Елена Нуднова.

Мёртвые не спят



скачать книгу бесплатно

Мёртвые не спят


ГЛАВА 1. Рай и кураторство

Я бегу по двору, залитому светом фонарей. На улице сегодня минус двадцать, но мне жарко, чувствую, что спина под короткой шубкой взмокла от пота. Ненавижу бегать… Подошвы сапог скользят по льду, лёгкие разрываются от нехватки кислорода, но сбавлять скорость нельзя. Экзамен начинается в восемь утра, это ровно через десять минут, путь до института занимает сорок, а я даже не у метро! Чёртов будильник, который не сработал в нужный момент, чёртова привычка учить билеты в последнюю ночь, вечно у меня из-за этого проблемы! Сегодня я постаралась съэкономить время на всём, чём только можно, даже не перекусила перед выходом, но всё равно сейчас дико опаздываю.

Проезжая часть. Головой налево-направо, как примерная школьница. Совсем рядом виден приближающийся свет фар… а, к чёрту! Здесь пешеходный переход, меня обязаны пропустить.

Я успеваю сделать буквально два шага, и тут мои ноги разъезжаются, горизонт резко накреняется. Я взмахиваю руками, пытаясь удержать равновесие, но безуспешно. Падаю на спину, ударяясь затылком об асфальт.

От боли перед глазами поплыли разноцветные точки. Ох, только бы не сотрясение! В голове звенело, звук был похож на противный комариный писк, мысли путались. Я на секунду зажмурилась, стараясь собрать их в кучу. Мне нужно… нужно встать, срочно. Автомобиль, скорее всего, успеет остановиться, но лучше не искушать судьбу.

Я открыла глаза, но успела увидеть лишь ослепляюще-яркий свет фар. Всё произошло слишком быстро, у меня даже не было времени, чтобы испытать ужас. Протяжный гудок, влажный тошнотворный хруст и вспышка дикой боли. Больше ничего не помню.


Следующим воспоминанием был свет. Не тот, который, знаете, в конце тоннеля, а обычный, от уличного фонаря. Я легко поднялась и осмотрелась. Машина уже исчезла. Вообще-то водитель мог бы остановиться и предложить помощь человеку, рухнувшему под колёса его автомобиля, но что уж…

Даже не знаю, повезло мне или не очень. С какой стороны взглянуть. Но на экзамен я точно теперь не попаду, сейчас первым делом нужно ехать в больницу. Хотя боли больше не было. Вообще никаких ощущений не было… Ни холода, ни жара, даже есть не хочется, а ведь желудок буквально сводило от голода. Я обхватила себя руками за плечи, готовая ощутить под ладонью мягкость мехового рукава, и опять ничего. Это что, шок от пережитого потрясения?

Идти… пора идти, нельзя торчать посреди проезжей части. Но я словно впала в ступор и не могла заставить себя сдвинуться с места. Перед глазами стояла мутная пелена, поэтому моё тело казалось дымчато-неплотным, скорее голограмма, чем материальный объект. Я потёрла веки, потом ещё раз, ещё, пока до меня не дошло, что дело не в зрении, ведь все остальные предметы выглядят абсолютно чёткими.

Несколько секунд я тупо разглядывала собственную руку, поворачивая её так и эдак. Бред! Это галлюцинации, определённо галлюцинации из-за сотрясения мозга. Мне необходимо в больницу, как можно скорее!

Я нагнулась, чтобы поднять сумочку, и увидела чьё-то тело в луже тёмной крови, лежащее на асфальте прямо передо мной.

