Елена Нестерина.

Официантка



скачать книгу бесплатно

Но за столиком, где сидел одинокий клиент, начался шум и возня. Клиент разбросал вилки, салфетки и перечницы, опрокинул на скатерть недопитую рюмку водки, весело подмигнул всем, кто успел обратить на него внимание, и закричал:

– Эй, девочки, посчитайте меня!

Карина и Марина бросились к нему со счётом, изрядно подвыпивший клиент махнул бумажкой в сто долларов и широким жестом протянул её Карине.

– Спасибо, дорогие, всё, спасибо. – Уже перед собой коротко взмахнул он купюрой, привстал, собираясь уходить, но затем снова сел и начал заниматься с перевернутыми солонками и перечницами, содержимое которых ещё гуще посыпалось на стол, облаком зависло в воздухе – бедный дяденька даже расчихался.

А сдачи ему нужно было вернуть под полторы тысячи рублей. Карина повернулась, чтобы нести сто его долларов в кассу, Марина последовала за ней. Там долго меняли деньги, затем кассирша выбила чек, Карина вместе со сдачей вложила его в папку и собралась нести буяну, который всё сидел за столом и уходить не намеревался.

– Стоп! Куда идёшь? – схватила Карину за руку Марина.

– Как, куда? – удивилась Карина. – Видишь, он сидит. Сдачу давай отнесем, тут много.

Марина топнула ногой.

– Нет, ты что, совсем? Это он просто так сидит, ты что, не понимаешь?

– Он сдачу ждёт. Смотри, сколько денег. Мы должны отдать. – Карина ринулась в зал.

– Я тебе покажу – «отдать». Ты что, не понимаешь, что тут такие деньги плывут? – Марина подумала, что сестра совсем ни во что не вникла за те дни, что они провели в ресторане.

– Марин, ну ты что?

– Карина, что ж ты такая дура-то?! Ты сюда пришла деньги зарабатывать?

– Зарабатывать. Но… – Карина прижала к себе папку со сдачей. – Я не могу зажать его деньги, это же не чаевые, это очень много.

– Мало ли сколько. – Марина посмотрела на Карину, как на дурочку. – Он дал, значит, деньги наши.

– У него мелких русских денег не было, слышишь, что я говорю? Я же всё понимаю, и про чаевые, и вообще. Но тут…

– Он слово «спасибо» сказал нам после того, как прочитал счёт и деньги туда положил?

– Сказал. Даже два раза. – Карина это очень хорошо помнила. Но ещё помнила, что клиент в счёт вообще не заглядывал.

– А это слово «спасибо» в ресторанной практике обозначает «сдачи не надо», то есть «остальное ваше». Понятно?

– Что, правда? – Карина не могла в это поверить. Однако в уме всплыл ещё один позитивный довод разума, осторожный и осмотрительный. – А может, дяденька об этом правиле не знает?

– Ты меня убиваешь. Я это в первый день ещё поняла. А я-то думаю, что ж ты тормозишь… И мужик про это знает, потому что он – постоянный клиент, он часто приходит, так что всё знает, не то что ты… Орехова же сказала про это, когда его нам за столик сажала.

Марина видела, как глаза сестры наполняются слезами нерешительности и отчаяния, которые потом долго стоят и не проливаются. Марина не могла смотреть, когда сестра плачет.

– Ну ладно тебе, зато как нам везёт. – Марина взяла Карину за руку. – Давай сюда деньги.

Половину берём себе, а половину, нет, поменьше, вот столько, в общак кладём. Хороши будут. Ты хотя бы кассиру ничего не сказала?

– Не успела, – чуть улыбнулась Карина, пытаясь оправдаться.

Ей хотелось, чтобы Марина видела, как она поддерживает её и старается.

– Ну всё, всё, давай, пошли тогда к столикам… – подтолкнула её Марина.

Но Карина ничего не могла с собой поделать: её охватывали нехорошие предчувствия.

– Что, ну что? – обернулась к ней Марина. – Всё нормально.

– Ну, слушай, это всегда так будет? – пробормотала Карина. Ей было стыдно.

– Всегда, конечно! – Марина очень хотела всё сестре объяснить, но надо было торопиться. – А ты что, хочешь, чтоб мы с тобой сорок рублей сегодня домой унесли?

Марина пару секунд подумала, набрала в лёгкие воздуха и хотела ещё что-то добавить, но из-за кассы появилась Альбина.

– Что, девочки, вы тут мухлюете? – сощурила она свои маленькие, густо накрашенные глаза, посылая при этом ласковую улыбку в зал.

Карина почувствовала, что колени её задрожали и по всему телу пронеслась ледяная волна.

Марина дурашливо улыбнулась Альбине и, взмахнув подносом, отправилась сервировать столик. Однако Карина знала, что она внимательно следит за тем, что происходит, их специальным взглядом – скосив глаза и отвернувшись в другую сторону. И готова прийти на помощь.

– Смотри, Карина, не нужно делать того, чего не надо, – заявила Альбина.

– Да что вы, – пролепетала Карина, чувствуя, что вот-вот провалится сейчас под землю от стыда.

– У нас это не принято, – продолжала добивать её Альбина, но что именно не принято, не уточнила. Видимо, сама была не полностью уверена в том, что произошло, и произошло ли вообще.

– Я понимаю, – выдавила из себя Карина и уже собиралась идти прочь от администратора.

Но в это время давший сто долларов клиент, сильно покачиваясь, снялся со своего места и двинулся в направлении кассы, явно кого-то разыскивая.

Карина замерла. Сделала стойку и Альбина, выпрямив спину и поправив улыбку.

«Всё», – подумала Карина и краем глаза увидела, как резко дёрнулась, оглядываясь на этого дядьку, Марина, сервирующая столик в другом конце зала.

Карина с готовностью сделала шаг к кассе, собираясь вернуть клиенту всю сдачу по первому же требованию, но вспомнила, что деньги уже у Марины – припрятаны в потайном кармане, а часть – в папочке на столе метрдотеля, в которую все официанты складывали чаевые, чтобы вечером поделить их между собой.

Звать Марину из другого конца зала было бесполезно, а сама она на подмогу не спешила. Мужик приближался.

– Это твой клиент? – спросила Альбина.

– Мой.

– Значит, он тебя ищет. Ты что-то не так сделала?

Карина чувствовала, что близка к обмороку.

– Кажется, всё так, он не жаловался.

– Ну, сейчас выясним.

Однако клиент, широко размахивая руками, прокатился и мимо Карины, и мимо Альбины. Волна холодного страха сменилась ватной немощью – Карина поняла, что, кажется, пронесло. Тем более Марина появилась рядом.

Клиент нетвердой, но деловой походкой промаршировал к бару, в котором не было бармена, оглядел всю стойку, сморщился, похлопал ладонью по большой пепельнице, повернулся и вновь направился в сторону кассы.

– Где директор? – спросил он, остановив взгляд на Марине.

Администратор и стоявшая рядом с ней Карина позеленели.

– А зачем вам директор? – полным дружелюбия голосом спросила у него Марина.

– Надо, – ответил клиент.

Марина подошла вплотную к Карине и, убрав руки за спину, постаралась незаметно передать ей деньги.

– Если у вас какие-то проблемы, может быть, я помогу вам их решить? – пролепетала Альбина, заглядывая в раскрасневшееся лицо посетителя.

Тот осмотрел Альбину с ног до головы и с сомнением проговорил:

– Это вряд ли. Так где директор?

Марина подобралась к нему поближе, опять улыбнулась самой проникновенной своей улыбкой и сказала:

– Сейчас, вы подождите одну минутку, хорошо? Я сбегаю и его позову.

– Давай, мой золотой, беги, – утвердительно махнул головой посетитель.

Администратор тоже засуетилась:

– Вы подождите здесь, директор был, он где-то тут, в ресторане…

– Да, директора немедленно!

Когда Альбина скрылась на кухне, Карина вложила все деньги, что дала ей сестра, в кожаную папку (даже не успела посчитать, сколько, но была уверена, что Марина уж не ошибётся) и протянула её неугомонному посетителю.

– Вот, возьмите, пожалуйста, это ваша сдача.

Посетитель мутно посмотрел на Карину, во взгляде его было даже некоторое удивление.

– Какая сдача? Я не понял, где директор.

– Может, не надо директора, здесь всё правильно со сдачей, посчитайте, пожалуйста! – горячо, но негромко залепетала Карина.

– Да не нужна мне никакая сдача, вот ещё, считать я буду! – отмахнулся от Карины клиент и пошёл, словно колесом покатился, к входным дверям, у которых стояли люди. Там, видимо, он хотел найти директора.

– Где директор? – крикнул беспокойный клиент и начал заваливаться на большое зеркало.

Охранники подхватили его, зеркало таким образом не пострадало, бедняга внимательно посмотрел на своё отражение, погрозил сам себе пальцем и повернулся к залу.

Выскочила Альбина, за ней следом кассирша Алевтина, обе встревоженные.

Клиент направился к ним.

– Я не понял… – Видимо, это была его любимая фраза.

Люди за крайним столиком подняли головы и посмотрели на него, обсыпанного перцем, солью, крошками еды, раскрасневшегося и смешного.

– Да-да, директор сейчас будет. – Альбина была бледна, как покойник.

– Найдите немедленно! – Клиенту явно было приятно куражиться.

Карина отошла в уголок и уже не вмешивалась. К ней подошёл охранник Рома.

– Ничего, Каринка, не горюй. Дядька покобенится и уйдёт. Это очень хороший мужик, безобидный. Он друг нашего директора. Альбина этого, кажется, не знает. Что-то он давно у нас не появлялся.

– Не знает, что он друг директора? – переспросила Марина, которая тоже подошла и встала рядом.

– Ага. Ну пусть Альбинка посуетится, ей полезно, – улыбнулся Рома и отошёл к двери.

Марина быстро приняла решение, махнула сестре рукой: «Стой здесь!» и присоединилась к группе, возглавляемой Альбиной.

И вот Альбина, Марина, кассир Алевтина и официантка Наташа бежали вслед за клиентом, который успел прокатиться мимо всех столиков, мимо сцены и заглянуть во все туалеты.

– Да что же это такое! – возмущался он. – Сколько прихожу, и всё никак! Где ваш директор? Где Лёха?

– Зачем же вам именно директор? Может быть, я могу всё-таки помочь? – Взмолилась Альбина.

– Нет! – рявкнул посетитель ей в лицо. – Ты не подходишь!

Альбина направилась к охранникам, за ней ринулись официантки.

– Гнать его отсюда надо. Что же это такое? Достал совсем… – бормотала она.

Но клиент был упрям, он громко крикнул ей вслед:

– Да найди же Лёху! Я хочу с ним выпить!

– Вы знаете, у нас не принято пить с…

Альбина на миг остолбенела.

В это время подоспели Костя с Володей и сообщили, что директора нет в ресторане, он уехал.

Посетитель загрустил, но уходить ещё не собирался.

– Вот. Тогда я с барменом выпью. Эй, слышишь меня? Давай выпьем!

– Пожалуйста. Что будете пить? – Павлик, который вернулся за стойку, испытующе посмотрел на Альбину. Та лишь мелко закивала, пытаясь при этом сохранить обворожительную улыбку.

– Только ты со мной выпей, парень. Понял? – Клиент навалился на стойку.

– Конечно. Так что вам налить?

Клиент оглядел бутылки, ткнул пальцем во все сразу и сказал:

– Текилу буду. Вот эту, золотую. Давай, наливай. И себе.

– Тоже эту? – схватился за бутылку Павлик.

– Ага. А хочешь, себе вот эту давай, серебряную, для разнообразия. – и ткнул пальцем в серебристо-голубоватую бутылку текилы «Porfidio – PLATA».

Альбина стояла и наблюдала. Уронив лимон на пол, сразу повеселевший клиент широким взмахом руки чокнулся с Павликом и одним махом выпил пятьдесят граммов текилы «Porfidio – ANEJO» – дороже в баре не было. Павлик тоже выпил и, заметно морщась, стал жевать лимончик.

– Теперь давай поменяемся: ты будешь пить золотую, а я серебряную, – заявил клиент, и все поняли, что шоу затягивается. – Ну? Слышишь меня? Наливай. Ать-два.

Павлик испуганно посмотрел на администратора, но Альбина кивнула: «Надо. Пей».

– Может быть, не стоит смешивать? – как-то жалко, но вместе с тем требовательно попросил Павлик, и руки его дрогнули.

– А что? Тебе пить не разрешают? – обернулся клиент в сторону Альбины. – Я угощаю вашего бармена. Обожаю пить с барменами.

– Нет-нет, пожалуйста, я не против… – затрясла головой Альбина.

– Давай, парень, лей мне серебряной. – Клиент ухватился за бутылку «PLATA», которую Павлик держал в руках, и начал тянуть её к себе, раскачивая.

Но Павлик почему-то упёрся, выдернул бутылку из нетвёрдых рук посетителя и поставил её так, что никто, кроме него самого, не мог до неё дотянуться.

– Павел, – сурово произнесла Альбина и сдвинула брови.

Все знали, что Павлик работает до первого предупреждения (этот приговор вынесла ему Альбина лично), а потому насторожились. Наташа Орехова могла выручить, но она, как на грех, неслась на кухню с заказом, потому что официанты разбежались.

– Наливай, парень, за меня не бойся! – Посетитель уже перевешивался через стойку брататься с Павликом.

– Бармен не рекомендует. Текилу не надо мешать. – Павлик, отличавшийся лояльностью, почему-то был сейчас неумолим, и это в самый неподходящий для себя момент.

«Да какая тебе разница – лей!» – делал ему знаки за спиной у назойливого посетителя охранник Рома.

– Давайте вы ещё пятьдесят граммов золотой текилы, а я ещё столько же серебряной, о'кей? – твёрдо произнёс Павлик и немедленно налил посетителю из золотистой бутылки «Porfidio-ANEJO».

– Ну давай и ты со мной, только обязательно ещё раз выпей. Золотой. Текилы. Да… – не стал отказываться тот (ему, в принципе, было всё равно). – За компанию. Ты отличный парень.

Павлик живо согласился, они выпили, несколько минут неугомонный посетитель покуролесил у стойки, затем сделал круг почёта по всем местам в ресторане, которые он посетил за сегодняшний день, и, похлопав по плечам охранника и швейцара дядю Мишу, выкатился на улицу.

С невероятным облегчением Альбина покинула зал, а Марина утащила замученную и перепуганную сестрёнку на кухню.

– Что, хорош сегодня денёк? – спросила она, выбирая маслины с блюда на мойке.

Карина молча передала ей деньги.

– Сохранила. Молодец. Ну, давай сюда. – Марина убрала купюры в свой заветный карман. – Карин, чего так смотришь? Ты не думай, что я бесчувственный монстр, я тоже очень переживала. Веришь?

– Да…

– Я… – но договорить Марина не успела, хотя ей нужно было много сказать сестре.

В кухню вбежал Павлик, открыл кран и сунул под него голову.

– Ты чего, Павлик? – поднялся со своего стула повар Дима, до этого сидевший с газетой.

Но Павлик только махнул рукой.

– Пойдём покурим, – только и смог сказать Павлик и исчез в подсобке.

Марина и Карина бросились за ним. Через минуту там появился и Дима.

– Ты чего пить побоялся? Совсем, что ли? – прикурив, спросила у него Марина. С Павлом у неё с первого же дня установились самые задушевные отношения. Павлик был к тому же просто замечательным парнем. – Надо было пить по полной программе. Он же платил.

