Елена Николаева-Цыганкова.

Сказки. Сказочные истории мудрого сверчка



скачать книгу бесплатно

© Елена Николаева-Цыганкова, 2017


ISBN 978-5-4485-6987-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Двери

И вот наступил вечер. Давно собирался рассказать эту сказку сверчок, но был, вероятно, занят. Сегодня, услышав его голос, я поприветствовал его, и предложил ему немного теплого молока и свежеиспеченного пирога с малиной, отведав угощения, сверчок начал свой рассказ.

– Когда-то в незапамятные времена случилась в одном царстве такая вот история.

По случаю дня рождения короля съехались в царство многие гости из соседних государств, привезли с собой множество подарков. Вечером устроен был пир. Столы накрыли прямо перед дворцом, гостей было так много, что во дворце не нашлось столь обширного зала. Конечно же приглашены были и все жители родного царства-государства. И не беда, что они прибыли с недорогими подарками, король любил своих подданных, и был рад их простому присутствию на празднике.

Праздник продолжался до самого позднего вечера, уже и звезды стали проявляться на небе, когда гости потихоньку стали расходиться и разъезжаться по домам.

И вот, перед самым уходом короля на дороге, ведущей ко дворцу, появился всадник.

– Ваше величество! – звонким голосом обратился к королю всадник, – моя матушка просила передать вам подарок ко дню рождения, примите его, пожалуйста. Она сказала, что подарок этот будет очень мил вашему сердцу, и даст вам ответ на ваш вопрос, а какой вопрос, вы знаете сами.

Соскочив с коня, он передал королю большой сверток, завернутый в материю.

Король с уважением поклонился всаднику, попросив передать благодарность матушке за внимание и подарок. Всадник, не задержавшись, вновь оказался на коне, и конь понес его навстречу ночи.

Король же, ощущая от свертка, который держал в руке, какую-то радость и тепло, поспешил во дворец, ему очень интересно было, что же такое там в этом необычном свертке может быть.

Скрывшись в своей спальне, он решился развернуть материю, которая скрывала от него подарок. Лишь только он снял покров, как вся комната озарилась сиянием. Под тканью находилась книга, которую он давно искал по всему свету. Именно она издавала этот небесный свет.

И исчезла комната. Всё перестало существовать для короля, лишь книга была его вниманием.

Открыл он книгу и оказался в тот же миг в сказочной стране. И возникли перед его взором двери. Много дверей. И каждая привлекала его. Двери красные, украшенные золотыми завитками, ярко-синие с витражами сказочных птиц, двери цвета утреннего солнца, нежные, как лепестки роз, голубые, зеленые, цвета весенних фиалок, всех оттенков и тонов. Они молча, но призывно притягивали к себе взгляд.

Как хотелось ему проникнуть за каждую из них. Он чувствовал, что каждая хранит за собой необычайно важное для него. И всё же не мог определиться, в какую же дверь ему стоит войти в первую очередь.

И вот он увидел дверь.

Выструганную из могучего дуба. Дверь старинную, будто приобретшую мудрость. К ней он и направился.

Стоило ему прикоснуться к двери, как она тут же перед ним легко отворилась. И перестали существовать другие двери, так вниманием его завладела картина, открывшаяся его взору. Перед ним, насколько хватало его взгляда, раскинулись поля с золотой пшеницей, где-то в вышине стремительно летали стрижи. Ни одной живой души не встретилось королю. Хоть и заждались поля уже жнецов, их не было. Увидев деревеньку недалеко от поля, он направился к ней.

Тишиной встретила его деревня. Открыты были настежь двери в домах. Заглянул он первый попавшийся дом, но там его встретило запустение, паутина затянула углы, пыль тихой скатертью прикрыла все поверхности. Вышел из тихой деревеньки король. Задумался. Печаль легла на его чело. Будто деревня передала ему своё горе.

Увидел он зеленые волны леса за поворотом дороги и направился в ту сторону. Тянуло его к лесу чувство необычное, будто бы там и находится разгадка тихого и печального селения.

У леса встретился ему родник. Напившись вдоволь, присел король у родника на пушистый травяной ковер. Прикрыл он глаза свои и услышал тихий шепот ручья-родника:

– Набери моей живой водицы, добрый молодец, она тебе пригодится. Слушай же: случилась в наших краях беда. Появился в наших краях Колдун из Черной страны, – продолжал свое повествование ручей, – стал сеять он зло средь людей. Но никак люди не поддавались его козням, тогда он хитростью их одолел. Одолел, да не полностью. Ночью они не могут сопротивляться его злой силе и служат ему, а лишь утренний луч зари коснется земли, так люди валятся с ног, засыпая мертвецким сном.

