Елена Малиновская.

Найти кукловода



скачать книгу бесплатно

– Я совершенно уверен, что мы придем к соглашению. – Элмер как-то странно усмехнулся. – Как любят говорить на Хексе, деньги могут решить все проблемы. Я заплачу тебе любую сумму, если ты согласишься помочь.

– Не стоит говорить такие слова перед сделкой. – Я укоризненно покачала головой. – Особенно хекстянину. Ты ведь понимаешь, что подобной честностью просто-таки вынуждаешь меня заломить за свои услуги непомерные деньги?

Элмер будто не услышал моих слов. Глубокая вертикальная морщина разломила его переносицу. Он несколько раз размеренно ударил пальцами по своему колену, затем, решившись, подался вперед.

– А теперь слушай! – приказал он с настолько горячим блеском в глазах, что мне невольно стало не по себе. – Я хочу, чтобы ты нашла убийцу моей матери. И прокляла его. Причем прокляла так, чтобы он умирал долго и мучительно, как умирала она.

Я удивленно хмыкнула и приготовилась слушать, на всякий случай подтянув ближе блокнот для заметок и самопишущее перо.

– Мою мать звали Патрисия Бригз, – продолжил Элмер, прежде посмотрев на меня и убедившись, что завладел моим безраздельным вниманием. – Она воспитывала меня одна, без чьей-либо помощи. Ей приходилось работать с утра до вечера, лишь бы обеспечить меня едой и одеждой. Благо, что родился я с ярко выраженным магическим даром, поэтому сумел добиться бюджетного места в нерийской Академии. Сразу же после ее окончания мне предложили место в департаменте, и я согласился. Впрочем, как у мага высшего уровня подчинения у меня и не было особого выбора. Да я и не видел причин отказываться. Не секрет, что государственным служащим хорошо платят, поэтому я даже обрадовался, решив, что настала моя очередь заботиться о матери. Вскоре я купил ей небольшой домик в Озерном Крае, где навещал ее в редкие выходные. Моя мать родила меня очень рано, поэтому оставалась еще молодой и красивой женщиной. Понятное дело, достаточно быстро у нее завязались отношения с неким Крагеном Райеном. Если честно, я не имел ничего против. На тот момент матушке исполнилось сорок, хотя выглядела она всегда моложе своих лет. Разве мог я требовать, чтобы в столь цветущем возрасте она и думать забыла о каких-либо житейских развлечениях и удовольствиях, по сути, заживо похоронив себя? Тем более что Краген казался мне вполне достойным человеком. Он был на пятнадцать лет старше моей матери, но сохранял отличную физическую форму. Всегда подтянут, хорошо одет, с неплохим чувством юмора. Мы даже подружились.

Я открыла блокнот и записала два имени – матери Элмера и ее нового возлюбленного. Последнее подчеркнула и поставила жирный вопросительный знак. Жизненный опыт показывает, что, когда речь заходит об убийстве, виновных обычно надо искать в ближайшем окружении. Увы, как ни печально осознавать, но именно мужья чаще всего расправляются с женами. Впрочем, противоположный вариант тоже справедлив в своей печальной статистике.

Элмер терпеливо дождался, когда я закончу шуршать бумагой, затем негромко продолжил:

– На какое-то время я упустил из внимания развитие их отношений. Меня как раз повысили на работе, и я, доказывая справедливость нового назначения, работал за двоих, а порой и за троих, без выходных и отпусков. С матерью мы периодически общались по мыслевизору. Однажды она сообщила мне, что Краген сделал ей предложение. Интересовалась, не буду ли я возражать против ее брака. Естественно, я был только «за»! Матушка очень обрадовалась, запланировала свадьбу на это лето. Июнь – чудесная пора в Озерном Крае. Еще не жарко, но земля достаточно прогрелась. Цветут многочисленные сады, воздух пьянит лучше молодого вина.

Июнь? Я сделала еще одну пометку. Сейчас на дворе конец августа, значит, все происходило примерно два месяца назад.

– Пару недель после этого разговора мы не общались. – Элмер нервно потер ладони. Его зеленые глаза затуманились от воспоминаний. – Мне нужно было писать огромный отчет по одному завершившемуся делу, поэтому я совсем заработался и не сразу сообразил, что давно ничего не слышал от матери. Обычно она всегда звонила мне сама. Пришлось нарушить традицию, выкроить часок свободного времени и связаться с ней. Матушка ответила сразу, но ее голос мне показался печальным. Я прямо спросил, что случилось, не обидел ли ее Краген. Она даже рассмеялась от подобного предположения, правда веселье ее было грустным. Она сказала, что все в порядке, просто немного утомилась от подготовки к свадьбе. Я чувствовал, что она что-то недоговаривает. Пришлось надавить на нее, и тогда матушка призналась, что семья Крагена восприняла известие о скорой свадьбе в штыки. Он был вдовцом, от первого брака у него остались сын и дочь. Сыну, Стефану Райену, около тридцати. Он, как и я, не имел ничего против нового брака отца. А вот дочь, Оливия, младший и, как это часто бывает, избалованный ребенок, от новости в восторг не пришла. Она привыкла быть в жизни отца единственной женщиной, на которую тот тратил львиную долю своего времени и состояния. Оливия была абсолютно уверена, что моя мать в жизни Крагена – временное явление. Когда она узнала о помолвке, то устроила безобразную сцену. Матушка говорила об этом крайне неохотно, но, как я понял, это было по-настоящему ужасно. Оливия билась в истерике, угрожала убить себя, если отец предаст память ее матери и возьмет в жены другую женщину. Все закончилось вызовом целителя, который чуть ли не насильно заставил гадкую девчонку выпить успокоительного отвара.

– Краген отменил свадьбу? – поинтересовалась я, сделав еще несколько пометок в блокноте.

– Нет. – Элмер покачал головой. – Как говорится, коса нашла на камень. Краген не ожидал подобной реакции от дочери, но на следующее утро заявил, что если она не согласна с его выбором и не уважает его решение, то может выматываться из дома на все четыре стороны, а свадьба состоится в любом случае. Оливия попыталась устроить новый скандал, тогда Краген пригрозил, что если она не уйдет сама, то ее вещи вышвырнут слуги. И девица уехала, напоследок пообещав, что они еще жестоко пожалеют.

Я прикусила кончик самопишущего пера, с интересом ожидая завершения рассказа о семейной драме.

– Матушка была подавлена сложившейся ситуацией. – Элмер облизнул пересохшие губы, и я потянулась к графину, в очередной раз проигнорировав бутылку вина. Плеснула ему в стакан обычной воды, и парень сухо поблагодарил меня кивком, ни на миг не прекратив своего монолога: – Она даже подумывала отменить свадьбу и продолжить жить с Крагеном, не узаконивая отношений. Однако тот не хотел даже слышать об этом. Стычка с дочерью сильно распалила его. Он готов был сыграть свадьбу хоть на следующий день, единственное, что мешало исполнению его желания, – уже разосланные приглашения гостям. Поэтому матушке удалось убедить его не горячиться. Тем более она питала надежду, что за оставшуюся до торжества неделю и Оливия, и Краген немного остынут и забудут о своей ссоре. Меньше всего на свете ей хотелось начинать свою семейную жизнь с раздора между родственниками.

Элмер сделал паузу и все-таки отпил воды. Замер, задумчиво крутя между ладоней стакан и уставившись куда-то поверх моей головы.

– Это был последний раз, когда я слышал голос матери, – наконец глухо признался он, и его глаза как-то подозрительно блеснули. – Через два дня мне сообщили, что она умерла. Естественно, я бросил все свои дела и отправился в Озерный Край. Мне долго не хотели показывать ее тело, пришлось даже прибегнуть к служебному положению и пригрозить всевозможными карами местным властям. Но когда я увидел ее, то понял, почему меня так настойчиво не пускали к матери. Доминика, ты когда-нибудь слышала о проклятии черной чумы?

Я вздрогнула. И не столько из-за неожиданного вопроса, сколько из-за его предмета. Знаю ли я это проклятие? О да, очень хорошо знаю, учитывая, что моя семья погибла от него и я до сих пор не в курсе, кто именно его наслал и почему этот загадочный некто пощадил меня. Хотя, скорее всего, обо мне просто забыли. В то время мне исполнилось всего три года. Я росла слабым и болезненным ребенком, и мать решила, что так на меня влияет климат Хекса, поэтому отправила на несколько месяцев в варрийский пансионат, специализирующийся именно на этих детских проблемах. И оттуда меня прямиком отослали в государственный приют, поскольку возвращать меня оказалось некому. Когда мне исполнилось восемнадцать, я воспользовалась правом на информацию и выяснила, при каких обстоятельствах погибли мои родители и два старших брата. Собственно, именно поэтому я решила посвятить жизнь изучению проклятий и способов их снятия. Я верила (да что там, до сих пор лелею надежду), что когда-нибудь встречусь лицом к лицу с тем гадом, который приговорил четырех человек к столь жуткой смерти. И теперь я понимала желание Элмера отомстить.

