному мнению полностью, не давая возможности противоположному взгляду повлиять и смягчить радикальный настрой. Виною была безграничная любовь бабушки, которая слишком боготворила маленькую Вера, в то время как следовало сломать ее необузданные черты характера, когда те были еще не окрепшие и находились в состоянии становления. Теперь что-то менять было поздно, нет занятия глупее, чем переделывать взрослую, сформировавшуюся личность.

Наступила некоторая пауза в мыслях, которая позволила собраться с новыми силами и перевести размышления в ранг серьезной философии.

Вернувшись к незаконченному вопросу, она продолжила делать выводы более приземленной манерой. Стало быть, создание как простой традиционной семьи не имеет смысла, так и заключение фиктивного брака – дело не разумное. Оба этих варианта принесут обладателям лишь временный эффект благополучия, реализацию каких-то планов, иллюзию спокойствия о настоящем и будущем. В таком случае, для достижения успехов в поставленном вопросе, не избежать серьезных поисков. Помимо поисков потребуются еще и вложение труда в развитие отношений, которое невозможно без шлифовки собственного характера, что было самым неприемлемым для нее из всех перечисленных требований.

Тема эта оказалась непомерно сложной и не подходящей для коротких размышлений за чашкой чая. Масло в огонь подливало понимание о факторе везения, которое Вере не было свойственно.

Напиток совсем остыл. Погрузившись в развитие мыслей, она вовсе забыла его пить. На улицу уже в полную силу опустилась ночь, которая привела с собой оживленность, связанную с возвращением домой обитателей района.

Было решено продолжить самоанализ во время продвижения к цветочной лавке. Нужно было поторапливаться. Засидевшись в кафе, Вера потеряла счет времени. Возвращаться домой без покупки не хотелось, так как большая часть пути уже была пройдена. Расплатившись, она вышла из кафе и направилась к бульвару. Эта тонкая улица уже не была такой очаровательной как час назад. Теперь это место ассоциировалось с открытием горькой правды, которая шла наперекор с убеждением в собственной удачливости в любви.

Вера шагала быстро. Хотелось скорее уйти от этого места. Быть может, рассуждения во время движения не заведут их обладательницу в такой глухой угол, выйти из которого окажется довольно непросто.

Покинув переулок с кафе, рыжеволосая устремилась вдоль бульвара, который был очень живописным, с дивной разновидностью деревьев, украшенным клумбами и оформленным бесконечным числом лавочек и фонарей. Такой антураж мог бы с легкостью послужить в качестве вдохновителя творческих поисков. Вера вспомнила юность. Это было самое беззаботное время, которое не должно было закончиться, ведь было таким прекрасным и тихим.

Юные годы этой особы прошли спокойно. Она не посещала кружков, ни ходила на танцы и дополнительные школьные занятия. На самом деле, вблизи дома и школы заведений для саморазвития детей было не мало. Вместо них рыжая предпочитала отдаваться безответным мечтаниям, в которых ее жизненный путь должен был решиться сам собой. Однажды, ей тогда было лет 16, Вера всерьез заинтересовалась написанием стихов. Ведь, для натуры романтичной и мечтательной этот процессом не стал бы энергоемким. Тем не менее, столкнувшись с первыми трудностями подбора рифм и сочетания слов Вера быстро попрощалась с занятием, которое на время посчитала своим истинным призванием и для которого, как ей показалось, обладала всеми природными качествами. Больше серьезных попыток по самопознанию не было. Вспомнив это, она расстроилась и разбудила в себе неблагодарное желание винить семью и окружающих за то, что не проявили настойчивости и жесткости, не воспитали усидчивости и силы воли. От этих мыслей самой стало противно и как-то не по себе. Внутри она прекрасно осознавала собственную вину в несостоявшейся попытке на пути к реализации себя как индивидуальность.

Жаль. Вот теперь стало действительно жаль упущенного времени и возможностей. Тогда было уйма шансов начинать. Даже если большинство начинаний закончились ничем, этого б никто не осудил, так как молодому, ищущему себя человеку все прощается. По крайней мере, сейчас бы знала, что ей точно не по вкусу, какое ремесло сносно, а какая деятельность действительно по душе.

И снова неудача. Относительно проявления себя как личности возникли такие же серьезные затруднения, как и с вопросом о любви.

На этой мысли Вера подошла к цветочному магазину. По крайней мере, размышление сделало прогулку не скучной и содержательной. Оформление входа этой лавки имело удивительную способность приподнять даже самое испорченное настроение. Ярко-желтая рама входных дверей имела веселый вид, тем самым располагая посетителя к покупкам. Девушка вздохнула. От головы отхлынула кровь, дышать действительно стало легче.

Войдя в магазин Вера почувствовала удивительный букет ароматов, исходивши от самых разных цветов. Воздух был влажным и прохладным, одинаково подходил для всех растений. У входа стояли только что привезенные голландские хризантемы, которые в этом магазине можно было встретить круглый год. Пройдя вдоль стеллажа с открытками и поздравительными элементами, она направилась между рядами с керамическими вазонами по направлению к настенным полкам, нагруженных тяжелыми лотками с черной почвой. Выбор кактусов на этот раз оставлял желать лучшего. Их было мало, растения одинакового размера. Такой вариант ее не устраивал, так как был значительно хуже ожидаемого. Не поверив своим глазам, ведь такое было впервые, Вера оглянулась по сторонам, желая заметить другие места расположения кактусов. Не обнаружив таковых, она направилась к кассе. За прилавком седел все тот же худощавый дед. Он перебирал увядшие цветы, обрезал и очищал стебли, таким образом пытаясь продлить им жизнь. Девушка подошла быстро, немного испугав своей резкостью пожилого человека, чья жизнь была наполнена благородной тишиной и покоем.

– Добрый вечер. Скажите, нет ли других кактусов, кроме тех, что в лотках у стены?

Старик уныло глянул на посетительницу, всем своим видом демонстрируя отсутствие охоты вести беседу прямо перед закрытием.

– Сейчас нет.

– А когда будут?

– Не знаю. Может на следующей недели, может через неделю. Посмотрим, как товар в кануне выходных раскупят.

– Но, через две недели они будут? Мне важно точно знать. Идти или не идти в другой магазин? – пассивность голоса продавца слегка задела Веру.

– Девочка. Я не знаю наверняка. Иди лучше кричать в другое место и не возвращайся сюда больше.

От такой наглости дар речи Веры куда-то пропал. Даже ответить не нашлось чего. Хозяин лавки прямо смотрел на опешившую покупательницу, наслаждаясь результатом многолетних тренировок по укрощению наглых оппонентов разговора.

Решение больше сюда не возвращаться само собой быстро сложилось. Молодая женщина круто развернулась и уже сделала несколько шагов на пути к выходу, как внезапно перецепилась и рухнула с огромных каблуков на холодный кафель. Вдобавок, еще и задела локтем амфору на столе, которая надбилась, в результате падения на спину упавшей. «Надеюсь, деда, ты счастлив как никогда», – лежа лицом вниз подумала она, оценивая всю нелепость ситуации и вид собственной повержености. Прямо перед глазами зашагали аккуратно начищенные черные туфли. Кто– то нагло переступил Веру и пошел, как ни в чем не бывало, по направлению к прилавку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное