Елена Пономарева.

Вывихнутый век. Кто его вправит? Хаос, конфронтация, интеграция



скачать книгу бесплатно

Особо следует отметить роль информационного фактора в подготовке и осуществлении переворотов. В 2000 году роль социальных сетей как детонатора социального и политического взрыва выполняло теле – и радиовещание. США и их союзники вели против режима Милошевича открытую информационную войну. Помимо представления действующей сербской власти как агрессивной и даже фашистской в мировых СМИ, Запад активно работал на ее делегитимацию внутри союзной Югославии. В соседних с Сербией странах была построена сеть радиовышек, обслуживающих вещание «Голоса Америки», «Радио Свободная Европа», Би-би-си, «Немецкой волны», «Радио США» и других медиа в СРЮ. Кроме того, с августа 1999 г. американские спутники и передатчики в соседних странах осуществляли глушение частот государственных телевизионных и радиостанций Югославии, что было грубым нарушением международного права, регулирующего дистанционную передачу информации. К этому следует добавить активную деятельность радиоцентров США, развернутых в Боснии и Герцеговине, главной целью которых было прослушивание югославских каналов связи. В свою очередь Болгария, имеющая собственный центр прослушивания, сообщала американской стороне необходимую развединформацию.

Неприкрытое давление на сербское общественное мнение оказывали и еврочиновники, обратившиеся за несколько дней до выборов с посланием к сербскому народу. «Сдать» Милошевича предлагалось за отмену санкций. Уставшее от многолетних и масштабных санкционных мер, от ощущения «всемирной ненависти» население при массированном информационном давлении связывало надежду на скорейшие изменения к лучшему с уходом прежнего лидера. Сами оппозиционеры не слышали и не хотели верить его пророческим словам: «Каждому должно быть ясно, что они (страны НАТО) нападают не на Сербию из-за Милошевича, а на Милошевича из-за Сербии». Эти слова зеркально отражают ситуацию во всех странах, где случились или готовились «цветные революции». На Каддафи напали из-за Ливии; на Асада – из-за Сирии; на Януковича – из-за Украины, также как и на Путина давление осуществляется из-за России.

Однако вернемся к Сербии. На президентских выборах от всех демократических оппозиционных сил был выдвинут единый кандидат – В. Коштуница, что также следует отнести к технологическим приемам переворотов. Распыленные и враждующие между собой оппозиционные силы не представляли бы серьезной угрозы режиму, а вот единый «кулак», который и стал главным символом «белградской осени», нанес ему сокрушительный удар. Триггером волнений стало объявление результатов выборов, сделанное якобы независимым агентством, согласно которым Коштуница выиграл уже в первом туре. Реальная ситуация была совершенно иная – в избирательной гонке лидировал Милошевич. Однако «революционный маховик» параллизованная внутренней разобщенностью и агентами «глубокого залегания», щедро финансируемыми западными фондами, центральная власть уже не смогла остановить. 6 октября в 22 часа 36 минут в телеобращении, переданном на телестудию «Ю-инфо», С.

Милошевич признал свое поражение.

Это был первый в постбиполярный период мировой истории успешный государственный переворот, подготовленный и реализованный западными спецслужбами совместно с местными НПО. Началась эра «цветных революций»: «революция роз» в Грузии (2003); «оранжевая революция» на Украине (2004), «тюльпановая» – в Киргизии (2005), неудавшаяся «васильковая» – в Белоруссии (2006). «Цветным» атакам подвергались Азербайджан (2005) и Армения (2008), опять Киргизия (2010) и Молдова (2009, 2015), Болгария (2013), Россия (2011–2012), Румыния (2004), Турция (2013) и даже Китай («революция зонтиков», 2014–2015). Однако самые серьезные потрясения не только для политической системы конкретных стран, но для всей системы международных отношений принесла серия переворотов в Северной Африке и на Ближнем Востоке, вошедшие в историю под названием «арабская весна» (2010–2011), а также евромайдан на Украине (2013–2014).