– Как ты понимаешь, от тела моей матери осталось не так уж и много, – продолжил тот, сочтя мое красноречивое молчание за утвердительный ответ. – Мне рассказали, в каких жутких мучениях она умирала. Данный вид проклятия страшен именно тем, что помочь несчастному можно лишь в самом начале. Очень быстро процесс распада тканей становится необратимым, и остается лишь наблюдать за тем, как бедная жертва буквально гниет заживо, умоляя убить ее и прекратить тем самым страдания.

– Мне очень жаль, – кашлянув, сдавленно проговорила я.

– Я знаю. – Элмер кивнул, показывая, что услышал меня. – Все эти месяцы, прошедшие с момента похорон матери, я пытался выяснить, что же тогда произошло. Увы, официальное расследование не принесло плодов. В виду личной заинтересованности мне не позволили участвовать в нем. Я лишь читал многочисленные отчеты. По ним выходило, что ту ночь матушка решила провести у себя дома. Нет, она не поссорилась с Крагеном, его вообще не было в городе. После ссоры с Оливией он уехал в гости к старинному другу, живущему в весьма уединенном месте, там на горестях перебрал с алкоголем и несколько потерялся во времени, затянув свой визит дольше планируемого. Я знаю, что алиби Крагена проверяли очень тщательно, поскольку убийц всегда ищут в ближайшем окружении, но придраться было не к чему. Он даже добровольно прошел допрос с применением магических средств дознания, который полностью доказал его невиновность. Стефан, его сын, был в столице, что тоже подтверждалось многочисленными свидетельствами.

– А Оливия? – спросила я. – По-моему, именно она наиболее вероятный подозреваемый.

– Беда в том, что Оливия исчезла. – Элмер пожал плечами. – Ее объявили во всемирный розыск, но так и не нашли. Доподлинно известно лишь то, что она не пользовалась кабинами пространственного перемещения. Но в пределах Нерия можно передвигаться и иными способами. Те же самодвижущиеся повозки еще никто не отменял. Были опрошены все друзья и знакомые Оливии, но она как в воду канула. Однако не стоит забывать и то обстоятельство, что сама девчонка не могла убить мою мать. Оливия – маг второго уровня подчинения, а проклятие такой мощи доступно лишь избранным.

– О да, – пробормотала я, думая о своем. Помнится, когда-то я тоже потратила немало времени, пытаясь самостоятельно раскрыть убийство своей семьи. Но против меня сыграло время. Я узнала правду в восемнадцать, осиротела в три года, а за пятнадцать лет утекло слишком много воды.

– Я не могу отступиться. – Элмер поставил стакан на стол и резко подался вперед. Прошипел, глядя мне в глаза: – Я обязан выяснить, кто стоит за смертью моей матери!

– Ты служащий магического департамента. – Я с нарочитым удивлением пожала плечами. – Причем, как я поняла, далеко не последний человек там. Что мешает тебе провести собственное расследование? Отлови подозреваемых по одному и допроси с использованием средств принуждения.

– Законы, – проворчал Элмер. – Нерий – не Хекс, у нас нельзя так действовать. Подобные допросы проводятся только с полного согласия подозреваемого, иначе это нарушает свободу воли. Если бы Краген не согласился, его никто бы и не тронул. Когда стало понятно, что убийство моей матери останется нераскрытым, меня вызвал к себе начальник департамента Дольшер Барайс. Посочувствовал моему горю, а затем достаточно прозрачно намекнул, что за мной будет установлен особый надзор. Мол, шаг влево или вправо – и меня с позором изгонят со службы за ненужную самодеятельность. Если честно, вначале я хотел плюнуть на его предупреждение. Но увольнение означает, что мне придется навсегда покинуть обжитые планеты и удалиться в какой-нибудь дикий, только что открытый мир, поскольку никаких чипов я себе не позволю внедрять. А поймать меня на горячем проще простого. Ты, наверное, в курсе, что любые магические чары содержат характерные черты, по которым можно определить их создателя. Что-то вроде личной подписи. Попытайся я что-нибудь сотворить при помощи магии – и наверняка уже на следующий день меня вышвырнут из департамента, а следом и с Нерия. А я не хочу, чтобы убийца моей матери избежал наказания.

