Елена Медведева.

Внук кота Бегемота и другие



скачать книгу бесплатно

В ночь на 27 февраля 2019 года я проснулась с мыслью «началось!» Началось обращение СМИ к средневековой магии. Такое случается, когда низы хотят вырваться из Ж, а верхи не могут управлять по старому. Особенно на руинах империи под названием СССР. Вспомнились слова Воланда из великого романа «Мастер и Маргарита»: «Как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, если не может ручаться даже за собственный завтрашний день». Да, ещё куплеты эпохи перемен: «Два глиста, отец и сын, вылезли из жопы. – Как приятен аромат свежего укропа! – сын сказал и сразу сник – Не хочу обратно! Там наша родина, сынок, хоть пахнет неприятно».

Теле и радиоэфир заполнили передачи и кинофильмы о гадалках и медиумах. Снова на экране лицо слепой старухи Ванги, предсказательницы судеб человечества. Давно развенчанный миф, созданный спецслужбами, снова реанимируют. К сожалению, умер известный колдун Алан Чумак, заряжавший с экрана телеящика воду телезрителей и превращавший её в эликсир оптимистических надежд. Нового пока не нашли.

Однако магия существует! Только Сатана по-прежнему не даёт учёным раскрыть свои секреты. Или Бог. Я по мере своих слабых сил пыталась разобраться кое в чём на собственном опыте. Пока сам не испытаешь, веры в сверхъестественное или просто в то, что трудно объяснить рационально, не возникнет.

Начну с того, что я поверила в теорию, что мечты сбываются. Но не все. Сбываются те желания, не осуществление которых для тебя жизненный крах или даже смерть. Приведу несколько примеров из своей практики.

Мои родители жили в Нижнем Новгороде, когда в нашей семье – семье советского профессора появился домработник по прозвищу Бельведер. В те времена домработницу могли себе позволить довольно многие предствители интеллигенции. Но домработника – мужчину и, тем более, реэмигранта из Парижа… Сейчас я объясняю его появление в нашем доме как операцию КГБ по организации провокации по отношению к моему отцу, которого всегда подозревали в тайном желании уехать на Запад или продать какую-нибудь государственную тайну. Правда, допуска к гостайнам у него не было. Но зато был выдающийся ум, и он мог догадаться. Так вот, этот Бельведер поначалу вернулся на родину своих предков – в Москву. А потом оказался в Нижнем Новгороде. Не удивлюсь, если он пытался по заданию спецслужб устроиться к отбывавшему там ссылку академику – диссиденту Андрею Дмитриевичу Сахарову. Но не получилось, и пришлось стать приходящим домработником в семье просто неблагонадёжного профессора. Единственный из наших родственников, кто свято верил в коммунистическое будущее человечества, был брат отца Михаил. В 37-ом его обвинили в шпионаже в пользу Польши и расстреляли как врага народа. Кстати, неблагонадёжным мой отец был только в тайниках своей души. А внешне вёл себя в полном соответствии с установками партии и правительства.

Бельведер тосковал и по Парижу, и по Москве.

Говорил, что в Союзе жизнь в провинции – это тоска смертная. Цитировал строки из стихотворения Глеба Горбовского: «Боюсь скуки… Боюсь скуки… Я от скуки могу убить! Я от скуки делаюсь синим. Скука… Скука… Скука – наркоз!»

У Бельведера, по его словам, была какая-то неизлечимая болезнь. И, несмотря на своё благородное происхождение и продолжительную жизнь в Европе, он поверил предсказанию случайно встреченной им на улице цыганки. Она догадалась, что он болен. Но, по её словам, есть способ избавиться от болезни. Для этого надо каждый день пить молоко чёрной козы и завести чёрного кота.

Интернета тогда ещё не было. И Бельведеру пришлось покорпеть над книгами в библиотеке для того, чтобы выяснить, есть ли какое-нибудь рациональное зерно в совете цыганки. Сначала ему попадались только легенды. В древности многие маги приносили в жертву чёрного козла, чтобы он мог служить умершему пищей. Благодаря чёрному козлу, произойдёт реинкарнация, то есть возрождение покойника к новой жизни. Козьи рога использовали для защиты помещения от негативных энергетических воздействий, то есть от сглаза и порчи. Их вешали с наружной стороны ворот или входной двери, закапывали по углам огорода. Существовал и магический обряд перенесения на животное своих грехов. Отсюда пошло выражение – «козёл отпущения».

Наконец, Бельведер нашёл сведения и о необыкновенных целительных свойствах козьего молока. Согласно легенде, молоком козы был вскормлен верховный греческий бог Зевс. А согласно медицинским исследованиям, витамина D в молоке чёрной козы больше, чем в рыбьем жире. Ознакомившись с последней информацией, Бельведер сразу же приобрёл дойную чёрную козу и поселил её на лоджии.

О том, что коты любят негативную энергию, ему было известно. Они любят притулиться к больному месту хозяина. А иногда даже забирают его смерть. Так что Бельведер подобрал на помойке чёрного котёнка, помыл его, вывел блох, приласкал, накормил. И вскоре действительно поправился. И снова затосковал по столичной жизни. – Жить в России можно только в столице. Не знаю, помог ли чёрный кот осуществлению его желания. Но знаю, что Бельведер продал чёрную козу и вместе с чёрным котом перебрался в Москву.

Я с ним соглашалась. Пять лет учёбы в столичном вузе наполнили меня страстным желанием вернуться. Тогда для этого существовала единственная возможность – выйти замуж за москвича. Я познакомилась сразу с двумя, но не в Москве, а в высокогорном приюте для альпинистов на Северном Кавказе. Антон первым из них сделал мне предложение и женился, несмотря на моё честное признание. Я призналась, что хочу выйти замуж за человека, который сможет заменить мне недавно ушедшую в мир иной любимую бабушку. Я призналась и в том, что хочу как можно скорее вернуться в Москву. Вскоре Антон приехал за мной. Он не только женился, но и добился согласия моего первого мужа на удочерение Кристины.

Казалось бы, моё желание исполнилось. Но в осуществлении любой мечты всегда найдутся подводные камни. В данном случае я имею в виду свекровь, в квартире которой мне пришлось жить. После родов я страдала целым рядом осложнений, касающихся здоровья как физического, так и психического. Тяжело пережила измену первого мужа – отца Кристины, последующую за этим смерть любимой бабушки, возникшую проблему с моей любимой собакой. Из-за ревности собака покусала ребёнка, и её пришлось отдать. Мама доставала меня своими претензиями и упрёками. Вместо того чтобы делать карьеру, я так не вовремя родила ребёнка. Да, и мать я никудышная – грудного молока нет, кашу варить не умею. Я часто падала в обморок и хотела только одного – душевного покоя.

Так что замужество стало для меня избавлением.

Но на мою беду в меня влюбился свёкор. Через две недели после свадьбы он скончался от сердечного приступа. С того дня свекровь меня возненавидела. Но Антон был от меня без ума и настоял на размене квартиры. Квартира была небольшая, в заводском районе. А свекровь потребовала, чтобы для неё нашли жильё в шаговой доступности от Кремля.

Я понимала, что если мы не разъедемся, моя психика не выдержит. Каждый день я слышала, как свекровь наговаривает на меня мужу. В то время не существовало такого понятия как купля-продажа недвижимости. Приобрести можно было только кооперативную квартиру. Но для этого надо было иметь деньги и связи. Так что разъехаться реально было только за счёт обмена. И я нашла такой обмен.

Свекровь получила две комнаты в самом центре столицы в квартире с одной соседкой, ставшей её подругой. А мы с Антоном – однокомнатную кооперативную квартиру с выплаченным паем. На эти деньги можно было сразу приобрести трёхкомнатную квартиру – их хватало на первый взнос. Но нам предложили взамен неё апартаменты в шаговой доступности от Кремля без доплаты. Правда, в квартире было нашествие тараканов, и окна выходили в «колодец». Так что мы снова занялись обменом, но уже без всякой нервотрёпки.


Решился квартирный вопрос и у моей дочери Кристины. Причём неожиданно и именно в тот момент, когда возникла ситуация – «либо пан, либо пропал». Муж Кристины, двухметровый, синеглазый, чернобровый блондин Паша загулял после рождения дочери Оксаны. Кристину он по-прежнему любил. Кроме неё, никто не посвящал ему песни собственного сочинения: «Лёгкий дождь идёт в саду. Летних красок омовенье. Две ладони нежных рук прикоснулись на мгновенье. Мы стоим под тем дождём. Серебром природа плачет. Будем мы всегда вдвоём. И не может быть иначе». Но парень был моложе своей жены и загулял, эх, загулял.

А Кристина повела себя глупо. Будь у неё деньги, наняла бы частного сыщика. Но ради экономии решила организовать слежку собственными силами.

И однажды выследила, в какой квартире её Паша пропадает по вечерам. Позвонила. Дверь открыли. Шумная тусовка, пьяные голоса. Кристина ворвалась в комнату и вцепилась в крашеные волосы девицы, которую в тот момент тискал её благоверный. Расцарапала ей лицо, а разъярённый Паша подставил ревнивой жене фингал. И тут Кристина совершила вторую ошибку, которая, чуть было, не перечеркнула её жизнь.

Кристина была очень сексапильная брюнетка. От вздыхателей и у неё отбоя не было. Понимая, что семейная жизнь с безбашенным молодым мужем дала ощутимую трещину, она начала приглядываться к своим поклонникам. Один из них, далеко не такой красавец, как Паша, был, однако, крутой. Тачка крутая, часы дорогие, коттедж в зелёном оазисе столицы. Виктор осыпал Кристину розами, водил в дорогие рестораны. И, казалось, что намеренья у него серьёзные. Ну, и пусть, что он росточком не вышел, зато деловой, – уговаривала себя Кристина. Но сердцу не прикажешь. Любила она своего красавца. А Виктора решила использовать только для того, чтобы Пашу проучить. Призналась, что синяк под глазом ей подставил муж. А Виктор, как выяснилось позже, был киллером. И с Пашей разобрался он в соответствии со своими понятиями. Нет, он не убил его. Он вместе со своим дружком заставил Пашу в присутствии всех встать перед Кристиной на колени и просить у неё прощение. А потом, уже без свидетелей, Пашу жестоко избили.

Я узнала обо всех подробностях этой неприглядной истории, когда ко мне домой заявился свёкор Кристины Лексеич. В советское время он считал себя мебельным королём и имел большие связи. Лексеич предъявил ультиматум. Либо Кристина с дочерью Оксаной выметается из Пашиной квартиры, отказывается от притязаний на жилплощадь и алименты, либо отправится на нары.

Кристина переехала ко мне. Квартирка у меня небольшая и тесная. Антон собирал книги с того времени, когда они были дефицитом, и вообще был коллекционером. В квартире теснота из-за его экспонатов, да ещё несколько домашних животных. Возникла острая необходимость покупки жилья. Я получила небольшое наследство, сестра добавила к нему 5000$. Не хватало всего 2000$ для приобретения однокомнатной квартиры в сданном доме. Надо сказать, что в то время ещё не было ни массовой застройки, ни ипотеки. Да, и занять денег было не у кого.

И вот однажды утром Кристина проснулась необычайно взволнованная. Ничего не объясняя, попросила меня одеться, взять деньги и документы и идти с ней. Куда идти? Кристина не отвечала, но выражение её лица было загадочным. Она привела меня в новостройку, расположенную у самой опушки зелёного оазиса – Алёшкинского леса и одновременно в двух остановках от станции метро. В этом доме оказалась всего одна квартира, стоимость которой в точности равнялась содержимому моего кошелька. И эта квартира, и сам дом приснились Кристине в предрассветный час. Жилищная проблема на тот период была решена.

* * *

Но чаще всего исполнялись мои желания, касающиеся приобретения домашних питомцев. Как-то в парке я встретила парня, на спине которого спокойно сидел чёрный лесной ворон. Послушав его рассказ о необычайном уме этой птицы, я загорелась.