«Цветные революции» готовятся и реализуются (с небольшими вариациями) по одному и тому же шаблонному сценарию, предложенному Дж. Шарпом. Его самая известная книга «От диктатуры к демократии», ставшая концентрированной выжимкой из философских размышлений (Г. Торо, Л. Толстой, М. Ганди) и практических навыков политической борьбы (Л. Троцкий, А. Грамши, М. Л. Кинг), была впервые опубликована в Бангкоке в 1993 г. и предназначалась для бирманских оппозиционеров.

Согласно Шарпу, в конституционных рамках борьба против «диктаторских» режимов не имеет смысла. Именно поэтому он предложил оппозиции целиком сосредоточиться на организации массового политического неповиновения властям. Основными принципами развития «цветной революции» являются:

• наличие относительно представительной и политически влиятельной социальной группы, не удовлетворенной своим положением и стремящейся к завоеванию доминирующих позиций во властной иерархии;

• наличие довольно широкого слоя населения или групп, из которых могут рекрутироваться участники массовых ненасильственных мероприятий (как правило, это молодежь в возрасте от 14 до 30 лет);

• неудовлетворенность значительной части населения реальным положением дел в стране, а также качеством предлагаемых правящей группой реформ;

• слабый контроль со стороны общества над опорными источниками силы и институтами власти;

• наличие в правящем классе сторонников оппозиции и противников лидера;

• желание и стремление правящей группы отстаивать свои интересы.

Начиная с «арабской весны», вышеназванные принципы дополняются открытыми боевыми действиями между сторонниками и противниками правящего режима. Иными словами, гражданская война стала закономерным этапом ЦР – митинги и демонстрации лишь открывают эту возможность для «цветного» движения. В современных условиях уже не важна численность митингующих. Более значимым фактором ЦР оказываются потенциальный накал борьбы и готовность больших масс людей выйти на улицу. В переломный момент «революции» достаточно серии провокаций, хорошо срежиссированных акций, имеющих человеческие жертвы, виновниками которых объявляется действующая власть. Кровь и смерть, как правило, оказывают дестабилизирующее влияние на режим и позволяют завершить «цветной» переворот. Именно такая технология была впервые использована в ходе политического переворота в Вильнюсе 13 января 1991 г. и 14 января 1991 г. в Риге, а также 21 августа 1991 г. в Москве во время нападения на колонну БМП под Новоарбатским мостом.

Аналогичный сценарий был применен 20 февраля 2014 года в Киеве. Все жертвы были «списаны» на действующую на тот момент власть, тем самым совершался окончательный акт ее дискредитации в глазах украинского населения и мирового сообщества в целом. Последующие расследования показали, что это были сознательные и хорошо организованные провокации, ответственность за которые лежит на противниках действующей власти и т. н. «революционерах», которые, естественно, своей вины не признают.

Родовые признаки ЦР

Подводя итог сказанному, выделим основные особенности – родовые признаки – «цветных революций». Во-первых, ЦР – это продукт совместной деятельности внутренних и внешних сил, заинтересованных в отстранении от власти представителей определенной политической группы и в ее замене на другую, более лояльную по отношению к внешним игрокам и готовую пожертвовать национальными интересами ради личного обогащения и временной власти.

Во-вторых, деятельность внутренней оппозиции в значительной (но далеко не в полной) мере осуществляется внешними игроками. Местный олигархат также принимает активное участие в подготовке – организационной и финансовой – переворота, надеясь на значительные властные преференции в случае победы. Что же касается финансирования ЦР извне, то основными каналами передачи средств являются такие организации и фонды, как USAID, USIA, IREX, NDI, GDN, Фонд Форда, Фонд Макартура, Госдепартамент США, Корпус мира, Министерство обороны США. Например, только по данным финансирования этими структурами различных программ можно предположить «готовность» той или иной страны к ЦР. Так, в 2000-х годах общая ежегодная сумма финансирования программ НПО в Украине составляла в среднем 150 млн. долл. США: в 2001 г. – 145 млн. долл., в 2002 г. – 173 млн. долл., в 2003 г. – 95 млн. долл., в 2004 г. – 133 млн. долл., в 2005 г. – 157 млн. долл., в 2006 г. – 153 млн. долл., в 2007 г. – 154 млн. долл., 2008 г. – 141 млн. долл., в 2009 г. – 195 млн. долл.

