Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Раздевайся, – с любезной улыбкой повторил Дольшер, делая шаг мне навстречу. – Или хочешь, чтобы я тебе помог?

Больше всего на свете я хотела, чтобы это оказалось кошмарным сном. Как было бы здорово, если бы сейчас раздался крик будильника и я очнулась в своей постели!

Спасение подоспело с неожиданной стороны. Пока я судорожно соображала, не является ли нарушением служебной субординации пощечина начальнику, у последнего запищал мыслевизор.

– Подожди немного, – попросил он, нажимая на пластинку. – Слушаю!

По всей видимости, передатчик у Дольшера был последней модели, способный транслировать речь собеседника непосредственно в мысли. Очень удобно, учитывая специфику работы в департаменте. Не стоит опасаться, что кто-нибудь подслушает важный разговор. Судя по тому, какой напряженно-цепкий взгляд стал у мага, именно такую беседу он и вел сейчас.

– Скоро буду, – наконец завершил он неслышимый диалог.

Мыслевизор, пискнув, отключился, а Дольшер потянулся за брюками. Я тихонько перевела дыхание, обрадовавшись, что щекотливая ситуация разрешилась сама по себе.

– Не повезло тебе, – обронил Дольшер, торопливо застегивая рубашку. – В зале межмировых телепортов кто-то попытался перепрограммировать кабину. Сработала защита, и неудачливого угонщика заблокировало в ней. Придется ехать и разбираться. – Дольшер накинул пиджак и провел рукой по волнистым темным волосам, приглаживая их. – Не думаю, что это займет много времени, – проговорил он, пристально разглядывая меня. – За час обернусь. Тебя с собой брать слишком опасно. Подождешь меня в архиве секретных документов. Он наиболее защищенное помещение в департаменте. Никакой призрак не проникнет. Ясно?

– В архиве? – Я вскинула бровь. – Не боитесь, что узнаю что-нибудь неподобающее?

– Не боюсь, – обронил Дольшер. – Там на все бумаги установлена защита. И на твоем месте я бы даже не дышал в их сторону. Вдруг, не приведи небо, активизируется какое-нибудь заклинание. Никакой щит не спасет. Поняла?

Я кивнула. Тяжело вздохнула, покосившись на темно-синее небо за окном. Уже смеркается, а я даже не позавтракала толком, про обед так вообще говорить нечего.

– Есть хочу, – уведомила я. – Очень сильно причем.

– Придумаю что-нибудь, – пообещал Дольшер. Как заключительный штрих нацепил запонки и продолжил: – Когда вернусь, по-быстрому завершим наше дело с восстановлением твоих сил.

Почему-то в последней фразе мне почудилась угроза. Ну что ж, у меня будет всего час, чтобы найти выход из этой безвыходной, в сущности, ситуации.

* * *

Я примостилась на неудобном табурете и мрачно жевала бутерброд, который Дольшер отнял по дороге в архив у какого-то невезучего служащего, вздумавшего перекусить прямо на рабочем месте. Тот наверняка возмутился, когда у него из рук нагло выхватили бережно хранимый до конца рабочего дня ломоть хлеба с толстым куском вяленого мяса, но возражать не осмелился. А я была так голодна, что отказаться от столь щедрого дара начальника департамента просто не сумела.

И потом, чувствую, мне скоро потребуются все силы. Надо же как-то дать отпор Дольшеру, вздумавшему облагодетельствовать меня неуставными служебными отношениями без спроса.

Я печально вздохнула и наконец-то рискнула оглядеться по сторонам. Надеюсь, от взгляда защитные заклинания не начнут взрываться?