– Поэтому ты решил воспользоваться помощью со стороны, – задумчиво проговорила я.

– Да. – Элмер кивнул. – Доминика, не сочти за комплимент, но ты являешься одним из лучших специалистов в этой области. Я навел справки, поэтому знаю, что твоя семья погибла от такого же проклятия. Ты как никто другой понимаешь мои чувства.

– Твою мать, скорее всего, убил посторонний человек, – осторожно заметила я. – Так сказать, наемный работник. Вряд ли он все еще в Озерном Крае. Вероятно, выполнил задание и уехал. Как ты собираешься его искать?

– Мне нужен не исполнитель, а заказчик. – Элмер кровожадно ухмыльнулся. – И я считаю, что ты способна вычислить его. Если кто-то из окружения моей матери общался со специалистом подобного рода, то его аура должна была претерпеть некоторые изменения. По крайней мере, я читал о подобном.

Я неопределенно пожала плечами. Я понимала, о чем говорит Элмер, правда, не знала всех подробностей. Дело в том, что я никогда не принимала заказов на действительно серьезные проклятия, способные за несколько часов отправить человека на тот свет. Считайте это жизненным принципом, что ли. Максимум, на что я была способна – это несмертельные заклинания, приносящие больше бытовых проблем, чем забот со здоровьем. Проклятие тотального невезения весьма неприятная штука, уж будьте уверены. Но куда чаще я занималась все-таки снятием чар. Это давало мне возможность безбедно жить, поэтому я никогда не думала переметнуться на другой полюс, хотя прекрасно знала, что специалисты по насыланию порчи получают намного больше. Я вообще не особо прихотлива, если честно, и не стремлюсь к баснословному богатству. На Хексе избыток денег так же опасен, как и недостаток. Во всем нужно соблюдать меру.

Впрочем, я немного отвлеклась. Так или иначе, но я постоянно совершенствовалась в своей профессии, а значит, изучала и заклятия противоположной стороны. Если в курсе, как насылать проклятие, то всегда разберешься, как его снять. И чисто теоретически я знала, что заключение контракта на убийство принято завершать особым рукопожатием: на ладонях заказчика и исполнителя делались надрезы, после чего смешивалась кровь и происходил обмен энергией. Это служило своего рода гарантией, что нанятого специалиста не обманут с оплатой труда и не подставят под удар служителей закона. Смертельно опасно обижать мага, у которого имеется крупица твоей ауры. Его проклятие найдет тебя, где бы ты от него ни скрылся.

В магии, как и в любой другой науке, действуют законы сохранения: у нанимателя тоже оказывалась частица силы мага. Соответственно, происходило изменение ауры, которое мог бы заметить специалист должного уровня.

Но проблема была в том, что все мои познания, как я уже сказала, носили чисто умозрительный характер. Я не имела ни малейшего понятия, так ли все обстоит на самом деле.

– Но почему об этой возможности не подумали те, кому поручили расследовать убийство? – спросила я. – Неужели в нерийском департаменте не нашлось магов нужного уровня?

– Убийство врага при помощи смертельного проклятия – это чисто хекское развлечение. – Элмер криво усмехнулся. – На Нерии предпочитают иные способы расправы. Многие аспекты подобной магии у нас просто неизвестны. Именно поэтому я предпочел отправиться туда, где эти чары получили столь широкое распространение. И потом, я мог бы, конечно, попросить кого-нибудь из коллег помочь мне с расследованием. Но не хочу никого ставить под удар.

– Ты никому из коллег не рассказал об этом, – утвердительно протянула я. – Предпочел утаить свое открытие. Почему?

– Если убийцу моей матери арестуют, то ему будет грозить всего лишь пожизненная ссылка на иридиевые рудники, – после краткой заминки честно признался Элмер. – Смертная казнь в моем мире давно отменена. А ссылка… Как служащий департамента я знаю, каковы условия на рудниках. На многих планетах их можно спутать с настоящим курортом. Разве это будет справедливым возмездием за мучения моей матери? Нет и нет! И я уверен, что ты понимаешь мои чувства!

– Проклятие, которое было на тебе, – произнесла я, внимательно наблюдая за выражением лица Элмера. – Это сделал нериец, ты сам признал это. И при этом ты говоришь, что на твоей родине никто серьезно не занимается смертельными заклинаниями. Тебе не кажется, что противоречишь сам себе?