Поля, ждущие уборки урожая, не могут дождаться жнецов, коровы и овцы разбрелись по округе. Дома не ухожены, не убраны, детям никто не читает сказок, матери не поют колыбельных для младенцев. Умирает наш край от зла. Но колдуну этого мало. Решил он на всей земле посеять зло, чтобы подчинить весь мир злобе. Хочет он поклонения себе и славы.

Вот и жители нашей деревни по ночам сеют малые зерна зла под деревьями колдуна, а следующей ночью выкапывают, потому что за ночь эти семена разрастаются, а потом другие слуги колдуна разносят этот яд по селениям, и потихоньку, скрытно от людей, добавляют кому в кашу, кому в сердце, кому в глаза, чтобы люди перестали видеть добро, чтобы перестали хорошо работать, чтобы выродилось добро, чтобы везде наступила мгла черная.

Так вот, когда увидишь в лесу людей, окропи моей водой корни поваленного дерева, и очнется оно, а с ним очнутся и зачарованные люди.

Не стал ни минуты терять король. Поклонился роднику, поблагодарил его, и, набрав водицы живой во флягу, направил он стопы свои в лес.

Лес, стоило лишь ступить королю в его владения, зашумел недобро, заполоскали старые деревья ветвями своими, пугая его, да путь преграждая. Лезли ему в глаза, норовя исколоть, да так испугать, чтобы убрался путник из леса, покуда живой.

Потемнело небо над головой. Вот и стемнело быстро. Но не остановился путник, лишь шел вперед, защищая глаза от колючих веток. И вдруг, услышав лязг металла, приостановился и прислушался, с какой стороны послышался звук. И увидел он за поваленным деревом людей, и старых, и малых, и мужчин, и женщин.

И все они были как неживые. Глаза были у них закрыты, но все копали ямы под деревьями, что-то доставали из ям. И руководил их действиями уродливый старик в черном одеянии.

Достал король флягу с водой живой родниковой. Окропил корни поваленного дерева. Зашевелило дерево своими ветвями, пустила живая вода родника живительный сок по стволу да ветвям, приподнялось дерево, зашумело своими новыми листами, очнулись и люди тотчас же. Не понимая, как образом они оказались в час ночной в мрачном лесу, а не в своих домах. Дети заплакали, матери крепче прижали их к себе.

Мужчины, будто опомнившись, стали наступать на колдуна, но колдун перевернувшись, превратился в ворона и собрался исчезнуть в мрачных тучах. Но сверкнула молния ярким и огненным мечом, пронзила она ворона. И очистилась земля дождем.

И рассвет наступил раньше обычного.

Заторопились люди в дома свои.

Проводил их король взглядом, они даже и не заметили своего спасителя. Но король был счастлив от того, что смог помочь людям. Что жизнь вернулась в эти края, что теперь матери снова будут петь колыбельные, будут любить, отцы будут сеять и убирать хлеба. Что зло и тьма не поглотили эту страну.

Вышел и король из леса и направился в сторону башен, которые засияли своими вершинами на ярком утреннем солнце. Дойдя до дворцовых стен, увидел он, что в тени ворот сидит старушка на камне, и обратилась к нему старушка:

– Милый молодец, прочитай послание, – и достала из своей из своей сумы свиток.

– Глаза слезятся, постарели, не могу разобрать ни одной буквы, – продолжила она.

Расстелил у камня свой плащ король, присел на него, взял свиток, развернул и начал читать:

– Сколько бы не встретилось на твоем пути дверей, а их будет много, и будут манить они тебя разными своими красками и украшениями, не важно какие они будут, поверь, что только то, что в твоем сердце, а и там есть двери, золотые двери, они и есть самые важные двери, которые ведут к счастью твоему и к счастью всему мира. Двери эти есть двери добра и любви. Держи их открытыми для всех, и ты никогда не узнаешь печали, только тогда ты и сможешь понять, кто ты и зачем ты появился в царстве этом.

Прочитав послание, поднял король глаза на старушку, а старушки-то и нет, Сидит на камне, нагретом солнышком, ящерка серебряная. Да такая удивительная, бока её так сильно сияли радужно-серебряным светом, что от блеска яркого прикрыл глаза король на мгновение, а когда открыл их вновь, то оказалось, что он сидит в своей спальне, держа на коленях сияющую нежным серебристо-голубым цветом книгу, подаренную ему. И вопрос, который не давал ответа, решился в эту ночь. То ли ящерка-старушка помогла, то ли двери, то ли чудесный сон.

Рассказ сверчка

Здравствуй, мой малыш!

Долго пытался отыскать нашего с тобой друга сверчка, чтобы он рассказал что-нибудь интересное. И блюдечко с молочком ему ставил, и звал его, и даже пытался спеть ему его любимую песню, но он всё никак не откликался на мой зов.

Но сегодня, о, радостный день, я услышал его приветственное, громкоголосое: Оля-ля, улю-лю, ого-го, привет мой друг!

Я даже подпрыгнул от радостной и приятной неожиданности! Как оказалось, что всё это время, он писал свою сверчковую летопись. А у них, сверчков, принято брать на себя обет: не говорить ни с кем, не пить и не есть, пока пишешь эту летопись.

Иначе может нарушится порядок жизнеописания, что-то может забыться, что-то не договориться, что-то неведомым образом измениться, может даже нарушиться закон жизни. Поэтому, соблюдая обет, он не нарушил ни одной заповеди данного обета. И вот, наконец-то, он может говорить со мной. И вот, что он рассказал в этот раз:

Когда-то, очень-очень давно, все, кто жил на Земле, могли выбирать кем они будут. Кто-то выбирал жизнь человека, кто-то хотел быть соловьём, кто-то выбирал жизнь волка, кто-то жизнь берёзы или розы.

– Я захотел быть человеком, – сказал сверчок, и выбрал себе эту жизнь. Ведь это так интересно – быть человеком. Можно научиться рисовать картины, можно писать сказки, можно петь песни, играть, веселиться, дружить. Всю свою человеческую жизнь я так и делал. Резвился и играл, когда был малышом, потом долго учился разным умным и хитрым наукам, потом рисовал, писал музыку и пел. Но мне чего-то отчаянно не хватало.

– Я, – говорил сверчок, никак не мог определить для себя, чего же мне не хватает, чтобы вот-вот и душа моя запела, зазвенела от счастья.

Потом я был волком. Помню долгие зимние ночи. Любовь волчицы, радость погони. Любовь малышей-волчат.

Потом я стал соловьём. О! Какое счастье весна! Солнце! Песни! Любовь! Какие я песни пел, до сих пор их помню! Я помню улыбки людей, которых радовали мои песни.

Потом я стал морем. Какое же это удивительное чувство – волноваться и волновать! Даровать жизнь для живущих внутри и снаружи. О! Эта незабываемая радость доставлять радость другим!

Потом я был котом. Мне было мурчательно-замечательно. Какая вкусная сметанка! М-ммммм! Как приятно петь песенку малышу в колыбели. Я чувствовал, как от моих песен наполняются их сердца радостью и любовью!

Потом я был солнцем и ветром.

Потом был огнём, а потом звездой.

А сейчас я выбрал жизнь сверчка. И нисколечко не жалею об этом.

Вот такую удивительную историю рассказал мне наш сверчок. Я ему верю. А ты?

Яблоня

Был вечер. По стенам причудливо плясали тени от огня, который ярко горел в печи. Слышался разговор огня и поленьев. Я смотрел в окно на загорающиеся алмазные россыпи звезд на темном полотне сине-бархатного неба и ждал сверчка. Услышав его радостное:

– Здравствуй, мой милый друг, – я обернулся, и тоже с радостью поприветствовал его. Сказав, что очень ждал его.

– Ну что же, – промолвил сверчок, – в этот раз расскажу я тебе историю, которую слышал от своей бабушки, в те далекие времена, когда сам был малышом.

– Устраивайся поудобнее и слушай:

Как-то в ярмарочный день мать отправила своих дочерей с плетеными из ивы корзинами на ярмарку. Отец отправился туда еще накануне, нагрузив полную телегу бочонками, да ведрами, а дочери хотели доплести за день ещё несколько корзин. И решили они на семейном вечернем совете, что они присоединятся к отцу на следующий день. Тем более, что ярмарка была в соседней деревне.

Наступило утро, собрались сестры, связали все корзины в две связки. Собрали в узелок пирожков, получили матушкино благословление и направились на ярмарку.

Дорога в соседнюю деревню шла через лес, поле и речку.

Весело напевая, сестры отправились в путь. В соседней деревне они бывали не раз, дорога была им знакома, шли туда с радостью, по пути рассматривая всё, что попадалась им в пути.

Пройдя через лес, хоть и было им немного страшно, особенно когда филин ухнул, вышли они на безлесье перед полем. Оооооо, сколько васильков здесь было, поляна синим лесным озером казалась, а над поляной, будто крылатые волшебницы-феи, перелетая от цветка к цветку, порхали бабочки. Как же захотелось сестрам сплести венки, да на полянке прилечь в шелковый ковер трав луговых, и смотреть-смотреть на бегущие облака-ладьи. Но дело есть дело.

Решили они, что уж на обратном пути обязательно задержатся на этой полянке подольше, сплетут венки и опустят их в реку.

Ну вот и речка показалась. Ярко отсвечивали блики солнца на синей водной глади реки.

Спустились сестры к реке, решили воды напиться, да охладить ноги с дороги.

Подойдя ближе к реке, в испуге отступили от неё.

На берегу лежало страшное огромное усатое чудище. Но, выглянув из-за бугорка, они убедились, что им оно не опасно. Что и не чудище это вовсе, а огромный сом. Был он размером с теленка.

Сжалились сестры над рыбой огромной. Спустились опять к берегу. И вдвоем попытались стащить рыбу в реку. Не осилить им было вначале сдвинуть сома хоть на вершок. Но догадались, что можно подкопать берег реки, сделав что-то вроде канавы. Торопясь они принялись копать речной песок, не забывая поливать речной водой рыбу. Ну вот наконец-то и поддалась им тяжесть.

Подтолкнули они сома к воде, ожидая, что всё же останется рыба жива, несмотря на долгое лежание на берегу. И вот радость-то какая, чудо-рыба бултыхнуло по воде огромным хвостом-веслом, и скрылось в водах реки. Вздохнули сестры с облегчением. И уже собрались было выходить на дорогу, как появилась над поверхностью воды голова великана-сома.

– Берегитесь старушки! – закричал им сом, но голос его был не услышан (ведь кричал он беззвучно). А сестры, подумав, что это он так благодарит их и прощается с ними, так же на прощание махнули ему рукой, желая здоровья. Вышли они на дорогу, которая вела к мосту через реку. За мостом, версты через две, и была нужная им деревня.

Долга ли коротка ли дорога была, увидели они, что у дерева, которое у самой дороги росло, в тени сидит старушка. Устала видно сильно. Обратилась старушка к девицам:

– Милые девицы-красавицы, помогите мне, не откажите, иду я с ярмарки, купила внучкам своим колечки с камнями самоцветными, а не знаю, впору ли они придутся им. Померяйте колечки эти. Внучки-то у меня как раз вашего возраста и сложения такого же.

Скинули девицы корзины свои на траву под дерево, и подставили ручки свои старушке. Достала она из сумы поясной мешочек кожаный, а оттуда два колечка самоцветных выкатились.

Нанизала она эти колечки девицам. И только они собрались рассмотреть игру камней в колечках, как оказалось, что и рук нет у них. Взглянули они тогда друг на друга, и увидела каждая змею. Превратила их злая колдунья в слуг своих. Схватила их обеих, да в короб засунула. Сама обернулась лиходеем-разбойником и к лесу направилась.

Напрасно ждал отец своих дочерей на ярмарке. И продав всего малую часть товара, решил отправиться домой, беспокоясь, не случилось ли беды какой в дороге с его дочками.

Возвращаясь, увидел он у дерева связки корзин, лежащие на траве. Спрыгнул с телеги. Стреножил коня, да пошел на поиски дочерей.

Звал он их, звал, кричал-кричал. Но только эхо ему отвечало. Опечаленный отец вернулся в родную деревню. Мать, вышедшая навстречу, по лицу поняла, что стряслась беда. Рассказал ей отец, что не пришли дочери на ярмарку, а возвращаясь домой, он нашёл лишь брошенные у дороги связки корзин. Слезы горькие полились из глаз матери. Обнял её отец, сказав при этом:

– Не горюй так, мать, слезами горю не поможешь, думать надо, как найти наших дочерей. Видать, колдун или враг умыкнул наших красавиц.

Много ли времени прошло, мало ли, но поиски, на которые отправились жители этой и окрестных деревень, не увенчались успехом.

Мать горевала так, что глаза почти все и выплакала.