Руки-ноги были неестественно вывернуты, на одежде и коже отпечатался рисунок протектора шин. Наверное, сознание пыталось защитить меня, поэтому вся информация доходила так долго. Но сейчас будто рухнул барьер, отделяющий от реальности, последний кусочек пазла встал на место, и перед моим мысленным взором открылась целая картина. Внутри у меня всё похолодело от ужаса. Стоп, погодите, почему же чьё-то тело? Это лицо мне знакомо, ведь именно оно на протяжении двадцати лет улыбалось в ответ из зеркала. На асфальте лежала я…

Время будто остановилось, воздух сделался тягучим и вязким, как мёд. Казалось, что это мгновение никогда не закончится, вечно будет улица, и свет фонаря, и снежные хлопья, и мёртвый взгляд синих глаз. Потом стеклянная стена тишины лопнула, и я закричала, громко и пронзительно. Мне было страшно, хотелось убежать отсюда подальше, но какая-то невидимая сила будто удерживала меня на месте.

– Помогите! – я отшатнулась, но отвернуться не смогла. – По-мо-ги-те, по-мо…

Сзади раздался топот. Слава Богу, кто-то меня услышал! Я обернулась. Темноволосый парень бежал ко мне, одной рукой прижимая к уху мобильный.

– Алло, скорая, – он уже был совсем близко, так что я отчётливо слышала каждое слово. – Тут девушку сбили, кажется. Она лежит на проезжей части в луже крови. Да. Кирпичная улица, возле магазина «Магнит». Да, быстрее… пожалуйста.

Парень убрал мобильный в карман куртки.

– Спасибо, спасибо вам, я…

Но незнакомый спаситель даже не взглянул на меня. Он осторожно опустился на колени рядом с моим телом. Расстегнул на мне шубку, едва слышно бормоча себе под нос: «Чёрт, как же…». Собирается делать непрямой массаж сердца? А если у меня рёбра сломаны?! Плохая, плохая идея, надо его остановить!

– Нет, не трогайте! – закричала я. – Не надо!

Я хотела удержать его за плечо, но не смогла даже коснуться рукава куртки, мою руку будто отбросило назад. Я потянулась снова – тот же эффект. Между нашими телами оставалось пустое пространство, которое мне никак не удавалось преодолеть.

Парень тем временем положил одну ладонь на другую и надавил на мою грудную клетку. После первого же толчка из открытых губ выплеснулась струя тёмной крови. Парень резко отшатнулся и зажал себе рот, пытаясь сдержать рвотный позыв. Немного отдышавшись, незнакомец снова приблизился и приложил пальцы к моей сонной артерии, подождал несколько секунд, убрал руку и медленно поднялся.

Что такое? Он не нащупал пульс? Не может быть! Неужели… это конец? Я не могла поверить в происходящее, не могла смириться. Казалось, что всё ещё реально исправить. Только нельзя сдаваться, надо делать что-то, надо… И где чёртова скорая?! Где они, когда мне так нужна помощь?! Я злилась на врачей, на водителя, который даже не удосужился остаться, на себя… Но злость быстро сменилась отчаяньем.

– Помогите… – уже тише, почти шёпотом, произнесла я.

– Он ничем не сможет помочь, – послышался чей-то голос.

Я вздрогнула и резко повернулась. Рядом стоял молодой мужчина в ослепительно-белом костюме. И как он не мёрз в минус двадцать в таком наряде? Его лицо выражало сочувствие, но взгляд за прямоугольными стёклами очков оставался холодным. Незнакомец выглядел вполне обычным, полностью материальным. Только откуда же он взялся?

– По…почему? – только и смогла произнести я вслух.

– Всё просто. Вы хотите, чтобы этот незнакомец вдохнул жизнь в ваше тело. Но мёртвое нельзя оживить.

– В каком смысле?

– Идёмте, – произнёс мужчина вместо ответа. – Вам здесь больше нечего делать.

– Я… я никуда не пойду! – воскликнула я, отступая на шаг.

Может, это было глупо, но мне не хотелось оставлять своё бывшее тело. В глубине сознания я уже начинала понимать, что больше не имею с ним ничего общего. И всё же казалось, что пока я нахожусь здесь, всё ещё можно повернуть вспять. Но как только я последую за этим человеком, обратной дороги уже не будет.

– Идёмте, – настойчиво повторил мужчина.