Элмер с досадой хмыкнул, видимо, не ожидая, что я поймаю его на таком пустяке. Покачал головой, но все же ответил:

– Ты права, мой друг родом с Хекса. Просто долгое время прожил на Нерии, но сейчас вернулся на родину по личным, так сказать, причинам.

– Почему ты не нанял его для расследования? – Я вопросительно вскинула брови. – Почему нашел меня? Зачем плодить сложности на пустом месте и искать другого специалиста по проклятиям, если один уже есть в наличии?

– Мой друг не имеет права пересекать границу с Нерием. – Элмер с досадой цыкнул сквозь зубы. – Если он воспользуется кабиной пространственного перемещения, его тотчас же арестуют. А иного способа путешествия между мирами не существует. По крайней мере, мне о нем неизвестно. В свое время я помог ему сбежать, поэтому он чувствует себя обязанным передо мной. Но, увы, при всем своем горячем желании я не смогу воспользоваться его услугами на Нерии.

Это было похоже на правду. Многим моим соотечественникам заказан путь на другие планеты. Да, с Хекса выдачи нет, но это правило действует только до пересечения границы. Видать, в свое время загадочный друг Элмера весьма отличился на Нерии, раз уж был вынужден спасаться бегством. Вот как раз у меня с этим проблем не имелось. Я редко связывалась с совсем уж противозаконными делами, предпочитая ловить клиентов на мелководье, так сказать.

Я резко отодвинула кресло и встала. Отошла к окну, за которым темнела хекская ночь, и невидяще уставилась на радужные переливы блокирующего заклинания, защищающего мою квартиру. В принципе, я услышала все, что мне было надо. Теперь дело за малым – принять решение.

Элмер не торопил меня с ответом. В отражении стекла я видела, с какой надеждой он смотрит на меня. Верила ли я ему? Да, скорее всего. Хотя вчера я уже убедилась, что обманывать парень мастак. Но почему-то в данном случае я не сомневалась: Элмер говорит правду. Его мать действительно погибла от смертельного проклятия, и он действительно хочет отыскать убийцу. И все же было в его рассказе что-то странное. Какая-то раздражающая меня мелочь. Это не давало мне согласиться на предложение сразу. А вдруг это ловушка?

– Ты можешь доказать, что на самом деле работаешь в департаменте? – спросила я, обернувшись к собеседнику.

Элмер слабо усмехнулся и прищелкнул пальцами. Вокруг него взметнулся рой зеленых паспортных чар с включением ярко-алой нити предупреждения – перед вами госслужащий! Да, одним вопросом меньше. Такое заклинание невозможно подделать даже мастеру высшего класса. И я не представляла, чем моя скромная персона могла бы настолько заинтересовать нерийский департамент, что они отрядили за мной своего сотрудника, снабдив его душераздирающей историей о семейной драме. Так что, скорее всего, ловушки тут нет. В Зарге проживает куча других магов с куда более серьезными проблемами перед законом, которых было бы намного логичнее вытащить в другой мир и предъявить там обвинение.

– Я могу помочь тебе с поисками убийцы твоей матери, – наконец медленно произнесла я. – Но с одним условием: никаких смертельных проклятий с моей стороны! Вторую часть твоей просьбы я не исполню ни за какие деньги. Я не занимаюсь подобными делами.

На лице Элмера отразилось разочарование, но он быстро совладал с ним.

– Если честно, я предполагал подобный ответ, – после краткой паузы сказал он. – Но я принимаю твое решение. Ты не наемная убийца, я понимаю это. В таком случае, твоя задача упрощается. Просто укажи на нужного человека и предоставь необходимые доказательства его вины. Дальше я все сделаю сам.

– Есть еще одна проблема. – Я скрестила на груди руки. – Я маг высшего уровня подчинения. Да, в обычной жизни я пользуюсь маскирующим заклинанием, но оно лишь для отвода глаз, а пристально изучать ауру на Хексе не принято, да и далеко не все на это способны. Нерий – другое дело. Мой обман раскусят уже в зале пространственных перемещений.

– Это тоже моя забота. – Элмер спрятал понимающую усмешку в уголках губ. – Мой приятель… тот, который соорудил проклятие… возьмется за это. Как ты вчера имела честь убедиться, он так же хорош и в маскирующих чарах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

сообщить о нарушении