Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

Все эти мысли промелькнули у меня в голове со скоростью света. Я чувствовала, как пробуждаются защитные заклинания хранилища, понимала, что в одиночку Дольшер не совладает со всеми. Тем более что сегодня он, как и я, уже изрядно по истратил свой запас сил и вряд ли успел его восстановить. Что же делать?

Я скрестила руки перед собой в беспомощном и бессмысленном жесте защиты. И вдруг…

Со стороны это наверняка выглядело очень красиво. Огромная полупрозрачная сфера внезапно словно соткалась из воздуха вокруг оглушенного ударом Дольшера. Отблески призрачного зеленоватого света легли на его лицо, заиграли болотными огоньками в глубине зрачков, когда он поднял голову и изумленно взглянул на меня.

С тихим хлопком свернувшееся в тугую спираль время вновь набрало привычный ход. Или таким образом прозвучала для меня активация ловушек? Неважно, впрочем.

Я пошатнулась, однако устояла на ногах, когда ощутила первый удар по щиту, воздвигнутому вокруг Дольшера. За ним последовали и другие, но, странное дело, каждая последующая ловушка била слабее, будто первыми сработали самые серьезные охранные чары.

Дольшер не отрывал от меня взгляда все то время, пока я держала щит. Он с такой жадностью подался вперед, наблюдая за моими действиями, что стало страшно. Что же, дикие вурдалаки раздери его и Марьяна, со мной произошло?

Щелкнула последняя ловушка, и все стихло. Дольшер все так же смотрел на меня, словно не заметив, что опасность миновала. В его песочного цвета глазах отражались всполохи мерцающей сферы. Пожав плечами, я оборвала подпитывающую нить, и она исчезла. Достаточно. Иначе, чего доброго, вновь все силы потрачу, а второго энергетического амулета у меня нет. Да и не факт, что опять повезет попасть на свою полярность. Как ни крути, но опять играть в «призрачную рулетку»[7]7
  Призрачная рулетка – игра, распространенная прежде всего среди магов высшего уровня подчинения и в настоящий момент находящаяся под строжайшим запретом. Иногда используется как замена поединку один на один или дуэли. Смысл в том, что группа магов, желающих получить дозу адреналина, создает смертельное заклинание, реагирующее на движение. После этого тот, кто первым пошевелится, или погибнет, или успеет кинуть перед собой щит, и заклинание непредсказуемым образом отрикошетит в его товарищей или безвредно уйдет в сторону. Если никто не пострадал – игра продолжается до первой жертвы или же пока жажда риска не окажется удовлетворена.


[Закрыть]
совершенно не хочется.

В хранилище воцарилась тишина. Настолько полная и пугающая, что зазвенело в ушах. Дольшер медленно поднялся на ноги и легким пассом разогнал остатки чар. Потер быстро опухающую после удара об пол скулу и медленно направился к нам, тщательно выверяя малейшее движение, словно балансируя на канате.

Я напряженно следила за каждым его шагом, ожидая в любой момент новой неприятности, но все обошлось.

Начальник департамента беспрепятственно миновал зал, не потревожив более ни одну тонкую нить паутины охранных заклинаний, и вступил в спасительный круг света.

– С тобой все в порядке? – тотчас же подскочил к нему Марьян. – Не пострадал?

– Бывало и хуже, – коротко отозвался Дольшер, с легкой гримасой боли вновь прикоснувшись к синяку на скуле. Затем повернулся ко мне: – Киота…

Я невольно вжала голову в плечи. Ой-ой-ой, кажется, мне сейчас несдобровать. Как же, начальника департамента едва на тот свет не отправила.

– Прошу прощения, – затараторила я. – Я не хотела… Сама не понимаю, как это получилось.

– Я верю, – оборвал мои оправдания Дольшер.

– Извини, – тоскливо протянула я. Запнулась и тотчас же исправилась на всякий случай: – То есть извините. Пожалуйста, не злитесь на меня. Я ведь случайно.

Дольшер переглянулся с Марьяном, словно молчаливо спрашивая совета – что же со мной делать. А затем оба дружно прыснули со смеху. Расхохотались так, будто я сказала нечто в высшей степени забавное и остроумное.

Я насупилась. Ничего не понимаю. По-моему, кто-то из нас сошел с ума. И это точно не я.

– Прости, Киота, – извинился Дольшер, заметив мою вытянувшуюся физиономию. Вытер заслезившиеся от приступа неожиданного веселья глаза, глубоко вздохнул, окончательно успокаиваясь, и продолжил: – Просто видела бы ты себя сейчас со стороны.

– Да что со мной не так?! – потеряв всяческое терпение, рявкнула я. – Быстро отвечайте! А не то…

И в кончиках пальцев вдруг запульсировала горячая энергия, в любой момент готовая обернуться новым атакующим заклинанием.

– Не стоит, – протянул Дольшер, подняв руки в примиряющем жесте. – Киота, поздравляю тебя. Не знаю, как это получилось, но отныне ты – идеальное в магическом плане создание. Уникум, способный перехватывать и преобразовывать заклинание любого типа, каким бы мощным оно ни было. Универсал, одинаково хорошо владеющий, как ты только что доказала, и оборонными чарами, и атакующими.

– Что? – растерянно переспросила я. – Ты шутишь, что ли?

Дольшер сочувственно покачал головой. Я перевела взгляд на Марьяна, но он глазел на меня с таким тупым восторгом и нескрываемым восхищением, что мне окончательно поплохело. Кажется, новая неприятность будет посерьезнее прежних.

– А мой запас энергии? – на всякий случай поинтересовалась я, с содроганием вспомнив, какую альтернативу в противном случае мне вновь предложит Дольшер. – Надеюсь, хоть с ним все в порядке?

Начальник департамента негромко рассмеялся. Качнул головой и проговорил:

– В полном. Более того, он у тебя отныне практически неограниченный. Я же сказал, что ты теперь можешь преобразовывать заклинания, направленные против тебя, в любых целях. – На этом месте Дольшер замялся. В его желтых глазах мелькнуло отчетливое сомнение – стоит ли продолжать? Однако спустя миг он все же закончил бесцветным голосом: – И по правилам департамента, которые я сам некогда принял и утвердил, ты подлежишь немедленному уничтожению.

* * *

Я сидела в уже знакомом мне кабинете начальника департамента и медленно зверела. Нет, вопреки самым худшим ожиданиям Дольшер не стал меня сразу же убивать. Он сперва решил вдосталь поиздеваться надо мной. А именно – подвергнуть жестокому допросу, избегая, правда, сканирования. Ну да, конечно, на его месте я бы тоже поостереглась. Еще неизвестно, как на такое дерзкое вмешательство в личное пространство отреагируют мои новые непонятно откуда взявшиеся способности.

– Откуда у тебя этот амулет? – в тысячный раз спросил Дольшер, воинственно потрясая перед моим носом злополучным предметом. – Ты его купила? Украла? Нашла?

– Получила в наследство, – устало ответила я в тысячу первый раз. – Это единственное, что мать оставила на память о себе. Тетя говорила, что амулет той подарил мой отец на прощание. Вот мать, видимо, и решила хоть таким образом сделать мне что-нибудь хорошее, раз уж, по сути, отказалась от меня.

– Что ты почувствовала, когда амулет активизировался? – Дольшер откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза и размеренно постукивая пальцами по столу.

Я тяжело вздохнула. Ему что, нравится повторять вопросы по кругу? Или надеется, что я выдам себя невольной оговоркой, попадусь на какой-нибудь мелкой неточности, и тогда меня можно будет с чистой совестью приговорить к смерти?

– Я не помню, – уныло протянула я. – Я была напугана из-за проснувшейся ловушки. Думала, что сейчас погибну.

