Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

Я покосилась на Дольшера. Тот упорно сохранял молчание, вычерчивая на безупречно чистой столешнице непонятные знаки.

– О! – обрадовался мужчина, увидев, кто именно является моим спутником. – Рад вас снова видеть! Насколько понимаю, вам как обычно?

Дольшер кивнул, не снизойдя до ответа.

– Тогда мне тоже это, – решительно заявила я, захлопнув меню. Все равно не разберусь без посторонней помощи. Надеюсь, Дольшер после работы не употребляет яда зверозубов[19]19
  Зверозуб – мелкое пресмыкающееся, встречающееся на вулканических равнинах Хекса. Железы во рту вырабатывают особое вещество, которое в большой концентрации может вызвать остановку дыхания, однако при определенном разведении вызывает слабое наркотическое опьянение.


[Закрыть]
, который, как известно, в последнее время собираются приравнять к наркотическому веществу.

– Пять минут. – Мужчина лучезарно улыбнулся мне и неожиданно фривольно подмигнул.

Я недоуменно нахмурилась. Ой, чегой-то он? Неужели действие маскирующего заклинания закончилось и я сейчас сижу в родном облике?

– Не обращай внимания на Фарна, – подал голос Дольшер, как только официант испарился, помчавшись выполнять наш заказ. – Он предпочитает молодых симпатичных парней, и ты как раз в его вкусе.

Я приглушенно выругалась. Ну вот, опять начинается. Что же за судьба у меня такая – вечно каких-то извращенцев привлекать.

– Не бойся. – Дольшер слабо улыбнулся, видимо оценив мой возмущенный и одновременно растерянный вид. – Фарн очень благовоспитанный даританец и никогда не сделает первого шага, пока не удостоверится, что его ухаживания будут восприняты благосклонно.

Это меня немного успокоило. Я перевела дыхание и огляделась по сторонам, изучая обстановку.

В трактире, несмотря на поздний час, было весьма многолюдно. Неподалеку что-то праздновала шумная компания девиц. Наверное, отмечали чей-то день рождения. Я скользнула взглядом чуть дальше и удовлетворенно вздохнула, обнаружив виновницу торжества – пышногрудую пухленькую брюнетку в столь коротком обтягивающем платье, что ее прелести в любой момент рисковали вывалиться на стол. Именинница уже была в легком подпитии. То и дело раздавался ее громкий заливистый смех и требования вновь наполнить ей бокал.

За девушками с явным удовольствием наблюдали двое уроженцев Хекса – высокие, мускулистые мужчины с красноватой кожей и волосами, будто припорошенными ржавчиной. Они негромко переговаривались, то и дело бросая внимательные взгляды на соседний столик. Ага, зуб даю, выбирают, с кем бы познакомиться.

– Давайте выпьем за любовь! – в этот момент как раз провозгласила брюнетка и встала, чуть пошатываясь. Подняла к потолку до краев наполненный бокал. – Чтобы она всегда была счастливой и взаимной.

И чтобы нам на жизненном пути никогда не встречались такие козлы, как начальник департамента, бес ему в печень!

Я негромко хихикнула, услышав столь искреннее пожелание моему спутнику. Сам Дольшер очнулся от своей задумчивости и с удивлением посмотрел на соседний столик.

– Демоны! – прошептал он, наконец-то как следует разглядев брюнетку. – Она-то что тут делает? Никогда даританскую кухню не любила. Только бы не заметила!

В этот же момент брюнетка перевела на него взгляд, видимо желая удостовериться, что Дольшер расслышал ее тост. С вызовом подбоченилась и залпом выпила вино, уронив несколько кроваво-красных капель себе на грудь. Небрежно отерла губы, покачнулась было, намереваясь идти к нам, но ее подруга – хрупкая блондинка – поспешно дернула ее за платье, заставляя сесть.

– Не стоит! – достаточно громко проговорила она. – Жулия, даже не думай устраивать скандал! Не порть себе праздник. Этот урод еще получит сполна. – И посмотрела на Дольшера с отвращением и злобой.

– И Лилиана здесь, – совершенно искренне расстроился тот. – Неужели помирились?

Я понимающе покачала головой. Все понятно. Обычная история, в которую я тоже когда-то вляпалась. Приходишь домой – а там твой возлюбленный развлекается с твоей же лучшей подругой.

– И тебе не стыдно? – проговорила я, брезгливо поджав губы.

– Почему мне должно быть стыдно? – с неподдельным изумлением спросил Дольшер.

– Вполне понимаю и Жулию и Лилиану. – Я недобро ухмыльнулась. – Развлекаться с лучшей подругой своей девушки – не самая прекрасная идея. Хорошо, что тебя застукали, и все тайное стало явным.

– Вообще-то в чем-то ты права, – с неохотой признал Дольшер. – Я действительно изменял Жулии с Лилианой. Но она никогда не заставала меня с подругой. Напротив, они обе застукали меня с третьей, когда без приглашения заявились ко мне домой. Как же ее звали?.. Неважно, впрочем. И в процессе разборок уже узнали друг о друге. Но у меня есть одно смягчающее вину обстоятельство!

– Это какое же, интересно? – скептически полюбопытствовала я.

– Я никогда не считал Жулию своей девушкой. – Дольшер лучезарно улыбнулся, – Как и Лилиану, впрочем. И они были прекрасно об этом осведомлены. Поэтому в некотором роде поступили подло, решив поймать меня на горячем. До сих пор не понимаю, чего они при этом ожидали. Что я устыжусь, брошу свои развлечения и тотчас же сделаю одной из них предложение? Глупости. Сами же в итоге переругались, узнав правду друг о друге. Хотя женская логика всегда оставалась непостижимой для меня.

– Н-да уж, – пробормотала я.

Желание надавать Дольшеру по голове за его самомнение и уверенность в собственной неотразимости стало невыносимым. Пожалуй, я действительно продержусь месяц, не поддавшись на его ухаживания. Даже больше – просто вспомню вовремя эту историю. Представить страшно, сколько девушек он обнимал и целовал до меня. В конце концов, элементарное чувство брезгливости тоже никто не отменял.

Дольшер наверняка угадал мои мысли. Подвинул стул ближе, но так, чтобы со стороны мы не стали выглядеть влюбленной парочкой, перегнулся через стол и проникновенным голосом произнес:

– Знаешь, Киота, когда я влюблюсь, то мигом оставлю все эти шалости. Честное слово! Поверь, моя избранница будет самой счастливой женщиной во всех обитаемых мирах. Я умею быть верным!

– Правда? – спросила я, чуть поморщившись от неуместной патетичности. – Что-то сомневаюсь. Ты же никогда не пробовал. Откуда такая уверенность?

Дольшер вспыхнул от негодования, наверняка поддельного, что кто-то рискнул усомниться в его словах. Вскинулся было возразить, но не успел.

– Ваш заказ! – провозгласил официант, бесшумно материализовавшись около столика. Быстро сгрузил многочисленные тарелки перед нами. – Приятного аппетита!

– Спасибо, Фарн, – поблагодарил Дольшер. Ловко откупорил бутылку вина, среди прочего принесенную даританцем, разлил рубиновое содержимое по бокалам и любезно мне кивнул. – Твое здоровье!

– Взаимно, – пробурчала я.

С опаской пригубила напиток, памятуя, как опозорилась в варрийском кабаке, и тут же отставила бокал в сторону. После чего склонилась над тарелкой, гадая, что именно нам подали.

Запах, если честно, от кушаний исходил божественный, хотя вид у предложенных блюд был весьма сомнительным. На первое нам подали какую-то буро-зеленую густую жидкость, больше всего напоминающую болотную жижу. На второе, по всей видимости, жаркое, правда, мне даже представить было страшно, из кого именно оно было сделано. Помнится, на Даритане насекомые являются самым большим деликатесом. Неужели придется тараканьими лапками ужинать?

– Ешь, – подбодрил меня Дольшер, в свою очередь вооружившись столовыми приборами. – Поверь, это очень вкусно и почти безопасно для нас. По крайней мере, нет излюбленных даританских шуточек, когда на первое тебе подают похлебку из жутко ядовитых растений, а на десерт – противоядие. Хотя, говорят, многие в настоящем восторге от подобной практики. Мол, это очень тонизирует и придает пикантный привкус всем блюдам.

Еще немного сомневаясь, я все же последовала примеру Дольшера и тоже взяла в руки ложку. Осторожно попробовала суп – да не заметила, как в один присест опустошила всю тарелку. После чего с таким же аппетитом расправилась с жарким. Ничего удивительного, целый день не ела, а бегать и переживать сегодня пришлось о-го-го как.

Дольшер не отставал от меня, поэтому между нами повисла пауза, нарушаемая лишь чуть слышным звяканьем тарелок. А вот за соседним столиком веселье набирало обороты. Девушки потребовали еще вина, затем принялись громко рассказывать пошлые анекдоты, в которых основным действующим лицом всегда был некий мужчина, по описанию подозрительно напоминающий Дольшера. Особенно усердствовали конечно же Жулия и Лилиана. Остальные лишь нехотя поддакивали, не желая ссориться с начальником департамента. Когда анекдоты стали совсем уж неприличными и пошли сравнения Дольшера с самыми омерзительными созданиями животного мира, многие засобирались домой.

Я изредка поглядывала на Дольшера, наблюдая за его реакцией. Он, казалось, совершенно не замечал творившегося за соседним столиком, хотя Жулия и Лилиана почти кричали, чтобы он наверняка их услышал. Совсем скоро девушки остались вдвоем. Остальная компания быстро и незаметно рассосалась, сославшись на неотложные дела. Ну да, ну да. Вполне понимаю сбежавших. Иметь всесильного начальника магического департамента в личных врагах – непозволительная глупость.

– Еще вина! – пьяно выкрикнула Жулия, повелительно прищелкнув пальцами. Развязно захихикала, послав воздушный поцелуй хекстянам, все еще остававшимся в трактире.

Правда, они уже полностью потеряли интерес к девушкам, принявшись вполголоса обсуждать какие-то свои проблемы. Вполне их понимаю: изрядно перебравшие спиртного подружки выглядели как-то совсем уж помято, а еще честнее – более отвратительного зрелища я уже давно не видела.

По всей видимости, хекстяне разделяли мое мнение. Они о чем-то еще пошушукались, после чего встали, щедро сыпанули на стол мелочь и покинули трактир.

Дольшер медленно смаковал десерт – перемолотые со льдом ягоды и фруктовую мякоть, будто происходящее его никак не касалось. Мне в свою очередь ничего уже не лезло в горло.

– Может, пойдем отсюда? – тихо предложила я.

– С радостью бы, но я жду тут человека, который обещал помочь мне в поисках Дайры, – негромко ответил Дольшер, – Иначе почему, по твоему мнению, сижу и выслушиваю все эти гадости про меня?

– Передал бы по мыслевизору, что встреча в другой трактир переносится, – продолжала настаивать я.

– К сожалению, он не носит мыслевизор. – Дольшер раздосадовано цокнул языком, Ладно, будем надеяться, все обойдется.

Я с сомнением хмыкнула. А вот мне кажется, что дело завершится грандиозным скандалом.

Девушка как раз замолчала, получив заказанную вожделенную бутылку вина. Фарн, не торопясь ставить ее на стол, обвел подруг испытующим взглядом.

– Дамы, – мелодично начал он, рассеянно почесав бритый затылок, – вы уверены, что потом сумеете добраться до дома? По-моему, вам уже достаточно.

– Заткнись, мерзкий жукоед! – визгливо воскликнула Жулия. Потянулась за бутылкой, не удержала равновесия и едва не ткнулась носом в салат, однако в последний момент Лилиана резко дернула ее на себя, спасая от позорного падения. – Заткнись! – повторила Жулия. – Вали на свой вонючий Даритан и там раздавай советы. А тут тебя никто не спрашивает.

Со своего места я видела, как побледнел от гнева Фарн, хотя это казалось невозможным. Его глаза, напротив, потемнели из-за неестественно расширенных зрачков, став почти черными. Ого, а это плохой знак. Насколько я помню, это является у них одним из симптомов грядущей неконтролируемой вспышки ярости, когда даританец превращается в безумное существо, крушащее и убивающее все вокруг.

– Фарн, – негромко произнес Дольшер, ощутимо напрягаясь. – Не стоит.

Официант закрыл глаза, беря себя в руки. И уже через миг с прежней доброжелательной рассеянностью улыбнулся хамкам.

– Как знаете, – проговорил он, ставя на стол вино. – Приятного вечера, дамы.

Ни намека на угрозу не прозвучало в его ровном, приятном голосе, однако почему-то меня продрала холодная дрожь. Большая, очень большая глупость, граничащая с попыткой самоубийства, – оскорблять истинного даританца. Все равно что щекотать дракона. Их гнев давно стал притчей во языцех. Не приведи небо попасть под горячую руку даританцу. Конечно, потом он сам же будет горевать и жестоко переживать из-за своей невоздержанности, но только тебе вряд ли станет от этого легче. Мертвым как-то плевать на раскаяние своих убийц.

– Вали, вали отсюда, жукоед! – пьяно прикрикнула Лилиана. Глупо захихикала, глядя, как ее подруга пытается поддеть пробку длинными ухоженными ногтями.

Фарн презрительно усмехнулся и отошел к нашему столику.

– Желаете еще что-нибудь? – спокойно осведомился он у Дольшера.

– Счет, пожалуйста, – попросил тот. Недовольно глянул на соседний столик, где девицы пили вино уже прямо из горлышка, не утруждая себя разлитием по бокалам. – И побыстрее.

– Конечно. – Фарн почтительно кивнул и отошел.

– Фарн, – сказал ему в спину Дольшер, – ты молодец.

Даританец не стал оборачиваться, но я была уверена, что он услышал слова начальника департамента. Услышал – и они доставили ему удовольствие.

Медленно текли секунды вынужденного ожидания. Я едва ли не подпрыгивала от нетерпения, всей кожей ощущая, как воздух вокруг нас начал сгущаться от напряжения. Девушки о чем-то зашептались у себя за столиком, то и дело кидая кровожадные взгляды на Дольшера. Тот вновь ушел в прострацию, размеренно постукивая подушечками пальцев по своему колену. Я нервно забарабанила носком ботинка по полу. Ну где же этот таинственный знакомый Дольшера, из-за которого мы вынуждены тут торчать? Пусть приходит поскорее. Иначе, боюсь, крупного скандала точно не избежать.

– Ваш счет.

Фарн по своему обыкновению появился около столика так тихо, что я с трудом удержалась от испуганного восклицания. Дольшер, не глядя на протянутый чек, щедро сыпанул на стол монеты, явно крупно переплатив за заказ.

– Благодарю, – без малейшего удивления произнес Фарн, будто привык каждый раз получать столь крупные чаевые. Впрочем, почему «будто»? Вдруг так оно и есть? – Ваша щедрость, как обычно, не знает границ. Вызвать за счет заведения извозчика?

– Нет, – с плохо скрытым сожалением отказался Дольшер, – Я жду приятеля. Ты не против, если мы задержимся еще немного?

– Заведение работает до последнего клиента. – Фарн с легким неудовольствием вздохнул. Изогнул бесцветную бровь, указывая на пьяных девушек. – В любом случае у меня еще есть посетители.

Дольшер понимающе улыбнулся. Хотел было сказать что-то, но покосился на меня и промолчал.

– Приятного вечера, – проговорил Фарн. – Если понадобится что-нибудь – зовите.

