Елена Медведева.

Случайная связь



скачать книгу бесплатно

ИСТОРИЯ 1
СЛУЧАЙНАЯ СВЯЗЬ

– Мне нравилось твоё хобби – писать триллеры. Хотя и не приносит оно никакой материальной выгоды, но приятно наблюдать, как количество переходит в качество. Этот разговор начал мой муж Антон, когда в первый не дождливый и солнечный день лета 2017 мы расположились на отдых на берегу реки на «нашем» месте. Обычно оно привлекало многих отдыхающих, но этим летом превратилось в уголок дикой природой, где травы в полтора раза выше человеческого роста. К реке продирались сквозь эти заросли, как сквозь джунгли, спотыкаясь и падая, но всё же добрались до площадки, где можно было распластаться на траве и впитать в себя энергию земли.

– Но твоя последняя книга привела меня в шок. Один маньяк, жертва испытания ядерного оружия, становится серийным убийцей женщин на последнем месяце беременности, другой маньяк убивает женщин, из-за которых не сложилась личная жизнь его любимой дочери. Лучше напиши о чём-нибудь прекрасном.

– То есть о любви, так как прекрасней любви нет ничего. «Я Вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим. Я Вас любил так искренно, так нежно, как, дай Вам Бог, любимой быть другим». Так писал Пушкин в своём девятнадцатом веке. И эти чувства были понятны многим. А теперь ты можешь представить парня, который сказал бы девушке: «Желаю тебе встретить того, кто полюбил бы тебя так же искренно и нежно, как я?» Скорее можно представить, что этот парень морду набьёт сопернику.

А если парень станет жертвой СПИДА, много ли найдётся желающих среди пользующихся успехом у мужчин красавиц быть с ним до конца и заниматься его лечением. Разве что в кино. А в 19-ом веке такое было возможно. И случилось это с моей бабушкой.

Бабушка Анна была дочерью еврея, выходца с Западной Украины. Она была в младенческом возрасте, когда семья Светилькеса обосновалась в Петербурге. Отец быстро продвигался по служебной лестнице и дорос до должности Управляющего Невским пароходством. По сословному происхождению семья Светилькеса, поменявшего фамилию на Светильников, относилась к мещанству. На свою зарплату в 125 рублей в месяц Василий Светильников мог содержать жену, семерых детей и домработницу.

Самыми красивыми дочерями были Анна и младшая Вера. У Анны был тип восточной красавицы. Невероятно густые длиной до колена каштановые с бронзовом отливом волосы, чёрные как смоль горделиво изогнутые брови, загнутые ресницы, чувственный рот, прямой с маленькой горбинкой нос. Вера была единственной блондинкой в семье, но она рано ушла из жизни – отравилась уксусной эссенцией, поверив в то, что её жених ей изменяет. Это подозрение возникло, когда она, сгорая от страсти, решилась прийти к нему домой без предупреждения. Позвонила в дверь. Послышались голоса – мужской и женский, но дверь ей не открыли. К сожалению, узнать, что она подозревала своего возлюбленного напрасно, ей было не суждено – спасти Веру не удалось. Невольным виновником её смерти стал друг жениха – офицер, попросивший предоставить ему его квартиру для встречи с любовницей.

Ещё две сестры Маня и Зина были симпатичными брюнетками, но далеко не такими красавицами как Анна.

В доме трёх невест часто бывали офицеры и студенты. Все три девушки быстро вышли замуж. И, как это часто случается, самая счастливая семейная жизнь сложилась у наименее привлекательной, по сравнению с сёстрами, Мани.

Её не респектабельный жених – студент, ставший впоследствии директором гимназии, оказался божьим человеком. Доброта, самоотверженность, готовность прийти на помощь даже незнакомым людям, отсутствие корыстолюбия сделали их союз самым крепким. И так как жили они скромно и делали только добрые дела, даже во времена сталинских репрессий никто не написал на них донос. А сын их, работавший с академиком Курчатовым над созданием атомной бомбы, стал лауреатом сталинской премии.

Обласканная отцом народов Маня не желала знать о том, какие огромные людские жертвы приносились на алтарь курса на индустриализацию страны. Десятки тысяч заключённых погибли от жестокой эксплуатации и недоедания при строительстве Беломорско-Балтийского канала. Требование пополнить казну за счёт экспорта зерна привело к массовым принудительным хлебозаготовкам с отъёмом у крестьян последних средств к существованию. Результатом стал массовый голод на территории Украины, Белоруссии, Поволжья и других регионов в 1932–1933 годах. Голодомор унёс жизни 7-и миллионов. Массовым явлением стал каннибализм. Но страна семимильными шагами двигалась по пути превращения в индустриальную державу.

Самым «крутым» из женихов трёх сестёр был жених Анны полковник Александр Раевский, дворянин по происхождению и владелец большого поместья. Для женитьбы на дочери мещанина ему пришлось получать разрешение у Николая Второго. Бабушка до самой смерти вспоминала своего Сашеньку, говорила, что никто в жизни не любил её так, как любил он, и умерла она с его именем на устах.

Однако полноценной жизнью супругов жили они не долго. В начале двадцатого века проказа под названием «сифилис» косила ряды российской армии. К 1907-му году этой венерической болезнью страдало около 20 % личного состава. Радикальных средств борьбы с сифилисом не существовало вплоть до открытия антибиотиков. Тела заражённых покрывались язвами, их валил с ног прогрессирующий паралич, они страдали от менингита, сердечно-сосудистой недостаточности, болезни печени и других осложнений.

Но офицерская солидарность иногда лишает разума. И в то время, когда Анна отдыхала в Крыму, друзья Александра после карточной игры с обильными возлияниями, позвали его в бордель. Он изменил Анне один единственный раз, но его оказалось достаточным, чтобы подцепить венерическую болезнь. Александр не представлял своей жизни без Анны, и ему удалось вымолить прощение. Они договорились, что будут жить под одной крышей, но детей, о которых оба мечтали, Анна родит от донора.

Полковник Раевский владел квартирой, занимавшей весь первый этаж двухэтажного дома. А на втором этаже жил его начальник генерал Родзевич. Он и стал отцом троих детей Анны. Анна ухаживала за мужем до самой его смерти, сама прижигала язвы на его теле, невзирая на то, что они тоже могли стать источником заражения. А Александр всю жизнь проклинал себя за то, что минутная слабость перечеркнула большое семейное счастье, которое было уготовлено судьбой им с Анной.

В начале девяностых история Анны повторилась с её правнучкой, названной в её честь Нюшей – так Анну звали в детстве. Только к тому времени отношения между людьми стали более жестокими и непримиримыми, а последствия этой истории в корне изменили жизнь молодых супругов.

Мать Нюши моя младшая сестра Галя влюбилась в её будущего отца Владислава, когда они оба учились в Политехническом институте. Он был и формальным, и неформальным лидером в студенческой среде, по нему сохли как вчерашние школьницы, так и опытные красавицы. Галя с её белокурыми локонами и ярко-голубыми глазами была очень привлекательной девушкой, но одной внешности оказалось явно недостаточно для того чтобы покорить самого лучшего парня. Владислава считали таким за его готовность прийти на помощь, бескорыстность, верность в дружбе, смелость и находчивость в непредвиденных ситуациях. И, наконец, он был просто красивым, физически сильным юношей.

Нашему отцу профессору Владимиру Раевскому выбор младшей дочери пришёлся по душе. По-видимому, не только из-за личных качеств Владислава. Его отец курировал со стороны Областного Комитета Партии деятельность правоохранительных органов. И папа полагал, что при таком родстве органы безопасности оставят «неблагонадёжного» профессора в покое или даже будут способствовать его дальнейшему продвижению в науке. К союзу дочери с сыном ответственного партийного работника оставалось только одно препятствие – Владислав не отвечал Гале взаимностью.

И вдруг совершенно неожиданно для мамы и меня сестра, не обладавшая до этого никакими способностями в сфере живописи и поэзии, начинает создавать портреты своего возлюбленного в стиле фотографического реализма, затем посвящает ему несколько десятков стихотворений. Изданный за свой счёт (вернее, на деньги отца) сборник стихов она дарит Владиславу на день рождения.

 
Друг друга потеряли в суете,
Опомнившись, слезами умывались,
И были возле нас совсем не те,
Совсем не тем мы доверялись…
 

Вскоре состоялась свадьба. Однако надежды профессора Раевского на то, что теперь наступит конец его особым отношениям с органами безопасности и впереди его ждёт заслуженное признание, не оправдались. Напротив, женитьба Владислава на моей сестре поставила крест на его карьере в КГБ, куда его планировали направить на работу по окончании института. Владиславу пришлось выбрать милицейскую службу. Дослужился он до полковника, не раз бывал в горячих точках. И, хотя, по сравнению с другими мужчинами в нашей семье, Владислав во всех внешних проявлениях его натуры оставался настоящим мужиком типа героев сериала «ментовские войны», внутренне он очень изменился.

Много пил или, как выражалась сестра, «квасил с товарищами по оружию». Гале он начал изменять ещё в девяностые, о чём красноречиво свидетельствовали её стихи.

 
Губы мои обметало сушью,
Глаза заплыли равнодушьем,
И груди, как осенние цветы,
Завяли от душевной пустоты
 

Или вот эти строки:

 
Не надо жалости, увольте.
Сомкнитесь каменные стены!
Мне раны зализать позвольте
И выплакать всю боль измены.
 

А когда-то она посвящала ему совсем другие строки:

 
Я от радости заплачу навзрыд
И в траву упаду бездыханной.
Я забуду про всякий стыд
И приду к тебе, мой желанный.
 

Под каждым стихотворением сестра рисовала портреты из серии «Он и Она», отображая, по аналогии с портретами Дориана Грея из одноимённого шедевра Оскара Уайльда, как деградирует внутренний мир её мужа. На одном из последних портретов она приделала к туловищу полковника голову бультерьера. И не случайно. Время от времени Владислав вспоминал о том, что его жизненным кредо прежде было оказание быстрой и действенной помощи родным и друзьям во всех сложных жизненных ситуациях. Однажды, когда я поссорилась с Антоном, он совершенно серьёзно предложил его убить. А заодно перестрелять моих собак и кошек, которых я по глупости завела в слишком большом количестве.

И Владислав, и Галя очень изменились в начале девяностых после того, как наш брат по отцу, став учредителем коммерческого банка в Волгограде, передал Гале 300 тысяч долларов для открытия ломбарда.

По договору 50 % прибыли должны были принадлежать ему.

Владислав, этот прежде не жадный человек, готовый отдать другу последнюю рубашку, вдруг решил отобрать у меня мою часть дачи, купленной на деньги отца. За эту часть большого благоустроенного двухэтажного бревенчатого дома, пригодного для круглогодичного проживания и расположенного в красивой местности всего в 25-и километрах от города, мне было предложено всего двадцать тысяч рублей, что составляло одну пятидесятую часть рыночной стоимости.

Я была готова дать своё согласие, лишь бы не ссориться с родственниками, но, по настоянию мужа и дочери, ответила гордым отказом. Однако, как выяснилось, у Владислава всё было схвачено, и передачу моей собственности в собственность моей племянницы Нюши оформили юридически без моего участия. Пытались отобрать у меня и доставшуюся по наследству после смерти матери квартиру. Но за день до окончания срока, когда можно вступить в права наследства, я получила уведомление от нотариуса и успела.

Благодаря тому, что вся мафия Нижнего Новгорода была у Владислава на крючке, дела в ломбарде шли успешно. Галя была уверена, что это целиком заслуга её интеллекта и честности. Владислав только посмеивался. Выполняя в ломбарде функции начальника охраны, он одновременно организовал коллекторскую фирму и занимался выбиванием крупных долгов. Случалось, что некоторых должников топили в Волге.

Брату жены его долю в доходах от бизнесе так и не вернули, обвинив его в том, что ломбард отнимает много сил, а он не принимает в его деятельности никакого участия. На первых порах своего существования в заклад сдавали не только золото, но и норковые шубы, произведения живописи, антиквариат, дома и автомобили. Но и желающих отобрать доходное предприятие было не мало, как и указаний со стороны Центрального Банка, ограничивающих степени свободы.

И Галя, и Владислав много пили, воспитанием единственной дочери Нюши практически не занимались. В пятнадцать лет Нюша забеременела. После того, как ей сделали аборт, Владислав спохватился и стал готовить дочь к поступлению в Высшую школу МВД, где сам он в то время работал начальником курса.

Перспектива стать полицейским Нюшу привлекала. Особенно она увлекалась стрельбой и вождением. Успехи в этом направлении повышали её самооценку. В отличие от матери, имевшей задатки творческой личности, Нюша была девушкой заурядной, но внешне в меру привлекательной.

Девушек среди курсантов в то время были единицы, и Нюша могла рассчитывать на внимание любого парня. Миша Стрельцов привлёк её внимание с первого взгляда. Стройный худощавый брюнет с огненным взглядом и киношной внешностью. Такие лица запоминаются надолго. Правда, узнав, что Миша уроженец села Средний Икорец Воронежской области, Нюша была несколько разочарована – на деревенского парня Миша совсем не был похож.

Однако и происхождение села Средний Икорец было особое. В начале 18-го века по указу Петра Первого были расформированы московские стрелецкие полки, и стрельцы были направлены на прохождение службы в другие города России. Основанное стрельцами село Средний Икорец, в отличие от большинства других сёл, никогда не принадлежало помещикам и оставалось свободным от крепостного права. Люди, предки которых никогда не были рабами, сохранили в своём характере стремление к независимости и чувство собственного достоинства. Название села происходило от слова «икра» – в приток Дона, на котором оно стояло, приходила на нерест рыба.

Работы для молодёжи в селе практически не было. Единственное предприятие – завод по разливу минеральной воды. На нём работала мать Миши, отец служил в районном отделе милиции. Так что выбор для сына был определён.

Высшая школа милиции находилась на живописной юго-восточной окраине Нижнего Новгорода на территории лесопарка Щёлковский хутор. Кроме живописной природы, место это славилось каскадом трёх довольно глубоких и чистых озёр. В жаркую погоду здесь собирались и курсанты, и молодёжь из ближних микрорайонов. Приводили с собой собак. Особенно популярен был огромный добряк белый алабай. Его тискали, гладили, купали, а он всё сносил и только помахивал обрубком хвоста.

Веселье било ключом. Играли в карты, в волейбол, с разбегу прыгали в воду. У Миши не было приличных плавок, и купался он прямо в обрезанных по колено джинсах. Зато на пояснице – татуировка с изображением птицы в полёте, символизировавшая свободолюбие и крепкую силу воли.

Для романтических свиданий ничего лучшего было и не найти. Любовь Нюши и Миши была взаимной и искренной. Конечно, когда отец Нюши получил звание полковника и занял должность зам начальника Высшей Школы милиции, а мать занялась бизнесом, Миша не мог не похвастаться перед родными, простыми работягами, родителями своей невесты.

И свадьбу сыграли с соответствующим размахом. Со стороны жениха гостей было немало – друзья по Школе милиции, из Икорца приехали родители, а из Воронежа – старшая сестра Люся с мужем и двенадцатилетней дочерью. Медовый месяц молодожёнам заменили недельным отдыхом в Эмиратах – подарок бабушки и дедушки невесты. Галя тоже устроила себе кратковременный отпуск и уехала к себе на дачу вместе с новыми родственниками.

Двухэтажный бревенчатый дом был построен на участке площадью 30 соток на высоком берегу Волги. Место для отдыха замечательное – пляж с хорошим заходом, многочисленые острова и заводи – рай для рыболовов. В саду изобилие овощей, ягод и фруктов. Но и работы невпроворот. Помимо косьбы, выкорчёвывания сорняков, обрезания кустов, Галя занималась ещё и дизайном. И как истинный предприниматель, решила по полной программе использовать дармовую рабочую силу. Старшие Стрельцовы с утра до вечера пололи, рыхлили землю, вносили удобрения, занимались поливкой.

Обед готовила Галя и в процессе готовки непрерывно прикладывалась к бутылке. Стрельцов старший, хотя и сам был не прочь опрокинуть рюмку-другую, пришёл в ужас, когда, встав ночью в туалет, он увидел, как Галя открывает холодильник и достаёт водку и двухлитровую бутылку пива. Увидев свояка, она обрадовалась и пригласила составить ей компанию. Он хотел было сказать, что по ночам не пьёт, но побоялся испортить отношения с тёщей сына. В результате оба напились до потери пульса, и Галю с трудом откачали.

Ещё доставалось лайке, которую Люся привезла с собой, так как не с кем было оставить. Кобелёк начал делать садки на Галиного мопса Адика, и она обвинила его в гомосексуализме. Орала, что опасается за здоровье Адика и будет вынуждена обратиться к ветеринару. Стрельцов старший пытался убедить её, что при встрече один кобель может насаживаться на другого, имитируя половой акт с целью утвердить своё доминирующее положение. Он отгонял лайку, но ничего не помогало, и выяснения отношений на тему «who is who» продолжались. Скандал разгорелся с новой силой после того, как кобелёк «пометил» углы нового дивана в гостиной. По требованию Гали его заперли в сарае, но там он непрерывно лаял, так что пришлось выпустить его на участок, где он поломал цветы на клумбе.