Павлик оглянулся на дверь и поплотнее прикрыл её.

– Какая сволочь это сделала? Зачем? – Он чуть не плакал.

– Паш, да ты что? Что такое? – Заглянул ему в лицо большой и добрый Дима.

– Кому надо было меня так подставлять? – От сигареты Павлика за три затяжки остался один фильтр.

– Что? Подумаешь, с клиентом выпил.

– Выпил?! Знаешь, что я пил? – Павлик подавился дымом, Диме пришлось постучать его по спине. – Воду, а не текилу!

– Почему? – удивилась Карина.

– В бутылке с серебряной текилой простая вода была! Понимаете? – закричал Павлик.

– Ты что, боялся, с пятидесяти граммов напьёшься, что ли? – широко раскрыла глаза Марина. – И когда ж ты успел воды налить и подменить? Вот это скорость.

– Я боялся? Я налил и подменил?! – Павлик опять закричал. – Бутылка была открытая, эту текилу «Porfidio – PLATA» сегодня никто не брал, она так со вчерашней смены и стояла. Дорогая ведь, зараза. Мы всех поим «Двадцать первым годом» и «Ольмекой»… И какая-то сволочь в такую дорогую бутылку воды налила… А я, понятное дело, даже предположить этого не мог.

Павлик мощно выругался, но ему от этого не стало легче.

– Да ты что… – ахнул в свою очередь Дима.

– Кто-то хотел меня подставить, блин… – Павлик сел на корточки. – Прикиньте, если бы я этой текилы какому-нибудь клиенту налил?! Её ж только самые разборчивые пьют… И что бы тогда?

– Да уж, – сказала Марина.

– А этот ещё привязался – серебряной мне, серебряной! Ещё каким-то чудом ему в первый раз золотой, а не серебряной приспичило…

– Как в воду глядел, – пошутила Карина.

– Вот именно – в воду! А если бы наоборот? Мне золотой, а ему серебряной? А мужик пьяный, поднял бы такой базар…

Всем сразу стало понятно, почему бедный Павлик так упрашивал разбушевавшегося посетителя выпить снова «золотой» текилы, и никак иначе.

– Ну ты и артист, – изумилась Марина, – это ж ты с самого начала воду пил, да? А морщился, как пятиклассник, которому портвейна налили.

– Я правда думала, ты текилу пьешь, – сказала Карина.

– Думала она… Я, ещё когда наливал, заметил. Что такое, смотрю, цвет какой-то белый? И жидкая. Водка, мне показалось. Глоток сделал – вода! От испуга даже сразу проглотить не смог. Ой, как бы я попал…

– А лимон так самозабвенно жевал…

Дима насторожился:

– Слушай, точно просто вода? А не отрава какая?

– Да я почем знаю? По вкусу вроде вода, – пожал плечами Павлик. – Но пил-то я её как текилу.

– Ты это, Павлик, иди сейчас, я тебе вкусно поесть сделаю, – положил ему пышную руку на плечо Дима. – Позову тогда. А вообще это тебя сегодня Бог пронёс.

Павлик вздохнул и ничего не сказал, пригладил волосы и выскочил в бар, наткнувшись в коридоре на Альбину.

– Так, хорошо, выпил, теперь можно и покурить? Расслабиться на работе? – ехидно спросила она. – Иди быстрее, заказов полно. И смотри, не ошибись там.

Карина и Марина, спрятавшись за широкую Димину спину, прошмыгнули через кухню в зал.

– Неужели это Альбина воды налила? – шёпотом спросила Карина.

– Делать ей больше нечего, – уверенно сказала Марина. – Она и так, видишь, его уволить хочет и, когда найдёт повод, уволит. Нет, Альбина не будет так делать. Это кто-то ещё гадит. Кто на его место мылится.

– Но это же подло.

– Не подставишь, не проживёшь, – заметила Марина, – а нам с тобой бежать надо, целый столик ещё сервировать.