Дольшер молчал, словно задремав. Я уставилась в окно, за которым уже расплескалась вечерняя синь. Что же за день-то сегодня такой неудачный? Дом, милый дом, увижу ли я тебя снова?

– Вы мне не верите? – тихо спросила я. – Думаете, что я умело скрывала свои способности все время обучения в Академии? Но зачем мне это?

– Киота, определись, пожалуйста, – проговорил Дольшер, чуть заметно поморщившись. – Или ты со мной на «ты», или на «вы». А то меня твои метания уже утомили.

– А вам… тебе все равно, что ли? – полюбопытствовала я, слегка озадаченная таким подходом к делу.

– Абсолютно. – Дольшер слабо улыбнулся. – Видишь ли, Киота, я придерживаюсь одного простого правила: мои сотрудники должны работать и получать результаты в заранее оговоренные сроки. Каким образом они это делают и что при этом обо мне думают – мне плевать. Нравится им хлопать меня по плечу и «тыкать» – пожалуйста. Нравится держать дистанцию – еще лучше. Главное, чтобы не переходили определенную черту.

– И как же им понять, где она проходит, если ты демонстрируешь такое равнодушие? – спросила я, недоверчиво улыбаясь. – Чем больше человеку позволяешь, тем больше он наглеет. Начинает проверять на прочность.

– И рано или поздно получает щелчок по носу, – закончил за меня Дольшер. – Как Марьян недавно на твоих глазах. Если не поймет и не осознает, к чему может привести излишняя фамильярность и развязность, – последует второе предупреждение. А третье обычно не требуется. Потому как если возникнет повод для него, то я предпочту расстаться с человеком, совершенно не способным просчитать последствия своих действий.

Я пожала плечами, но сказать что-либо не успела. Дверь резко распахнулась, и в кабинет влетел Марьян, потрясая какими-то бумагами.

– Пришел запрос из Озерного Края! – провозгласил он, положив папку на стол. – Вся биография нашей малышки Киоты от рождения и до поступления в Академию.

– Отлично! – обрадовался Дольшер. Мигом забыл про наш разговор и полностью углубился в чтение.

Марьян навис у него над плечом, так же пробегая глазами каждый лист бумаги. И, если честно, я сама с огромным удовольствием присоединилась бы к ним в этом занятии.

Дело в том, что тетушка Зальфия почти никогда не рассказывала мне о семье. В какой-то мере ее можно понять. Ей не повезло попасть под действие фамильного проклятия, уродившись истинным оборотнем. Говорят, когда-то в незапамятные времена наша прапрапра-и-так-далее-бабушка согрешила с одним из их племени. Наставила законному мужу рога, так сказать. И с тех пор в каждом поколении обязательно рождается ребенок, раз в месяц обрастающий шерстью и воющий на луну. Благо современные целители сейчас не те воинствующие фанатики, как прежде, и не торопятся лечить ликантропию серебром в сердце, а предпочитают более мягкие и щадящие методы. Например, к настоящему дню разработана и широко применяется определенная схема приема специальных трав, позволяющих справиться с жаждой убийства и сохранить человеческий разум даже в животной ипостаси. Поэтому тетушка в полнолуние не выходит на охоту и даже свежую кровь не пьет, хотя ее без проблем можно купить в вампирьей лавке. Однако от излишнего оволосения травы ее не спасают. Приходится каждый месяц отдавать целое состояние в косметических салонах, справляясь с последствиями полной луны.