Муж Люси рыбачил, а Люсю и её дочь Галя в приказном порядке заставила искать на побережье опоки – бело-серые валуны из прочной пористой горной породы и приносить на участок. Она рассматривала опоки как прекрасный природный материал для дизайна клумб. Таскать их было тяжело, и однажды Люся взбунтовалась.

– У нас отпуск. Мы надеялись, что нас пригласили отдохнуть, а не трудиться в поте лица. Мы договорились, что нас с дочкой прокатят на катере.

– С кем Вы договорились без моего ведома? – возмутилась Галя.

– На пляже познакомились с одним дядей, – ответила за мать девочка. – Он обещал нам показать Макарьевский монастырь.

– И не вздумайте!

Но Люся и её дочь уже спешили к реке, где их ждал катер. От берега отчалили в одно мгновение. Водитель включил музыку, и сразу стало весело. Волжская вода отражала голубое небо, противоположный берег не просматривался в предвечерней дымке, от чего возникало ощущение, что катер уплывает в морские дали. Люся разок нырнула с катера и долго не появлялась на поверхности. Дочь от страха даже расплакалась, но, в общем, они наслаждались тем, что вырвались на свободу из-под пристального ока новой родственницы.

Макарьевский женский монастырь, начало строительства которого относят к 15 веку, был воздвигнут на низком левом берегу Волги. Вода подступает к самым крепостным стенам, и кажется, что обитель встаёт из речных глубин. Водитель предложил Люсе дождаться захода солнца, когда монастырь особенно красив на фоне расписанного красками вечерней зари неба, а его стены отчётливо отражаются в серебристой глади реки.

Домой вернулись затемно. Галя уже изрядно накачалась пивом и была вне себя от ярости.

– Я пригласила вас не для того, чтобы вы гуляли здесь с мужиками. Шлюхи! Я отказываю вам в доме! Чтобы завтра вас здесь не было!

– Не смейте обзывать мою жену и дочь! – вмешался Люсин муж. – У вас самой проблемы с головой. Мы не задержимся здесь ни на минуту, Мама уже собрала вещи.

– А маму кто обидел? – удивилась Люся.

– Конечно она, кто же ещё, – Стрельцов старший указал на Галю. – Мать решила полакомиться малиной, но забыла спросить разрешения. Оказалось, что малина на том кусте, с которого она собирала ягоды, какая-то особенное. Галина набросилась на мать, а та сорвала ещё одну ягодку и положила в рот. Тогда Галина схватила палку и хлестала бедный куст до тех пор, пока от него не остались одни голые ветки. Хорошо, что мать не побила.

– Да, не повезло нашему Мише с тёщей, вздохнула мать. – Несите вещи в машину, поедем прямо сейчас.

– А мне всю ночь прибираться за вами придётся, – заметила Галя. – Вы такой срач в моём доме устроили! И даже ни разу не подмели. Наверное, и сын ваш грязнуля. Но предупреждаю, если вы ему нажалуйтесь, он тут же вылетит из Школы милиции.

– Всё это водка проклятая, – мать покачала головой, – в трезвом уме ты бы не наговорила нам столько гадостей. Вы с мужем построили здесь часовню и думаете, что Бог вас простит. Боженька всё видит. Видит, как вы к людям относитесь.

* * *

Миша и Нюша тем временем наслаждались отдыхом в Дубае. Они оба впервые были за границей. Удивительное сочетание экзотической восточной самобытности с развитой инфраструктурой и высоким стандартом обслуживания поражало. Пляжи хорошо оборудованы, и цвет песка особый – оранжевый. Дворцы шейхов, небоскрёбы, гигантские аквапарки, роскошные восточные базары, мечеть Джумейра, самая красивая в Дубае – здесь есть, что посмотреть.

Экскурсии в мечеть проводились два дня в неделю, но они успели попасть туда. Накануне гид предупредил, что фотографировать молящихся не следует, а женщин нельзя фотографировать нигде – это будет рассматриваться как оскорбление. Внутреннее убранство мечети состояло из невероятной красоты орнаментов. Никаких портретов святых – в Коране запрещено использовать в качестве украшения изображения живых существ, будь то люди или животные. У Нюши не оказалось в гардеробе длинной юбки в пол и головного платка, но ей дали паранджу, в которой пришлось изрядно попотеть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2