К вечеру ресторан был полон, официанты носились, как заведённые.

У братьев Шевеляевых клиенты отказались от коктейля «Морган-Блю» (не заказывали они, видите ли, и хоть ты тресни, уносите обратно, мы за него платить не будем!), Марина успешно всучила этот коктейль своим клиентам – в нем даже лёд растаять не успел.

– Девчонки, спасибо, а то мы бы на этот коктейль влетели! – поймали Костя и Володя быстро снующих от раздачи в зал Карину и Марину. – И как вам удалось? Эту дрянь редко кто заказывает… А его обратно в бутылку не выльешь.

– А что, можно? Можно вылить обратно в бутылку то, что не стали пить? – удивилась Карина.

– Можно. С определенным риском, конечно. Но можно. А куда деваться?

А Володя добавил:

– Мы теперь ваши должники.

– Перестаньте, – Марина перевела дух, – не нахваливайте нас, а то сглазите…


В тёмно-синем небе ярко горели звёзды, словно вырезанные острыми ножницами из новенькой фольги. Мороз щипал нос и щёки, пробирался под пальто. У Марины и Карины не было сил переодеться из форменной одежды в свою собственную. Главное, доехать до дома, а там уже всё будет – так решили сёстры, когда в третьем часу ночи им удалось наконец выйти из ресторана на опустевшую улицу и остановиться у обочины. Нужно было поймать машину. Володя, Костя и Орехова только что умчались на одной – они жили поблизости друг от друга. Света и Наташа прыгали поблизости. Их шансы уехать были гораздо хуже – сёстры жили далеко за городом.

– И вы каждый раз так добираетесь? – спросила у них Карина.

– Всегда, – ответила одна из них, но договорить не успела – притормозило такси, которое остановила Марина.

– Забирайтесь, девчонки, – Марина помахала им рукой, – это такси, а не частник, он куда хочешь поедет.

– А вы?

– Мы на следующей, – махнула рукой Карина, – нам не так далеко.

Наташа и Света мигом забрались в машину.

– Ну спасибо, добрые вы наши, – захлопывая дверь, крикнула Наташа, и такси сорвалось с места.

Девушки остались на дороге одни. Вскоре возле них с готовностью притормозила красивая иномарка, но Марина таким суровым голосом сообщила двум красавцам, что они не проститутки, а официантки и хотят домой, что сидящие в тёплом роскошном салоне кавалеры немедленно захлопнули дверь и укатили.

Карина с Мариной смотрели машине вслед и думали, что даже её огни выглядели удивлёнными и обиженными. Марина засмеялась, за ней хихикнула и Карина, прикрывая варежкой рот и замёрзший нос.

– Катитесь колбаской по Малой Спасской! У нас куча денег, мы вас всех сами купим и продадим, продадим и купим! – Марина ещё прыгала и паясничала, но Карина знала, что её хватит ненадолго. – Ну что за народ, денег не хотят!

Время шло. Машины или не останавливались, или отказывались их везти. Марина злилась:

– Нужен свой водитель. Своя тачка. Карина, ты веришь, что у нас будет свой водитель и тачка?

– Ну…

– Своя машина. Свой водитель. Свои деньги. Свой бизнес! – чётко, словно торжественное обещание, бормотала Марина. Карина решила даже, что она совсем перетрудилась и бредит.

Но Марина махнула головой, словно отгоняя наваждение, и решительно вышла на середину дороги.

– Всё, надоело. Сейчас первая же сволочь повезет нас домой, – заявила она.

И действительно, первая же машина, повернувшая на перекрёстке, остановилась перед ней, Марина и Карина без особых разговоров забрались внутрь, назвали адрес и поехали.

– Ноги гудят, ох, как ноги гудят, – Марина сразу размякла на сиденье. Карина поняла, что её сестрице едва ли хватит сил дойти до подъезда, а завтра опять к одиннадцати…

И теперь уже Карина вытаскивала из машины и вела к дому свою боевую, но сейчас совершенно обессилевшую Мариночку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7