Впрочем, я немного отвлеклась от темы. Несмотря на все достижения целителей и травников, в обществе по-прежнему сохраняются определенные предубеждения против оборотней. Насколько я поняла из скупых рассказов тетушки, в семье ее не любили. И не только из-за привычки обращаться в зверя, но и из-за того, что это напоминало женщинам нашего рода, как низко в свое время пала одна из них. О семейных тайнах и проклятиях не принято говорить в обществе. Однако оборотня в шкафу так просто не спрячешь. Как и незаконнорожденного ребенка, которого одна из дочерей знатного семейства собралась отдать в приют. Так или иначе, но никто из многочисленных родственников не захотел взять на себя заботу обо мне. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон. Авось никто из соседей и не узнает об очередном позоре семьи. Хватит с рода Дайчер одного оборотня. Так, наверное, и суждено мне было провести детство и юность в государственном приюте, если бы не вмешалась Зальфия. Она и стала мне второй матерью. Но это не означает, что я никогда не желала познакомиться с первой. Напротив, хотела. Да и не только с ней. Всех своих тетушек, дядюшек, бабушек и дедушек я видела только на снимках. Великолепно одетых, блистающих изысканными драгоценностями, с легким оттенком презрения на красивых равнодушных лицах. Эх, да что сейчас об этом говорить. Все равно мое желание вряд ли когда-нибудь осуществится.

Не вытерпев, я все же встала с места и сделала было шаг к Дольшеру, намереваясь нависнуть над другим его плечом. Но начальник департамента, видимо, уже прочитал все, что ему было надо. Он резко захлопнул тонкую папку, положил ее перед собой и посмотрел на меня.

– Киота, что ты знаешь о своих ближайших родственниках? – елейным голосом спросил он.

Я уныло вздохнула и вновь опустилась на стул. Как же надоело! И есть, как назло, хочется до безумия. Интересно, меня когда-нибудь отпустят домой? Или же сразу после окончания допроса попытаются уничтожить?

– Ничего я не знаю, – сказала я. – Честное слово. Меня воспитала тетя Зальфия. Никого больше из семейства Дайчер я никогда не видела. Только на фотографиях.

Дольшер как-то загадочно переглянулся с Марьяном и опять уставился на меня. Я начала закипать от злости. Что они от меня хотят? Чтобы я призналась во всех грехах и преступлениях, которые когда-либо совершались в столице? Чтобы самолично наложила на себя руки, избавив их от неприятной необходимости выполнить обязательный приказ по моему уничтожению? Хоть бы слово сказали!

– Дольшер, – проговорила я, с трудом сдерживая нотки бешенства, – что тебе от меня надо? Я клянусь, что не имею никакого отношения к взрыву трактира и уж тем более не знаю, с какой стати меня пытались убить в департаменте. Более того, я действительно не понимаю, что именно произошло в хранилище и почему в итоге мои способности настолько изменились. Мне плевать, веришь ты мне или нет. Но я уже не могу – слышишь?! – не могу сидеть здесь и повторять все снова и снова, по сотому кругу. Собираешься меня убить? Валяй, пробуй.

Я благоразумно умолчала о том, что при подобном исходе дела не собираюсь смиренно дожидаться исполнения приговора и буду сражаться за свою жизнь до последней капли крови. Не стоит предполагаемому противнику выкладывать все свои планы на блюдечке. Правда, Дольшер не дурак, явно понимает, что ему придется потрудиться для переселения меня на тот свет. Или… Или в этом и заключается его план? Заболтать меня, отвлечь внимание и в самый неожиданный момент нанести удар?

Дольшер по окончании моей проникновенной речи скептически вздернул бровь и задумчиво потер подбородок, словно решая, что ему со мной делать. Марьян выпрямился и с важным видом скрестил руки на груди. Как же я ненавижу эту позу! Он всегда ее принимал в спорах, показывая таким образом, что, какие бы доводы я ни приводила, как бы ни старалась достучаться до его здравого смысла – все равно последнее слово будет за ним.

– Хватит играть в молчанку! – рявкнула я, чувствуя, как в кончиках пальцев опять запульсировала горячая магическая энергия. – Достало! Или вы сейчас же говорите, в чем меня подозреваете, или… – Я запнулась, не придумав заранее достаточно убедительной угрозы.

Перехватила смешинку во взоре Дольшера, взъярилась еще сильнее, вскочила со стула и со всей дури грохнула кулаком по безукоризненной полировке стола, разделяющего нас.

Если честно, я даже представить не могла, что мой поступок приведет к таким последствиям. Потому как солидный дубовый стол внезапно застонал, заскрипел, будто жалуясь на нерадивых хозяев. И в следующий миг осыпался горой щепок под нашими изумленными взглядами.

– Э-э-э… – пробормотала я, пятясь и на всякий случай спрятав руки за спину. – Я не хотела!

– Верю, – мрачно проговорил Дольшер, вставая и небрежно отряхивая брюки от древесной трухи. – Вот поэтому я и подписал в свое время приказ об уничтожении всех магов такой силы, как у тебя. Поскольку рано или поздно они становятся слишком опасны, так как способны неограниченно аккумулировать энергию, а потом разряжать весь накопленный запас в один миг. Иногда даже неосознанно, просто выйдя из себя. Отвратительное качество для жителя большого города, особенно если не умеешь контролировать свои эмоции.

– Но я же не специально! – возмутилась я. – И потом, у меня нет никакой силы. Произошла какая-то ошибка. Верно, два заклинания случайным образом наложились друг на друга, что привело к подобному итогу. Но скоро проблема должна исчезнуть сама собой. Как только действие энергетического амулета закончится, все придет в норму.

– Уверена? – Дольшер нагнулся и поднял папку из груды мусора на полу. – Киота, понимаешь ли, в чем основная загвоздка… Универсалы могут получить свои способности только и исключительно по наследству. Чаще всего их дар проявляется в младенчестве. Его невозможно скрыть или замаскировать. Дети так непосредственны, что абсолютно не способны сдерживать свои чувства и желания. Поэтому достаточно скоро о рождении необычного ребенка узнают все соседи.

– И это, несомненно, помогает в раннем обнаружении универсалов, – ядовито закончила я за Дольшера. – Обнаружении и уничтожении, вестимо. Замечательная идея! Младенец, каким бы сильным он ни был, вряд ли сумеет дать отпор взрослому магу высшего уровня подчинения. А то и не одному. Так? Что может быть проще – уничтожить возможную проблему уже в колыбели?

– Я подписал этот приказ после того, как один такой невинный ребенок смел с лица земли половину Хайтеса[8]8
  Хайтес – столица Варрия, входящего в число четырех крупнейших обжитых миров.


[Закрыть]
 – столицы Варрия, – негромко ответил Дольшер на мой истеричный выкрик. – Ты наверняка помнишь тот случай по газетным сообщениям. Слава небесам, после этого ни одного универсала мне не встречалось. И я надеялся, что и не встретится до окончания моей карьеры. Говорят, подобные уникумы рождаются раз в несколько столетий. Жаль, что мои чаяния не оправдались.

– Но я не могу быть универсалом! – Я сжала кулаки, боясь, что опять что-нибудь разрушу неловким порывистым движением. – Ты сам сказал, что этот дар проявляется в самом начале жизни и обязательно передается по наследству. У нас в семье наверняка скрыто много скелетов в шкафу, но не настолько громадные. Вот оборотень – да, он есть. Байстрючка в моем лице есть. А универсалов нет. Да и потом, почему дар проявился именно сейчас, после активации амулета? Говорю же, это его действие! День-другой – и все придет в норму.

– Не думаю, – обронил Дольшер. – Я склонен подозревать, что с самого рождения на тебя был установлен мощнейший защитный кокон, призванный скрыть твою истинную силу. Именно поэтому тебе так хорошо всегда удавались щиты. Ты с легкостью отражала любое нападение, поскольку уже была под охраной чар. Когда в хранилище сдетонировала ловушка и одновременно сработал амулет, произошло непредвиденное. Два разнонаправленных заклинания просто стерли эту оболочку в пыль, уничтожили ее. И в итоге твой дар проявился во всей красе.

– Но откуда у меня взялись эти способности?! – взвизгнула я, окончательно потеряв остатки рассудительности и спокойствия. – Ты же прочитал, что в моей семье…

– Здесь данные только о родственниках по материнской линии, – оборвал меня начальник департамента. – Об отце ничего не известно. Кроме того, что он, возможно, был с Варрия. Хм… Ничего не кажется странным?

Я с приглушенным стоном взялась за голову. Варрий, опять этот Варрий. Сегодня утром по мыслевизору со мной связывался варриец. Мать после моего рождения переехала на Варрий, где ее следы и затерялись. Даже последний универсал был уничтожен именно там.

– Что со мной теперь будет? – сухим тоном осведомилась я, небывалым усилием воли беря себя в руки, – Меня убьют?

Дольшер виновато отвел взгляд и неопределенно пожал плечами, подтверждая мои наихудшие предположения. Я посмотрела на Марьяна. Ну, приятель, скажи хоть что-нибудь! Ты, конечно, последняя сволочь, но как-никак мы считались парой на протяжении почти трех лет. Даже собирались пожениться. Неужели ты так просто простишься со мной? Нет, все понимаю, сделать пару гадостей бывшему любовнику само небо велит. Но убить? По-моему, слишком жестоко.

– Дела, – глухо протянул Марьян, избегая встречаться со мной глазами. – Не думал, не гадал, что все так выйдет. Киота, ты это… Не держи на меня зла.

«Еще как стану держать на тебя зло, – фыркнула я про себя. – Каждую ночь буду являться с того света. Обращусь мстительным призраком и начну гадить, как только можно. Фигушки вам, а не спокойная жизнь отныне. Даже если убьете – долго после этого не проживете».

Наверное, Марьян прочитал в моих глазах эти невысказанные угрозы. По крайней мере, он вздрогнул и попятился, пытаясь спрятаться за спиной Дольшера. Я в свою очередь метнула на начальника департамента исполненный ненависти взгляд. А ты, голубчик, получишь у меня по полной! Ты представить не в силах, какой изобретательной я могу быть.

Чем дольше длилась пауза, тем тяжелее становилось дышать. В кабинете явно сгущался воздух от неуклонно нарастающего напряжения. Дольшер и Марьян стояли напротив меня, словно готовясь в любой момент пойти в нападение. Я в свою очередь напряглась, с удовлетворением почувствовав, как вокруг слабо засеребрилась легчайшая паутинка защитного заклинания. Посмотрим, что вы задумали, но сдаваться без боя я точно не намерена.

В тот момент, когда я готова была закричать во все горло, лишь бы оборвать эту пытку ожиданием, слабо тренькнул мыслевизор Дольшера. Негромкий звук заставил всех без исключения вздрогнуть. Марьян прошипел что-то неразборчивое себе под нос и торопливо затушил огненный шар, заплясавший было на его пальцах. Дольшер тоже скомкал в ладони начавшее формироваться заклинание.

– Одну секундочку, – с извиняющейся улыбкой попросил он. – Я отвечу, и мы сразу же продолжим наш разговор.

Я негромко хмыкнула. Ну да, ну да. Продолжим мы, как же. Думай, Киота, думай, пока судьба даровала тебе такой шанс. Как же выбраться из очередной ловушки?

В голову не приходило ни одной путной мысли. Даже знание того, что я обладаю огромной силой, не обнадеживало. Если бы я еще умела пользоваться этой самой силой. Еще обрушу ненароком все здание. Вон, хотела только по столу стукнуть, а что в итоге произошло. Так что же делать?

– Пусть войдет, – внезапно проговорил Дольшер, завершая свой мысленный разговор. С нескрываемым интересом обернулся к двери.

Последовал его примеру и Марьян. Понятное дело, я тоже кинула встревоженный взгляд в ту сторону. Кого еще демоны принесли?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85