После избрания В. Януковича на пост президента Украины в 2010 г. произошло резкое увеличение помощи финансирования третьего сектора, что является косвенным свидетельством готовящейся дестабилизации Украины. В 2010 г. на развитие украинского гражданского общества Запад выделил 315 млн. долл., в 2011 г. – 289 млн. долл., в 2012 г. – 282 млн. долл., в 2013 г. – 256 млн. После евромайдана уровень финансирования резко снизился: в 2014 г. третий сектор получил 138 млн. долл., а за полгода 2015 – только 45 млн. долл. США.

В-третьих, главными бенефициариями в случае победы ЦР являются внешние игроки. Победа в ЦР имеет транснациональную и геополитическую природу. В первом случае неограниченный доступ к национальным ресурсам получают ТНК. Во втором – закрепляется влияние на конкретном пространстве страны-куратора и финансиста ЦР. В современных условиях, это Соединенные Штаты и их ближайшие союзники. Влияние может быть использовано с целью дальнейшей дестабилизации ситуации в целом регионе. Тем самым реализуется стратегия «управляемого хаоса».

В-четвертых, для успешного осуществления «цветной революции» необходимо наличие, с одной стороны, комплекса социально-экономических проблем, переживаемых страной в течение довольно долгого периода времени (итоги неолиберальных реформ – рост социального расслоения, безработицы, инфляции; последствия санкций; многоуровневая коррупция) и способных сформировать устойчивое раздражение властью у значительной части активного населения. С другой – должен иметь место фактор обязательных и даже исключительных дивидендов, получаемых сторонниками «революции» в случае ее успеха. Таковыми могут быть обещания со стороны внешних игроков отмены санкций, предоставление кредитов, модернизация экономики, предоставление определенных свобод, быстрое вступление страны в наднациональные структуры, например, в ЕС и НАТО.

В-пятых, одним из самых благоприятных моментов осуществления ЦР являются парламентские или президентские выборы либо требование их досрочного проведения. Большинство ЦР проводилось во время или сразу после избирательных кампаний. В случае незначительной разницы в голосах, отданных за действующую власть и за оппозицию, представители последней еще до окончательного подсчета голосов объявляют о победе своего кандидата. Неприятие данной позиции действующей властью ведет к использованию оппозицией технологических заготовок – от нескольких сотен до нескольких тысяч заранее ангажированных людей выходит на центральное (в идеале, сакральное) место столицы. Тем самым дается старт бессрочной акции протеста с требованиями либо пересмотра итогов выборов, либо отставки действующей власти. В случае, если власть не идет на уступки, может быть активизирован «силовой сценарий» – столкновения с силовыми структурами государства; переход к вооруженной фазе сопротивления.

В-шестых, хотя ЦР для стороннего наблюдателя выглядят как спонтанные явления, якобы являющиеся реакцией активных граждан на явную несправедливость, они готовятся долго и тщательно. В ряду обязательных этапов подготовки ЦР выделим: формирование группы оппозиционных политиков; создание в стране разветвленной сети НПО не только для раскачки общественного мнения, но и для трансфера денег из зарубежных фондов; делигитимация правящего режима посредством регулярных акций и информационных вбросов; обучение активистов основам проведения протестных акций и методам сопротивления; подготовка события-триггера, способного окончательно дискредитировать власть и перевести ЦР в активную фазу.

В-седьмых, «цветные революции» отличает шаблонный сценарий. Технологии ЦР обкатываются на примере одной страны, корректируются и затем запускаются далее. И, наконец, последнее по перечислению, но не по значению. «Цветные революции» не имеют обязательной для социальной революции, революции без кавычек, идеологической конструкции, являющейся ее обязательным стержнем.

* * *

Знание и понимание специфики «цветных революций» дает возможность для разработки комплексных превентивных мер по противодействию угрозе «управляемого хаоса», одной из действенных методик которого являются «цветные революции». Выступая на 70-й юбилейной сессии Генеральной ассамблеи ООН, Президент России В. В. Путин особо подчеркнул, что «экспорт социальных экспериментов, попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок» часто приводили и приводят к трагическим последствиям, не к прогрессу, а к деградации. Агрессивное внешнее вмешательство в ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке «привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса – насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся». Не допустить повторение подобного экспорта «демократических» революций, оборачивающихся на практике хаосом, причем не всегда управляемым, задача всех здоровых сил в любой стране мира.

Среди конкретных мер противодействия угрозе хаотизации России и всего евразийского пространства, помимо конкретных шагов государственных спецслужб по выявлению лиц, организаций и фондов, занимающихся подрывной деятельностью и подготовкой политических переворотов, наиболее значимыми мы видим информационно-психологические. Речь идет о защите «национальной воли» (вспомним Либицки), которая возможна через активизацию таких резистентных факторов, как обучение, воспитание, социокультурная идентичность. Обучение формирует картину мира, определяет каналы получения информации, а также уровень анализа и критичности. Воспитание формирует ценности и защиту от негативной информации, дает уверенность в своей правоте и силе. Принцип «хорошая или плохая – это моя страна» должен стать определяющим в системе воспитания. Социокультурная идентичность защищает общество от манипулирования по тому же принципу, что и идеология.

Иными словами, для предотвращения рецидивов ЦР нужна комплексная государственная программа по обучению и воспитанию активных граждан, преданных своей Родине. Без информационно-психологической стратегии развития общества, без должной защиты своего культурного пространства, «своих богов», противостоять «цветным» технологиям, а значит и «управляемому хаосу» невозможно.

Переформатирование мира[3]3
  Интервью журналу «Геополитика» (Сербия). Беседовал главный редактор Слободан Ерич.


[Закрыть]

– Вы много писали о новом «переформатировании мира», о том, что современный миграционный кризис является не неожиданным, а «организованным процессом, который даже правильнее называть массовой специальной операцией». Что является целью этой колоссальной «миграции народов» из Африки и Азии, и прежде всего с Ближнего Востока в Европу?

– Действительно, на наших глазах происходит переформатирование мира. В страшных муках, в слезах и крови рождается новый миропорядок. Беспрецедентный в новейшей истории как по масштабам, так и по социально-демографическим и политическим последствиям миграционный кризис является одной из составляющих этого процесса. Причем именно Балканы, как не раз бывало в истории, играют в возникшей проблеме очень важную роль. Не случайно, выступая 3 ноября 2015 г. на конференции в Дармштадте, А. Меркель заявила, что «если страны ЕС закроют свои государственные границы, то на Балканах, где уже насчитывается огромное число беженцев из Африки и Ближнего Востока, может вспыхнуть война». В связи с этим вспоминаются пророческие слова другого немца Отто фон Бисмарка: «Если в Европе когда-нибудь начнется война, то из-за какой-нибудь глупости на Балканах». Как известно, именно выстрел в Сараево стал casus belli Первой мировой.

Учитывая тяжелую социально-экономическую, если не сказать катастрофическую, ситуацию во всех балканских странах, оставлять их один на один с проблемой беженцев нельзя. Это может быть чревато новыми вооруженными конфликтами. Впрочем, как знать, может быть именно это в интересах ведущих игроков мировой политики, к которым сегодня относятся не столько государства, сколько транснациональные корпорации и наднациональные структуры.

Современный миграционный кризис – далеко не случайность, а хорошо продуманная и четко срежиссированная акция, которая призвана реализовать чьи-то корыстные интересы.

Среди главных целей организаторов данной спецоперации я вижу общую дестабилизацию Европы, что невозможно без окончательной архаизации Балкан – порох в этом европейском «погребе» должен быть сухим и готовым к новому взрыву. Кроме того, миграция неизбежно вызовет усиление правых сил во всех европейских странах, что неминуемо приведет к обострению социальной напряженности и как следствие к переделу политических сфер влияния. Рост правых настроений мы уже наблюдаем во всех странах, начиная от Финляндии и Швеции и заканчивая Францией и Германией.