После чего развернулся с ленивой грацией сытого кота и скрылся в подсобке.

– Забавный тип, – задумчиво сказала я, проводив его взглядом.

– Чем же? – поинтересовался Дольшер, неспешно потягивая вино из бокала.

– Не знаю. – Я пожала плечами. – Странный какой-то. Вроде бы даританец как даританец. Только меня от него почему-то в холодную дрожь бросает. Как от Раянира накануне.

– Правильно, что бросает. – Дольшер потянулся за бутылкой, выцеживая себе в бокал последние капли легкого цветочного вина. – Фарн был одним из лучших наемных убийц в свое время. Выполнял самые щекотливые и трудные поручения Королевского совета. Ну, знаешь, иногда человека легче устранить, чем договориться с ним. А некоторых надо без всяких переговоров уничтожать как бешеных псов. Признаюсь честно, я сбился со счета, в скольких операциях он участвовал. Всегда один, без поддержки и прикрытия. Говорил, что так честно. Мол, в любом поединке должны быть свои правила.

– И? – заинтересованно протянула я, когда Дольшер внезапно замолчал. – Почему он оставил эту работу? Ушел на пенсию?

– Можно считать и так, – с неохотой ответил тот, – Киота, если честно, никто не знает, что именно тогда произошло. Просто после очередного удачно выполненного поручения Фарн взял полный расчет. Сказал, что оставляет работу на государство. Согласился на вживление чипа, который почти полностью заблокировал его магические способности. Его пытались отговорить, обещали всевозможные блага, но все впустую. Фарн приобрел этот трактирчик, обставил его в соответствии с традициями своей родины, пригласил поваров и сам стал обслуживать клиентов. Кормят здесь неплохо, цены более чем приемлемые, драк никогда не бывает. Фарн с легкостью успокаивает любых дебоширов, если кто переберет вина или напитков покрепче. Поэтому достаточно скоро трактир окупился и начал приносить неплохую прибыль.

– А семью он не думает создавать? – не отставала я с расспросами от Дольшера. Уж больно меня заинтриговала история наемного убийцы, ни с того ни с сего ушедшего на отдых.

– Семью? – переспросил тот с кривой усмешкой. – Тогда ему надо вернуться на Даритан. У нас, если ты забыла, однополые браки пока запрещены, хотя в совете уже давно идут споры об их легализации. У них же это в порядке вещей.

– Да гори все синим пламенем в пасти дракона! – вдруг громко провозгласила Жулия, обрывая наш тихий разговор. Встала, с вызовом выставила вперед немаленькую грудь и решительно направилась в нашу сторону.

Лилиана, недолго думая, присоединилась к подруге. Взяла ее под локоть, и парочка, слегка покачиваясь, остановилась напротив нашего столика.

– Демоны, – прошептал Дольшер, моментально напрягаясь. – И что им дома сегодня не сиделось?

– Ты! – Жулия невежливо ткнула пальцем в начальника департамента. Я слегка поморщилась. От девушки шел такой крепкий запах перегара, что меня немного затошнило. – Ты! Ты знаешь, кто ты такой?

– Скотина? – предположил Дольшер с легкой иронией.

– А? – немного растерялась Жулия, вряд ли ожидая подобного поворота разговора. – Почему?

– Потому, что спал с твоей лучшей подругой, когда мы встречались, – терпеливо напомнил Дольшер, – А потом вам обеим изменил с третьей. Ну кто я после этого, как не скотина?

– Не-е, ты не скотина! – возмутилась Лилиана. – То есть скотина, но рогатая. Как ее…

– Козел, – негромко подсказала я, за что была немедленно награждена гневным взглядом Дольшера. Видно, не понравилось ему подобное сравнение. Ну и зря. На правду не обижаются.

– Да, козел, – обрадовалась Жулия нужному слову. – Мы были как две нежные, трепетные розы. А ты… Ты просто растоптал нас! Чудовище!