– Учёные доказали, что ум лесного ворона и всего семейства вороновых уникален и превосходит интеллект приматов. Семейство вороновых также включает в себя городских ворон, сорок, соек и галок. Ворона может сгибать кусок проволоки в форму крюка, чтобы доставать еду или другие заинтересовавшие её вещи из узких мест. И проявляет при этом большую сообразительность, чем малые дети.

Вороны умеют развлекаться. К примеру, катаются на снегу на импровизированных санях из коры. А их любимое развлечение – давить муравьёв и втирать их в тело. По-видимому, муравьиная кислота вызывает у них приятные ощущения. Вороны умеют импровизировать различные звуки.

Лесные вороны дружат с волками. Обнаружив мёртвую тушу лося, ворон может съесть за день 1, 8 кг мяса. А затем он издаёт звук, такой же, каким волк сообщает стае о найденной пище. Самому ворону лося не съесть, но не пропадать же добру. А волки платят заботой за заботу. Завалив лося, 40 % процентов мяса оставляют своим друзьям на кровавый пир. В знак благодарности птицы предупреждают их об опасности в лице, к примеру, охотников или просто вооружённых людей.

Вороны общаются между собой с помощью целого набора разнообразных звуков. Они могут выражать ими нежность, счастье, гнев и удивление.

Можно привести ещё сотню интересных примеров. Не говоря уже о мистических легендах. Я отношусь к тем людям, которые не хотят видеть в птицах вестников зла. Тем более что и со мной однажды произошёл случай, после которого я начал верить в то, что птицы или кто-то, принявший облик птиц, мне покровительствуют. Я учился в десятом классе, когда во время большой перемены увидел, как мальчишки из седьмого связывают лапы чёрному ворону. Тогда я думал, что если птица чёрная, то это ворон. Странный был ворон. Кстати, не такой, что сидит у меня на плече. Тот был гораздо мельче и, как я узнал позже, относился не к лесным вОронам, а к чёрным ворОнам. Ворон и чёрные вороны это разные птицы, хотя и принадлежат к одному семейству врановых. При этом ворона может быть мужского пола, и женского. На голове у той чёрной вороны – красное пятно, будто кто-то краску на неё вылил. А, может быть, это было дело рук её мучителей. Я отнял у них птицу. Ворона вырывалась из рук, но я всё же сумел освободить её лапы от пут. И она улетела. На следующий день, а это было воскресенье, я должен был ехать к бабушке на дачу. Автобус ходил один – два раза в час, так что я торопился, чтобы не опоздать. Я ускорил шаг и вдруг увидел ту самую чёрную ворону. Спутать не мог – опознал её по красному пятну на голове. Одинокая чёрная ворона бродила по газону в поисках червей. И я отчётливо услышал: Кррау, крррау… Крик был тревожный, будто ворона о чём – то предупреждала меня. – Кррау, стой, – сказала ворона. Я подумал и замедлил шаг. На тот автобус я опоздал, сел на следующий. На повороте я увидел перевёрнутый автобус. На земле лежали накрытые белой тканью трупы. Живых погружали на носилках в машины «скорой». С тех пор предупреждающий крик вороны не раз звучал в моём мозгу. И я не принимал скоропалительных решений. Кстати, не случайно в Лондонском Тауэре живут вороны. По легенде они охраняют королевских особ. Если бы вороны покинули башню, монархия пала бы. Но самым интересным является то, что чем больше учёные пытаются понять этих загадочных птиц, тем больше возникает вопросов без ответа.


После такого рассказа у меня отпали все сомнения – при первой же возможности заведу птицу семейства вороновых. Желание было столь острым, что осуществилось оно буквально через несколько минут. Я уже не раз говорила о том, что реализуются лишь мечты, скопившиеся на кончике стрелы. Натянешь лук, запустишь стрелу, и она донесёт твоё желание до того «мага», который решает «быть или не быть».

На кованом ограждении газона, понурив голову, сидела серая городская ворона. Рядом с ней горько плакал маленький мальчик.