Что же касается Балкан, то для меня очевидно явное накачивание региона взрывоопасной социальной массой: обращает внимание проникновение в страны региона под видом беженцев хорошо обученных и прошедших через «горячие точки» исламистов. Очевидно, что распределяясь по территории Сербии и концентрируясь, в основном, на юге, они легко могут стать силой, которая выступит в поддержку радикально настроенных албанцев-ваххабитов, проживающих в этом регионе страны – Санджаке. У меня нет ни тени сомнения в том, что среди тысяч беженцев в страну легко могут проникать и т. н. «спящие» террористы, которые могут задержаться до часа «X» в стране, а могут и проследовать далее – как будет угодно их кураторам и спонсорам.

К этому следует добавить, что в соседней Боснии на протяжении последних лет активно развивалось ваххабитское движение и существуют латентные радикальные организации. Их активизация возможна в любой момент. Исламистские организации «Ваххабия» и «Красная роза» уже действуют на юге Сербии и в Черногории, «Тарикат» – в Македонии, ячейки «Аль-Каиды» ведут активную работу в Косове и на севере Албании. Главной целью своей деятельности подобные организации провозглашают образование «Зелёной трансверзалы», то есть, сплошного пояса мусульманских государств в подбрюшье Европы. Центром легальной дислокации радикальных и экстремистских структур является Косово.

Еще одним существенным риском (и целью для кого-то), напрямую связанным с миграцией, является ускоренная и усиленная криминализация всех сфер жизни европейских стран. И это также связано с Балканами – отдельное направление миграции из региона представляют криминальные элементы. В своем подавляющем большинстве эта группа мигрантов представлена выходцами из самопровозглашенной Республики Косово, которые под видом сирийцев и турок устремились в Европу. Регулярно на венгерско-австрийской границе оказываются косовары с пакистанскими документами при турецких штампах.

Албанская мафия (органическую часть которой составляет косовский сегмент и албанцы, проживающие в Македонии и на юге Сербии) представляет сегодня мощную и прекрасно организованную криминальную структуру. Одним из основных видов ее деятельности является наркотрафик, который вне всякого сомнения активизировался в условиях миграционного кризиса. Не менее прибыльным оказывается торговля людьми и человеческими органами, на ниве которой также «прославились» косовские албанцы в конце 1990-х – начале 2000-х годов. В настоящее время обращает на себя внимание прохождение в потоках беженцев детей, следующих без родителей. Известно, что из 30 тыс. детей-беженцев, проследовавших транзитом через Сербию летом 2015 года, три тыс. были без родителей и находились под «покровительством» молодых мужчин. Судьба этих детей вызывает серьезные опасения. Иными словами, под прикрытием беженцев международный криминал решает свои задачи: расширяет зону наркотрафика, ведет нелегальную торговлю оружием, занимается торговлей людьми и черной трансплантологией.

И это далеко не все «прелести» миграционного кризиса, который, повторяюсь, хорошо продуман и организован. При этом важно понимать, что устремившиеся в Европу потоки беженцев являются социально-демографическим, экономическим и политическим оружием в руках разных влиятельных групп. С одной стороны, миграционный кризис направляют и используют в своих интересах те, кто хочет ослабить ЕС, чтобы легко и безболезненно включить его в выгодный американским ТНК и стоящими за ними группам Трансатлантический союз, спасая тем самым экономику США. С другой – группа, к которой относятся старые европейские элиты и в частности королевская семья Великобритании, готова, чтобы не допустить поглощения континента заокеанским монстром, начать слом Евросоюза. Конечно, это долгосрочный процесс, но он уже начался. Таким образом, миграционный кризис – это одновременно инструмент и следствие борьбы североатлантических и европейских властных верхов за будущее Америки и Европы.


– Может ли военная операция России в Сирии против т. н. «Исламского государства»[4]4
  Организация, запрещенная в РФ.


[Закрыть]
препятствовать или хоть в некоторой степени остановить процессы дестабилизации стран Ближнего Востока и предотвратить план дестабилизации новой зоны – европейского пространства?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25