Снег взметнулся, окутывая нас плотной белой пеленой. Когда завеса спала, не было уже ни моего тела, ни улицы, ни фонарей.

Под ногами у меня стелилась красно-коричневая каменистая почва, кое-где росли деревья с толстой тёмной корой и узловатыми ветвями. Тусклый свет, казалось, исходил прямо из сиреневых облаков, которые были не только далеко вверху, но и кружили совсем рядом, буквально на уровне головы.

Пространство вокруг жило по своим непонятным законам. Островки земли с треском откалывались от общей массы, поднимались или опускались, снова соединялись, как кусочки в причудливом паззле. Рядом с нашими ногами почву пробороздила глубокая трещина, и отделившийся кусок полетел куда-то вправо. Я перегнулась через край, стараясь разглядеть, что же находится внизу. Передо мной открылось бездонное пространство, в котором, насколько хватало глаз, плавали всё те же каменистые острова с деревьями и сиреневые облака.

И ещё здесь было очень много людей. Они сидели возле деревьев, чинно прогуливались по островкам, перепрыгивали с одного клочка земли на другой или шли прямо по воздуху, словно забыв про гравитацию. Рядом я увидела девушку в длинном белом платье, она перебирала ногами, точно ступая по невидимой лестнице, и при этом действительно поднималась, всё выше, выше… Слышались голоса, смех, негромкая музыка.

Единственное, что выбивалось из общей сказочно-сюрреалистичной картины – попадающиеся то там, то сям письменные столы, стоящие прямо на голой земле, по одному или небольшими рядами. Некоторые были пусты, за другими работали на ноутбуках люди в таких же, как у моего сопровождающего, одеждах.

Напротив многих белокостюмных сидели в креслах люди, выглядевшие эфемерно-прозрачными, в точности, как и я. Как и большинство обитателей этого странного места. Неужели все здесь… Нет, даже додумывать не хочу.

Мужчина молча ждал, будто давая мне возможность свыкнуться с новой обстановкой. Поймав мой взгляд, он усмехнулся и торжественно произнёс:

– Добро пожаловать в Рай.

– К-куда?

– Рай. Вальхалла. Аме?нти. Гхмаа?та-уда?н. Название не важно, главное, что вам нужно понять – это место, куда после смерти попадают души из всех миров.

– Миров? – эхом повторила я.

– Ну да. Вы же не думали, что Земля единственная, это было бы слишком эгоистично, даже для людей. Простите, я до сих пор не представился. Меня зовут Уинстон. Я привратник.

– Привратник?

– А вы не слишком-то сообразительная, верно? – Уинстон поправил очки, прямоугольные стёкла при этом строго блеснули. – Привратники должны встречать умерших, сопровождать, помогать, если возникнут какие-то сложности.

Я стояла, не зная, что сказать. В мыслях гулким колокольным звоном отдавалось всего одно слово: «Умерших, умерших, умерших…».

Если каждому человеку отпущен строго определённый запас чувств, то мой только что исчерпался. Внутри словно что-то перегорело, окружающая действительность отодвинулась и воспринималась как бы со стороны. Приглушились звуки, поблёкли цвета. Наверное, это сработал защитный механизм. Я сдулась, как шарик, из которого выпустили весь воздух, осталась лишь оболочка, не способная испытывать какие-либо эмоции.

– Идёмте, нужно внести вас в базу.

Я будто впала в оцепенение, просто застыла, глядя в одну точку перед собой. Уинстон пощёлкал пальцами рядом с моим лицом, со вздохом взял за руку и слегка потянул, только тогда я двинулась за ним, механически переставляя ноги.

Мы подошли к ближайшему пустому столу. Уинстон отпустил меня, сел за стол и жестом предложил мне устроиться напротив. Я безропотно опустилась в кресло. В голове вяло толкнулась мысль: почему здесь не построили здание, или хотя бы навес? Если пойдёт дождь, весь этот мини-офис по системе оупэн спэйс зальёт к чёртовой матери. Неужели не жалко технику? Или в Раю всегда ясно?

– Каждую новую душу необходимо оформить и внести в список, чтобы не было путаницы, – Уинстон открыл ноутбук. – К счастью, я на должности не так давно, всего сотню лет, и не застал эпоху книг. Но старшие привратники рассказывают, что раньше все записи делались от руки. А представляете, как сложно отыскать что-либо в огромных пыльных томах? Всё-таки компьютеры значительно упростили нашу задачу. Сейчас создадим новый файл… Подождите, это не займёт много времени.

Уинстон начал вбивать текст, я от нечего делать принялась крутить головой.

Справа от меня сидела блондинка лет сорока, одетая в летнее платьице, разрисованное крупными подсолнухами. Её голубые глаза блестели от слёз, кончик носа покраснел, она нервно заламывала руки и кусала нижнюю губу.

– Нет, здесь какая-то ошибка, – голос блондинки дрожал. – Всё не взаправду, так ведь? Это сон?

– Мне очень жаль, – её привратник сидел, подперев щёку ладонью, и, с выражением вселенской усталости на лице, клацал компьютерной мышкой, – но ничем не могу вам помочь, миссис Томпсон.

– Я не х-хочу, – женщина опять заплакала, её плечи судорожно вздрагивали, слова перемежались истеричными всхлипами. – Отпустите меня д-домой, к Джону и сыновьям, пож-жалуйста…

– Послушайте, – привратник наклонился к ней, наконец оторвав взгляд от экрана. – Вам нельзя возвращаться к семье, понимаете? Это запрещено.

– Жалко её, сердешную, – послышался голос слева.

Я повернулась к другой соседке. Рядом сидела пожилая дама, именно дама, назвать её бабулькой или старухой язык не поворачивался. Идеальная осанка, седые волосы уложены в затейливую причёску, серые глаза смотрят прямо и открыто.

– Так убивается, – продолжила моя соседка. – Неудивительно, всё вокруг для неё чуждое, непонятное.

Сама она выглядела слишком уж умиротворённой, держалась спокойно, вела непринуждённую беседу, будто сидела в кресле-качалке на своём дачном участке, а не перед непонятным существом в загробном мире.

Наверное, её настрой подействовал и на меня, оцепенение слегка отступило, даже захотелось поддержать разговор.

– А вы понимаете, где находитесь? – как можно деликатнее поинтересовалась я.

– Да, понимаю, – на её губах появилась мягкая улыбка, от уголков глаз побежали лучистые морщинки.

– То есть, вы осознаёте, что умерли? Неужели это вас совсем не пугает?

– Деточка, это должно было произойти, рано или поздно, – она ласково похлопала меня по руке. – Знаешь сколько мне лет? Девяносто. Я давно уже была готова уйти. И дети мои были готовы расстаться со мной, и внуки, и правнуки… Так что никакой трагедии нет. Уверена, здесь будет хорошо. Наконец-то ничего не болит.

– И вы знали, что после смерти попадёте в Рай?

– Конечно нет. Я надеялась, что после смерти будет что-то ещё. Порой мечтала, рисуя в сознании картины зелёных лугов и бесконечных садов под ярко-голубым небом. Всё оказалось совсем не так, как в моих грёзах, но… грех жаловаться.

Она обернулась, окинув взором пейзаж, я сделала так же. Наверное, в её словах есть доля правды. Грех жаловаться, то есть, могло быть и хуже, верно? Мы могли попасть в какое-нибудь жуткое место, где подвергались бы бесконечным мукам, а тут, по крайней мере, спокойно и даже довольно красиво.

Девушка-привратник с азиатской внешностью прекратила печатать и позвала мою собеседницу:

– Роза Марковна, всё готово. Вы желаете остаться тут или перейти в другой мир?

– А я могу выбрать и другой мир? – Роза Марковна с любопытством посмотрела на привратницу.

– Конечно! Любой магический мир, кроме родного. Главное соблюдать одно правило: старайтесь не вступать в контакт с разумными живыми существами. А ещё есть парадизы, своеобразные филиалы Рая в необитаемых мирах. Вот смотрите, – девушка развернула ноутбук так, чтобы её подопечной было видно изображение на экране. Я тоже глянула на монитор и увидела джунгли, только листья на деревьях были почему-то синего цвета, а вместо травы росли голубые кристаллы. – Это Пандрагория, одна из…

Роза Марковна внимательно слушала, иногда кивая или одобрительно хмыкая.

Ещё некоторое время я сидела, пялясь в пространство. Судя по ритмичному покачиванию ветвей, ветер гулял в кронах деревьев, но я не чувствовала его прикосновений. Неужели это навсегда? Неужели мне не суждено больше что-либо ощутить?

А может, это всё-таки нереально? Просто затянувшаяся галлюцинация, бред от наркоза, а на самом деле я сейчас лежу на операционном столе. Мама и папа ждут в коридоре, переживают за меня, но скоро к ним выйдет хирург, скажет, что повреждения были тяжёлыми, однако отчаиваться не стоит, пациент будет жить. Вскоре я буду переведена в обычную палату, а ещё через некоторое время родители заберут меня домой. И самой большой моей проблемой будет, как сдать историю древних цивилизаций страшной, суровой Гвоздевой. Да…

– Есть, – Уинстон прекратил печатать и удовлетворённо кивнул. – Оформление завершено. Кстати, Орлова Ольга Олеговна, на вас уже, оказывается, поступал запрос.

– Извините, вы о чём?

Уинстон вытащил из ящика стола конверт, а из конверта – мою фотографию. Судя по всему, снимок был сделан недавно. На нём я не позировала, даже в камеру не смотрела, шла по улице, засунув руки в карманы. Такое впечатление, что меня щёлкнули из-за угла, тайком.

– Это вы, – констатировал очевидное Уинстон, – вас она и просила.

– Кто она?

Уинстон, начисто игнорируя мой вопрос, сказал:

– Сейчас создам портал на Лаха?т-Тали?м.

– Подождите, какой ещё Тали?м? Разве не я должна выбирать место, где остаться?

– Ну… как сказать… просьба была о-о-очень настойчивой. Я бы не спорил. Слушайте, моё дело маленькое – доставить вас, а там уж разбирайтесь сами. Ладно?

Несколько секунд я размышляла. Куда доставить, почему просили меня? Хотя… если нельзя вернуться домой, какая мне вообще разница, где быть? Хуже уже не станет. Пожала плечами.

– Ладно.

– Вот и славненько.

Уинстон поднялся, обошёл стол и остановился рядом со мной. Вытащил из кармана брюк белый шарик размером с мяч для пинг-понга, но будто сделанный из мрамора.

– Вставайте.

Я послушалась. Уинстон взял меня левой рукой за локоть, в правой сжал шарик, и всё окружающее исчезло во вспышке белого света.


Когда свечение угасло, я увидела, что мы очутились в центре большой круглой площади, вымощенной серой брусчаткой. Впереди возвышалось строгое здание, похожее на три поставленные друг на друга призмы из стекла. Сбоку от него через пару сотен метров брусчатка заканчивалась, начинался парк, дальше уже за кронами деревьев ничего не было видно.

Двери здания разъехались, и на площадь вышел человек.

– Наконец-то, – чуть ворчливо произнёс Уинстон. – Ну всё, моя часть работы выполнена. Теперь оставляю вас на его попечение. Удачи.

Не успела я опомниться, как привратник исчез.

Новый незнакомец тем временем уверенно двигался ко мне. Пока он шёл, я успела как следует его рассмотреть. Это был мускулистый чернокожий мужчина ростом под два метра. Одет по-спортивному: тёмные штаны, синяя футболка, кепка. На шее болтался свисток.

Мужчина остановился передо мной и широко улыбнулся.

– Добро пожаловать, Ольга, – сказал он. – Меня зовут Деррил Смит.

Наверное, нужно что-то ответить? Да, просто промолчать было бы слишком невежливо. Я промямлила что-то вроде приветствия.

Деррил снова улыбнулся.

– Идём.

Какой удивительный день! Все со мной каким-то образом знакомы, одна я дура дурой, не могу понять, кто эти люди, что происходит вокруг. И каждый встречный норовит куда-то вести.

Мы двинулись ко входу в здание.

– Как самочувствие? – поинтересовался Деррил.

Я пожала плечами. Весьма странный вопрос. Как… Я умерла и не до конца осознала случившееся. Это дико, пугающе и сильно сбивает с толку. Хотя сейчас практически никаких чувств нет, что, наверное, к лучшему.

– Ничего, скоро пообвыкнешься. Знаешь, я тебя по-другому представлял, – Деррил смерил меня оценивающим взглядом. – Более спортивной, что ли. Ну да не страшно, пара месяцев тренировок – и сможешь стать отличным куратором.

– Кем я смогу стать, простите?

Деррил резко остановился в метре от входной двери.

– Уинстон разве не сказал, кем ты будешь?

– Нет.

– Действительно, зачем выполнять работу до конца? Можно же просто скинуть тебя нам, даже не введя в курс дела. Ну, значит, сюрприз! Добро пожаловать в школу-офис кураторов.

Широкие двери из матового стекла разъехались, и мы оказались на пороге просторного холла. Я невольно замерла, оглядываясь. Здесь не было мебели и каких-либо украшений, всё максимально строго. Стены ослепляли белизной, мраморный пол отполирован настолько, что в нём можно было увидеть своё отражение, потолок терялся где-то в высоте. По всему периметру на равном расстоянии друг от друга располагались лифты в виде прозрачных желобов.

Холл был заполнен людьми. Все казались жутко занятыми, деловито ходили туда-сюда, кто-то возникал посреди помещения из портала или растворялся в пространстве. То и дело слышался прохладный женский голос: «Код один один два один, Ниппу?р. Господин Кржевский, просьба зайти в научный отдел».

Деррил повёл меня к ближайшему лифту, на ходу говоря:

– Прежде всего, кураторство – это многовековые традиции, дисциплина и профессионализм. Наша задача обеспечивать безопасность на территории подведомственных миров. Маленьких проблем не бывает. Так же, как и плохих способов для их решения.

Мы вошли в лифт. Деррил произнёс: «Обзорная», и кабинка начала подниматься. Холл быстро остался внизу, перед нами замелькали белые коридоры с круглыми дверьми, просторные помещения, уставленные столами с колбами и ретортами.

– Как ты уже узнала, обитаемых миров на самом деле много. Тысячи, если уж на то пошло. Мир, в котором мы сейчас находимся, называется Лаха?т-Тали?м. Но начинается эта история совсем не здесь. Нашу школу основали пятеро выходцев из другого мира: А?льба-Ло?нга. Четыре брата: Са?пьен, Формо?зус, Беллатри?кс, Орлего?ль. И их единомышленница, Кади?га. При жизни они были… ну, если переводить на земной язык, военными. После смерти, как и все души, прибывающие в Рай, основатели узнали о множественности миров. Эти пространства такие разные, но беды, грозящие им, на удивление похожи. Везде есть преступность, стихийные бедствия, дикие животные, нападающие на людей… Мёртвым опасности как раз не страшны, нас ведь нельзя убить. Значит, мы можем, не беспокоясь за себя, вмешаться и решить возникшую проблему. Так родилась идея кураторства.

Лифт затормозил, и мы вышли в круглый белый зал с куполообразным потолком. Здесь было пусто, ни окон, ни дверей, вообще ничего, свет, казалось, исходил прямо из стен. Деррил вывел меня в центр помещения и два раза хлопнул в ладоши. Всё освещение отключилось, стало так темно, что я не видела пальцев вытянутой руки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7