– Что случилось? Могу ли я помочь?

– Можете, если возьмёте себе мою ворону. Её зовут Клара. Я подобрал её совсем маленьким птенцом, когда она выпала из гнезда. Клара выросла, и теперь от неё много грязи. Мама выбросила птицу.

– Не плачь, я как раз мечтала завести ворону. Я сумею о ней позаботиться.

Вскоре я приобрела и большого лесного ворона Карла. Птицы у меня были необыкновенные. Во всяком случае, ни ворон Карл, ни ворона Клара ни разу не заставили свою хозяйку пожалеть о том, что она взяла их в свой дом. Ворона сидела в клетке рядом с компьютерным столиком, и когда я работала, всегда принимала в этом процессе активное участие. Она не произносила отчётливо слова и фразы, но выражала чувства каскадом необыкновенных по своей интонации звуков, которые без сомнения можно было перевести так: «Как хорошо, что ты рядом» – нежные тона; «Почему ты не обращаешь на меня внимания?» – с раздражением в голосе. После этой фразы ворона набирала в клюв воду из поилки и плевала в меня – уж теперь-то хозяйка наверняка оторвётся от клавиатуры и посмотрит ей в глаза. Почему-то больше всего Клара ревновала меня к компьютеру.

Карл тоже постоянно наблюдал за своей хозяйкой, приняв при этом очень смешую позу: выпячивал зад, а длинный клюв и часть головы просовывал между прутьями так, чтобы лучше видеть монитор. Внимание на себя он переключал ещё более действенным способом, чем ворона – опрокидывал миску с водой – при этом не помогали никакие крепёжные приспособления, а потом тяжело дышал, раскрыв клюв и гортанным голосом периодически орал: «Пи-ить! Пи-ить!»


Когда мой муж Антон узнал о моём намерении завести представителей всех птиц семейства вороновых, он начал настаивать на моём обращении к психиатру.

– В чём логика твоего требования? Надеюсь, ты не собираешься поместить меня в психиатрическую больницу.

– Если ты больная на голову, я оплачу лечение в стационаре частной клиники на условии анонимности.

– А если я здорова?

– Справку от психиатра принеси, тогда и поговорим.


Вердикт психиатра оказался не утешительным для Антона. Я психически здорова. Моё страстное желание заводить домашних питомцев и изучать их связано с тем, что я в смысле профессии занимаюсь не своим делом. В детстве я страстно мечтала стать ветеринаром, но отец был категорически против. Меня «запихнули» на физический факультет, что было модно в то время. Отец не посмотрел на то, что, будучи способным во многих отношениях ребёнком, наименьший интерес из всех наук я проявляла к физике. Я очень уважала учёных – физиков, поражалась абстрактному складу их ума. Но на первом курсе даже подумывала о суициде. И только страх перед жестоким родителем заставил преодолеть себя и прыгнуть выше головы. Я стала круглой отличницей по всем предметам. С математикой у меня дело обстояло гораздо лучше – пятёрки за контрольные получала без напряга. А вот по общей физике мне ставили хорошие оценки ради того, чтобы не испортить диплом. Со временем я всё же научилась решать физические задачи любой сложности. Но стоило это мне тяжкого труда. Однажды отец даже запер меня в своём кабинете и не выпускал до тех пор, пока я не решу более сотни задач. По мнению психиатра, если я откажусь от не реализованного призвания, от тесного контакта с братьями меньшими, от возможности их изучать, вот тогда у меня и произойдёт психический срыв. И станет постылой жизнь, и всё пойдёт невпопад.


И словно по заказу свыше на меня посыпались предложения приютить птицу семейства вороновых. На этот раз кандидатом в мой зоопарк стала галка по имени Феофан. Взять птицу попросил случайный знакомый – фермер. Он рассказал мне историю спасения птенца.


– Мой помощник вырвал Феофана из кошачьей пасти, когда ему было несколько дней от роду, и птенец ещё даже не покрылся пухом. У него было сломано крыло и повреждены пальцы на одной лапке, но он выжил, через какое-то время оперился и стал похож на галку – альбиноса – несколько белых перьев на обоих крыльях. Только размером мал – чуть более скворца. Месяца через два Феофан стал совсем ручным. Весёлая, умная, хитрая птица и с характером, но очень блудливая.