– Козлы обычно капусту вытаптывают, – задумчиво проговорила я, ни к кому, в сущности, не обращаясь.

– Какую капусту? – моментально потерялась Жулия.

– Зеленую, – терпеливо разъяснила я. – А иногда и белокочанная или цветная встречается. Такая сочная – просто пальчики оближешь!

– При чем тут капуста? – Лилиана плаксиво нахмурилась, задергала подругу за рукав. – О чем он вообще толкует?

Жулия глупо хлопала ресницами, давно потеряв нить моих рассуждений, и усердно морщила лоб, пытаясь собрать разбегающиеся мысли воедино. Дольшер молчал. Лишь кривил губы, видимо из последних сил сдерживая смех.

– Да, при чем тут капуста? – несколько подрастеряв боевой запал, поинтересовалась Жулия. – При чем тут она и Дольшер?

– Ну как при чем? – нарочито удивилась я. – Вы утверждаете, что он козел. Так?

Подруги закивали, несколько воспрянув духом оттого, что беседа свернула в нужное им русло.

– Ну вот, – терпеливо, будто общаясь с маленькими детьми, продолжила я. – Я же говорю, что козлы обычно имеют дело только с капустой. Это если в плане еды. А в плане общения, простите, с козами.

Дольшер хрюкнул что-то неразборчивое, закрыл лицо руками. Его плечи мелко затряслись от беззвучного хохота.

– Не поняла, – честно призналась Жулия после секундной оторопи. – Ты нас что, козами назвал?

И она воинственно сжала кулаки. Качнулась по направлению ко мне, обдав меня невыносимым ароматом выпитого спиртного.

– Простите, не надо переиначивать мои слова, – вежливо ответила я, краем глаза заметив, как Дольшер мигом прекратил смеяться. Даже привстал, будто готовый в случае чего прийти ко мне на помощь. – Козами вы назвали сами себя. Извините, но мужчину прежде всего делает женщина. Не верю, что вы с самого начала не знали привычек и образа жизни Дольшера. Он достаточно известная личность в этом городе, причем известная именно любовными подвигами. Но, несмотря ни на что, вы сочли возможным начать с ним отношения. Надеялись перевоспитать? Так чья вина, что этого не получилось? Ваша или его?

Жулия и Лилиана переглянулись и в унисон обиженно засопели после моей спокойной и резкой отповеди. Я с легким торжеством посмотрела на Дольшера. Пусть знает, что иногда и словами можно добиться очень многого! Не все же споры решать в базарной склоке и драке с вырыванием волос.

– И что нам теперь делать? – слегка протрезвевшим голосом спросила Жулия.

– Не знаю. – Я пожала плечами. – Работайте над собой, девушки. На вас вон какие мужчины сегодня заглядывались.

– Правда? – оживилась Лилиана. – Какие?

– За соседним столиком сидели, – пояснила я. – Сначала слюнями исходили, а как увидели ваши пьяные подвиги – мигом испарились. Самим-то не стыдно? Нет более отвратительного зрелища, чем пьяная женщина, говорю совершенно откровенно!

– Но мой день рождения… – робко залепетала Жулия. – Неужели нельзя хоть немного расслабиться?

– Немного – можно, – милостиво разрешила я. – Только буянить зачем? Фарна опять-таки обидели ни за что ни про что. Он-то вам что плохого сделал?

– Так они на Даритане одними жуками питаются, – промямлила Жулия. – Я лишь правду сказала…

– И что? – Я презрительно фыркнула. – Между прочим, тебе, милочка, похудеть совсем не мешает. Сама прекрасно об этом знаешь. Но когда слышишь о своих недостатках из чужих уст, то чувство такое, будто пальцем в открытой ране ковыряют.

Жулия вспыхнула от смущения, будто маков цвет. Дернула подругу за руку и осторожно, бочком, принялась пятиться от нашего столика, словно опасаясь, что я кинусь им наперерез, остановлю и продолжу отчитывать их.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85