Архив представлял собой огромное полутемное помещение, заставленное книжными шкафами и ящиками с документами. Эх, будь моя воля – с великой радостью порылась бы здесь. Но не хочется быть испепеленной, если честно. Стоит только вспомнить, с какими предосторожностями Дольшер провел меня к одинокому столу, находящемуся в центре хранилища. Перед каждым шагом замирал и к чему-то напряженно то ли прислушивался, то ли принюхивался, то ли все вместе. И лишь толкнув меня на шаткий, неудобный табурет, начальник департамента позволил себе перевести дыхание. Еще раз рявкнул, чтобы ни шагу не делала из маленького круга света, который очерчивала около стола неяркая лампа под зеленым абажуром, и быстрым шагом удалился, мигом забыв все прежние предосторожности. Интересно, значит ли это, что ему не опасна активация охранных заклинаний?

Я отправила в рот последний кусок бутерброда и еще раз вздохнула. Поставила на стол локти и оперлась на них, уставившись на Марьяна. Тот сидел напротив меня и с величайшим вниманием изучал книгу, по которой ему завтра предстояло сдать экзамен строгому начальству. Дольшер решил, что одной в архиве мне все-таки не стоит оставаться, поэтому приказал Марьяну составить мне компанию. Тот вскинулся было возражать, мол, у него свидание назначено, но быстро сник, стоило Дольшеру лишь повести бровью.

– А что насчет истории моей семьи? – негромко спросила я, впервые осмелившись нарушить торжественную тишину гулкого помещения. – Решил оставить на десерт?

– Я отправил запрос в Озерный Край, – не отвлекаясь от книги, проворчал Марьян. Послюнявил палец и перевернул страницу. – Ответ придет через час.

Я задумчиво взъерошила челку. Хотела бы я взглянуть на это досье. Хоть узнала бы, как выглядят мои родители. В доме у тети хранились лишь детские снимки матери. Там она была очень похожа на меня: такой же нос с характерной горбинкой, такой же разрез глаз. Правда, она являлась голубоглазой блондинкой, а я уродилась кареглазой жгучей брюнеткой. Наверное, кровь отца сказалась. Эх, но все же крайне любопытно, какая она сейчас. А особенно хочется хоть раз увидеть отца. Надеюсь, мне удастся взглянуть на фотографии.

Между нами вновь повисло тягучее молчание. Я накручивала на палец непослушный локон, выбившийся из изрядно растрепавшегося пучка на затылке. Марьян проглатывал страницу за страницей, торопясь закончить с навязанной скучной обязанностью.

– У тебя хоть пара фраз остается в уме от такого темпа чтения? – не выдержав, поинтересовалась я, когда приятель за пару минут пролистнул сложнейшую главу, посвященную отличию между ритуальной некромантией Варрия и Хекса – двух извечных противников в продаже так называемых «пульсирующих» камней[6]6
  Пульсирующие камни – служат для вызова душ в наш мир. На рынок магических снадобий и предметов ритуалов попадают из Хекса и Варрия, которые являются извечными соперниками в продаже камней. Правда, на Варрии их добывают путем прежде всего кровавых жертвоприношений, зачастую – человеческих, а на Хексе – при помощи зеркального колдовства, существование которого маги других обжитых миров отказываются признавать.


[Закрыть]
, служащих для вызова душ в наш мир.

Правда, на Варрии их добывали путем прежде всего кровавых жертвоприношений, зачастую – человеческих, а на Хексе – при помощи зеркального колдовства, существование которого маги других обжитых миров долгое время отказывались признавать, да и сейчас не особо жалуют. Потому как оно идет вразрез со всеми законами сохранения и передачи энергии, не говоря уж о ее преобразовании.

– А тебе-то какое дело? – огрызнулся Марьян.

Я молча пожала плечами. Не настроен вести разговоры – так и скажи сразу. Зачем же грубить?

В помещении вновь стало тихо. Приятель ожесточенно листал страницы толстенной книги, хмуря лоб. Я скучала, болтая ногами в воздухе и волей-неволей постоянно обращаясь мыслями к недавней сцене между мной и начальником департамента. Спрашивается, как вести себя, когда он вернется? Наверняка он постарается продолжить благое, по его мнению, дело по восстановлению моего потенциала силы, раз уж обещал. Н-да, влипла так влипла. Что же делать? Может, и впрямь согласиться? Все равно Дольшер не поймет, почему я так упорствую. Иногда легче уступить, чем объяснять, почему не хочешь. И потом, запас энергии мне в самом деле не мешало бы восстановить. А способ, предложенный им, по всей видимости, самый простой, быстрый и безопасный.

– Ну и как у тебя все прошло с Дольшером? – не отрываясь от книги, вдруг спросил Марьян.

– В смысле?

– Полагаю, он уже облагодетельствовал тебя своей неоценимой помощью? – Марьян бросил на меня любопытствующий взгляд. – И как? Лучше он меня в постели или нет?

Я потрясла головой, неприятно удивленная вопросом приятеля. Куда же меня угораздило попасть на работу? Неужто у них тут подобное в порядке вещей? В таком случае, полагаю, лучше согласиться на рудники. Уж там-то, надеюсь, надсмотрщики таких вольностей себе не позволяют.

– С чего ты взял, будто он мне предлагал нечто подобное? – нарочито спокойно поинтересовалась я, решив не раздражаться раньше времени.

– Ну, Дольшер у нас известный бабник. – Марьян неопределенно хмыкнул. – Ни одной юбки мимо себя не пропустит. В департаменте, наверное, нет ни одной более-менее симпатичной девицы, которая в свое время не угодила в его объятия. Ты вполне в его вкусе. То-то он так глазами сверкнул, когда я вас знакомил. Да еще и повод такой попался – пальчики оближешь. Или скажешь, что я ошибаюсь со своими выводами?

Вместо ответа я встала и прошлась вокруг стола, осмотрительно стараясь не выходить за пределы пятна света. Дольшер говорил, что пространство возле стола вполне безопасно. Будем надеяться, что это действительно так.

– Значит, я прав, – по-своему истолковал мое молчание приятель. – Жаль, я думал, ты поустойчивей к его ухаживаниям будешь. Даже пари заключил, что не меньше недели продержишься. Теперь придется половину оклада отдать.

– И много это? – Я остановилась напротив Марьяна и легонько провела рукой по гладкой полировке стола, стирая несуществующую пыль.

– Тридцать хардиев. – Марьян раздраженно сплюнул на пол.

Я тихонько присвистнула. Неплохо, очень неплохо платит Дольшер своему заместителю. Куда уж мне со своей жалкой пятеркой и обязательством пять лет отработать на государство. А что, если провернуть небольшую аферу? В рамках закона, конечно.

– А сколько продержалась самая стойкая девушка против ухаживаний Дольшера? – поинтересовалась я, чувствуя, как в уме начал оформляться план немного разжиться деньгами.

– Две недели. – Марьян хмыкнул с иронией. – И то у нее уже была назначена свадьба с другом детства. Говорят, любили друг друга безумно, да к тому же работали в одном отделе. Поэтому Дольшеру пришлось изрядно потрудиться. Но в итоге… Неприступная крепость полностью капитулировала за день до брачного обряда. Конечно, жениху сразу обо всем поведали добрые люди. Да там только слепой бы не заметил, что произошло. Сама, поди, знаешь, что после таких любовных приключений аура серебриться начинает, особенно если твой партнер намного превосходит тебя магической силой.

Я кивнула. Помнится, в Академии надо мной постоянно подшучивали, что свечусь на все здание. Мол, любой прохожий в курсе нашего с Марьяном постельного расписания.

– Свадьба расстроилась? – спросила я, невольно пожалев несчастную девушку и ее жениха. Кому-то мимолетное наслаждение и очередная галочка в длинном списке любовных побед, а кому-то – драма на всю жизнь.

– Поначалу да. – Марьян загнул страницу, отмечая место, где закончил читать, и закрыл книгу. – Парень все порывался морду Дольшеру набить, даже на смертельный поединок по всем правилам пытался вызвать. Благо что ему быстро мозги на место поставили. Но потом вроде остыл. Простил неверную невесту и все-таки взял ее в жены. Однако из департамента оба уволились. Оно и к лучшему.

Я оперлась на стол и нагнулась к Марьяну. Прошептала, благоразумно понизив голос:

– Вот что, давай договоримся. Я обязуюсь простоять против Дольшера не меньше месяца. Ты заключаешь новое пари на шестьсот хардиев и половину отдаешь мне. Идет?

– Какое пари? – Марьян презрительно фыркнул. – Киота, очнись. Когда Дольшер добивается желаемого, то мигом теряет всяческий интерес к добыче и переключается на новую жертву. Прости, но ты уже отработанный материал.

– Да неужели? – холодно удивилась я. – Марьян, ты же маг. Разве не видишь, что мой запас сил почти на нуле? И как такое может быть, если я, по твоим словам, переспала с Дольшером?

Приятель впервые за долгое время внимательно посмотрел на меня. В его синих глазах мелькнуло неподдельное удивление.

– И впрямь, – пробормотал он. – А я был настолько уверен в твоем поражении, что даже не стал проверять…

– Так как насчет пари? – вкрадчиво напомнила я. – Шестьсот хардиев. Каждому по триста. Твоя зарплата за пять месяцев. Неплохие деньги, не так ли?

«И я разорву свой договор с Дольшером, заплатив штраф, – мысленно завершила я. – Уж лучше перебиваться от заказа к заказу, с трудом сводя концы с концами, но не иметь в начальниках озабоченного типа, только и думающего, как бы затащить тебя в постель и сразу после этого бросить».

– А если ты не справишься? – с явным скепсисом спросил Марьян. – Месяц – это очень много. Еще никто столько не выдерживал.

– Я – справлюсь, – твердо проговорила я, не позволив и тени сомнения скользнуть в голосе. – Если подведу тебя, то заключу контракт на десять лет иридиевых рудников, чтобы отдать долг. Клянусь!

Недоверие в глазах Марьяна немного уменьшилось, но до конца не пропало.

– Послушай, – сказала я, – ни у кого из этих девушек не было столь значимого стимула, чтобы сопротивляться чарам Дольшера. А у меня есть. Триста хардиев – весьма и весьма неплохая сумма. И потом, я не люблю самодовольных типов. Сам, поди, знаешь.

Марьян предпочел не заметить насмешки в последней фразе, хотя, без сомнения, понял, что я намекала на наши отношения. Подумал еще немного и кивнул.

– Хорошо, – проговорил он. – По рукам. Но что делать с твоим запасом сил? Отказ от предложения Дольшера означает, что нужно найти какой-нибудь другой способ восстановить потенциал. Тебе сейчас слишком опасно оставаться без защиты, пока мы не разберемся, с кем имеем дело.

Я потерла лоб. Н-да, досада. Неужели придется прибегнуть к помощи энергетического амулета? Получается, что другого выхода нет. Но опасно, как же опасно…

Рука сама потянулась к кулону, висящему на шее. Обычный камушек, для непосвященного выглядевший как кусок гальки. И только маг мог заметить слабую пульсацию силы внутри. Фамильный талисман, доставшийся мне от матери. Но кто знает, для какой полярности он создан.

– Не стоит, Киота, это сущее безумие, – угадал мои мысли Марьян. – Шансы пятьдесят на пятьдесят.

– Есть идея получше? – огрызнулась я. – Сам понимаешь, что эту проблему надо решить до возвращения Дольшера. Иначе опять вцепится со своим непристойным предложением, как… Как вурдалак в горло девственнице.

– Ну вообще-то идея получше есть. – Марьян самодовольно улыбнулся. – Как насчет меня? Я ведь тоже маг высшего уровня подчинения. И насчет меня и тебя никто никакого пари не заключал.

Я устало вздохнула. Еще один на мою голову свалился. Сговорились они, что ли? Нет, так дело не пойдет.

– Марьян, ты прекрасно знаешь, что скорее небо рухнет на землю, чем я соглашусь на это, – проворчала я. – Так что даже не надейся.

– Но почему? – обиженно спросил Марьян. Встал и двинулся по направлению ко мне с каким-то очень нехорошим блеском в глазах. – Сама подумай. Ты симпатичная, я чертовски симпатичный. Наши тела еще помнят друг друга. Что в этом такого?

«Даже доводы у него почти такие же, как у Дольшера, – подумала я, невольно пятясь от напора бывшего любовника. – Хочешь не хочешь, а точно придется шокер на работу носить. Мало ли что».

За всеми этими раздумьями я не заметила, как, понемногу отступая от Марьяна, зашла за край освещенного пятачка вокруг стола. Очнулась лишь от грозного рыка приятеля:

– Киота, стой!

Я замерла, так и не сделав следующего шага. Но было уже поздно. Где-то рядом чуть слышно, на самой грани восприятия звука щелкнула сработавшая ловушка. Я испуганно всхлипнула, почувствовав, как подо мной заворочалось очнувшееся от спячки заклинание. Ой-ой-ой, сдается по пульсации силы, мне не повезло нарваться на действительно боевые чары, призванные разорвать незадачливого взломщика на месте. Что же делать?

Я не успевала кинуть щит. Да у меня и не оставалось сил, чтобы соорудить что-либо достойное внимания. Но не попытаться я не могла. Защитный контур слабо засветился, активизируясь. И в унисон этому от пола полыхнуло нестерпимо ярким светом.

– Киота! – раздалось уже от двери.

Ага, вот и Дольшер пожаловал. Как раз вовремя, чтобы полюбоваться на мою глупую смерть.

Контур разгорелся сильнее, поглощая последние крупицы силы. Но защитить меня от набирающего мощь заклинания он был не в состоянии. Ай, была не была! Так и так погибать. И я в последний миг перед захлопыванием ловушки сорвала с шеи амулет и сжала камень в руке, пробуждая его от долгой спячки. Пан или пропал.

В следующую секунду на меня обрушился вал просто-таки чудовищной силы. Амулет пульсировал жаром, вкачивая в меня все новые и новые порции энергии. Контур, не выдержав такого напора изнутри, взорвался, размыкаясь. И тут же меня бросило навзничь от удара охранных чар. Я пребольно стукнулась затылком обо что-то острое, но, как ни странно, сознание не потеряла. А жаль. Вокруг творилось что-то невообразимое. Неведомая воля перетряхивала и в буквальном смысле выжимала меня, безжалостно распластав на полу. Я ощущала себя словно песчинка, попавшая между двумя каменными плитами. Две силы боролись сейчас за право обладания моим телом, но ни одна из них не могла взять окончательной власти. Странно, я думала, процесс активирования энергетического амулета выглядит несколько по-другому. Или такой эффект произошел из-за наложения охранного заклинания?

И неожиданно все закончилось. Завершилось, словно никогда и не было. Ловушка захлопнулась, выпустив свою законную добычу на свободу. Камень, намертво зажатый в руке, в последний раз горячо дернулся, отдавая оставшиеся крохи энергии. После рева потоков силы вокруг от внезапно наступившей тишины зазвенело в ушах.

– Как думаешь, она жива? – послышался испуганный голос Марьяна.

– Вряд ли.

Раздались негромкие шаги, и в моем поле зрения появился начальник департамента. Он наклонился надо мной, наверное желая убедиться в моей окончательной смерти.

– Встать помоги, – ворчливо попросила я, протягивая ему руку.

С приглушенным восклицанием тот отшатнулся. Правда, практически сразу взял себя в руки и смерил меня внимательным взглядом.

– Чего глазеешь? – поинтересовалась я, с болезненным кряхтеньем сама поднимаясь на ноги. Пожалуй, дождешься от этих мужчин помощи.

За всеми этими приключениями я почему-то совершенно забыла про вежливый тон и незаметно начала «тыкать» начальнику департамента. Но с другой стороны – почему бы и нет? Тяжело держать подобающую дистанцию с человеком, которого всего пару часов назад имела честь лицезреть во всей обнаженной красе.

– Невероятно! – выдохнул за моей спиной Марьян. – Дольшер, ты видишь то же, что и я?

– Угу. – Тот кивнул, не отрывая от меня донельзя удивленного взора. Обошел меня кругом и зачем-то тронул за плечо. – Потрясающе!

Признаюсь честно, меня несколько озадачило поведение двух магов. Что это, хотелось бы знать, их во мне так заинтересовало? Неужели моя внешность претерпела какие-нибудь значительные перемены?

Я испуганно икнула, когда последняя мысль полностью дошла до меня. Схватилась за голову, проверяя, не увеличился ли у меня нос или не выросли ли рога. Да нет, вроде бы все на месте и прежнего размера.

– В чем дело? – спросила я, пытаясь незаметно ощупать и остальную фигуру. Ну мало ли. Вдруг приятным бонусом активации энергетического амулета является увеличение груди. Ан нет, и тут все по-прежнему. Тогда совершенно непонятно, почему они на меня так вылупились. – Дольшер, Марьян, отвечайте быстро!

Я сама не ожидала, что могу так рявкнуть на всесильного начальника департамента и его заместителя. Те аж подпрыгнули от неожиданности, переглянулись и согласно пожали плечами. Явно никто из них не желал первым начать разговор. В хранилище повисло вязкое молчание, терпеть которое было выше моих сил.

– Понимаешь ли, Киота, – в тот момент, когда я была готова взорваться от негодования, все же осторожно начал Марьян, – дело в том, что… Как бы тебе объяснить-то… – И опять замолчал.

Я приглушенно то ли зарычала, то ли застонала. О небо! Что же со мной случилось?

– Я думаю, нужно провести эксперимент, – неожиданно подал голос Дольшер. – Вдруг на самом деле все не так уж и плохо, как кажется?

– Думаешь? – настороженно протянул Марьян, – Я бы не стал. Уж очень…

Договорить он не успел. В следующий миг начальник департамента бросил в меня ослепительно-яркий огненный шар, который в долю секунды материализовался у него в руках.

«Что он делает? – мелькнуло у меня в голове. – Это же боевое заклинание!»

На таком близком расстоянии я при всем желании не успевала кинуть щит. Но тем не менее каким-то чудом он соскользнул у меня с пальцев. А в следующий миг случилось невероятное. Моя защита не поглотила шар, как должна была, и не отрикошетила, как иногда случается. Она его просто втянула в себя, и я почувствовала, как у меня онемели пальцы от всплеска прибывшей энергии.

– Зачем? – прошипела я, с опозданием поняв, что Дольшер действительно бил на поражение, – Ты ведь мог убить меня!

– Но не убил же, – возразил он с таким самодовольством, что мне нестерпимо захотелось врезать ему прямо по нагло ухмыляющейся морде.

Я сжала кулаки, и тут произошло невероятное. Злость настолько перехватила мне горло, что в глазах потемнело от бешенства.

– Осторожнее! – почему-то выкрикнул Марьян.

А через миг какая-то неведомая сила отшвырнула Дольшера далеко прочь, словно нашкодившего щенка. Его хорошенько приложило об стену и протащило по полу. И, что самое страшное, в унисон этому послышались щелчки просыпающихся ловушек.

– Киота! – взревел над ухом Марьян. – Что ты наделала?! Щиты, быстро! Его же разорвет!

Я оцепенела от ужаса. Надо было срочно что-то делать, но что? В Академии меня не учили создавать щиты на другого человека. Только на себя. Максимум, что я могла, – поддержать щит другого, более сильного и умелого мага своей энергией. Как сегодня днем при взрыве трактира, помогая Дольшеру. Но самостоятельно я бы такое при всем желании сделать не смогла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85