Я не раз обращала внимание на смышлёность галок, и они порой казались мне умнее и адекватнее своих вороновых собратьев. Но Феофан даже превзошёл все мои ожидания. Едва я спустилась в подвальчик – мастерскую, где работал помощник фермера, Феофан выбежал навстречу и, отчётливо произнес «кто там?». Затем начал вертеться под ногами точно так, как это делают, радуясь гостям, маленькие собачки.

– За тобой пришли, Феофан, – с дрожью в голосе произнёс хозяин.

Галка насторожилась, испуганно взглянула на меня и опрометью бросилась в тёмный угол, где забилась в какую-то щель.

– Понял, бедняга, что отдаём мы его. Очень жалко расставаться, – помощник тяжело вздохнул, – но проблемы, проблемы…


Специальной клетки для Феофана я ещё не успела приобрести и решила поселить его с египетскими горлицами. Из менее известных пернатых мне очень нравятся любимые птицы царицы Клеопатры – египетские или смеющиеся горлицы. Они являются ручными с самого рождения. Когда я выбирала птенцов, хозяин выпустил их из клетки. Они порхали вокруг меня как бабочки, садились на плечи. Им нравилось, когда я гладила их спинку. Египетские горлицы не поют, как большинство птиц, но издают космические звуки и смеются почти как люди.

Очаровательные птахи – смеющиеся горлицы проявляли завидную настойчивость в производстве потомства. Невзирая на погоду, несли и несли яйца, складывали их в кормушку и добросовестно согревали своим теплом. Однако довести дело до полного созревания зародыша не удавалось. Я заниматься разведением птиц не собиралась, и по этой причине не обеспечила семейную пару гнездом. Так что через какое-то время неловкие родители разбивали скорлупу, и неродившийся птенец, на радость ворону Карлу, пополнял его рацион. Но горлицы не теряли надежды стать родителями, и я, в конце концов, не устояла перед их стремлением к продолжению жизни – снабдила птиц ватой для построения гнезда. Так появился на свет голенький размером в полмизинца птенчик. Первые два дня он ничего не ел, или мне просто не удалось пронаблюдать процесс кормления. Но родители в строгой очерёдности обнимали его своими крыльями, не давая холоду заморозить крошечное тельце. А на третий день ранним утром птенец широко раскрыл клюв, и родители протолкнули в него порцию переработанной пищи. В этот период малоежки горлицы, прекрасно существовавшие на одном пшене, с аппетитом поглощали варёные яйца, творожок, тёртую морковку, листья салата из горшочка и более разнообразный корм для попугаев. И птенчик рос не по дням, а по часам… В двухнедельном возрасте он оперился, превратившись в маленького белого голубка, и только на шее и под крыльями розовела кожица. Любимицы царицы Клеопатры смеющиеся горлицы с рождения ручные птицы и обожают посидеть на человеческой руке, время от времени помахивая крылышками. Птенец уже покинул свое гнездо из ваты, но самостоятельно есть не мог. А у родителей инстинкт заботы о потомстве постепенно начал угасать. И когда маленькая горлинка не наедалась, она нахально впивался своим непропорционально длинным клювиком в материнскую шею, да так сильно, что птица кричала от боли. Мне приходилось отцеплять от неё присосавшегося малыша. Но мать жалела детёныша и по мере сил продолжала его подкармливать, в то время как отец решительно пресекал попрошайничество. А потом и вовсе начал побивать сыночка. Я подготовила для молодой птички отдельную клетку, но прежде чем пересадить горлинку в одиночную камеру, решила попробовать, правда, без особой надежды на положительный результат, воздействовать на отца. Горлицы птицы понятливые. Двух сделанных вовремя шлепков оказалось достаточно, чтобы отец смирился с перспективой совместного проживания с детёнышем и разрешил ему занять на жёрдочке соседнее с ним место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2