У лавочки, где ожидала мать возвращения дочерей, слезы так сильно смочили землю, что пророс там росток дерева. И за ночь выросло дерево с плодами. Вышла с утра мать к лавочке. Удивилась. Подошла к деревцу, обняла его как подругу, и услышала, как дерево шепчет ей:

– Изболелось сердце у матери-Земли, глядя на твоё горе, горькими слезами досыта ты напоила землю. Хочет матушка-Земля помочь твоему горю, вот и отправила меня, одну из своих дочерей, на помощь тебе. Съешь, матушка, моего плода спелого, и узнаешь-увидишь тогда, где дочери твои неволятся. И сможешь ты им помочь тогда. Обняла мать дерево, поблагодарила его сердечно. Сорвала плод и съела.

И видит она, что очутилась в лесу дремучем. У терема мрачного стоит. А терем стерегут собаки лютые. Но мать-то для них невидима. Прошла мать потихоньку в калитку. Собаки даже носом не повели. Зашла в терем, а там разбойник-лиходей со своими товарищами-лиходеями ножи точат, да луки натягивают. Вышла она в другой зал поменьше и видит двух змеек. Стоят они на хвостах своих, за шею к цепочкам прикованы, да в окно глядят и шипят потихоньку. Как ни осторожничала мать, услышали змейки звук посторонний, обернулись.

И признала в них мать своих дочерей.

Очнулась матушка от видений своих опять у дома. Стоит она, деревце обнимает чудесное.

Поняла она, где искать дочерей, но как их вызволить, она не знала.

С поля вечером вернулся отец. Рассказала ему матушка о судьбе печальной их дочерей. Тотчас же отец решился идти вызволять их из плена лиходея. Но вначале он тоже решил отведать чудесных плодов дерева. Подошел к нему, дотронулся до ствола его и услышал:

– Ешь, батюшка, не бойся, ты увидишь и дочерей, и увидишь, что тебе поможет их вызволить из терема зловещего.

Съел плод отец и тоже оказался в дремучем лесу у терема. Только в этот раз лиходея не было в тереме, ускакал он со своими стражами, людей пугать, да обманным путём ребятишек и красавиц превращать в страшные создания.

Увидел он в одном из окон змеек, и тоже сразу понял, что это их дочери. Поднялся по ступеням в зал, где дочери были. Зашептали дочери ему:

– Уходи, милый батюшка, вернется лиходей, несдобровать тебе, погубит он тебя, как и нас погубил.

И появилось перед отцом яблоко с деревца, что у дома выросло. Легло оно ему в руку, а он протянул его змейкам. Укусили змейки плод, и тут же превратились в девушек. Запрыгали они от радости. Кинулись к отцу на шею.

Очнулся отец у деревца чудесного. И понял, что дочери его еще в плену, но знал он, как спасти их.

Собрал он плодов с яблони целую корзину, и отправился в лес.

Только к полночи достиг он терема. И опять у терема никого не было. Поднялся он по ступеням, зашел в зал большой, да и поставил у стола корзину с яблоками. Одно яблоко взял с собой, и вошел в соседнюю комнату, где, как он уже знал, находятся его дочери.

Дал он укусить плода этого чудесного змейкам, и тотчас же превратились они в девушек, как и в видении. Рассыпались в прах цепи, в которые они были закованы. Кинулись они к отцу на грудь со слезами радости встречи, и что они вновь людьми стали, и что батюшка их спас из плена.

Но тут за окном послышался топот и улюлюканье. Это возвращался с разбойных своих дел лиходей-колдун.

Подождал отец, когда вся разбойники зашли в терем, и привязав свой пояс к оконной раме, помог спуститься вниз дочерям и спустился сам. Притаились они за строением у терема, за ворота не пошли, решили выждать и не дразнить собак своим присутствием.

С криками зашли в терем лиходеи, а увидев огромную корзину со спелыми плодами, каждый лиходей схватил по яблоку, и тут же откусил его. Главному лиходею показались такими кислыми и отвратительными плоды эти, что зубы свело и лицо перекосило. Схватил он корзину с яблоками, да и с размаху выбросил её в окно!

Но яблоки-то не простые были. Действовать они начали почти сразу же.

Главный лиходей добреть начал на глазах, но превратился в жабу, а друзья его расползлись в разные стороны насекомыми.

Собаки, что охраняли терем, увидев корзину с яблоками, которая вылетела из окна, тоже вгрызлись в плоды, и тут же стали кочками болотными. А терем под землю ушел, и образовалось там топкое и непроходимое болото.

Вернулись отец с дочерьми в деревню, мать вышла их встречать со всеми жителями родной деревни.

А яблоня чудесная растет там и сейчас.

Все, кто съест яблоко с яблони, становятся весёлыми и радостными, умными и добрыми, начинают слышать и понимать шепот ветров, дыхание дождей, песни ручьев, разговоры полей и лесов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное