Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Я устроила?! – срывающимся от возмущения голосом воскликнула я. – Он первый начал! Чуть не убил меня!

Вокруг нас, привлеченный шумом, начал собираться народ.

– Это было не смертельное заклинание, – поспешил объясниться Дольшер, обращаясь даже не ко мне, а к любопытствующим. – Тренировочные чары, ни больше ни меньше.

– Какая разница?! – донельзя противно взвизгнула я. От пережитого ужаса коленки затряслись мелкой дрожью. Хотелось сесть прямо на нагретый солнцем тротуар, пока ноги совсем не отказали мне. – Я ведь не знала, что это тренировочные чары!

– То-то и оно. – Дольшер подмигнул мне. – Смысл устраивать проверку, если проверяемый заранее знает, что его жизни ничто не угрожает? Киота, жду вас завтра в моем кабинете. Ровно в полдень. И советую не игнорировать это приглашение. Там и продолжим наш разговор. Сдается, в ближайшее время вы поменяете уровень подчинения.

Я кисло поморщилась, совершенно не обрадованная радужной перспективой. Придется каждый месяц таскаться в департамент, отстаивать очередь, чтобы засвидетельствовать то, что в обозримом прошлом я никого не убила. Со своей удачей обязательно буду каждый раз в коридоре сталкиваться с Марьяном, что совсем не греет душу. Вон сколько проблем в этот раз принесла случайная встреча.

– Можно я пойду? – уныло спросила я, пятясь бочком. – У меня встреча в трактире назначена. Я и так уже опоздала.

– Встреча? – Марьян встрепенулся, словно охотничья собака, взявшая след. – Неужели моя маленькая Киота наконец-то оправилась от той раны в сердце, что я ей нанес, и нашла себе нового ухажера?

Я покраснела и покосилась на Дольшера. Тот даже не попытался сделать вид, будто не слушает наш разговор. Напротив, сложил руки на груди и с нескрываемым интересом уставился на меня, ожидая ответа. Триста демонов ему в печенку! А ведь сама виновата: недаром тетушка постоянно твердила, что не стоит привлекать внимание сильных мира сего. Могла бы и не посылать его мысленно. Подумаешь, просканировали ее без спроса. Не изнасиловали ведь, в конце концов. А теперь кучу неприятностей на свою голову огребла.

– Мне некогда, – твердо проговорила я. – Меня ждут. Всего хорошего, Марьян.

– Ну ладно, – обескураженно протянул он. – Рад был повидаться.

– До завтра, – с особым намеком попрощался Дольшер. – И не опаздывайте.

Я зло развернулась и зашагала к трактиру. Как вдруг…

Это было красиво. Нет, не так. Это было очень красиво. И безумно, безумно страшно. Небольшое двухэтажное здание трактира внезапно приподнялось над землей и взорвалось. Словно огромная огненная лилия расцвела в небе над городом. А в следующий миг во все стороны полетели обломки и жалящие смертоносные искры.

Наверное, погибло бы много народа. Набережная всегда была излюбленным местом прогулок горожан, и этот день не стал исключением. Я сама не заметила, как воздвигла перед собой щит. Напряглась изо всех сил, пытаясь охватить чарами как можно больше пространства. А в следующий миг ко мне присоединился Дольшер.

Марьян никогда не отличался способностями к оборонной магии, поэтому остался в стороне.

Высокий черноволосый маг стоял рядом со мной, выставив перед собой руки. Стена пламени ударила в наш щит, и я покачнулась, едва не рухнув на колени.

– Не сметь! – прошипел Дольшер. – Один не удержу.

Я осталась на ногах. Немыслимо, но я действительно удержалась и после второго взрыва, который должен был прокатиться по набережной смертоносной волной. Закусила до крови губу, почти не видя ничего перед собой от напряжения. И стояла, стояла, питая энергией наш общий щит и оберегая людей, оставшихся за моей спиной.

Спустя вечность пламя стало стихать. Огонь, словно живое существо, собрался в комок, перестав вырываться из западни. Первым опустил руки Дольшер. Затем и я оборвала нить, соединяющую меня со щитом. Через пару мгновений оборонные чары пропали, но свое дело они уже сделали. Пожар почти прекратился. Только на месте трактира еще потрескивали багровые головешки.

Я отерла тыльной стороной ладони рот. Отстраненно подивилась кровавым разводам на коже. Надо же, все-таки прокусила губу. И, плюнув на всякие приличия, уселась прямо на тротуар.

– Демоны, – потрясенно выдохнул рядом Марьян. – Что это было?

Дольшер уже разговаривал по мыслевизору, вызывая подкрепление. Затем обернулся, внимательно посмотрел на меня и ощерился в неприятной усмешке.

– Говоришь, у тебя была назначена там встреча, Киота? – произнес он. – Очень интересно. Ты ведь расскажешь мне, с кем именно?

Я шепотом выругалась. Ох, сдается мне, влипла я по полной.

* * *

Я сидела в кабинете Дольшера и потела от страха. Просторное помещение, казалось, сузилось до одного письменного стола между мной и начальником департамента. Жутко хотелось пить и, простите за откровенность, в туалет. Но никто не поинтересовался моими желаниями, поэтому приходилось терпеть. Терпеть – и из последних сил держать ментальный щит, сопротивляясь попыткам Дольшера просканировать меня.

Маг удобно расположился в кресле напротив меня и сверлил немигающим взглядом мою переносицу. Ждал, когда я хоть на миг расслаблюсь, чтобы прочитать мои мысли. Мы оба знали, что это было незаконно. Никто не имеет права без разрешения суда просканировать человека. Но Дольшер уже доказал, что на общепризнанные законы и нормы ему наплевать. Тем более, как я уже говорила, некоторые люди очень громко думают. Поди докажи потом, что мои мысли прослушали специально. Несомненно, Дольшер без особых проблем преодолел бы и мою хлипенькую защиту, но пока этого не делал. Взлом ментального щита всегда оставляет следы в ауре, а значит, это так легко не скроешь. Поэтому мы уже битый час сидели друг против друга. Он – ожидая, когда мои силы на подпитку щита иссякнут. Я – чисто из-за упрямства пытаясь не сдаваться ему как можно дольше. И потом, если начальник департамента по оказанию магических услуг населению узнает, какая именно встреча была назначена в трактире, мне ой как не поздоровится. Не любит государство конкурентов, особенно когда последние не озаботились получением соответствующей лицензии.

– Твое упрямство начинает меня раздражать, – наконец проговорил Дольшер, откидываясь на спинку кресла. – Киота, почему ты так упорствуешь? Ты же знаешь, что еще пара часов, и я получу официальное разрешение на ментальную прослушку. Прости, но твои щиты не устоят тогда и секунды. Тем более если ты хотя бы попытаешься защищаться и после этого, то тебя обвинят в противодействии закону. Ты понимаешь?

– Угу, – буркнула я, не позволяя себе ни на миг расслабиться. А то знаю я этих мужчин – отвлекут разговорами, дождутся, когда ты немного расслабишься, и с радостным гиканьем примутся шарить в твоих мозгах. Нет уж, спасибо. У меня слишком стыдливые тараканы в голове, чтобы выставлять их напоказ.

– Почему ты не хочешь пойти на сотрудничество? – искренне удивился Дольшер. Встал, и я негромко перевела дыхание, почувствовав, как немного ослаб его напор на мой бедный щит. – Уверяю, я смогу добиться для тебя облегчения приговора. Скажем, не смертная казнь, а всего лишь ссылка в какой-нибудь только открытый мир. Ну как?

Я аж хрюкнула от возмущения. Какая еще смертная казнь?! С каких пор оказание магической услуги без соответствующей лицензии карается так строго? Или… Или он полагает, что это я взорвала трактир? Чушь какая! Зачем тогда мне было держать щит, оберегая людей?

– Я не взрывала трактир! – с возмущением выкрикнула я и тут же замолчала, сберегая дыхание.

Мерзавец маг, воспользовавшись этой секундой, попытался взломать щит. Ага, я все-таки права. Пытается запудрить мне мозги.

В кабинете вновь воцарилась тишина. Мы с Дольшером схлестнулись в молчаливой битве взглядов, в которой никто не собирался отступать первым.

– Хорошо, Киота, давай поговорим по-другому. – Начальник департамента неожиданно поднял руки в примиряющем жесте, – Ты должна понимать, что сейчас каждая минута на вес иридия. Те, кто организовал взрыв, уже наверняка стоят в очереди к межпространственным телепортам. А возможно – уже выбрались из столицы. Пока я получу разрешение на сканирование, может пройти недозволительно много времени. Мы сейчас уже почти наверняка опоздали, но хоть какая-то надежда пока теплится. Понятно излагаю?

– Почему вы считаете, что я каким-либо образом замешана в этом деле? – проворчала я, воспользовавшись тем, что Дольшер оставил в покое мой щит. – Мне просто повезло. Если бы я не встретила вас и Марьяна, то наверняка погибла бы. Так из-за чего вы меня подозреваете?

– Из-за твоего упрямства, – честно ответил Дольшер. – Если ты ни при чем, то почему так упорно пытаешься не пустить меня в свои мысли?

– Ну это как-то неприлично, в конце концов, – промямлила я, пытаясь убедительно сыграть смущение. – Вы мужчина, я женщина. Мало ли что я там думаю. Мне может быть неприятно или стыдно, если мои маленькие глупости станут известны постороннему.

– Киота, – проникновенно сказал Дольшер, и в его песочного цвета глазах запрыгали веселые искорки, – не надо прикрываться извечным женским кокетством. Тебе не идет. Мне плевать на то, что ты там думаешь обо мне или Марьяне, если об этом речь. Даже если ты представляла нас голыми в объятиях друг друга. Даже если мечтала о постельной сцене с собой в главной роли. Ты слышишь меня? Мне плевать! Мне не плевать на то, почему ты так упорно скрываешь, с кем у тебя была назначена встреча в трактире. И это заставляет меня думать об очень нехороших вещах.

Я сгорбилась и закрыла лицо руками. Вот ведь угораздило меня! И как ему объяснить, что я действительно не имею никакого отношения к взрыву трактира, не пуская при этом в свои мысли? Никак, пожалуй. Но если он узнает, что я собиралась преступить закон, то мне не поздоровится. Тупик какой-то.

– Я начинаю злиться, – будничным тоном предупредил меня Дольшер. – Когда я злюсь – то становлюсь жестоким. Каждый человек когда-либо преступал закон. Уверяю тебя, когда я выпотрошу твою память, а это произойдет уже очень скоро, то постараюсь отыскать в ней как можно больше правонарушений. Чтобы ты поняла, как плохо выводить из себя начальника департамента, особенно когда речь идет о жизни людей. Но если ты расскажешь правду прямо сейчас, то, возможно, я закрою глаза на твои маленькие шалости.

Я молчала, уставившись на край стола. Что же делать?

– Ну же, Киота, – вкрадчиво прошептал Дольшер. – Просто расслабься. Позволь мне лишь краешком глаза заглянуть в твои мысли. Честное слово, я никому не расскажу, что там увижу.

– Иди ты к демонам! – зло выдохнула я и сняла щиты. – Смотри!

Глаза Дольшера вспыхнули торжествующим пламенем, на миг став совершенно желтыми. А потом я провалилась на дно его зрачков, до мельчайших подробностей вспомнив происшествия этого утра. Будильник, не сработавший вовремя. Писк мыслевизора. Голос заказчика со странными шипящими интонациями.

– Варриец, – на этом месте услышала я далекий отзвук мыслей Дольшера. – Исконный причем. Что он тут забыл?

Через секунду я очнулась на том же стуле. Дольшер уже отдавал негромкие приказания по мыслевизору, нетерпеливо постукивая пальцами по столешнице.

– Можно мне хоть теперь сходить в туалет? – угрюмо спросила я, скрещивая ноги. – Очень хочется.

– Теперь можно, – милостиво разрешил маг, отвлекшись от своего разговора. – Прямо по коридору и направо. Но потом обязательно возвращайся. Будем думать, что с тобой делать.

– В смысле? – насторожилась я, сразу же опустившись на стул, с которого было встала. – Вы же обещали, что закроете глаза…

– Я обещал, что закрою глаза на маленькие шалости. – Дольшер улыбнулся с таким самодовольством, что я невольно сжала кулаки, уже понимая, что угодила в ловушку. – Но сама знаешь, как у нас не любят, когда кто-нибудь открывает частную магическую практику без должной лицензии.

– Я же ничего не сделала! – испуганно взвизгнула я. – Только собиралась просканировать вещь, но…

– Неважно, – оборвал меня Дольшер. – В данной отрасли одно лишь намерение часто приравнивается к преступлению. Впрочем, думаю, я сумею замолвить за тебя словечко перед судьей. Все-таки как-никак ты пошла навстречу интересам следствия. Поэтому штраф в шестьсот хардиев будет уменьшен наполовину. Или же год ссылки на рудники. Или же…

Дольшер негромко рассмеялся, глядя на мое вытянувшееся от немого возмущения лицо. Год рудников за то, что я не совершала? Безобразие! Да там день за неделю идет. И еще повезет, если каменную астму[4]4
  Каменная астма – болезнь рабочих на иридиевых рудниках. Причина ее – постоянное присутствие мельчайшей каменной взвеси в воздухе. В результате полученного заболевания легкие через несколько месяцев превращаются в кровавую кашу.


[Закрыть]
не подхвачу, от которой легкие через пару месяцев превращаются в кровавую кашу. А альтернативы, пожалуй, и нет. Для меня что шестьсот хардиев, что триста – суммы одинаково нереальные.

– Или же, – с нажимом повторил Дольшер, – пять лет работы в департаменте по специальности. За минимальную зарплату, понятное дело. Остальное пойдет на оплату штрафа.

– Минимальная зарплата – это сколько? – мрачно поинтересовалась я, невольно отвлекшись от мысленной примерки робы ссыльной на рудники.

– Пять хардиев, – ответил начальник департамента. – Вполне хватит на съем квартиры и достойное питание.

Я аж задохнулась от радости. Пять хардиев! Да я сейчас в удачный месяц получаю вдвое меньше и то умудряюсь концы с концами сводить. Правда, принятие предложения Дольшера означает, что я каждый день буду вынуждена встречаться с Марьяном. Пожалуй, стоит сразу обговорить этот тонкий момент.

– Я согласна, – проговорила я, пристально глядя на будущего начальника. – Но с одним условием: пожалуйста, сделайте так, чтобы я как можно реже виделась с Марьяном.

– С Марьяном? – Дольшер удивленно изогнул бровь. – Я думал, вы с ним старые знакомые.

– Вы верите в дружбу между бывшими любовниками? – Я криво усмехнулась. – Особенно когда тебе разбили сердце?

– Понял. – Дольшер кивнул. – Это будет не так уж сложно устроить. Еще что-нибудь?

Я неопределенно пожала плечами. Потом вспомнила Вельвира. Он ведь обещал выкинуть меня из квартиры, если не найду денег до конца этой недели.

– Могу я получить аванс за первый месяц работы? – спросила я, глядя на мага невинно-честными глазами. – Пожалуйста.

– Верно говорят, дай уроженке Озерного Края палец – всю руку откусит. – Дольшер фыркнул. – Два хардия[5]5
  Хард – более мелкая, чем хардий, денежная единица. Четыре харда равны одному хардию.


[Закрыть]
получишь вечером. А пока – брысь. Иди в туалет или куда ты там хотела. И займемся работой.

Я не стала дожидаться повторного разрешения. Вылетела из кабинета с такой скоростью, что едва не потеряла туфли. Потому как иначе, боюсь, оконфузилась бы перед начальством самым неприличным образом.

В туалете департамента было прохладно, пусто и тихо. Лишь чуть слышно шумело циркулирующее водное заклинание да попыхивал жаром из сушилки для рук плохо закрепленный огненный шар. Я быстро сделала свои дела, затем умылась и посмотрела в зеркало. Ну что, Киота? Поймали тебя в ловушку? Ведь не хотела работать на государство, а в итоге все равно прижали к ногтю и заставили.

– Может, сбежать? – уныло пробормотала я, подходя к окну и опасливо выглядывая наружу.

В принципе, не так уж и высоко – всего пятый этаж. Силовой щит наверняка смягчит падение. Вот только что потом? Ждать официальной повестки в суд? Попробовать уйти через пространственные телепорты? Куда только? Каждый проходящий через них оставляет ментальный слепок своей личности, который хранится не меньше месяца. Если я отправлюсь в какой-либо обитаемый и давно обжитый мир, то меня сразу же вычислят и вернут. А вот на дикие планеты как-то самой не хочется соваться. Чтобы там выжить, надо принадлежать к высшему уровню подчинения и уметь нападать, а не только тупо ставить оборону. Конечно, с моими способностями к глухой защите меня никто не съест в первое же время и даже не покалечит, но с другой стороны – и я никого не съем. А значит, через пару недель тихо-мирно скончаюсь от голода. Уж лучше рудники. Там хоть кормят три раза в день.

Я вздохнула и покачала головой. Нет, Киота, не выйдет. Придется тебе примерить черное платье госслужащей. Дольшер был настолько великодушен, что подсластил мне горечь поражения, хотя был не обязан этого делать. В итоге я получила такое предложение, о котором вчера могла только мечтать. Но почему тогда такое чувство, будто меня нагло и бесцеремонно использовали?

Я щелкнула пальцем по сушилке, закрепляя шар в нужном положении. Поправила волосы и вышла в коридор.

Не подозревая ничего плохого, неспешно отправилась в сторону кабинета Дольшера.

– Извините, вы, случайно, не Киота? – неожиданно раздался за спиной женский голос.

– Что? – Я обернулась, удивленная. Неужели встретила какую-то знакомую?

Но коридор позади меня был абсолютно пуст. Лишь чуть шевельнулись занавески на ближайшем окне.

Я закрыла глаза и потрясла головой. Дела. Неужто галлюцинациями страдать начала? Странно, с чего вдруг.

– Вы Киота? – повторили на ухо с нетерпеливыми нотками. – Да или нет?

Я резко распахнула глаза и на всякий случай отпрянула к стене. Почувствовав за спиной надежную каменную поверхность, с чуть заметным облегчением перевела дыхание. Хоть кожа между лопатками чесаться перестала от чьего-то невидимого взгляда.

– Не понимаю, о ком вы говорите, – медленно, тщательно подбирая слова, проговорила я. В кончиках пальцев запульсировала магическая энергия, должная в любой момент обернуться непроницаемым щитом. – Кто такая Киота?

– Значит, не она, – разочарованно вздохнула невидимая собеседница. – Извините за беспокойство.

На этом мое загадочное приключение благополучно бы завершилось, но в дальнем конце коридора в этот момент вдруг распахнулась дверь. Дольшер выглянул из своего кабинета, отыскал меня глазами и крикнул:

– Киота, куда запропастилась? Я тебя жду!

Я прошипела сквозь зубы пару ругательств. Вот кто просил вездесущего начальника департамента вспомнить о моем существовании именно сейчас?

– Киота! – торжествующе воскликнул звонкий женский голосок. – Лгунья!

Тонкая серебристая пленка защитного заклинания уже кружилась в воздухе, сорвавшись с моих пальцев. Но оно оказалось бесполезным против удара ножом. Воздух располосовал холодный проблеск невидимой стали, и острая боль пронзила мое плечо. Повезло, что в последний момент я наугад отшатнулась в сторону, уходя от предполагаемого удара, иначе целью убийцы стало бы мое горло.

В следующий миг произошло сразу несколько событий. Спираль времени послушно растянулась. Вот слуха касается тонкий свист нового замаха моей противницы. Удар сердца. Защитные чары вокруг меня окрашиваются изумрудно-зеленым, но я уже знаю, что это не поможет. Не спасет от странного лезвия, которое заточено настолько безупречно, что может резать блокирующие щиты. Однако спасение приходит с совершенно неожиданной стороны.

Меня отшвырнуло в сторону, когда по коридору покатился огненный вал такой силы, что ближайшее окно, не выдержав жара, лопнуло, обдав меня водопадом стеклянных брызг.

Защитный кокон вокруг меня окутался ледяными искрами, но устоял. Пальцы онемели от чудовищной отдачи. Я сжалась на полу в клубок, пытаясь таким образом уменьшить поверхность соприкосновения моих чар со смертельным колдовством. В конце концов, у меня запас энергии не безграничен, тем более что парой часов ранее я изрядно его опустошила около взорванного трактира.

– Держись, Киота! – с трудом услышала я в гуле пламени.

Напряглась, отдавая последние силы на подпитку энергетического контура. И вовремя. Через секунду по коридору пронесся уже ледяной вихрь. Воздух, черный от копоти, заискрился снежинками. С потолка, моментально растрескавшегося от столь резкого перепада температуры, на меня посыпалась какая-то труха. Но я почти не обратила на это внимания, потому что наконец-то увидела свою противницу.

На противоположной стене четко вырисовывался отпечаток чьей-то фигуры. Магия Дольшера смяла убийцу, отбросила ее далеко от меня. Наверное, это была страшная смерть: сначала в огне пекла, затем в холодном безумии. Но почему-то мне было ни капли не жаль загадочную женщину. Тяжело испытывать к кому-то теплые чувства, когда он едва не убил тебя.

От внезапно нахлынувшей тишины зазвенело в ушах. Ледяное заклинание сгинуло так же бесследно, как и огненное до этого. Но я продолжала лежать на полу, не смея поверить в спасение и сжимая одной рукой окровавленное плечо другой. Мало ли. Вдруг Дольшеру придет в голову следом отправить еще какое-нибудь смертельное колдовство. Так, на всякий случай. Чтобы уж точно убить всех незваных гостей.

Зеленоватый защитный контур едва светился, готовый в любой момент вспыхнуть и спасти меня от очередной напасти. Да будет благословен мастер Тин, который натаскивал меня в Академии на оборонные чары! Надо будет заглянуть в храм благодарения и поставить за его здравие свечку. А еще лучше – отправить ему в подарок бутылку хекского вина, пусть даже придется отдать за нее месячный оклад.

Битое стекло неприятно захрустело под ботинками Дольшера, когда он неторопливо подошел ко мне.

– Жива?

Я с приглушенным стоном села, не решаясь пока принять вертикальное положение. Энергетический контур подрагивал, но не исчезал, продолжая оберегать меня от любой угрозы.

– Киота, сними защиту, – почти ласково попросил Дольшер, присаживаясь около меня на корточки. – Все уже позади.

Я смотрела на мага, не понимая, что он от меня хочет. Снять защиту? Зачем? Вдруг где-то поблизости притаился еще один убийца, который только и ждет подобной глупости с моей стороны?

– Сними защиту, – чуть тверже повторил Дольшер. – В департаменте объявлена красная тревога. Этаж полностью блокирован от внешнего мира. Поверь, никакой призрак теперь не проберется сюда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85